Адептка (сборник)

Маргарита Гришаева
Адептка (сборник)

Я восхищенно распахнула глаза и почувствовала, как льется по ногам грязная водица.

– Слышь, клуша, – заговорил со мной оживший сказочный образ, – это и есть лучший постоялый двор в вашем захолустье?

Очарование моментом как рукой сняло. И тут я пригляделась к лорду подробнее: волосы грязные и спутанные, на волевом подбородке щетина, на губах – презрительная издевка… Да и конь его – не конь вовсе, а кляча полудохлая.

Плеснув остатки водицы из своего ведра прямо под ноги коняге, громко оповестила:

– Нищим не подаем! – и гордо удалилась, хлюпая мокрыми сапожками и оставляя после себя мелкие лужицы. Вот так, знай наших, столичный хлыщ.

Забежав в прогретую, задымленную чадящей печкой кухню, почувствовала, насколько замерзла и проголодалась. Руки сполоснула в тазу и тут же стащила из плохо прикрытой кастрюли горяченький пирог с картошкой.

Мокрую обувь сняла и поставила у печки, временно, нацепив галоши тетки Дарки, хозяйской жены. Она как раз готовила ужин для двоих постояльцев и, как всегда, жаловалась на мужа:

– Всю ночь, гад такой, шарит по мне своими лапами! Ни отдыха, ни продыха. Днем готовь на всех, корми скотину, дои коров, а ночью ему долги супружеские отдавай, и обязательно с удовольствием на лице! Теперь еще и говорить нормально не может: только блеет что-то невразумительное, еще и бесится, что не сразу все понимают, чего его высочеству в башку взбрело! – Тут она заметила, как я доедаю третий пирог с картошкой, и стукнула меня по руке половником: – Как помочь тетке – так она смертельно больна, а как пузо набить – так сразу растущий организм! Я тебе не мать, чтоб кормить такую детину задарма.

Я пожала плечами и демонстративно отодвинула кастрюлю с пирогами в сторону – все равно уже наелась. И вообще пора домой убегать, не сегодня завтра от Сэма письмо придет, собираться нужно.

Только успела свои сапожки и пальто натянуть, как в дверь постучали. Тот самый лорд, который и не лорд вовсе, вошел в кухню, не дожидаясь разрешения.

– Темных вам, – поприветствовал нас мужчина, ни к кому конкретно не обращаясь и разглядывая помещение. – Кто жена хозяина?

Мы с теткой Даркой переглянулись. Она – дородная женщина в годах, под стать своему мужу, а я девушка хрупкая и явно несовершеннолетняя. Нехороший намек приезжего заставил нас обеих осуждающе его осмотреть и многозначительно промолчать.

– Понятно. – Он хмыкнул, ни капли не раскаявшись. – А ты тогда кто? – в меня ткнули длинным пальцем, украшенным перстнем из серебряного металла с прозрачным камнем по центру.

– А вам-то чего? – Жена хозяина нахмурилась и уперла пухлые руки в не менее пухлые бока. – Чего надо здесь?

– Господин Ривье, – представился незваный гость, продолжая разглядывать недовольную сим фактом меня, – офицер Ночной стражи.

И тут у меня все упало: сердце в пятки, зажатый в ладони пирожок на пол, а надежды на лучшую жизнь вообще укатились в Бездну. Этот тип выглядел куда серьезнее прежнего вампирюги.

– Итак? – Темный лорд облокотился на дверной косяк.

– Я уборщица всего лишь, – шепнула, отступая поближе к теплой печке, – подрабатываю у них, – кивнула в сторону притихшей тетки.

– Угу, – господин Ривье не сводил с меня взгляда, – всего лишь, – задумчиво повторил он, отталкиваясь плечом от двери и делая несколько шагов в моем направлении.

– Чего вам? – насупившись, кинула умоляющий взгляд на Дарку.

Слава Бездне, добрая женщина не бросила меня на растерзание:

– Она-то вам почто? Если вопросы какие есть – спрашивайте у меня, я здесь всем заведую. А девчонке домой пора, темнеет уже.

Он пожал плечами и, склонив голову к левому плечу, указал рукой на выход, медленно, со странной интонацией в голосе, проговорив:

– Ну, беги, девочка. Раз надо. А я сейчас с вами поговорю и к Вантею Аунцу отправлюсь. Успею ведь до темноты?

Я уже закрывала дверь в кухню, когда услышала последние слова офицера. Страх липкой волной прокатился от позвоночника к затылку, застряв в густых волосах цвета спелой вишни. Мне крышка! Хотя почему мне? Если у Аунца главную улику найдут, то он и расхлебывать все будет! Осталось подбросить учебник куда следует…

План созрел в голове мгновенно, и я поспешила воплотить его в жизнь, не особенно задумываясь о последствиях. На все про все понадобилось не больше получаса, после чего я на цыпочках прокралась через чужой двор и опрометью кинулась домой.

Сегодня брат почему-то не пошел гулять со своей избранницей, Фейкой, и это было очень странно. Одарив его удивленным взглядом, я пробежала в комнату и попыталась плотно закрыть за собой дверь. Не вышло. Помешала нога сорок пятого размера в дырявом черном носке.

– Мне некогда болтать, Хор, – возмутилась я, старательно отпихивая брата подальше. – Не видишь, что ли, сестрица под дождь попала, в грязи извалялась, вот-вот воспаление подхватит! Прояви сочувствие к младшенькой.

– О сочувствии не может быть и речи, а то, что в грязи повалялась, – знаю. – Брат вошел в комнату и самолично повернул в замке ключик. Два раза. Так, сейчас будет воспитывать. – Ты заигралась, Рива. Мне написали друзья из Ардама. Дидри Вайнторг пережил сердечный приступ в теле старика. Проклятие, наложенное на него, снять не удается. Сюда послали одного из лучших следователей Ночной стражи, он будет искать проклятийника и найдет во что бы то ни стало.

Я села на кровать, спрятав озябшие ноги под лоскутное покрывало, и уставилась на брата взглядом, полным раскаяния.

– Хор…

– Помолчи, – он вскинул руку вверх, – знаю все, что ты сейчас скажешь. Оправдания, лепет, сожаления… Это может повлиять на меня, но не на офицера Ночной стражи! Он темный. Не из наших, а темный. Такие, как ты и я, для них ничтожны. Они умны, расчетливы и наделены магическими способностями. Тот офицер легко манипулирует людьми, загоняет их в ловушку и наслаждается слабостями. Теперь прекрати изображать из себя невинную жертву и скажи, что ты планируешь делать дальше?

– Так я уже, – прошептала, прокручивая в голове события этого вечера, – все сделала.

– Что ты сделала, Рива? – В его глазах, так сильно похожих на мои собственные, полыхнул огонь. Брат стремительно приблизился и впился колючим взглядом в мое испуганное лицо: – Где ты была? Быстро и по порядку.

И я рассказала. Про встречу с офицером, про подслушанный разговор, про свой план…

– Ты – идиотка. – Хор закрыл глаза рукой и уселся рядом со мной. – Он ведь спровоцировал тебя! – Брат тут же вскочил на ноги: – За мной, бегом! Мы еще успеем все исправить!

* * *

Второй раз за вечер я стояла во дворе Вантея, но сейчас было гораздо страшнее, чем час назад. В любой момент мог прийти Ночной страж и поймать нас с поличным. Совсем недавно я закопала под старой яблоней, недалеко от дома «жениха», серый учебник с проклятиями. Мой замысел был прост и прекрасен – подставить гада и сбежать.

Злость на калеку проснулась во мне не за один день, но сегодня утром она прорвалась наружу. Хромой, а теперь еще и косой снова посмел прийти свататься. Сразу, как уехал вампирюга-офицер, Вантей приковылял к нам домой с купчей на огромное старое имение на западе Приграничья. Земля и имущество там гораздо дороже, чем в нашей глуши, а «жених» готов был купчую подарить в обмен на родительское благословение молодых. Отец задумался, а я взбесилась.

Против воли родителей я пойти не смогу, культ главы рода чтут так же свято, как и культ Тьмы. А значит, нужно реализовывать планы на побег быстрее. Я даже вещи вчера собрала: всего понемногу в мешок пихнула, на первое время в Ардаме хватит.

Только хромой словно почуял, что невеста из рук ускользает: пришел этим утром к нам и матушке сундучок, позолотой отделанный, подарил, а внутри ткани разные дорогие. Знает, гад, что она шить и вышивать любительница. В общем, теперь свадьба наша не за горами…

Офицера новенького мне сама Бездна послала, он-то мне и выход подсказал, как время потянуть можно. Закопала учебник под деревцем во дворе хромого и ушла домой, ждать его задержания. Пока его в Ардам на допросы увезут, пока поймут, что не он проклятийник, я успею сбежать куда глаза глядят, только меня и видели.

И вот снова-здорово: стою на холоде, зуб на зуб не попадает, жду, пока Хор назад книгу выкопает, чтоб ей в Бездну провалиться… и тут:

– Здравствуй, Ривушка, – хромой ловко выскочил из тени собственного дома и устремил неведомо куда раскосые очи, – меня дожидаешься, красота моя?

– Конечно, тебя, – а у самой сердце больно так о пятки ударилось, аж с прежнего ритма сбилось, – чего ж еще мне здесь делать?

– Так, может, в дом зайдешь? – И ручки свои тощие ко мне протянул.

– Зачем в духоте сидеть? – спросила, а у самой аж лицо от холода свело: – Воздух вон какой свежий – прелесть. Надышаться не могу.

– Тогда, конечно, наслаждайся, душа моя, – ухмыльнулся мой косой кошмар, а я так и услышала, как он про себя фразу договаривает: «… пока можешь». Ну, погоди, мы еще повоюем!

– Пошли, Вантей, погуляем, что ли? – улыбнулась ему заискивающе. У меня же брат там, во дворе, копается, вот-вот сюда выйдет.

– Не хочу я гулять. – Он хитро прищурился, а мне аж тошно, настолько противен мне весь его вид. – Или здесь с тобой стоять буду, или ко мне идем. Поговорим о будущем совместном.

Не иначе, как знает, что я неспроста тут стою? Ах ты ж кабелюка! Да чтоб тебе…

– Всего вам темного, – позади меня раздался тихий вкрадчивый голос. – Гуляете, молодежь?

Офицер Ночной стражи! В черном плаще до земли, в капюшоне, накинутом на голову – стоит, наглец, ухмыляется. А я вдруг картинку на форзаце учебника вспомнила – точь-в-точь подбородок, губы и нос такие же там нарисованы были. Страх отчего-то прокрался под кожу и холодными быстрыми шажками по позвоночнику к самому затылку пробежался. То ли озноб у меня от холода начался, то ли место, откуда ноги растут, почуяло беду: и то и другое плохо.

 

– Гуляем, господин офицер. – Вантей заулыбался, показывая желтые кривоватые зубы. – Вот с невестой решили обсудить планы на будущее. – И на меня рукой показывает, подмигивает. При этом один его глаз смотрит вверх, второй – на нежданного гостя.

– О, так скоро в империи на одну семью больше станет? – Ночной страж выдал радостный оскал, продолжая прятать взгляд в тени капюшона. – Замечательно! Мои вам поздравления.

– Какие поздравления? – Меня чуть не перекосило вслед за «женихом» от свалившегося счастья. – Оставьте-ка эти домыслы себе. Я еще согласие свое не давала, отец обдумывает предложение этого… – кивнула на свой хромой кошмар, опомнилась и добавила: – Этого прекрасного господина.

«Прекрасный» господин поджал тонкие губы, недобро зыркнул куда-то в разные стороны и, развернувшись, направился прочь, громко комментируя свой уход:

– Пойду в огород схожу. Шум мне там послышался давеча, а вдруг нечисть какая-то пробралась? – Тут он резко остановился и оглянулся на нас: – А может, и вы со мной? Вместе не так боязно, заодно и проверим мою догадку, развеем страхи.

– Почему нет? – Офицер скинул с себя капюшон и глянул на меня, как мне показалось, с насмешкой. – Как раз поговорим о происшествиях, имевших место в вашем… – осмотрелся вокруг, разглядывая наше захолустье, подбирая нужное слово. – Здесь, в общем.

– Не надо никуда идти, – я схватила офицера за руку и потянула в свою сторону, – привиделось ему… – Эх, что ж теперь будет? Там же Хор! Придется брать огонь на себя: – Жениху моему… – и тяжелую артиллерию в ход пустила: – Любимому…

Вантей – не смотри, что хромой – мигом до нас добежал, руку мою свободную в свои лапки, дрожащие от счастья, сгреб и проблеял:

– Ну вот и произнесены заветные слова, желанная моя! – и сияет весь. А меня аж подташнивать начало от мысли, что действительно за него замуж выйти придется. Прикрыла я глаза на миг и тихо-тихо зашептала, едва губами шевеля:

– Услышь меня, Бездна, не часто я к тебе обращаюсь. Пусть такая же тварь бессовестная, как я, в пару мне достанется, лишь бы не насильно. – Тут я глаза распахнула, увидела «жениха» и договорила: – И не этот…

– Чего там шепчешь, голубушка моя? – Вантей забеспокоился как-то, засуетился. Даже руку мою выпустил и на шаг отступил.

Что это с ним?

– О счастье нашем с тобой молюсь, – соврала я, не моргнув глазом. И тут почувствовала, как рядом офицер дернулся. Оказывается, я продолжала второй рукой его за запястье держать. Отпустив, виновато улыбнулась и проговорила нарочито равнодушно: – Простите меня, господин хороший, волнуюсь сильно. Перед обрядом прямо в дрожь бросает. И вообще домой мне пора: отец с матушкой заждались. Сбежала я, никого не предупредив, – вот что чувства к Вантею со мной делают.

– Иди-иди, душа моя. – «Жених» замахал руками, словно ему и самому не терпелось меня спровадить.

Странное у него поведение – несколько минут назад к себе шантажом заманивал-зазывал, свадебку обсудить не терпелось, и вот уже на попятную идет. А впрочем, мне это только на руку.

– Прощайте, – радостно улыбнулась и ринулась в сторону дома, молясь о том, чтобы Хор успел воспользоваться возможностью и удрать.

– До завтра, душа моя, – донеслось от хромого.

– До свидания, – подал голос офицер, – прощаться все-таки не стоит.

Вот же настырюги.

До дома добежала мигом, словно за мной стая загрызней гналась. Не помня себя, облокотилась на стену у входа и прислонилась лбом к холодному камню, восстанавливая сбитое дыхание. В этот момент до меня и донеслись голоса.

Спорили двое: мой отец и дядька Шрай.

– Ты не отдашь ее за этого калеку, – услышала я и тут же подошла ближе к распахнутому настежь окну веранды, – он сделает из твоей дочери рабыню. Не о таком она мечтает! Ей не место в нашей деревне, Ардис!

– Не тебе решать, где ее место! – Отец редко злился, но сейчас я ясно услышала, как звенит от ярости его голос. – Рива моя! Нажил бы себе детей и распоряжался ими, как захочешь!

– Хочешь воткнуть нож мне поглубже? Убить меня словом? Я запомню это. Но сейчас речь не о моей жизни – на ней давно стоит крест – речь о Риве. Она – не вещь, – дядька не уступал брату в накале страстей, – и не обглоданная кость, которую можно бросить дворовой псине! Ты обязан услышать меня, иначе…

– Иначе что? – отец заговорил тише, но при этом я кожей ощущала исходящее от него бешенство. – Не смей угрожать мне, Шрай. Я знаю твой маленький секрет и с легкостью могу написать, куда следует.

– Тогда пиши сразу и про свою дочь, – дядька шипел от негодования, – раскрой глаза, идиот, она – наследница дара. Думаешь, Вантей действительно влюбился настолько, что имение за девку отдает?! Вижу, что понимать начинаешь. Так вот, не обрекай себя на участь Дидри и подобных ему.

– Что? – голос отца дрогнул и затих.

– То! – Шрай громко фыркнул: – Хорош папаша, даже не заметил, насколько странно ведет себя единственная дочь.

– Да она всю жизнь такая! Я всегда подозревал, что из нее выйдет что-то, подобное тебе! Но и подумать не мог…

– Мужчины, вы разве не слышите, ужинать пора. – На веранду вошла мама. – Что-то случилось? Ардис?

– Иди в столовую. – Отец ответил грубо, но тут же исправился: – Все хорошо, не бери в голову. Мне нужно поговорить с Ривианной, а потом мы спустимся за стол. Идем, Шрай. Теперь я знаю, чем вызвана твоя забота о моей дочери: боишься и сам под одну с ней метлу попасть.

Хлопнула дверь, затихли звуки шагов и голосов, а я никак не могла наладить сбившееся дыхание. Шрай в курсе, что это я прокляла Дидри, но откуда ему знать?! Хор проболтался? Быть не может… А теперь еще и отец все знает. Вообще он добрый и спокойный, только вот я лимит его терпения исчерпала через несколько минут после рождения: как только он узнал, что на свет появилась дочь. Папа любит жену, любит сыновей, любит брата и очень старается хорошо относиться ко мне. Ибо дочь он никогда не хотел, ведь толку от девки в Приграничье, по его мнению, нет. Меня не сбагрили замуж только из-за мамы: она мечтает воплотить во мне свои несбывшиеся мечты и выдать замуж по любви. И только Хор и дядька Шрай бескорыстны. Или нет? Что там отец сказал своему брату напоследок?..

Я ничего не поняла, а разобраться во всем этом стоило как можно быстрее. Куда же мне деваться? Как быть?! Сбежать? Но куда?

За калиткой послышались тихие, едва различимые шаги. Резко обернувшись, увидела темный силуэт с накинутым на голову капюшоном. Вот офицера-то мне для полного счастья и не хватало!

Глава 4
Что-то пошло не так

Я смотрел на девчонку пристально, изучающе. Вот она – та, чье слово способно убить человека или изменить его жизнь. Ее дар очень необычный, редкий… Главное – не напугать, чтобы не натворила больше, чем уже сделано.

Она стояла, ссутулившись, рядом с открытым окном. Явно подслушивала. Волосы ее были закручены в тугой узел на затылке, платок с головы съехал на узкие плечи. Старенькое пальтишко и сапоги явно не грели – девчонка подрагивала от холода. Если бы я был способен на жалость, то сейчас наверняка проникся бы открывшейся картиной и посочувствовал хрупкой незнакомке. Но в душе по-прежнему не было места нежностям и сожалениям, а девчонка вызывала лишь насмешливую улыбку на моих губах: очередная глупая недотепа, которую я отвезу в департамент и очень скоро позабуду.

– Вы чего здесь ошиваетесь? – Она обернулась неожиданно и тут же начала хамить. – У нас не принято бродить ночами по чужим дворам. Это вам не столица, здесь вас прибьют и не заметят.

А в глазах прямо желание, чтоб так и произошло. Хорошо, что я не восприимчив к магии слова, иначе уже через квартал сбылось бы ее новое проклятие, только уже со смертельным исходом. И этой языкастой бестии я собирался посочувствовать?..

– Кому-то не мешало бы промыть рот с мылом. – Я стал приближаться и с нескрываемым удовольствием заметил тень страха в ее потрясающих изумрудных глазах. Среди местных больше распространены карие и черные, а тут, поди ж ты, такая красота и у этой…

– Вам нужно мыло? Так я дам вам кусок, мойтесь на здоровье! – Наглая девчонка сделала шаг назад и вжалась спиной в стену дома. – Мой отец не обрадуется, обнаружив постороннего мужчину рядом с его единственной дочерью, – процедила «милая» девушка, задрав маленький носик повыше и облизывая пересохшие от волнения губки.

– Не переживай, я смогу объяснить ему причину своего появления здесь, – ухмыльнулся, смерил ее пренебрежительным взглядом и, выдержав эффектную паузу, добавил: – А ты? Ты сможешь, Рива?

Она зябко повела плечами и глубоко вздохнула, собираясь выдать очередную тираду, наврав мне с три короба, в чем я ничуть не сомневался. Но тут в сенях послышались громкие уверенные шаги, и девчонка, кинув перепуганный взгляд назад, схватила меня за рукав и потащила прочь. Сам не понял, зачем поддался ей, но спустя пару секунд, когда со скрипом открылась дверь в дом, мы стояли за углом и прислушивались к шумному пыхтению.

– Рива! – крик мужчины разнесся далеко по окрестным дворам. – Рива!!!

Через минуту дверь гулко захлопнулась. Девчонка рядом со мной тихо выдохнула и осела на землю. Такая мелкая по телосложению, со смазливым личиком и при этом с жутко скверным характером. Чуть коснись ее – вся в иголках, как дикий драх. Надо же было именно ей стать обладательницей дара…

– Вставай, – я подал ей руку, – теперь моя очередь вести тебя на прогулку, проклятийница.

Не удержался от шпильки. Как и ожидал, она вздрогнула и тут же вскочила на ноги, рассматривая меня по-новому – внимательно и задумчиво. Решает, знаю ли я ее тайну наверняка или голословно бросаюсь обвинениями, ткнув пальцем в Бездну? Наконец, что-то решив для себя, она ответила:

– Я прогуляюсь с вами, хоть и не понимаю, о чем вы говорите.

– И не боишься? – Поймал ее руку в свою и широко улыбнулся: – Вдруг я тот, кто покушается на девичество и красоту?

Она нахмурилась, безуспешно попыталась вырвать руку из моего захвата, а потом собрала волю в кулак и почти безразлично ответила:

– Насчет красоты я не спорю, а вот с девичеством вы опоздали. – И столько гордости в глазах. Считает, что придумала гениальный ответ. Глупая.

– Тем более, – погладил маленькую ладошку большим пальцем и приблизил свои губы к ее порозовевшему ушку, – красивые «не девицы» – это еще лучше.

– Да чтоб у вас в штанах все отсохло! – выпалила девчонка, отстраняясь, и тут же закрыла рот свободной рукой. – Ох, что теперь будет?! Нужно что-то делать! Вы не понимаете…

Она с суеверным страхом смотрела на мой «боевой клинок», спрятанный под плотными брюками, и даже попыталась его коснуться, но я не дался.

– Успокойся, – зашипел, отодвигая от себя не в меру болтливую особу. – Эй! Слышишь меня?! Рива, на меня не действуют твои проклятия!

– Почему это? – Она еще сомневалась в моих словах и продолжала опасливо посматривать вниз. – На всех действуют, а вам нипочем?

Я невольно тоже взглянул на свое достоинство и даже с ноги на ногу переступил. Нет, ничего не изменилось: он там, его аксессуары – тоже.

– Все хорошо, – оповестил девицу и снова схватил ее ладошку, – а теперь – гулять. Нам нужно поговорить, и это в твоих же интересах.

Она пошла следом, поглядывая на меня исподлобья и тоскливо вздыхая. Мы оба молчали. Не знаю, о чем думала маленькая пакость, но явно не о раскаянии: уж больно хитрое выражение я ловил на ее личике несколько раз, внезапно обернувшись.

– Дальше не пойду, – остановившись, выдала обвиняемая, выдернув свою ладошку из моего захвата. – Я вас не знаю, может, вы действительно бандит.

– И что мне помешает разделаться с тобой здесь и сейчас? – Я с интересом осмотрелся: кругом дома за высокими заборами, тишина, а слева тропинка, ведущая к одной из местных рек, Удиловке.

– Я закричу, и вам конец, – уверенно сообщила эта бестия. – И сейчас могу закричать. – Она злобно зыркнула своими зелеными глазищами: – Мне поверят, а вам нет. Здесь люди друг за друга горой!

– Ну, кричи, – я засмеялся ей в лицо, – хочу посмотреть, кому поверят: темному лорду, владеющему магической силой, или девчонке, что всех достала. Всех, даже собственного отца. – Не заметив особого испуга, добавил проникновенно: – Он ведь отдаст тебя Вантею. Завтра же под него подложит и ритуал организует, мол, дело молодое…

– Он не станет! – Она упрямо поджала губки, глаза заблестели. И снова не от слез отчаяния, а от гнева. Сильная девочка, смелая, только дурочка совсем.

– Станет, – уверенно кивнул. – Особенно когда я ему расскажу, кто полдеревни проклял. А здесь все друг за друга горой… Знаешь, какой позор твою семью ждет?

– Докажите сначала, что это я, – шепнула она, бледнея.

И я понял, что попал в точку: девчонка страшится кабалы брака, страшится отца и его решения. Она знает, никто из семьи не заступится. Теперь она действительно напугана! Но вместо торжества вдруг почувствовал легкий укол в области грудины. Словно кто-то иглой коснулся. Неприятно, больно и странно. Это еще что такое?

 

– Мне не нужно ничего доказывать, – раздраженно бросил, обдумывая свое физическое состояние, – мое дело – найти опасную преступницу, доставить ее в столицу и сдать на волю правосудия. Точка.

Снова кольнуло. Что за чертовщина? На этот раз ощутимей и неприятней.

– Я с вами никуда не поеду, – выдохнула она, отступив от меня на шаг и обхватив свои узкие плечики руками.

– Сбежишь? – Мой голос оставался ровным, безразличным и абсолютно не выдавал нарастающего внутри волнения. – Беги. Я обвиню твоего брата, вы ведь двойняшки? Отпечатки ауры очень похожи, он отсидит за тебя, как положено.

Она вздрогнула, словно от удара, а я получил новый укол. Глубже и больнее.

– Не трогайте Хора, он ни при чем. – Опустила голову, поводила ногой в стареньком сапожке по дороге, словно вычерчивая что-то, и наконец созналась: – Это все я. Я одна виновата, больше никто не знал.

– Подробнее. – Я приложил кулак к своей груди и сильно надавил им между ребер, стараясь убрать непроходящее чувство тяжести внутри.

– Я нашла учебник в доме, что отец купил недавно, – она по-прежнему не поднимала головы, – прочла там несколько проклятий, потом порезалась об страничку случайно. Книга нагрелась, – быстрый взгляд на меня и сразу в сторону, – а к вечеру случилось первое несчастье… – Снова смотрит на меня, теперь в упор: – Ни отец, ни мать – вообще никто не знает.

– Врешь, – уверенно возразил я, – ложь видна в твоих словах так же четко, как и румянец, заливающий щеки.

– Я виновата! – крикнула зло и тут же устало махнула рукой: – Только я. Никто из моей родни не посмел бы совершить подобное. Они – хорошие люди. – Отвела взгляд, глубоко вздохнула: – Делайте что хотите, только побыстрее.

– Не терпится в городской тюрьме оказаться? – осведомился, уже во всю разминая кулаком ноющую грудную клетку.

– Лучше в тюрьму, чем замуж за Вантея, – совсем тихо, на грани слышимости, проговорила девчонка и снова посмотрела на меня, теперь с равнодушным ожиданием.

В следующий миг я замер памятником самому себе, с громким свистом втягивая воздух. Меня словно кто-то ударил под дых, отчего резкая боль на миг заволокла сознание. Не помню, чтобы раньше подобное случалось.

– Вам плохо? – Рива сделала шаг навстречу и тут же уставилась в область паха. – Началось, да? – обреченно выдало ходячее недоразумение.

– Ничего там не началось, – поморщился, прикрывая одной рукой ТО САМОЕ, и посмотрел на нее как можно суровей: – У меня просто непереносимость бестолковых селянок, не следящих за языком!

Она нахмурилась и кивнула. Странно, даже спорить не стала и обзывать в ответ не решилась.

– Что ты задумала, Рива? – Раскаяние и осознание вины я отмел в сторону: таким, как она, это не свойственно. – Хотел отпустить тебя домой, а завтра забрать с собой, но теперь… Пойдем вместе.

– Куда? – По телу девчонки пробежала дрожь, но не от страха, а от холода. Еще не хватало ей заболеть.

– К вам в дом, – постановил я. Ну не на постоялый же двор ее тащить? Там меня точно не поймут. – Я поговорю с твоим отцом, переночуем у вас, а завтра уедем в столицу.

Сердце забарабанило как бешеное. Я и забыл, что оно у меня есть. Что за ерунда?!

– Мой отец, – она дрожала, уже не переставая, – он не поймет, не простит. Он не даст нам ночлег…

Я стащил с себя мантию с меховой подбивкой и накинул ей на плечи со словами:

– Мне он отказать не посмеет, Рива. Уж поверь, в империи есть люди гораздо страшнее твоего отца, и один из них перед тобой. – Тут я злобно хмыкнул, дабы придать своему образу побольше жути.

Вместо страха, как я рассчитывал, в ее глазах появился восторг. От мантии она отказываться тоже не стала: закуталась поплотнее и довольно заурчала, как кошка. Что это за ненормальная девушка?!

В тот же миг в моей груди разлилось тепло, а на губах появилась самая настоящая улыбка! Мимолетная, непрошеная, но реальная. Я уж и забыл, что так умею. Какая-то важная мысль скользнула в мозг, но тут же потерялась от вопроса девчонки:

– А сам учебник мы выкапывать будем?

– Его уже Вантей твой выкопал, – невольно глянул в сторону дома хромого. – Он его прикарманил, чтобы тебя шантажировать. – Посмотрел в перепуганные зеленые омуты и отчего-то добавил: – Но мы его накажем, если захочешь.

– Как? – радостно уточнила она. От девчонки волнами исходили чувства азарта и предвкушения. – Проклянем?

Снова здорово! Вот же… Прямо как я лет десять назад: наивная, смелая и всех ненавидит. Но у меня-то причины для ненависти были, а у нее… Хотя если бы ко мне сваталась косоглазая хромоногая уродина, предлагая нарожать мне пятерых страшилок, я, возможно, думал бы так же. С другой стороны, косым его сделала именно она, до этого он был калекой, но хоть смотрел прямо на собеседника.

– Нет, Рива. – Я хитро улыбнулся. Опять! – Есть более гуманный способ. Мы сделаем ему предложение, от которого он не сможет отказаться. Помнишь учебник? Так вот я – тот, кому поручили наложить на пособия для адептов защиту.

– Так я и знала. – Она радостно хлопнула в ладошки и заулыбалась, демонстрируя очаровательные ямочки на щечках. – Вы – тот тип с картинки! – Девчонка ловким движением схватила меня за подбородок и покрутила вправо-влево, прищурив озорные глаза: – Точно, он! И нос тот же, и мантия с капюшоном.

Быть не может.

– Ты видела изображение мужчины на первой странице? – уточнил я, с удовольствием ощущая ее пальчики на своем лице.

– Конечно, – кивнула и, к моему сожалению, отступила на шаг. – Простите. Просто я вас узнала и… Простите.

Эта забияка смутилась. Прямо на моих глазах очаровательное личико покрылось румянцем, губки слегка надулись, глаза растерянно бегали от предмета к предмету, лишь бы не смотреть на меня. Прелесть какая. Теперь я начинаю понимать Вантея… Хотя тот идиот, скорее всего, хочет заполучить малышку только из-за ее дара: он ведь чувствующий и уже понял, какое золото перед ним. Жена в Приграничье беспрекословно подчиняется мужу, не имея ни права голоса, ни собственной воли. Хромой стал бы намного сильнее с ней, но теперь он не получит желаемого. Я не допущу.

– Рива, полчаса назад ты собиралась проверить лично, не отсохло ли мое достоинство по твоему велению, и вот теперь что я вижу? Ты смущена от созерцания моего выразительного подбородка? – Я постарался разрядить обстановку, при этом внутри снова разлилось тепло, и сердце второй раз за последние десять лет забилось о ребра, намереваясь вырваться на волю.

– Кто вам сказал, что он выразительный? – буркнула девчонка, украдкой улыбаясь. – И вообще, что там насчет Вантея?

– Я расскажу тебе все позже. – Не удержался и понизил голос до трагического шепота: – темной-темной ночью в темной-темной комнате, в доме, расположенном в Приграничье Темной-претемной империи…

Она хихикнула, чего я и добивался. Теперь можно и серьезно договорить:

– Придешь ко мне через час после того, как все уснут, если хочешь посмотреть, что я задумал.

– Но я не смогу, – ее голос был тихим и вкрадчивым, скорее даже это был доверительный шепот, – если меня застанут у вас в комнате – быть беде. У нас…

– Знаю я традиции Приграничья, – кивнул, – но тебя не застанут. Хотя, если не веришь, можешь не приходить.

– Я приду, – ответила она, встревоженно поглядывая вперед. – Вот и мой дом. Мы вернулись. – И снова девчонка ссутулилась и поникла, как тогда, у окна.

– Рива, – я остановил ее, схватив за руку, – ты – не проклятийница. У тебя дар совсем иного рода. Да, тебя накажут в столице, но не посадят в тюрьму. Ты исправишь то, что натворила, а потом, скорее всего, отправишься учиться.

– Но…

– Не перебивай! – Что на меня нашло? Я и сам не знаю, но мне хотелось видеть эту девочку сильной и уверенной в себе, а не сломленной и подавленной. – Ты активировала свой дар, коснувшись сильной магии – моей магии. Твоя кровь и потоки моей силы, а также сильные эмоции – все это дало толчок к тому, что мы имеем сейчас. Ты – маг слова. И поверь, подобных тебе в империи не было уже очень давно, ведь раньше за вами охотились все кому ни лень. Но использовать подобную силу без необходимых знаний категорически запрещено, ведь даже простое слово может ранить или вовсе убить. Вспомни, ты желала кому-нибудь что-то хорошее? За последние два дня.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru