Адептка (сборник)

Елена Звездная
Адептка (сборник)

Мы с Юрао молчали. Он перепроверял договор, не забыл ли чего, я чисто профессионально улыбалась.

– Дэя, – вдруг напряженно позвал меня Риан.

И, едва я посмотрела на него, тихо спросил:

– Ничего рассказать мне не хочешь?

– Очень хочу! – с готовностью отозвалась я. – Но мне страшно, если честно, и я очень люблю Наавира, Юрао и даже к Унару уже привязалась, поэтому подпишите, пожалуйста, договор, чтобы я точно была уверена, что мы все выживем. – И я отчаянно улыбнулась любимому. Любимый, скрипя зубами, забрал у Юрао договор, после ручку и размашисто подписал, даже не глядя. Одной проблемой стало меньше.

– На меня можешь не смотреть, Тьер, я подписывать не буду! – мрачно сообщил лорд Эллохар. И коварно добавил: – Я подожду, пока мне принесут кристалл.

Магистр Темного Искусства на него и не взглянул, он продолжал смотреть на меня и сухо сказал другу:

– Если бы ты действительно верил в то, что артефакт найдут твои демоны, ты бы как минимум предупредил их, что прикосновение к кристаллу грозит лишением магии на неопределенно долгий срок.

И тени, мечущиеся по таверне, испуганно замерли.

Лорд Эллохар тихо помянул Бездну, после чего заявил:

– Оплату принесу лично. Сам. Когда Дэи рядом не будет. Готовьтесь, – и подписал договор.

Юрао торжественно взял документы и передал на подпись сначала мне, после сам подписал, затем пододвинул Наавиру. Когда и дракон поставил подпись, захмелевший Унар также потребовал ручку, заявив пьяным голосом:

– Где расписаться?

– На могиле, – с намеком произнес лорд Тьер-старший.

Унар понятливо шмыгнул в полюбившийся карман камзола Наавира. Юрао собрал листы, выдал копии Риану и Эллохару, те даже не попытались их взять, поэтому партнер был вынужден положить листы на стол перед ними, после чего офицер Найтес торжественно объявил собравшимся:

– Господа, лорды и леди, мы рады сообщить об очередном блестяще раскрытом деле! В рекордные сроки, с минимальными затратами мы выполнили сложный и трудный заказ. Дэя!

Я молча достала кристалл и положила его на стол, стараясь вообще не смотреть на магистров.

– Лорды желают убедиться в подлинности искомого артефакта? – продолжил Юр.

Ответом ему было полное ненависти молчание.

– Что ж, в таком случае позвольте откланяться, дела, видите ли. – И Юрао, поднимаясь, подал руку мне.

В общем, мы встали, я пробормотала:

– Кошмарных, и, милый, ты скоро домой?

– Скорее, чем ты думаешь, – угрожающе произнес Риан.

– Всего ужасающего! – попрощался Юрао.

– Катастрофичных и масштабных, – вежливо сказал Наавир.

И в полной тишине мы молча, гордо и с чувством выполненного долга покинули негостеприимную ресторацию.

Чтобы попасть в Ад.

Буквально.

В Аду было лето, царил вечерний недвижимый ни единым ветерком зной, сновали по дороге огромные, размером с окружающие дома, черные пауки, перенося на себе тюки с пряжей, важно ходили низшие демоны, деловито летали крылатые представители данного народа, грациозно прохаживались смертоносно-изящные темные леди, по большей части рогатые, в столь откровенных нарядах, какие оставляли мало простора для воображения.

Внезапно возле нас затормозила черная карета, из нее высунулся красноглазый индивид загорелой наружности и сипло поинтересовался:

– Ваша человечка? Продаете? Так пить хочется, сил нет. Сколько?

Я было хотела возмутиться, но Юр дернул за рукав и гордо сообщил цену:

– Двести золотых.

– Сколько? – захрипел вампир. – Вы что, с Бездны рухнули? Э, народ, тут вам не гномьи горы! Сколько за напиток, говорю?

– Двести пятьдесят, и цена с каждой секундой растет, – невозмутимо ответил Юр.

– Да гхыхр на вас! – выругался кровосос. – Эй, возница, гони к ближайшей таверне.

Кентавр мгновенно набрал скорость, унося от нас незадачливого покупателя.

– М-да, Хаос, – уничижительно высказался Наавир. – Возвращаемся?

И тут позади нас раздалось тихое «Кхе-кхе».

Мы повернулись. На пороге покинутой нами ресторации стояла уже знакомая гарпия. Окинув нас всех по очереди внимательным взглядом, воительница произнесла:

– Есть заказ. От клана Стального крыла. Возьметесь? Цена значения не имеет.

– Звучит заманчиво, – решил Юрао. – Пройдемте, обсудим.

– Я угощаю, – расцвела улыбкой гарпия.

И мы с самым деловым видом вернулись обратно в таверну. Нас там уже ждали – мрачный донельзя Риан и язвительно улыбающийся лорд Эллохар. Судя по демонстративному ожиданию, они полагали, что, столкнувшись с обитателями Ада, мы быстренько вернемся обратно и попросимся, чтобы нас отправили в уютный и безопасный Ардам.

Их предположение не оправдалось. Вернувшись, мы проследовали в отдельную комнату для переговоров с гарпией. Переговоры прошли успешно и завершились тем, что Наавир взял заказ на розыск представителя клана Стального крыла, затерявшегося в Темной империи. Самим гарпиям вход туда был, естественно, запрещен, так что мы для них стали сущим спасением.

Едва из кабинета вышла наша новая клиентка, как дверь приоткрылась, заглянул громадный крылатый демон и басовито вопросил:

– Можно?

– На международный уровень выходим, партнеры! – радостным шепотом проговорил Юрао.

И уже громче сказал:

– Конечно-конечно, проходите, уважаемый, в «ДэЮре» всегда рады новым клиентам! Чем мы можем вам помочь?

В конце нашего разговора с лордом Хамамиром магия вернулась и к Юрао, и к засиявшему золотом Наавиру. Унар, вместе с магией вернувший себе силу, выполз из кармана благодетеля и вдохнул полной грудью с видом возвратившегося к жизни монстра. Узрев его, лорд Хаммамир поспешил завершить разговор и ретироваться.

Проводив его взглядом, Унар развернулся к нам, хищно оскалился и возопил:

– Говорил я вам, что вы влипните?!

– Извини, мы не особо расслышали, ты в следующий раз говори не с набитым блинами ртом, – издевательски ответил ему Наавир.

– Да ты уплетал похлеще меня, бедная гоблинша печь не успевала!

– Это я не успевал есть! – возмутился дракон. – Потому что кое-кто, отрастив неестественно длинные блинные загребатели, загребал все себе.

Унар открыл было рот, чтобы ответить, но тут же закрыл, глянул на дверь, на нас и тихо спросил:

– Улепетываем?

Мы были только «за»!

В Ардаме на момент нашего возвращения царила глубокая ночь, но город не спал – горели огни на Вампирском проспекте, в небе метались стремительные силуэты драконов из Серой стражи, а едва мы вошли в контору, бессменно работающий по причине отсутствия необходимости спать и есть Доха меланхолично оповестил:

– Офицер Юрао Найтес вызывается в Крепость. Срочно.

Затем взглянул на нас и продолжил:

– Леди Дэя Риате Тьер разыскивается службой безопасности первой леди империи.

Ухмылка и:

– Лорд Иррадан Наавир разыскивается леди Шаеной Верис. Леди оставила вам сообщение. Зачитать?

– А давай, – махнул рукой дух Золотого дракона.

Доха взял лист, лежавший на краю стола так, словно его швырнули уходя, и зачитал:

– «Только попробуй сдохнуть, котяра злосчастная! Я тебя из Бездны выволоку, сволочь чешуйчатая… я… я… Ты вообще в курсе моей диссертации, да? Так вот – это угроза! Ты понял, да?!»

Наавир глянул на нас, сказал «скоро буду», развернулся и вышел – взлетал он уже драконом и полетел явно в сторону Академии Проклятий.

Юрао, проводив его печальным взглядом, передал все договора мне, после невозмутимо поинтересовался у Унара:

– Тебя не затруднит?

– Не особо, – улыбнулся хранитель рода Тьер.

И они пропали.

Нет, чисто теоретически я понимала, что Унар перенес Юрао в Крепость, где сегодня явно неспокойно, но выглядело это немного жутко – вот они есть, а вот их нет.

И в результате я осталась с договорами, которые требовалось перенести в нужные папки и отметить в каталоге. Положив папку на стол стригоя, я пошла снимать плащ и переобуваться.

– Как все прошло? – безразлично поинтересовался у меня Доха.

– Добрались до квартала сыроделов, там обнаружили портал непонятной природы, через него перенеслись в Хаос, – ответила я.

– Так и знал, что это вы полгорода разнесли, – все так же без единой эмоции произнес наш секретарь.

Да уж, прогулялись.

– Чай? – предложил Доха.

– Да, спасибо, ты очень заботливый, – ответила я.

И прошла в кабинет.

Сначала наш общий для приема заказчиков – Доха уже прибрался тут, так что мне оставалось лишь захватить маленькие золоченые разделители. Уже оттуда я перешла в отдельный кабинет Юрао, который в принципе являлся для нас картотекой, подошла к кажущейся непосвященным глухой стене, провела по ней ладонью в соответствии с инструкцией, и стена истаяла, открывая наш еще не очень внушительный каталог дел.

Я разместила три одинарные папки по разделам. Первая пошла в «Завершенные», это был тот контракт, который сегодня Риан и магистр Эллохар подписали. Контракт с гарпией перешел в «Поиск пропавших» и, соответственно, ведомство Юрао, он для начала пробьет информацию по своим служебным каналам, договор с демоном Хамамиром – в папку «Розыск артефактов», им завтра займется Наавир.

А меня ждали шесть дел, стоящих в отделении «Для Дэи», и я, глядя на них, раздумывала – заняться ими сейчас, хотя бы просмотреть информацию и сделать заметки, или вернуться в академию?

Решить не успела.

Рев пламени в приемной.

Звук решительных уверенных шагов.

Скрипнувшая дверь.

И нежные объятия, в которых я таяла от тихого, переполняющего ощущения счастья.

Но у меня неожиданно оказалось столько вопросов:

– Это вы за кшшшассом столько времени гонялись?

– За ним, – целуя мои волосы, хрипло ответил Риан.

– А… почему так долго?

– Приходилось быть крайне осторожными, неимоверным образом кшшшассу удавалось использовать магию вблизи артефакта, и он никогда не проявлял… мм-м… бережного отношения к чужой собственности – в столице половина тролльего квартала была взорвана им при попытке захвата.

 

Я испуганно вздрогнула.

А затем возмущенно спросила:

– Но, Риан, как же так? Почему вы не предупредили Ночную стражу о ситуации?!

Магистр мягко развернул меня к себе, взяв за подбородок, властно заставил запрокинуть голову и, едва наши взгляды встретились, практически прорычал:

– А в этом не было смысла, Дэя! Видишь ли, этот кшшшасс на территории Темной империи промышлял более семи лет. Его никто, никогда и никоим образом не обнаруживал. И, вероятно, не обнаружил бы, не проводи служба безопасности плановую проверку территорий столицы. Мы засекли дыру в магическом пространстве. Засекли, поставили на контроль – через семнадцать дней засекли повторную аномалию. Начали слежку. После взрыва в тролльем квартале отследили связь с Хаосом, и поиски были перенесены в «теоретически дружественное» государство. Нашли довольно быстро, но кшшшасс расшвырял атакующий отряд и скрылся. Повторная попытка взять его так же провалилась – Шейвр получил травмы, с трудом совместимые с жизнью, Харгат, глава подразделения крылатых демонов, вообще погиб. Именно по этой причине там сегодня были я и Рэн. Но вот чего я никак не могу понять, любимая, так это – что вы там делали?

Пожав плечами, честно рассказала:

– Юрао обнаружил, что за последние несколько месяцев в Ардаме произошла серия краж, связанных между собой всего одной странностью – скоропортящиеся продукты нигде более не всплыли. Мы предположили связь с Хаосом, а также примерное место преступления и отправились в сырный квартал, тот, что в центре, ну ты знаешь, там, если свернуть влево с Вампирского проспекта, не доходя до Кровавого фонтана. Наавир ощутил открытие портала, мы остановились, кшшшасс вышел из подъезда ближайшего дома, вежливо поздоровался и пошел… грабить. Юрао вызвал своих, мы вошли в дом, обнаружили гоблиншу, и на ней были какие-то странные чары, заставившие ее готовить гоблинские блинчики. Наавир с Унаром остались их пробовать, а мы с Юрао спустились в подвал и там ничего не обнаружили. Совершенно пустые полки. А потом грохот, взрыв, кшшшасс, повязка, мое проклятие, и мы в Хаосе. И ты знаешь, все было вполне в рамках рабочего процесса, а вот когда уже тебя с Эллохаром увидели, тогда да… страшно стало.

Усмехнувшись, Риан произнес:

– Звучит примерно так: «Все было замечательно, а потом появились вы!»

Я улыбнулась, а магистр, укоризненно покачав головой, тихо произнес:

– Дэя, меня откровенно поражает ваша контора частного сыска.

– Да, мы такие! – гордо и радостно ответила я. – Еще у нас репутация, растущая клиентская база и мы вышли на международный уровень.

Изогнув бровь, любимый как-то странно на меня посмотрел. Потом улыбнулся и хотел было поцеловать, но я заподозрила что-то… что-то смутное, толком даже мысленно не оформившееся, зато отозвавшееся в душе тревогой, и спросила:

– Ты ругаться будешь?

– Любимая, я не ругаюсь, – холодно произнес Риан.

– Допустим, – напряженно согласилась я. – Спрошу по-другому: что нам всем за это будет?

Магистр Темного Искусства вместо ответа снова улыбнулся. Это была крайне многообещающая в плане неприятностей улыбка, и почему-то за ней мне почудилась Бездна. Такая широкая, основательная и очень гостеприимная.

Нахмурившись, мрачно сообщила:

– Риан, исключительно в превентивных целях позволь тебе напомнить, что в случае чего за нас вступится вся гномья община.

– Это угроза? – раздраженно спросил он.

– Предупреждение, – выкрутилась я.

И вот тогда взбешенный магистр с едва сдерживаемой яростью прорычал:

– Родная, а ты хотя бы немного осознаешь, что сегодня могла погибнуть?!

– Риан, да откуда я могла знать, что все этим закончится? – вспылила я. – Мы просто взялись расследовать кражу сыра!

– По-твоему, мне легче от осознания, что моя женщина могла погибнуть из-за какого-то сыра? – взревел Риан.

Учитывая, что он продолжал меня обнимать, стало очень страшно. Но я почему-то все равно пояснила:

– Не какого-то, а белого коллекционного скоропортящегося сыра.

Глаза магистра полыхнули. Я испуганно притихла, Риан явно предпринимал титанические усилия в попытке сдержаться и не сорваться на крик.

И тут в дверях раздалось:

– Леди Дэя, чай уже можно подавать или подождать, пока вы перейдете к следующему этапу семейного скандала?

Мы повернулись и посмотрели на невозмутимого Доху, зависшего в дверях с подносом, на котором помимо чашки для меня имелась так же чашка чая для Риана.

– А какой следующий этап? – спросила, заинтересовавшись, я.

– Я тебе его дома продемонстрирую. В полном объеме! – мрачно обрадовал магистр. – С договорами закончила?

И в этот момент я осознала, по какой причине мы все еще в конторе – Риан просто знал, как трепетно мы с Юрао относимся к документации.

– А чай? – спросила, осторожненько высвобождаясь из объятий любимого.

Риан молча подошел к Дохе, взял одну чашку чая, залпом выпил, вторую ожидала та же участь.

– Благодарю, – произнес темный лорд тоном, менее всего эту благодарность подразумевающим.

– Всегда рад услужить, – безразлично и совершенно без готовности к служению ответствовал Доха.

И он было уже собирался нас покинуть, но тут в приемной взревело пламя.

И рев его был раза в три злобнее, чем когда Риан появился.

А потом на всю контору раздалось:

– Найтес, самоубийца ушастая, знаешь, я тут в сырный квартал заглянул… Ничего не хочешь мне сказать, труп потенциальный?

И я подумала, как же здорово, что Юрао вызвали в Крепость. Потому что, судя по тону, лорд Эллохар был не просто в гневе, он был взбешен до крайности.

– А что там в сырном квартале? – повысив голос, поинтересовался Риан.

Эллохар помолчал мгновение, осознавая, что мы еще в конторе и все слышали, а затем спросил:

– То есть ты не видел?

Взревело алое пламя.

Мне стало как-то нехорошо.

И стало еще хуже, когда явившийся принц Хаоса, сдвинув в сторону Доху с подносом, вошел в кабинет Юрао. Выглядел магистр Смерти лениво-небрежно-безразличным, одна проблема – губы были сжаты настолько, что побелели, а в глазах плясали все огни Ада.

– Прелесть моя, а ты мне ничего сказать не хочешь? – издевательски поинтересовался он.

Что-либо ответить я не успела: рев огня – и из пламени шагнул до безумия злой Риан. Неимоверно злой, я бы даже сказала – пребывающий в крайней степени бешенства. И у меня появилось стойкое ощущение, что меня сейчас убивать будут.

А потом вдруг промелькнула странная мысль:

– Знаете, я тут подумала…

– А ты умеешь думать? – разъяренно спросил лорд Эллохар. – Что, серьезно? Ух ты! А то знаешь, складывается ощущение, что мыслительный процесс от тебя основательно далек!

Недовольно глянув на него, я невозмутимо продолжила:

– Так вот, я тут подумала, что кража сыров и коллекционных конфет – это как-то слишком мелко для злодея, разносящего половину квартала при попытке его захватить. Опять же, оказанное им сопротивление как-то не вяжется с вежливостью, проявленной, когда мы впервые встретились… И последнее – товары, уворованные в Темной империи, всплывали где-нибудь в Хаосе?

И я посмотрела на магистров.

– Нет, – сухо произнес мой любимый.

– Ты издеваешься? – взбешенно поинтересовался магистр Смерти.

– Частично, – холодно ответил Риан.

А я подумала, что мне очень не хватает сейчас Юрао и Наавира, потому что нас определенно ждало новое увлекательное расследование. В конце концов, мы просто обязаны были выяснить, куда подевались как минимум сыры, а как максимум – конфеты ручной работы. А для расследования нам нужно в Миры Хаоса, то есть понадобится разрешение от повелителя Ада, и желательно сопровождающие для обеспечения охраны. А это деньги. И разрешение – дорого стоит, плюс время, потому что, пока канцелярия прошение обработает да пока Властитель подпишет… Но если мы будем работать по заказу лорда Эллохара и под прикрытием Риана, то…

И я улыбнулась. Очень вежливо, приветливо и обворожительно, недвусмысленно намекая некоторым, что они обязаны, просто обязаны нас нанять.

– Риан, можно я ее сам убью? – простонал магистр Смерти, осознав, к чему я клоню.

Мой любимый, ничего не ответив другу, несколько долгих секунд внимательно смотрел на меня, а затем произнес:

– В Хаосе от меня ни на шаг.

– Как скажешь, – радостно согласилась я.

– Ты это серьезно? – переспросил лорд Эллохар.

Риан, притянув меня к себе и обняв за талию, спокойно ответил:

– Они вычислили кшшшасса менее чем за час.

– Им банально повезло!

– Долю везения я не отрицаю, Рэн, но о профессионализме «ДэЮре» поговаривают уже не только в Ардаме, но и по всей империи.

– Еще бы не поговаривать, учитывая, как умеет расхваливать это злосчастное заведение ушастый!

– И все же факт остается фактом, – веско произнес магистр Тьер.

Я поняла, что это нас похвалили. Скупо и очень завуалированно, но похвалили.

И улыбалась уже не переставая, просто от счастья.

А потом вдруг сопоставила, о чем сегодня разговаривали с Наавиром и Юрао, и задумчиво произнесла:

– Интересно, а кража конфет ручной работы в виде ардамского храма Бездны и участившиеся случаи человеческих жертвоприношений как-то связаны? Ведь пробрались же каким-то неведомым образом тьмушники на территорию империи… Нет, по самой империи они передвигались на возницах, и кентавры практически поголовно сейчас в Крепости отчитываются о произошедшем, но ведь как-то они к нам из Хаоса перебрались… Как-то незаметно… Практически так же незаметно, как кшшшасс.

Я посмотрела на Риана, заметила, как они с магистром Эллохаром напряженно переглянулись, и поняла, что последний месяц любимый пропадал не только по причине выслеживания кшшшасса. Дело было серьезнее, гораздо серьезнее, чем они оба собирались мне сказать. Точнее – они вообще ничего не собирались мне говорить, а речь явно шла о проблеме крупного масштаба, раз проводилась совместная операция службами безопасности двух государств. И уже просто интересно стало, кто тут замешан – тьмушники, сама Тьма, или кланы Бездны решили потребовать прибытия Риана на темные земли в качестве правителя… Просто очень уж похож артефакт кшшшасса на некоторые изобретения темных лордов… Тьма! Надеюсь, вот сейчас я ошиблась. Сильно ошиблась. Меня как-то совершенно не радовала мысль переезда в широкую, основательную и такую гостеприимную Бездну на постоянное место жительства…

Маргарита Гришаева
Мотивация

Пролог
(конец осеннего семестра, сессия)

– Адептка Мияри, – холодный суровый голос куратора нашего курса пробирал до самой глубины души, – я надеюсь, вы понимаете, насколько плачевно ваше нынешнее положение.

Я, потупив взгляд, печально кивнула.

Алистар Двэйн, наш куратор, преподаватель расоведенья, настоящий полудемон Миров Хаоса, ну и просто мужчина, внушающий уважение, а иногда и страх адептам Академии Проклятий, с неодобрением и, я бы даже сказала, недоумением продолжал сверлить меня взглядом.

– Вы осознаете, что еще один несданный предмет – и я при всем желании не смогу помочь вам задержаться в академии? – Проникновенный тон, видимо, должен был воззвать к моей совести или хотя бы к ее остаткам. К слову, это было вовсе необязательно, потому как совесть уже давно корчилась в муках, почти так же, как и я от осознания своей никчемности.

Все я понимала, не дура же. Ну, или по крайней мере не полная дура. Частями разве что. Но почему-то мне кажется, что самыми важными частями.

А куратор все не успокаивался.

– Вы мне просто объясните, как это вообще возможно? – вопрошал он, гипнотизируя меня своими зелеными глазами.

Ах, этот взгляд… я могла часами сидеть на занятиях, лишь любуясь этим взглядом… но, к сожалению, пропуская мимо ушей все, что куратор говорит.

– Вы же неглупая девушка, – продолжались тем временем нравоучения, – но я просто не понимаю, как вы умудрились сдать Смертельные проклятия с первого раза, но при этом уже трижды завалить Бытовые. Или, например, на «отлично» справиться с историей, но при этом и на тройку не натянуть мой предмет, хотя я очень старался вытащить из вас хоть крупицы знаний? – Очевидно, факт моего позорного незнания конкретно его предмета огорчал куратора куда больше, чем все остальные мои хвосты.

И мне действительно было стыдно, я даже покраснела. Потому что с расоведеньем и правда глупо получилось. А все эти глаза…

– Вы можете мне нормально объяснить этот феномен? – Буквально требование, которого без ответа не оставить.

И как вам объяснить, что дело-то, в общем, вовсе не в конкретных предметах…

 

– Не могу. – Снова стыдливо потупилась. Потому что озвучить истинную причину не получится точно.

– Хоть как-то объяснитесь, – устало вздохнул мужчина.

А я лишь печально вздохнула в ответ.

Что объяснять? Что я влюбилась? Так глупо, внезапно, совершенно по-детски. Теряя голову от одного упоминания, выискивая знакомые черты в каждом. Ну и как учиться в таком состоянии, когда ты себя не помнишь?

– В общем, все, что я могу для вас сделать, – это выбить пару дней на пересдачу, и то при условии, что следующий экзамен вы сдадите по крайней мере на «хорошо», – еще один строгий взгляд на меня – как ножом по сердцу.

– Спасибо, – прошелестела я.

– Не за что, – с оттенком иронии прозвучало в ответ. – Исходя из того, что я вижу сейчас, шансов у вас никаких.

Я расстроилась еще больше, на глазах начали собираться слезы.

Магистр Двэйн прав: у меня сейчас никаких шансов ни в учебе, ни в этой глупой любви.

Он же меня не то что не замечает, он ведь надо мной смеется. Я для него практически никто. На что при таком раскладе я могу вообще рассчитывать?

– Вам нужно взять себя в руки и в конце концов заняться учебой, если вы хотите продолжить обучение в Академии Проклятий, – донеслось до меня, погруженной в свои мысли, словно издалека.

Это точно – нужно взять себя в руки. Нужно доказать себе и ему, что я его достойна. Что я тоже могу быть сильной, умной и просто лучшей. И на курсе, и для него.

– Подумайте, что вам нужно, чтобы справиться и закрыть все эти долги? – снова этот далекий голос.

– Мотивация, – четко поняла я. – Мне нужна правильная мотивация.

– Мотивация?!

Мамочка мне всегда говорила, что я упертая, как баран. Если чего-нибудь сильно захочу, то точно добьюсь. Значит, нужно этим пользоваться. Просто так стать лучшей в учебе мне не интересно. Значит, нужно поставить правильную цель. Целевое планирование – этому же нас тоже учили. Поставить цель и идти к ней. Вот я для себя решу, что если в следующем полугодии стану лучшей, то он меня обязательно заметит, он поймет, что я тоже на многое способна, и оценит. Я себя покажу. Это будет моя мотивация.

– … Адептка Мияри, – внезапно вырвал меня из грез и размышлений голос куратора, – такая мотивация будет достаточной? – и какой-то непонятный мерцающий взгляд этих зеленых глаз. И что я могла сказать в такой ситуации?

– Да, – зачарованно кивнула и даже просияла улыбкой, – такая мотивация мне точно поможет.

Даже не сомневайтесь, магистр Двэйн, я не просто подтянусь, я стану лучшей на курсе и добьюсь, точно добьюсь этой любви. Не пройдет и семестра, как эти зеленые глаза, такие же, как у вас, но принадлежащие вашему племяннику Антейну Двэйну, станут моими безоговорочно.

– Тогда с нетерпением буду ждать ваших успехов, – неожиданно весело улыбнулись мне. – Вот на ближайшем экзамене проверим вашу решимость.

– Даже не сомневайтесь, – покивала я. – Спасибо вам огромное, – и, вскочив с кресла, поспешила покинуть кабинет.

И только выйдя и пройдя с десяток шагов по коридору, до меня наконец-то дошло.

– Стоп, а о какой мотивации он говорил?

Впору снова заливаться слезами. Ах эти предательские зеленые глаза, так похожие на те, которые люблю я, снова ввели меня в заблуждение! Кажется, я прослушала что-то довольно важное. Одно радует: по прошедшему разговору ни зачета, ни экзамена не предвидится, так что на подобной невнимательности меня поймать некому. А так получается, что если… (хотя нет-нет, никаких «если», только «когда»!) Когда я добьюсь своей цели, то помимо сердца Антейна и хороших оценок в диплом я получу и какой-то подарок-сюрприз от магистра.

Уж я-то точно буду в выигрыше.

И вот, довольная и полная энтузиазма воплотить свой план в действие, я поспешила в общежитие, чтобы успеть переодеться к вечернему построению, даже не подумав, что экзамены и зачеты бывают не только в стенах академии, но и в обычной жизни. И иногда провалить вторые куда хуже.

Часть первая
(весенний семестр)

Это было суровое время – сессия. Мы выживали, как могли. Кто-то на нескончаемых запасах кофе, а кто и на каких других, запрещенных стимуляторах мозговой деятельности. Но все же сессия была пройдена и даже долги закрыты.

Понятно, что после реорганизации академии и вступления на должность директора лорда Тьера количество отстающих заметно уменьшилось, и даже не столько благодаря отчислению сих нежелательных элементов, сколько потому, что адепты воспрянули духом и поняли, что учеба здесь действительно может дать им какие-то перспективы. Но все же рассчитывать на то, что отстающих не будет совсем, было бы слишком. Нет, мы выживали даже в таких суровых условиях. И хотя я попала в эти ряды скорее по глупости, так же, как и прочие простые смертные, бегала с сумасшедшим взглядом по преподавателям и сутками не спала, пытаясь наверстать упущенное.

Смогла, закрыла, молодца, в общем. А все почему? Потому что у всех каникулы, и Он уехал отдыхать, следовательно, отвлекать меня от процесса учебы было некому и нечему. Ну, кроме моих собственных мыслей и мечтаний о светлом будущем. Но я старалась держать их под контролем.

Но вот с началом нового семестра пришлось туго. Так много соблазнов, ведь снова начинаются занятия, которые у нас проходят вместе. Но я держалась. У меня есть моя мотивация! И я задействовала ее по полной. Решила для себя, что взгляд в Его сторону можно себе позволить только после страницы текста лекции, а сам взгляд – чтобы не дольше одного вздоха. Я себя знаю. Страницу напишу, взгляну и зависну на остаток пары. А так долго смотреть не получится. С задержкой дыхания у меня не очень – ныряльщик хороший, но однократный – нырну глубоко и больше уже не всплыву.

В общем, мотивация работала. Лекции писались, по вечерам даже делались домашние задания, потому что мне наконец-то было по каким материалам их делать.

Первые успехи настигли меня уже через месяц. Практическая у мастера Окено, на которой я блещу знаниями и даже нахожу важную улику в виде кристалликов проклятия в грязной луже, натекшей с обуви, у порога. И вот я, вся такая гордая и довольная, принимаю благодарности и бросаю взгляд на милого Антейна, чтобы насладиться одобрением в его глазах, и что же вижу?

Мои прекрасные зеленые глаза обращены к этой… Ликаре.

Соперрррницааа!

И вот что в ней, спрашивается, такого? Ну, фигурка неплохая, волосы блондинистые – тусклые какие-то, блеклые, да и вообще, скорее, волосинки. Мордашка, возможно, даже где-то симпатичная – глаза косят недостаточно, чтобы это бросалось в глаза сразу же, широко она не улыбается, так что зубы вполне себе скрыты и практически незаметны, в общем, если сильно не приглядываться, то вполне ничего.

Нет, я, конечно, сама не первая красавица. Но по крайней мере у меня есть шикарная русая коса, ноги, руки, зубы не кривые, а извилины в голове, наоборот, достаточно изгибисты.

Так почему же Он с такой улыбкой смотрит на нее, а не на меня? Это же я сегодня здесь добилась успеха.

В общем, с практических я возвращалась не в настроении.

– Адептка Мияри! – окликнули печально плетущуюся меня уже в холле академии.

Я обернулась. Со стороны подвала ко мне стремительно направлялся наш любимый куратор Алистар Двэйн. Вот же, принесла нелегкая. Давай, еще ты меня помучай своими зелеными глазами. Главное, сейчас опять не прослушать чего важного.

Приблизившись, магистр осмотрел меня, я бы сказала, с какой-то опаской.

– Вы в порядке? – осторожный вопрос, а я сразу расстроилась. Неужели по мне можно читать, как по книге? Стоило немного разочароваться в своем способе достижения желаемого, и вот слово «печаль», похоже, крупными буквами светится у меня на лице.

– Да, конечно, все хорошо, – пролепетала я, стараясь не поднимать взгляд до его глаз.

Держись, не смотри! Шаготта, ты же не хочешь снова попасть в неловкую ситуацию?

– Я к чему это, – словно осторожно подбирая слова, начал магистр Двэйн. – То, как вы успешно закрыли свои долги, причем даже на «отлично», не может не радовать меня.

Вот тут я позволила себе довольную улыбку. Хоть кто-то оценил мои старания.

– Уже сейчас многие преподаватели отметили, что вы стали внимательнее и собраннее на занятиях, и это даже успело отразиться на ваших оценках, – продолжал он вести к чему-то.

А я стала еще довольнее. Бездна, оказывается это так приятно, когда тебя хвалят за отличную успеваемость. Возможно, стоило поставить в дальнейшем учебу самоцелью. Но об этом можно будет подумать после того, как я достигну или даже, скорее, настигну свою главную цель.

– Но как бы мне ни были приятны ваши успехи, не могу не заметить, что, возможно, вы проявили излишнее усердие, и теперь вам стоит слегка поумерить пыл, – кажется, наконец-то дошел до основной мысли своей речи куратор.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru