Litres Baner
Адептка (сборник)

Маргарита Гришаева
Адептка (сборник)

* * *

Время шло, семестр медленно, но верно приближался к концу, а вместе с ним неумолимо приближалась сессия. Адепты были взвинчены, нервны, они теряли терпение и надежду заучить все необходимое.

Я тоже теряла терпение, но совершенно по другому поводу. Сердце маялось от тоски и погружалось в пучину отчаянья.

Нет, вроде все хорошо. Последнее время мы с милым Антейном проводили достаточно много времени вместе, общались и разговаривали. Я помогала Ему с подготовкой к экзаменам, Он мне (ну, хотя стоит признать, что в основном я Ему). И вроде бы все прекрасно – ведь до этого-то Он вообще не знал о моем существовании. Но я хотела не этого! Я-то хотела любви и романтики, а не бесконечного сидения в библиотеке в обнимку с пыльными книгами. Поэтому терпение мое стремительно заканчивалось, и я уже не знала, как повернуть ситуацию в другую сторону и намекнуть, что со мной можно разговаривать не только об учебе.

В общем, я не выдержала и решилась. Конец семестра не за горами, и его судьба, можно сказать, уже решена: в том, что все сдам, я не сомневалась ни капли. И я ведь смелая и решительная, я больше не могу терпеть этой неопределенности, я признаюсь. Да, я смогу!

Правда, в дополнение к тому, что я смелая и решительная, я еще и очень стеснительная, поэтому, к сожалению, лично признаться не решусь. Ну не смогу просто! Я и так, стоит взглянуть на Него, едва речью владею, что уж говорить о том, чтобы произнести такие важные слова. Но донести свои чувства хочется, поэтому я признаюсь во всем в письме, а там… будь что будет. В целом по всем признакам я рассчитывала на положительную реакцию, но кто же знает, как оно окажется на практике.

Подобрать слова было сложно. Признаться в самом сокровенном, лелеянном в сердце чувстве – практически невозможно. Но в итоге все уложилось всего лишь в пару лаконичных строк – зато от самого сердца!

«Я знаю, это немного неожиданно. Да и вообще странно, когда девушка признается первой, но молчать я больше не могу и хочу уже взять судьбу в свои руки. Ты мне нравишься… Даже больше, чем просто нравишься. Я, наверное, тебя люблю…

И я не прошу заверений в вечной любви, но все же надеюсь, что мои чувства смогли достигнуть тебя за все эти дни и что ты дашь мне надежду на то, что сейчас кажется несбыточной мечтой. Я буду надеяться на то, что они взаимны, и если это так, то ты дашь мне это понять.

Шаготта.»

Бездна, так глупо и нелепо! Так признаются дети лет в десять! Но никаких других слов в моей голове не нашлось. Надеюсь, он поймет. Не может не понять.

И еще один волнительный момент. Письмо надо вручить. Но вот, стоя с ним в руках, я понимаю, что ни за что не смогу вручить его сама. Даже если подойду и заговорю, передать в руки так и не решусь. Потому что после такого сразу станет понятно, что прячет в себе этот лист бумаги, а это равносильно личному признанию. А я так не смогу, не осмелюсь. Значит, остается последний вариант.

Я с трудом дождалась выходных. Сегодня воскресенье, а значит, можно выйти прогуляться в город, вот именно так я и сделаю. Потому что, чувствуя мандраж, понимаю, что вполне могу сначала письмо отдать, а через пять минут передумать и рвануть, чтобы отобрать обратно, а так нельзя. Поэтому я его отдам и уйду в город, подальше от искушения.

И все, назад пути не будет.

– Жловис, – окликнула я гоблина у ворот академии.

– Чего случилось? – вопросительно глянули на меня.

– Можешь передать вот это письмо? – вздохнув, решилась я и вытащила конверт с одной-единственной строчкой сверху из кармана платья и протянула привратнику. – Только Двэйну прямо в руки, хорошо? – с надеждой попросила я.

– Давай сюда, – согласился он и, забрав конверт у меня из рук, с любопытством осмотрел. – Я передам, конечно, но вот загадка: почему письмо пишешь и передать просишь, а сама из академии сбежать спешишь? – Хитро блеснули глаза в мою сторону.

А я жалобно простонала в ответ:

– Ну, Жловис… – давая понять, что говорить на эту тему не способна.

– Ладно, беги, Шаго, раз уж собралась сбегать. Скажи только напоследок, ответа-то для тебя ждать? – И взгляд стал еще хитрее.

А я прямо растерялась. Может ли случиться такое, что милый Антейн решит ответить тоже на бумаге, да еще и сразу? Хм… нет, в принципе… кто эту загадочную мужскую душу знает.

– Может быть, – неуверенно потянула я. – Скорее, все же нет, – робко дополнила, в душе надеясь, что ко мне в ответ придут признаваться лично, да еще и с цветами желательно.

И, боясь быть застигнутой очередной загадкой, поспешила в город.

Погода уже давно разгулялась, и настроение благодаря этому было не просто хорошее, а потрясающее, хотя нервная дрожь нет-нет да охватывала меня, когда я представляла, что именно в этот момент милый Антейн может читать мое послание. Но я старалась отвлечь себя, бесцельно прогуливаясь по улицам города. Не знаю, сколько так бродила, пока в голову внезапно не закралась одна мысль. А вдруг… вдруг мой милый прочитал письмо и пожелал тут же объясниться со мной, признаться в своих пылких чувствах, и ищет меня сейчас по академии, а я как дура по городу мотаюсь, упуская свое бесценное счастье?

После этого я, не теряя ни минуты, рванула обратно. Как назло, Жловиса у ворот не оказалось, и спросить, нашло ли мое послание адресата, я не смогла. Весь день просидела у себя в комнате, старательно ожидая трепетного стука в дверь и нежного признания… но увы. Никто не явился. И я, печально повздыхав, легла спать, надеясь, что уж завтра все станет ясно.

Снова учебный день. Я ищу его взглядом в коридорах, но нет, мой милый не встречается мне. Но я не отчаиваюсь, ведь сегодня у нас есть общая лекция, а значит, мы точно встретимся. И вот, затаив дыхание, делаю шаг в заветную аудиторию. Сердце замирает в ожидании увидеть огромный букет цветов и Его у моей любимой парты.

Но… ничего такого. Милый Антейн здесь, да. Он сидит за партой и общается с друзьями и совсем не замечает меня!

Меня отвергли?

Бедное сердечко замирает от отчаянья, когда я прохожу мимо Него в сторону своего любимого места и тихо здороваюсь. Одновременно надеюсь, что до этого Он просто не видел меня, а сейчас, услышав, поймет, что вот оно, Его счастье, пришло, и в то же время опасаюсь, что меня проигнорировали намеренно и мой робкий голос лишь вызовет шквал насмешек в мою сторону.

Но вот Он отрывает взгляд от друга напротив, поворачивается ко мне, захватывая в плен своих зеленных глаз, и с нежной (я точно знаю, что так он улыбается только мне – а значит, нежной) улыбкой приветливо говорит:

– Темнейших, Шаготта!

И разворачивается обратно к друзьям.

Словно. Ничего. Не произошло.

Кажется, я чего-то не понимаю.

Все занятие я бросала на него хмурые взгляды, не в состоянии разобраться. Меня отвергли или нет? Периодически мои взгляды ловили и просто улыбались в ответ, от чего я хмурилась еще больше.

А после занятия он подошел ко мне. Я стояла и с замиранием сердца ждала его слов. А он произнес:

– Шаготта, у тебя проблемы с новой темой? Ты на меня такие мрачные взгляды бросала все время. Тебе помочь надо будет?

И столько участия в голосе и взгляде, что я растерялась.

Что-то здесь точно не так.

Поспешно распрощавшись с милым и заверив, что помощь мне не нужна, я, не теряя больше ни минуты, поспешила на поиски Жловиса. Что-то мне подсказывает, что письмо владельца не нашло.

И почти сразу за углом выловила в толпе адептов спешащую куда-то знакомую фигуру.

– Жловис! – заорала на весь коридор и рванула к нему.

Не дав произнести и слова, вцепилась в него и спросила:

– Ты передал письмо?

– Ты что, совсем дурная, что ли? – потрясенный гоблин глядел на меня.

– Передал или нет? – повысила голос.

– Передал, – выдохнул он.

А я словно потерялась сразу.

– Точно передал? – еле слышно проговорила, уже ничего не понимая.

– Да точно, точно, – недовольно проговорил Жловис, отцепляя от себя мои руки.

Как же так… почему тогда…

– Магистр, конечно, очень поздно вернулся, но я передал прямо лично в руки, как просила, – поделились со мной сведеньями.

Поздно вернулся… может, он просто не успел его прочитать? Поздно получил и решил оставить до следующего дня, а потом не успел перед занятиями. Что-то я, наверное, упускаю…

А потом до меня дошло, что я упустила.

– Магистр?! – взвыла я, снова вцепившись в гоблина – Ты сказал, магистр?! Ты кому мое письмо отдал, изверг?!

– Да ты, Шаготта, совсем ума лишилась, – дергался Жловис в моих руках, пока я нервно трясла его. – Написано было «А. Двэйну», я ему и отдал.

– Антейну!! – провыла я белугой. – Антейну Двэйну! Если бы было магистру, я бы сказала магистру Двэйну!

– Да ну тебя, – вырвался Жловис из моей хватки. – Сама бы и передавала тогда. А то не разберешься в ваших Двэйнах. Вот так и делай добрые дела, – пробурчал он и поспешил скрыться с моих глаз, пока я выла, стоя посреди коридора.

Этого просто не может быть!

* * *

Перед его кабинетом меня просто трясло. Вот, Бездна, как теперь все объяснить-то!

– Адептка Мияри, хватит сопеть под дверью, заходите уже, – раздался голос, заставивший меня вздрогнуть.

Тяжело вздохнув, зашла. Глаза от пола поднимать боялась. Как же так получилось-то!

– Вы что-то хотели сказать? – проникновенный голос.

И я отчаянно краснею, чувствуя, как слезы скапливаются в глазах.

– Магистр… простите… так получилось… Бездна, как же стыдно, – пробормотала я. – Это все случайность. Просто так получилось… я не должна была, – заикаясь, пыталась я разъяснить ситуацию, с каждым словом осознавая, что из того, что я пролепетала, и самой не понять, что пытаюсь объяснить.

– Шаготта, успокойся, – мягко произнес куратор, заставив меня шмыгнуть носом и поджать губы, чтобы не разреветься. – Только не плачь, ничего страшного не случилось.

 

– Правда? – подняла на него полный надежды взгляд. Неужели он все понял? Понял, что просто ошиблись адресатом?

– Конечно, – улыбнулись мне и, выйдя из-за стола, даже слегка приобняли и погладили по голове.

Тут же захотелось уткнуться носом в темный камзол и от души пореветь. Хотя нет. Для начала хорошенько принюхаться. Пахло от магистра очень вкусно, чем-то хвойным и в то же время очень свежим, а я хвойные леса очень люблю.

– Я понимаю, что ты просто перенервничала перед экзаменами и прочим. Так что не расстраивайся раньше времени. Тебе сейчас нужно подумать об учебе, а со всем остальным мы разберемся после экзаменов, – проникновенно заглянул он мне в глаза, и я прямо почувствовала душевный подъем.

Невероятной души и понимания человек. Ведь все понял, во всем разобрался! И даже не издевается ведь над моей наивностью и глупой влюбленностью, пожалел даже.

Правда, оставался один смущающий момент.

– А вы… – закусила я губу. – Вы не расскажете никому, ведь правда? – И полный надежды взгляд. Если у него хватило такта понять эту глупую ситуацию, не станет же он рассказывать племяннику.

– Шаготта, как ты могла подумать такое? – возмутился куратор. – Конечно, не скажу.

– Спасибо, – просияла я, почувствовав облегчение. – Вы потрясающий, – искренне прошептала и, стерев ладонью все же выступившие слезы, поспешила скрыться из кабинета.

Потому что все равно смущалась. И попытки повторить письменное признание не стала предпринимать. Мало ли что опять случится. Нет уж, теперь буду ждать, пока не наберусь смелости признаться прямо в лицо или не дождусь признания первой. И, откровенно говоря, я предпочла бы второй вариант. Все же решительные шаги должны делать мужчины, а женщины их благосклонно принимать. И мой сегодняшний день подтверждает это правило.

* * *

И вот наконец этот день настал. День, с которым были связаны все мои ожидания. Сегодня я сдала последний экзамен. На «отлично». И как же это оказалось приятно. Тем более что к концу семестра я уже достаточно вошла в новый ритм жизни, так что бесконечные домашние задания уже не вызывали таких больших затруднений.

Но главное, что я наконец-то набралась смелости. В конце концов, я же теперь не только красавица, но и умница – кто посмеет мне отказать? Поэтому я собралась сегодня сделать решительный шаг навстречу светлому будущему.

Но реальность превзошла все самые смелые ожидания. Похоже, светлое будущее само решило сделать первый шаг.

На выходе из кабинета с последним экзаменом меня внезапно перехватил милый Антейн.

– Сдала? – с беспокойством спросили меня.

А я прямо почувствовала, как по сердцу растекается тепло. Беспокоится, переживает за меня. Значит, надежда у меня есть, и еще какая.

– Сдала, на «отлично», – просияла я.

– Молодец, – светло улыбнулся он мне в ответ. – Я тоже сдал. И в связи с окончанием учебного года я приглашаю тебя сегодня вечером на ужин. Нам есть что отпраздновать, а мне – за что поблагодарить. Ты очень помогла с подготовкой к экзаменам.

На мгновение даже показалось, что я задохнусь от счастья. Сердце на секунду замерло, чтобы тут же забиться с удвоенной силой. Такого подарка судьбы я даже не ожидала. Пригласил… сам! Значит, сработала, сработала моя мотивация!

Несмотря на то что внутри все пело и ликовало от счастья, внешне я постаралась сохранить хоть крупицу спокойствия. Просто потому, что неприлично девушке так открыто реагировать на приглашение поужинать. Не замуж же он меня позвал.

Но улыбнулась я, наверное, так, что способна была ослепить окружающих.

– Я с удовольствием, тем более что для меня сдача всех экзаменов – это действительно маленькая победа. – И не только это – сегодня день моего триумфа.

– Тогда буду ждать тебя в семь вечера в холле, – договорились со мной, и мы разошлись.

К себе в комнату я буквально летела. На крыльях любви, радости, успеха и всего-всего остального, такого же воздушного и прекрасного. Этим вечером я должна быть просто поразительна прекрасна. Ведь я, конечно, морально готова сделать признание, хотя надежды на то, что мне признаются первой, не оставляла. Не пригласил же он меня исключительно из чувства благодарности за помощь в подготовке?

Нет, это было бы слишком.

Так что, полная предвкушения, я готовилась к вечеру. И не постесняюсь признаться, к назначенному времени я была просто неотразима. Волосы волной укутывали открытые плечи со спиной, лишь несколько прядей убраны от лица и скреплены красивой заколкой на затылке. Темно-изумрудный шелк платья мягко струится по фигуре, обрисовывая все доступные мне преимущества, лишь от бедра расходясь широкой юбкой в пол. Минимум украшений и макияж, лишь чтобы подчеркнуть, как ярко сегодня сияют мои глаза от счастья. Перед такой мной точно никто не устоит.

В условленном месте я была даже на десять минут раньше. Не выдержала напряжения, не смогла сидеть в комнате. К счастью, сегодняшним днем закончились экзамены во всей академии, а учитывая, что время уже вечернее, большинство адептов либо разъехалось по родным, либо отправилось праздновать окончание года в город. Мне не хотелось, чтобы кто-то, кроме милого Антейна, мог заприметить такую прекрасную меня, так что такому положению дел я только радовалась, ведь в холле никого не было. Почти никого.

– Шаготта? – раздался удивленный голос откуда-то со стороны.

Я стремительно развернулась.

Магистр Двэйн. Ну да, у него же кабинет тут рядом. Пристальный, не скрывающий восхищения взгляд отозвался теплом в душе. Похоже, мое преображение из милой адептки в очаровательную девушку прошло удачно, раз даже такого мужчину, как Алистар Двэйн, пробило. Вот именно на такой эффект я и рассчитывала. Хотя не буду отрицать, что в какой-то момент его взгляд даже смутил, и захотелось прикрыться, но я отбросила все сомнения. Не для того я наряжалась, чтобы скрывать эту красоту плащами и палантинами.

– Вы восхитительны, – как-то даже слегка ошарашенно произнес куратор.

– Благодарю, – благосклонно приняла я комплимент, потому что да, я его заслужила.

– Все сдали? – неожиданный для меня вопрос.

Нет, я, конечно, понимаю, что прежде всего он наш преподаватель и куратор, но все же рассчитывала, что ослепление моей красотой продлиться чуть дольше. Хотя мне и кроме красоты есть чем похвастаться.

– Все, – гордо вскинула я голову. – И все на «отлично».

– Молодец, – неожиданно тепло улыбнулись мне. – Ну что ж, я не ожидал, что ваша мотивация сработает настолько успешно, но от своих слов не отказываюсь. Вы ваше условие выполнили, теперь черед за наградой с моей стороны.

А я и забыла про ту нелепость, с моей невнимательностью. Зато теперь я узнаю, какой же сюрприз мне заготовил куратор. Сколько всего хорошего на меня сегодня свалилось! И вот я с нетерпением ожидаю, что мне сейчас вручат какой-то интересный подарок, но что-то пошло не так. Вместо того чтобы принести подарок ко мне, магистр Двэйн, кажется, предпочел перенести меня к подарку.

– Идемте, – решительно заявил мужчина, подхватывая меня под руку.

– Но… – попыталась возразить, но куда там!

– Идемте, – ободряюще улыбнулся мужчина. – Я же вижу, вы так основательно готовились к этому вечеру, обмануть ваших ожиданий я не могу.

И сначала я решила некоторое время не сопротивляться. Просто, наверное, подарок где-то в другом корпусе, не уведет же он меня далеко. Сейчас быстренько сходим, и я вернусь. Тем более я же пришла раньше назначенного времени, а ведь девушке вообще положено опаздывать.

Но с каждым мгновением мы отдалялись от корпуса все дальше и приближались почему-то к воротам академии. Вот тут я уже начала нервничать. Да что же такого он мне пообещал? Почему моя бедовая голова не слушала, когда со мной разговаривали! Куда он меня сейчас уведет? А вдруг я опоздаю к милому Антейну?

– Магистр … – снова попыталась высказаться я.

– На сегодняшний вечер для тебя я просто Алистар, – обезоруживающе улыбнулись мне и подмигнули, а я совсем впала в прострацию.

Что происходит? Почему я не возражаю? Почему покорно иду вслед за куратором, когда там сейчас меня ждет мой милый, встречи с которым я добивалась почти полгода?

И вот я уже набралась сил признаться, что я не слушала тогда, и что совершенно не нужна мне его мотивация, и вообще я опаздываю на встречу с другим. Но не успела и рта раскрыть, как внезапно поняла, что уже сижу в полумраке наемной кареты и мы куда-то едем.

Вот и все, я прошляпила свой шанс. Хотелось банально расплакаться, но присутствие магистра заставляло сдерживаться. Сама виновата. Мне совершенно некого винить. Это ведь я прослушала тогда все и согласилась на неизвестно что. А теперь… все равно уже отъехали. Да и обижать куратора не хотелось. Но разочарование от собственной безголовости все же прорвалось одним-единственным всхлипом.

– Шаготта, вы что, плачете? – обеспокоенно спросил магистр Двэйн, накрывая мои ладони своей рукой и даже склоняясь ближе ко мне, словно пытаясь лучше рассмотреть в полумраке экипажа.

– Это я от счастья, – вспомнила старую отговорку, стараясь, чтобы голос не звучал слишком расстроенно и жалко. Магистр все же не дурак, поймет ведь, что что-то не так.

– Какое-то у вас странное проявление счастья, – вздохнули напротив, на мгновение сжав мои руки и тут же отпустив. – Я бы предпочел, чтобы вы от счастья смеялись, ну, или хотя бы улыбались.

– Я постараюсь исправиться, – пообещала, подавив очередной всхлип.

Магистр в ответ только тяжко вздохнул.

Кажется, провести его не удалось.

– Знаете, просто перенервничала сильно сегодня на экзамене, – попыталась оправдаться. – До сих пор в себя не приду от осознания, что год закончился и я даже без долгов.

– Вы молодец. Многого добились за короткий срок, так что не стоит переживать, – сделал вид, что поверил, магистр. Оставшийся недолгий путь провели в молчании. Но когда карета наконец остановилась, я совсем растерялась, завидев место, куда меня привезли.

Ресторация «Золотой феникс». Лучшая в Ардаме. Так неужели магистр в качестве мотивации предложил ужин в ресторации? Тогда неудивительно, что он предпочел, чтобы другие об этом не знали. Накормить всю группу здесь влетело бы в очень крупную сумму. И я, конечно, не очень в курсе доходов магистра, но все же это для любого было бы слишком затратно.

И вот нас проводили за столик в центре зала. Везде все сверкает, красиво, изысканно. Я тоже вся такая элегантная, а напротив меня красивый, уверенный в себе мужчина, кажется, искренне наслаждающийся моей компанией. Наверное, только поэтому я все же отпустила свое разочарование и обиды и просто наслаждалась вечером. Искренне смеялась рассказам о бесшабашной молодости и проделках других адептов и делилась своими историями, смущалась от откровенных взглядов и комплиментов. И даже танцевала, без зазрения совести наслаждаясь теплом сильных рук у себя на талии и изумрудным пламенем в глазах напротив. Причем на этот раз четко осознавая, в чьи именно глаза смотрю. Я совсем забыла об утерянной возможности встретиться с милым Антейном и почему-то даже не жалела об этом. Все это казалось прекрасным сном.

Поздно вечером, наверное уже за полночь, мы ехали обратно в академию, все так же легко разговаривая обо всем и ни о чем. И вот мы уже у ворот академии. И мне пора бы выходить, вечер ведь закончился, но так не хотелось терять эту атмосферу волшебства.

– Шаго, – тихо позвал меня магистр, когда я уже собиралась все же попрощаться и выйти из кареты, – тебе понравилось наше свидание?

– Свидание? – немного удивленно переспросила я, чувствуя, как замерло сердце. Неужели…

– Я же обещал тебе свидание взамен на твою хорошую учебу, – с улыбкой проговорил мужчина, перетянул меня на сиденье рядом с ним и прижал за талию к себе. – Надеюсь, сегодняшний вечер окупил все твои сложности с учебой и мотивация действительно оказалась достаточной?

А я, просто не веря себе, всматривалась в сверкающие зеленым пламенем глаза. Не может такого быть… неужели магистр… такого не бывает…

– А почему вы предложили именно свидание? – затаив дыхание, спросила у него.

Может, я все-таки ошиблась… может, просто показалось.

– Ты такая еще наивная, – нежно улыбнулся мне мужчина, а я чуть дышать не перестала от этой улыбки. – Шаго, ты же глаз от меня на занятиях не отрывала, даже, кажется, не слушала, что я говорю. В коридорах иногда просто застывала, завидев меня. Твой интерес был слишком явным. А вот мой приходилось скрывать, все же я твой преподаватель.

В груди все затопило тягучим сладким теплом, но оно почти тут же сменилось холодом. Потому что я же… я не на него смотрела. Получается, что пусть и невольно, но я его обманула. И сейчас чуть не обманулась сама. Ведь я-то люблю другого.

 

И надо бы признаться, вот прямо сейчас. Но я не успела. Мой отчаянный вздох, и горячие губы накрывают мои, затягивая в поцелуй. Мой первый. Такой нежный, трепетный, словно я драгоценность в его руках, тягуче-неспешный – будто пытаясь распробовать до конца, и неуловимо жадный – лишь на мгновение отпуская, чтобы дать вдохнуть, и тут же затягивая обратно, не отпуская, лишая разума.

Но с каждым мгновением горечь собственной лжи отравляла это мгновение. Ведь я сейчас вру и ему, и себе. Не должна я обманывать его чувства и так эгоистично наслаждаться этим поцелуем. Какая же я… просто отвратительная…

Дрожь моего тела в чужих руках и одинокая слеза по щеке не остались незамеченными.

– Шаго? Что случилось? – тут же отпустил меня магистр и обеспокоенно заглянул в лицо.

– Вы ошиблись, – всхлипнула я и, не выдержав взгляда, спрятала лицо в ладонях, – все не так.

– В чем ошибся? – не поняли меня.

– Во всем, – пробормотала я. – Все совсем по-другому.

– Как по-другому? – уже начал нервничать магистр Двэйн. – Что можно было не так понять? Ты на лекциях с меня взгляда не спускала?

– Не спускала, – всхлипнув, согласилась я, чувствуя, как внутри разливается горечь.

– Пирог мне приносила?

– Приносила, – снова согласилась я.

– Ты мне письмо с признанием передала, Шаго! – слегка повысил он голос. – Что после этого можно понять не так?

– Не вам, – все же еле слышно выдохнула я.

– Что?

– Не вам письмо было, – с трудом сдерживая рыдания, проговорила я, – все не вам было. Это все ошибка.

– Кто? – холодным, отстраненным голосом спросил мужчина.

– Антейн, – еле слышно проговорила в ответ, но он услышал.

Кажется, все случайности сложились в его голове очень быстро. Я с затаенным дыханием ожидала реакции, страшась и готовясь к скандалам.

Но ничего – тишина. В полном молчании меня отодвинули от себя, и ледяной голос, почему-то разрывая своими интонациями мне сердце, произнес:

– Идите, адептка Мияри, уже слишком поздно.

– Прос… – заикнулась я, но мне не дали договорить:

– Уйди, – устало проговорил мужчина.

И я, проглотив слова извинений вместе со слезами, покинула экипаж.

Как шла до корпуса, уже не помню. В голове пусто, а на сердце почему-то холодно. Но я же правильно поступила. Обманывать его было бы жестоко! Я же люблю другого! Но все равно почему-то больно.

Знакомый голос недалеко от входа в общежитие заставил остановиться и прислушаться. Милый Антейн? Почему здесь? А поняв, что и второй говорящий мне смутно знаком, совсем удивилась. Этот-то что здесь делает?

– Ты мне обещал, что сегодня я буду наслаждаться прилюдным и жестоким унижением девчонки, и где? – шипел некто. – Я тебе деньги заплатил, а результата что-то не вижу!

– Да я тут ни при чем, – возмущался в ответ мой милый. – Я договорился, ждал, а она не пришла! Да и вообще, говорят, ее в академии нет. Небось приворот какой-то паленый. Я же говорил, надо было проклятие накладывать, чтобы надежнее.

– Ты совсем идиот! Мы где учимся? Ты что думаешь, в Академии Проклятий кто-то мог пропустить любовное проклятие на одной из адепток? – злобно прошипели в ответ. – Приворотное зелье в данном случае куда лучше. Да и брал я его в надежном месте, так что все остальное – исключительно твоя вина!

Дальше я даже не слушала, потому что у меня словно пелена спала с глаз. Хотя почему словно, эффект приворотного зелья рассеивается, как только привороженный узнает о нем.

Бездна, какая же я дура была! Как можно было не понять, что я не могла так себя вести! Да, я бываю взбалмошной, но настолько потерять голову от любви? Ходить и пускать слюни на объект моего обожания? Не настолько я больная головой.

А все оказалось так просто. Всего лишь адепт Карнай, желавший отомстить за мой отказ в начале учебного года, и адепт Двэйн, желавший подзаработать, и вот, пожалуйста, вы получаете совсем безголовую девушку.

До своей комнаты я доползла кое-как. И только там, опустившись на пол у двери, горько разрыдалась. Потому что даже сквозь занавесь приворота ко мне ведь пробивались искренние чувства. Да и зеленые глаза приворожили меня куда раньше чужого зелья. Я ведь действительно влюбилась. Так глупо и наивно. По-детски. В собственного преподавателя. Но сколько нас, таких влюбленных в него дурочек, поэтому я даже не надеялась ни на что.

Но ведь все оказалось по-другому! Я ему тоже нравлюсь! А он думает, что я люблю этого твареныша Антейна.

Как же так получилось? Как теперь все исправить?

Не знаю, сколько проплакала, но в какой-то момент просто устала ковыряться в собственной ране. Нет уж. Я так просто не сдамся. Я ведь не такая. Не робкая мямля с затуманенным зельем разумом. Я сильная и всего добьюсь. Просто мне нужна правильная мотивация. Если уж у меня получилось завоевать его сердце, когда я была нацелена на другое, то и теперь все получится.

Часть вторая
(Осенний семестр)

– Адептка Мияри, – холодный донельзя голос куратора нашего курса пробирал до самой глубины души, – я надеюсь, вы понимаете, насколько плачевно ваше нынешнее положение.

Я, потупив взгляд, печально кивнула.

Алистар Двэйн, наш куратор, преподаватель расоведенья, настоящий полудемон Миров Хаоса, ну и просто мужчина, внушающий уважение, а иногда и страх адептам Академии Проклятий и вызывающий трепет и боль в моем уставшем измученном сердечке, сверлил меня взглядом.

И вот так вот уже почти полгода. Он не хочет меня видеть и разговаривать не хочет, а я страдаю и все равно люблю. И объясниться не могу никак. Только и остается, что вот такими вот кардинальными способами добиваться встречи.

– Вы осознаете, сколько проблем создали за это полугодие? – раздраженно поинтересовался у меня магистр.

А я только подняла взгляд на эти зеленые глаза, мечтая вновь увидеть в них сжигающее пламя, но увидела лишь холодный лед и снова печально вздохнула и кивнула, подтверждая, что осознаю.

В этом кабинете я, наверное, стабильно раз в месяц появлялась. Вот только поговорить не удалось ни разу.

– Сначала вас привели сюда за драку в коридоре. С адептом Двэйном. – Проницательный взгляд, а я, лишь поджав губы, старательно увожу свой в сторону окна.

Так ему и надо. Гаденыш.

Это случилось сразу после каникул. Все лето я размышляла, как же объяснить магистру все, а ничего путного и не придумала. И решила, что в этот раз надо быть проще. Надо просто поговорить.

Но как оказалось, и это сделать очень сложно, ведь магистра для этого надо еще поймать. И в итоге все, чего я добилась, – это осознание, что на то, чтобы выслушать меня, у куратора нет времени, просто патологически. Сколько бы я ни пыталась. Поняв, что лично мне к нему, очевидно, не пробраться, снова взялась за эпистолярный жанр.

Письмо писала обстоятельно и долго. Объяснялась, что все случившееся ошибка. Что мне задурили голову, что мне очень жаль, что тогда, в тот вечер, все так получилось. И на самом деле я люблю его, и уже очень давно. Выложила все, что могла. Но поймать его, чтобы вручить письмо лично, все равно не получалось. Так и пришлось снова пользоваться помощью Жловиса.

Бездна на мою голову за это решение! Хотела быть уверенной, что письмо не затеряется в ворохе бумаг, а будет отдано прямо в руки. Договорилась со старым гоблином, и вроде хорошо все. Но кто ж знал, что нужно внимательнее прислушиваться к тому, что пробормотали мне в спину! Как оказалось, после того, как я несколько раз упорно повторила, чтобы получателя не перепутали, Жловис ворчал, что после устроенного мною в прошлый раз концерта перепутать точно нельзя, и что сделал? Правильно, вручил мое признание Антейну! Вот он, закон подлости во всей красе! Жловис, видимо, после прошлого раза слишком хорошо запомнил, какому из двух Двэйнов передавать от меня письма.

В итоге этот идиот, получив мое послание прямо перед парой Алистара, пришел радостно объявить, как он рад, что я одумалась. И, естественно, полез ко мне обниматься, а тут магистр… увидел. Вот после этого я жестоко отходила «милого» по всем доступным частям тела сумкой с учебниками. Магистр Тесме, увидав это безобразие, оттащил меня от жертвы и препроводил за наказанием к куратору курса.

Стоило нам остаться наедине… Я ведь даже рта не успела открыть, как меня окатили холодным взглядом и лишь произнесли: «Свободна!», ясно давая понять, что даже наказание мне назначить выше его сил.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru