Деловая лесбиянка

Elza Mars
Деловая лесбиянка

ПРОЛОГ

Виктория поднесла ладонь ко лбу, всматриваясь в голубую даль. Стартовала ежегодная Кейзовская регата. Три десятилетия с лишним назад мисс Кейз была её основательницей и первой призёркой. Хоть седьмой десяток ещё не возраст для яхтсменки, но в этом году она решила не участвовать, уступив мостик капитанши внучке. Виктория задумалась и почему-то вспомнила такой же тёплый день почти полвека назад. Она привела в порт приятельницу из Нового Орлеана, чтобы показать той приход корабля с переселенцами из Европы. Каждое прибытие судна с иммигрантами становилось событием для города – с утра в порту собирались представители разных благотворительных организаций, женских комитетов, землячеств, чтобы помочь будущим американцам с первых шагов ощутить солидарность и заботу.

После длительных недель плавания в душной раскалённой коробке судна люди сходили на берег и опускались на колени, целуя землю свободы. Некоторые находили в толпе родственников, некоторые знакомых и друзей. Будущим гражданам США выдавалось несколько долларов на первые расходы и адреса для проживания. Зрелище являлось впечатляющим, и две приятельницы никак не могли покинуть этот грандиозный спектакль под открытым небом, хотя основной поток людей уже иссяк.

– Господи, какое счастье, что мы американки ещё с войны Севера да Юга, – сказала Виктория приятельнице, показывая на укутанного в тёплую цыганскую шаль парня, – а то бы сидели на парапете, как этот русал.

Парень, очевидно, понял, что говорят о нём, несмело улыбнулся, а после встал и быстро затараторил на непонятном языке.

Приятельницы напряжённо замерли, вслушиваясь в непривычную речь. Парень прекратил речь, а затем заговорил опять.

– Вот дьявол, – сказала приятельница Кейз, – я понимаю, что теперь он говорит по-испански, только вот что именно?!

– Хорошо, Беатрис, теперь хоть понятно, какого переводчика надо искать. – Виктория побежала по пристани, воодушевлённая, что может принять участие в чужой судьбе.

Когда переводчик отыскался, все официальные лица уже разошлись. Подруги выяснили, что парня зовут Марат, что он из России, плыл вместе с отцом, что все адреса знакомых отец выучил наизусть, так как боялся потерять записи, и что отец на судне умер. Парень доверчиво смотрел на подруг, веря в их помощь.

– Да, вляпались мы с тобой, Виктория, – сказала Беатрис. – Хотя мне-то вечером на поезд, в Орлеан, а вот что делать тебе, ума не приложу. Не кидать же беднягу на улице в незнакомом городке.

– Коготь увяз, всей птичке пропасть, – улыбнулась Кейз, вспомнив поговорку матери, и трое молодых людей безудержно засмеялись…

Виктория сняла ему маленькую комнату в том же доме, в Бруклине, где жила сама. Марат оказался способным учеником, и три недели спустя они с Викторией прекрасно понимали друг друга. Он стал помогать ей в кондитерской и даже поделился рецептом русских домашних пряников, которые охотно стали покупать европейские эмигранты. С появлением Марата дела у Кейз пошли на лад. Ей даже казалось, что он читает мысли окружающих. А несколько месяцев спустя она, убеждённая холостячка, не могла уже без него обойтись и предложила ему пожениться.

– Я этого ждал, – сказал Марат и протянул Виктории свёрток.

– Что это, – смутилась Виктория, – мы пока что не обвенчались.

Марат улыбнулся.

– У нас в России парень дарит девушке любой предсвадебный подарок, мой – в свёртке.

Виктория развернула и ахнула – это было бриллиантовое кольцо дивной работы.

– Это кольцо моего отца, ему оно досталось от его отца. Это всё, что удалось спасти в революции. Мы поклялись, что никогда оно не уйдёт из нашей семьи.

Виктория взяла кольцо и надела его на свой палец.

– Клянусь, что буду трудиться не покладая рук, чтобы я, обладательница этой реликвии, могла гордо выходить в свет и демонстрировать это сокровище!

1

– Стать твоей женой? Никогда в жизни! – Ледяное выражение часто появлялось в глазах Ванессы Кейз, только сейчас они сверкали настоящим льдом. – И не мечтай, что я останусь на яхте на ночь, – презрительно добавила она.

К сожалению, резкая отповедь лишь подхлестнула самолюбие похитителя.

– У тебя не такой огромный выбор, милашка, – неподражаемо и надменно заметил Ричард Монтески. – Не забывай, что ты в полной моей власти. И личного оружия, насколько мне видно, при себе у тебя нет…

Лицо Ванессы заалело. Действительно, под узкие полоски голубого купальника оружие не спрячешь. Он вообще мало что скрывал.

Однако когда мисс Кейз принимала невинное предложение прокатиться, девушке даже в голову не пришло накинуть на плечи какую бы то ни было рубашку. Ведь с Ричардом Ван знакома с того времени, когда парень был долговязым подростком, безгранично увлечённым американским бейсболом. Ван и сейчас относилась к нему почти как к ребёнку. Поэтому, когда он подкатил к её яхте на водных лыжах – своей новой игрушке, – она отложила в сторону скучную банковскую сводку и сразу согласилась составить компанию. Потом, ничего не подозревая, она приняла предложение Ричарда подняться на его яхту и выпить по бокалу прохладного лимонада. Если бы на месте парня был взрослый, мисс Кейз подумала бы два раза – мужчины не пользовались её доверием. Хотя Ричарду уже исполнилось двадцать, он имел преувеличенное мнение о себе, однако на Ванессу это не производило никакого впечатления. Она была не из внушаемых.

– Достаточно с меня глупостей, Рич. Немедленно прикажи капитану повернуть в бухту!

Ричард состроил недовольное лицо.

– Ван, ты знаешь о моих чувствах, – напомнил он. – Я люблю тебя и готов повторить это стоя на коленях.

Она рассмеялась.

– Не стоит преувеличивать детское увлечение!

– Вот, значит, как! – пылко воскликнул парень с опять взыгравшим чувством своего достоинства. – Ты называешь мою любовь к тебе увлечением? Но я же предложил тебе пожениться! Ты ведь не думаешь, что я ищу какой-то выгоды для себя? Мой папа очень богат. Став моей супругой, ты разделишь все прелести нашего клана.

– Спасибо, мне хватает своего. Положение главы одной из преуспевающих фирм мира удовлетворит кого угодно.

– Девушка не должна заниматься делами, это противоестественно! Не понимаю, о чём думала твоя бабка, возлагая на тебя такую ответственность.

– Бабка была очень мудрой и поступила правильно, – раздражённо возразила Ванесса. – Меня с младенчества готовили к тому, что в один прекрасный день я стану во главе семейного женского бизнеса. Мне нравится управлять фирмой <<Виктори Груп>>. Дела идут замечательно, и надеюсь, так будет продолжаться ещё ближайшие полвека. И я не планирую выходить замуж, тем более за тебя. Похищение тебе не поможет!

Лицо парня раскраснелось.

– Я всего-то пошутил… – пожал он плечами.

Глаза Ван вспыхнули яростным огнём.

– Надо же! Ты обманом заманил меня на борт яхты, затем запер…

– Я не хотел, так уж получилось, – горячо заверил Ричард. – Я действовал импульсивно. Я увидел тебя, красивую и залитую солнцем, и совсем потерял голову. Я был как в лихорадке…

– Надо было принять аспирин! – отрезала она. – А сейчас потрудись отвезти меня на мою яхту!

Парень помотал головой.

– Это невозможно. Клянусь, я буду обращаться с тобой почтительно – с этого мига можешь считать себя моей суженой. Однако если станешь продолжать глупо упрямиться, у меня не останется другого выхода, кроме как уложить тебя в кровать и любить до тех пор, пока у тебя пропадёт всякое желание противиться своему счастью.

Ванесса вслушивалась в срывающийся хриплый голос Ричарда, и сочла за благо отступить за инкрустированный перламутром кофейный столик – яхта отличалась пышностью убранства.

– Послушай, Рич, – миролюбиво начала девушка, решив изменить тактику, – ведь не хочешь же ты в действительности обвенчаться со мной. Кроме всего прочего мне двадцать восемь, я почти на десятилетие старше тебя.

– Твой возраст меня не волнует, – заявил Ричард. – Да и выглядишь ты моложе его.

– Благодарю, – сухо произнесла пленница. – Но твой отец вряд ли одобрит такой брак. Скорее всего, он ожидает, что ты выберешь в супруги прелестную юную деву, которая в будущем подарит ему нескольких обворожительных внучат.

– Батя мне не указ, – быстро возразил Рич. – Я не могу обвенчаться на кузине, потому что не представляю, как смогу жить без тебя!

Ван понимающе улыбнулась.

– Вот видишь, он уже позаботился о суженой. Не поступаешь ли ты опрометчиво, вздумав перечить папе? А если он оставит тебя без денег на жизнь?

– Начихать!

– Вау! Но тогда при таком раскладе получится, что я буду шефом в семье. Не думаю, что тебе это понравится.

Похититель вспыхнул от ярости.

– Нет, – крикнул он. – Только я буду хозяином. И я научу тебя слушаться супруга!

Ван кинула на парня саркастический взгляд.

– Да? Но ты ведь только что готов был упасть передо мной на колени. Или ты будешь учить меня именно в такой позиции?

Видя, что разговор перерос в перепалку, Ричард попытался успокоиться и напялил маску оскорблённого достоинства.

– Я дам тебе время, чтобы поразмыслить над предложением, – сердито объявил юноша. – Уверен, что ближе к ночи ты примешь правильное решение. – С этими словами Рич величественно удалился из каюты и запер дверь на ключ.

Ван осталась в одиночестве и огорчённо вздохнула. Дурацкая ситуация! Глупый мальчишка вообразил, что влюбился. Это было бы смешно, если бы не было так абсурдно! Конечно, Ричард не посмеет посягнуть на неё – хотя он и не на шутку распалился, – однако у пленницы не было времени ждать, когда он придёт в себя.

Штатный персонал Кейзов вышколен и на него можно положиться, но как долго удастся утаивать, что посреди белого дня она исчезла с палубы своей яхты, расположившейся в бухте самого фешенебельного курорта Флориды? Такие слухи распространяются мигом. Возникнут разного вида домыслы, которые станут мало способствовать стабильности акций <<Виктори Груп>>. Нельзя допустить такой риск! Из иллюминатора правого борта было видно, что яхта скоро обогнёт мыс, оставив позади много мелких островов. Выйдя в открытое море, она разовьёт скорость и направится к берегам Южной Америки. Можно только спастись бегством, и сейчас для этого самый подходящий момент. Почти все иллюминаторы каюты не открывались – исключая два задних, одновременно служивших аварийным выходом.

 

<<Как это похоже на мальчишку>>, – злорадно подумала Ванесса.

Запер её в каюте и в то же время забыл про такую существенную деталь! Девушка огляделась на дверь, открыла иллюминатор и выбралась на узкую полоску палубы, идущую вдоль борта. Она перегнулась через поручни и посмотрела вниз. Бурлящая вода подсказала, что яхта идёт на большой скорости. Голова её закружилась. Ван пригнулась, лишь бы её не заметили с мостика капитана, и направилась на корму. Если всё рассчитано верно, там должна находиться надувная лодка, точно такая же, как на любой яхте. Спустив лодку на воду, можно добраться и до берега. Конечно, имеется некоторый риск – ведь неизвестны направления течений, – но до земли не больше трёх миль. К счастью, лодка оказалась именно там, где пленница надеялась её найти. Моля господа, чтобы никто из команды не вздумал посмотреть в сторону кормы, она положила лодку на поручни, а потом скинула на воду. Звук удара о поверхность воды оказался не очень громким. Кажется, пронесло! Девушка перебралась через поручни, сильно оттолкнулась, чтобы оказаться подальше от винтов яхты, и нырнула. Дома Ванесса каждый день проплывала перед завтраком милю в бассейне, была хорошей пловчихой и быстро догнала лодку. Гораздо сложнее было в неё залезть. Но Ван справилась и с этой целью. Ориентируясь по солнцу, девушка принялась грести к берегу. Определить течение было трудно. Вода сохраняла прозрачность до самого дна, отчётливо были видны мириады мальков, снующих над золотистым песком. Но местами к поверхности воды подступали кораллы. Об их острые края легко можно было распороть днище. Когда лодку поднимало на гребень волны, беглянка могла видеть только кромку земли. Правда, девушку утешало то, что, по крайней мере, не было погони… Резкий звук предупредительного сигнала грянул как гром среди ясного неба. Ванесса увидела сворачивающую в сторону яхту, едва не налетевшую на её маленькую лодку.

Зазевавшийся рулевой отчаянно пытался спасти положение, но поднятая яхтой волна отшвырнула лёгкую лодку, как щепку. Весло вырвалось из рук, она потеряла равновесие и рухнула в воду. От неожиданности девушка не успела задержать дыхание и мигом нахлебалась воды. Её, оглушённую, пару раз перевернуло. Лёгкие Ванессы заполыхали пламенем, в ушах зазвенело. Она отяжелела и, потеряв способность бороться, медленно опускалась на дно…

– Ну вот, Русалка, всё хорошо. Считай, что тебе повезло.

Ван, жадно глотая воздух, увидела, что рядом в воде находится человек. Мысли путались, но всё-таки девушка сообразила, что в словах спасавшей, обращённых к ней, слышался некий акцент.

<<Скорее всего она кубинка>>, – подумала Ван в полузабытьи.

Это радовало. На яхте Ричарда так никто не говорил. Она облегчённо закрыла глаза.

Словно с большого расстояния до неё доносились слова – это её спасительница отдавала распоряжения команде яхты. Потом Ванессу подняли и положили на палубу. После закутали в тёплое одеяло. Сильные руки опять подняли её как пушинку и понесли в каюту. Кто-то уложил Ван на мягкий диван.

– Благодарю, – выговорила девушка.

Её язык заплетался, однако сердце было переполнено признательностью. В ответ прозвучал смех.

– Не стоит благодарить. Могу совсем искренне заверить, что это было сплошным удовольствием.

Открыв глаза, Ванесса с опаской взглянула на незнакомку. Её взгляд пробежал по красивому лицу, по мокрым светло-русым волосам, которые доходили до середины её спины. Она посмотрела в глубоко посаженные чёрные глаза и, опустив взгляд, обнаружила на незнакомке только обёрнутое вокруг тела полотенце. Ван поразилась. Не мерещится ли ей это? Она спешно соображала – эта ли яхтсменка вытащила её из воды. Ванесса зажмурила глаза, но перед её внутренним взором немедленно возник образ загорелой незнакомки.

– Бренди, текила? – прозвучал иронический вопрос.

– Нет… Спасибо.

– Вам нужно немного выпить.

Мисс Кейз негодующе посмотрела на незнакомку, когда та присела рядом на край дивана и усадила её, обняв за плечи. Ванесса уловила аромат алкоголя и открыла было рот, чтобы выразить протест, только её спасительница сразу же влила в него спиртной напиток. Ван закашлялась и долго не могла успокоиться.

– Как вы смеете? – сердито спросила она, когда отдышалась.

– Не хочу, чтобы ты схватила воспаление лёгких, – лаконично пояснила яхтсменка. – Это испортит всю игру.

Ванесса в недоумении посмотрела на неё. С непривычки от бренди закружилась голова.

Она никак не могла взять в толк, о чём идёт речь. Кроме того, девушку возмущала подчёркнутая фамильярность. С детства воспитанная бабушкой в духе определённых семейных традиций и осознания своей значимости, мисс Кейз с младенчества привыкла утаивать эмоции, сохраняя на лице маску прохладной вежливости. Эта сдержанность помогала держать всех остальных на расстоянии.

– В чём дело, Русалка? Разве я нарушаю сценарий?

– Я… безмерно благодарна за спасение, – произнесла Ван, следя, чтобы её слова прозвучали достойно, – но предпочла бы, чтобы вы не называли меня Русалкой.

Спасительница безразлично пожала плечами.

– Хорошо. Но как же прикажешь тебя называть?

Ванесса косо взглянула на неё, оценивая ситуацию. Кажется, эта женщина не знает, кто она такая. Правда, удивительного в этом ничего не было – мисс Кейз сознательно избегала фоторепортёров. И если даже эта особа видела случайный снимок с ней, то вряд ли ей придёт в голову идея сопоставления – вымокший, с прилипшими к голове волосами оригинал мало был схож с персоной на фотке. Пока всё складывалось непонятно. Ван не имела понятия, кто находится перед ней. Может, эта яхтсменка представляла наибольшую угрозу, в отличие от того.

– Моё имя вам ничего не скажет, – сдержанно ответила она. – Если бы вы были так любезны и отвезли меня назад в яхт-клуб…

Женщина лениво рассмеялась.

– Перестань разыгрывать комедию, – посоветовала она. – Ты не первая русалка, которой вздумалось поплескаться около моей яхты. Хотя не могу не признать, – добавила яхтсменка, окинув Ван наглым, но одобрительным взглядом, – что ты лучшая из всех, которые были.

Ванесса не смогла утаить удивления.

– Вы считаете, что я специально подплыла к вашей яхте?

– Да, специально, если только ты не чокнутая, – сверкнула глазами кубинка. – На такой лодке не отправляются в кругосветное плавание. На ней удобно только покончить жизнь самоубийством.

– Я не собиралась так поступать!

– А что ты делала?

– Я… – начала Ван, но тут же растерянно замолкла. Если сказать правду, то она сразу поймёт, с кем имеет дело. Да и нельзя было рассказывать о том, что её похитил Ричард. – Почему я должна об этом говорить? Я даже не знаю, кто вы.

– Не знаешь? – Кубинка определённо потешалась! – Ты хочешь сказать, что сошла бы любая яхта, будь она лишь побольше и поприличнее? Да-а, – протянула она. – Отдаю должное – ты поставила меня на место!

Ванесса быстро осмотрелась вокруг, впервые обратив внимание на интерьер. Яхта действительно выглядела <<прилично>>, хотя была декорирована в типичном одиноком стиле. Большой салон – примерно такой же, как на её яхте, – украшало развешанное по шпалерам из красного дерева оружие. Ван лежала на одном из обитых тёмной кожей диванов, окружавших арабский кофейный столик. Поодаль находился круглый обеденный стол, за которым свободно разместились бы двенадцать человек.

– Кто вы? – прямо спросила гостья.

– Позвольте представиться, – иронично улыбнулась хозяйка яхты. – Марсела Фрай, к вашим услугам. Друзья зовут меня просто Марсела либо Фрай, кому как нравится.

Марсела Фрай! Лишь этого не хватало! Эта особа имела репутацию самой хищной акулы бизнеса Латинской Америки. Впервые её имя стало появляться в деловых кругах года четыре назад. Однако за столь короткий период времени она приобрела широкую известность. Интерес к даме Фрай подогревался не только бульварными газетами, но и серьёзной финансовой прессой. Хотя Марсела часто меняла девушек, Ван всё-таки сомневалась в подлинности всех связанных с её именем историй. Газетчики любят жареные факты и делают из мухи слона. Однако сейчас, встретившись с Фрай лицом к лицу, Ванесса изменила мнение.

– Итак, моё имя всё же имеет для тебя значение, – насмешливо заметила наблюдавшая за женщиной Марсела. – Твои глаза приобрели зелёный цвет долларов. Чего же ты желаешь? Отправиться со мной в недельный круиз, а потом получить в подарок несколько бриллиантов? Или что-то большее? Сейчас я узнаю, чего ты заслуживаешь…

Прежде чем Ван успела что-то понять, Фрай нагнулась и слегка коснулась её губ. Этот поступок шокировал гостью. Ван кинуло в жар, и она невольно приоткрыла губы. Лишь однажды она испытала поцелуй вообще.

Тогда ей было двадцать лет, и наглец получил удар хлыстом по лицу. Только сейчас всё было не так. Язык Марселы проник между губ Ван. Влажное чувственное прикосновение вызвало чудесную волну тепла, растёкшуюся по венам. Мускусный аромат женской кожи, смешанный с солёными запахами моря, взволновал её, сердце заколотилось быстрее.

Ванесса таяла и растворялась в сладкой неге, которую порождали осторожные, исследующие движения языка Марселы.

Голова кружилась, Ван будто куда-то плыла, увлекаемая потоком тепла. Может, это бренди во всём виновато? Яхтсменка отстранилась, и девушка открыла глаза. Взгляд женщины был удивлённым и чуточку забавным.

– Ты просто чудо, Русалка! – воскликнула она. – Что там воспаление лёгких! Ты можешь заразить гораздо более опасной чувственной болезнью.

Потрясение от однополого поцелуя мигом сменилось яростью. Не раздумывая, Ванесса размахнулась и ударила собеседницу по лицу.

Та издала удивлённый вскрик и прижала пальцы к красноте на щеке. Чёрные глаза Марселы стали сердито темнеть. Быстро схватив руки гостьи, она прижала их к дивану.

– Выходит, тебе больше по вкусу грубая игра? – угрожающе заметила Фрай. – Ладно, я тоже буду грубой!

Новый поцелуй стал наказанием. Она крепко прижалась ко рту Ван, насильно раздвигая его, и властно ввела язык. Та отчаянно пыталась освободиться, но кубинка была намного сильнее. Несколько мгновений спустя она подняла голову и торжествующе засмеялась. Ван почувствовала себя униженной.

– Отпусти меня! – крикнула она. – Как ты посмела?!

– Разве ты не этого добивалась? – фыркнула яхтсменка. – Я отлично понимаю, для чего ты подплыла к яхте. Напоминаю вновь: уже многие русалки резвились у меня на глазах, пытаясь попасть на борт. Правда, ты первая дошла до такой крайности, что едва не утонула.

Взгляд Марселы скользнул вниз, вдоль тела Ванессы. Та тоже опустила глаза и вдруг с ужасом обнаружила, что лежит совсем обнажённая, потому что одеяло сползло, а купальник куда-то пропал. Утром Ван надела узенькие мини-бикини для загара, а не для плавания. Очевидно, пока она барахталась в воде, тесёмки развязались, и купальник ушёл на дно. Ван густо покраснела и в полном отчаянии отвернулась от Марселы Фрай.

– Эй, это ещё что? – спросила Фрай.

Она мягко взяла Ван за подбородок и повернула к себе. На щеке той сверкнула слеза: Марсела поспешила вытереть её.

Ванесса посмотрела в бездонные чёрные глаза, и ей показалось, что она вновь тонет…

Неожиданно хозяйка яхты отпустила руки гостьи, встала с дивана и пренебрежительно набросила на неё одеяло.

– Хорошо, Русалка… Тебе вполне могли бы присудить за это <<Оскара>>. Не в курсе, какую игру ты ведёшь, но пока я не разобралась в правилах, можешь отдохнуть.

Всё ещё не оправившись от потрясения, Ван завернулась в одеяло и забилась в угол дивана, настороженно наблюдая за Фрай.

– И тем более не изображай из себя монашку, – резко продолжила Марсела. – Из этого ничего не выйдет. Пойди лучше в ванную, она там дальше, – кивнула она на дверь в углу. – Там ты найдёшь халат. Когда приведёшь себя в порядок – возвращайся, и мы начнём играть по моим правилам.

Не дожидаясь дополнительных приглашений, Ванесса встала с дивана, путаясь в одеяле, прошла по толстому ковру в угол салона, вошла в каюту и закрыла дверь. Она повернула задвижку и без сил сползла по стене на пол. Её тело нервно сотрясалось. Эта яхта стала ловушкой для Ван. А хозяйкой яхты была совсем чуждая ей по духу персона, чьи лесбийские намерения не оставляли иллюзий. Все, кто привык видеть в лице мисс Кейз главу могущественной фирмы <<Виктори Груп>>, сейчас ни за что не узнали бы трясущееся всхлипывающее создание, сидящее на корточках в полумраке. Но лишь одной мисс Кейз было известно, насколько закамуфлирован открытый всему остальному миру фасад. В свои годы Ван не испытала ещё ни одного романтическо-лесбийского приключения или сколько-нибудь серьёзного однополого увлечения. Хотя с её именем неизбежно были связаны некоторые мифы – Ванесса сознательно культивировала их в целях защиты. Нескромные расспросы часто наталкивались на её ледяной взгляд, и только немногие люди могли распознать ранимость в нежных очертаниях рта. Наследница бабушкиного состояния всегда помнила, что любая лесбиянка, проявившая к ней интерес, пытается завладеть её деньгами либо взять в руки бразды правления корпорацией Кейзов.

 

Девушка рано научилась различать фальшь большинства всяких разных комплиментов.

Она обладала привлекательной внешностью – у неё были тёмные волосы, прекрасная кожа и хорошая фигура, стройность которой поддерживалась с помощью регулярных тренировок. Но фамильные черты внешности оказались излишне жёсткими для женского лица. Тяжёлый подбородок и длинноватый нос приводили поклонников в смущение.

Ванессу вполне устраивало такое положение вещей. У неё не было желания подвергать проверке ещё то, чему учила её бабка. Пример глупости своей мамы служил Ван постоянным напоминанием – к каким последствиям может привести безрассудная страсть. Нет, она постарается избежать такой глупости – удрать с инструктором по вождению яхт!

Позже тот подлец с лёгкостью согласился принять от бабушки круглую сумму и исчезнуть с глаз долой, тем самым проявив себя в истинном свете. Ван с пелёнок была наслышана о том, как бабка привезла домой обманутую дочь, которая к тому же уже была беременна. В дальнейшем мать подарила бабушке внучку, способную в будущем унаследовать всё расширяющуюся корпорацию, производящую большое количество разных кондитерских изделий.

Позднее возникла новая проблема – мать стала пить. Ванесса вспоминала о ней, как о каком-то бледном призраке, часто посещавшем детскую. От матери всегда исходил аромат бренди, и она пугала малышку попытками заставить посидеть у неё на коленях. Мать как-то тихо умерла, незаметно исчезнув из жизни дочери. Бабка сильно привязалась к внучке. С того мгновения, когда Ван сделала первые шаги, она росла, чувствуя её неусыпное внимание.

Внучка унаследовала острый ум и решительность бабки. Она воспитывала её, намереваясь передать бразды правления большой фирмой. Благодаря бабушке Ванесса усвоила простую истину, что за всё нужно платить. Все привилегии, которыми она пользовалась в жизни, имели цену. Девушка почти не сожалела о том, что благосостояние и устои их семьи не позволяли ей испытать романтические наслаждения, доступные подросткам её возраста. Бабка приучила внучку осуждать слабость, разрушившую личность матери. По большей части Ван даже нравилось быть одной. Только изредка она просыпалась ночью, встревоженная необычным сном, и чувствовала в душе пустоту. В эти минуты Ванесса признавалась себе, что одинока. Шмыгнув носом, она подумала о том, что бабка никогда не одобрила бы её теперешнего удручённого состояния. Она всегда запрещала жалеть себя. И в самом деле – она не для того ускользнула из хитрого силка Ричарда, чтобы попасть в плен к пресловутой Марселе Фрай!

Собрав волю в кулак, Ванесса решила, что пора осмотреться. Уже стемнело. Встав, она нашарила на стене выключатель. Вспыхнули плафоны под шёлковыми абажурами; мягкий свет заиграл на тёмных шпалерах из красного дерева, похожих на те, которые украшали большой салон. Вероятно, она находилась в личной каюте хозяйки. В самом центре на возвышении располагалась необъятная кровать. Бельё было шёлковым, бордовым.

Ванесса непроизвольно задержала взгляд на доминирующей в каюте постели. Что же происходит на этой яхте? Услужливая фантазия мигом подсказала ей ответ.

Вздрогнув, она представила своё будущее. Её внимание привлекли ручки встроенных шкафов. Природное любопытство сразу подтолкнуло вперёд. За одной из дверей оказался гардероб. Он был наполовину пуст: только несколько деловых костюмов, пара дорогих блузок, голубые джинсы и стопка разноцветного нижнего белья. За другой дверью обнаружился небольшой телевизор и большой музыкальный центр. Диски говорили, что Марсела слушает самую разную музыку, от поп до транса. Меньше всего было пластинок с <<джазом>> и совсем мало – с <<кантри>>. Последняя дверь скрывала ванную комнату, облицованную белым мрамором. Большую глубокую ванну украшали сияющие серебром краны, при виде которых перед внутренним взором возникли образы древнеримских замков. С зеркала на противоположной стене на Ванессу глянуло её собственное отражение – одеяло сползло, оголив хрупкие плечи, глаза потемнели и стали большими, губы алели земляникой.

Подавленная чужой обстановкой, девушка выглядела беззащитной.

<<Будем играть по моим правилам>>, – вспомнила Ванесса слова Марселы.

Нетрудно догадаться, что она подразумевала!

Девушка оглянулась на кровать… и неожиданно представила на тонком шёлке себя, изнывающую негой под голой стройной женщиной. Ощутив, как запылало лицо и заколотилось сердце, Ван поспешила стряхнуть наваждение и тут же выругала себя. Сколько времени потеряно! Фрай может в любую минуту потерять терпение и прийти посмотреть, чем она тут занимается так долго. Она метнулась к иллюминатору и облегчённо вздохнула, благодаря господа за то, что он не оставляет её: она увидела знакомые береговые очертания и поняла, что яхта приближается к причалу клуба. А там стояла на якоре собственная яхта Ванессы!

Правда, ничего удивительного во всём этом не было – Марсела Фрай не могла не быть членом самого престижного яхт-клуба побережья. Открыв иллюминатор, Ван на секунду замешкалась. Ведь, помимо одеяла, на ней ничего не было. Но уже совсем стемнело. Скорее всего, она благополучно доплывёт до своей яхты, поднимется на борт, и никто даже не заметит её возвращения.

Ванесса собралась с духом, скинула на пол влажное одеяло и выбралась через иллюминатор наружу. Когда она прыгнула в воду, раздался громкий всплеск, но команда не обратила на это никакого внимания, ведь была занята маневрированием, подводя большую яхту между другими судами к месту стоянки. Пока хватало воздуха, Ван плыла под водой, затем вынырнула и завертела головой, ища свою яхту. Любимую <<Ванессу>> она узнала мигом. На борту было спокойно – капитан не торопился поднимать тревогу, ожидая распоряжений. Ванесса благополучно взобралась на борт по спущенному к самой воде трапу. Яхта мисс Фрай причалила не более чем в двух-трёх сотнях ярдов от <<Ванессы>>. Занятые швартовкой матросы переговаривались, очень кстати отвлекая внимание яхтсменов других судов от Ван.

Никем не замеченная, девушка тенью скользнула по палубе, проникла в салон и секунду спустя оказалась в личной каюте. Она закрыла дверь и, прислонившись к ней спиной, облегчённо вздохнула. Ванесса не сомневалась, что избежала серьёзной опасности. И лишь благодаря бабке, которая была хорошей учительницей для единственной внучки. Она учила её не сдаваться и тщательно продумывать свои действия.

<<Побеждает тот, кто верит в победу>>, – говорила бабка.

Сейчас она могла бы гордиться наследницей – она опять обрела почву под ногами и теперь имеет возможность одеться, выйти на палубу, и никто не осмелится поинтересоваться, где пропадала хозяйка, пока она сама не даст на это разрешения. Все сделают вид, что ничего не произошло. <<Ванесса>> являлась одной из самых крупных яхт, кинувшей якорь в бухте, только судно Фрай было ещё больше.

Из своей каюты Ванесса отчётливо видела одинокую фигуру, стоящую на верхней палубе.

Женщина задумчиво всматривалась в тёмное пространство воды между берегом и выступающими поодаль из моря коралловыми рифами. Она будто ждала, не вынырнет ли из морских глубин русалочка… С невольным трепетом Ван вспомнила чёрные глаза Марселы, тёмный взгляд, скользнувший по её голому телу, насмешливую улыбку. Она поняла, что труднее всего забыть недавнее приключение будет не команде яхты, а ей самой. Разве можно вычеркнуть из памяти эти поцелуи… Ванесса медленно подняла руку и коснулась кончиками пальцев губ, которые до сих пор хранили воспоминание о чудесном тепле губ Марселы…

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru