Хомс и тайна зелёного облака

Елена Ярышевская
Хомс и тайна зелёного облака

© Ярышевская Е.Н., 2017

© Ил., Куршева Ю.Н., 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Глава 1. Сенсация

– Так, так, – пробормотал Хватсон, разворачивая утром свежий номер газеты «Вестник Густолесья». – Жизнь в городе замерла. Ни одной интересной новости за неделю! Может, сегодня повезёт?

Он быстро просмотрел заголовки и вдруг подскочил на стуле:

– Погодите-ка, что это?

На второй странице ему бросилась в глаза статья с интригующим названием: «Необычное природное явление: над Густолесьем видели зелёное облако!».

– Зелёное облако? – недоумённо пробормотал Хватсон и отхлебнул морковный чай из подставки для карандашей. – Интересненько!

И Хватсон углубился в статью.

Пока он читает, мы успеем кое-то рассказать о нашем герое. Хватсон – самый известный в Густолесье заяц. Правда, некоторые говорят, что на самом деле его зовут вовсе не ХваТСон, а ХваСТсон. И, якобы, эту фамилию дали зайцу за склонность иногда прихвастнуть, приукрасить события. Но сам Хватсон утверждает, что это всё клевета завистников.


Принято считать, что все зайцы трусливы. Но только не Хватсон! Он храбр, ловок, умён и обожает ввязываться в опасные и таинственные истории.

Живёт Хватсон на проспекте Капустного листа. Все, кто впервые заходит к зайцу, удивляются ужасному беспорядку, царящему внутри его дома. Хозяин запросто может подать гостю чай в стаканчике для зубных щёток. Или поставить на стол овсяное печенье в своей парадной шляпе. Но друзья уже привыкли и ничему не удивляются. Все в Густолесье понимают, что Хватсону некогда наводить в доме уют. Он слишком занят, разоблачая коварных злодеев и раскрывая ужасные тайны.

– Интересненько… – протянул Хватсон, дочитав статью. И глубоко задумался.

В статье рассказывалось об уникальном природном явлении, которое наблюдала вчера белка Ёлкина-Иголкина. Белка утверждала, что, выглянув ровно в полдень из своего дома на улице Шишкина, она увидела в небе ярко-зелёное облако. Облако повисело несколько минут над Густолесьем и уплыло в неизвестном направлении.

Заяц внезапно вскочил, сгрёб со стола газету и, опрокинув подставку с чаем, бросился на улицу.


Глава 2. Хомс берётся за новое дело

Хватсон рысью добежал до остановки, на которой не было ни души. Очевидно, трамвай только что уехал.

– Вот незадача! – огорчился Хватсон и решил идти пешком.

Он бодро доскакал до конца проспекта Капустного листа и свернул на Брусничную улицу. А отсюда уже было лапой подать до Горохового переулка, где жил Хомс. Большой, внушительный дом приятеля напоминал деревенский амбар. Поговаривали, что Хомс выбрал такой дизайн в память о юности, проведённой в деревне.

Хватсон в нетерпении забарабанил лапой по кнопке электрического звонка и услышал, как внутри дома поднялся оглушительный трезвон.

В ту же минуту над звонком раскрыла свой настороженный глаз встроенная видеокамера. Она внимательно всмотрелась в гостя, стоящего на пороге, и прокаркала искажённым динамиками голосом Хомса:

– Хватсон, это вы? Встаньте-ка ближе к свету. Я не могу вас разглядеть как следует.

– Хомс, хватит дурака валять! – с досадой отозвался заяц. – Конечно, это я. Открывайте быстрее! У меня есть для вас кое-что интересненькое.

Послышался лязг многочисленных автоматических замков и засовов. Наконец, двери распахнулись.

– Проходите, Хватсон. Я в библиотеке, – снова послышался голос хозяина.

Хватсон, не мешкая, ринулся вглубь дома с твёрдым намерением как можно скорее добраться до приятеля. Дело это было непростое. Дом Хомса представлял собой настоящий лабиринт из бесконечных коридоров, коридорчиков, комнат, потайных помещений и маленьких кладовок. Даже самому хозяину иногда случалось забредать совсем не туда, куда он хотел попасть. Но библиотека была его излюбленным местом, где он проводил большую часть дня. И дорогу от двери до библиотеки заяц знал хорошо.



Хватсон доскакал туда за пару минут и, наконец, увидел Хомса. Хозяин дома – гигантских размеров рыжий хомяк, прославленный борец с преступниками, знаменитый Хомс – сидел за огромным столом тёмного дерева. На круглом пузе Хомса едва сходился уютный бирюзовый халат. Хомс считал, что бирюзовый цвет выгодно оттеняет его рыжую шерсть. Перед хомяком стоял полный стакан сельдерейно-огуречного сока и тарелка, доверху наполненная салатными листьями. Хомс время от времени садился на диету, чтобы немного похудеть.

Хозяин дома захлопнул толстую книгу, которую читал до вторжения нежданного гостя, и строго уставился на посетителя.

– Хватсон, – укоризненно прогудел он. – Вы же знаете, что в такой ранний час я не принимаю гостей. Что случилось? К чему такая спешка?

Хватсон победоносно потряс газетой.

– Вы уже читали утренний выпуск «Вестника Густолесья»? – возбуждённо закричал он. – Могу поспорить на вагон капусты, у нас есть новое дело!

Хомс покачал головой:

– Вам прекрасно известно, что я не читаю газет. В них пишут одну ерунду, на которую не стоит тратить время.

И хомяк неторопливо отхлебнул сок из стакана.

– Ерунду?! – мгновенно вскипел заяц. – Пресса – важнейший источник информации обо всём, что происходит в городе! Скажите спасибо, что я читаю газеты! Иначе мы с вами лишились бы половины всех наших дел и расследований!

Хомс зевнул и снова зашуршал страницами:

– Я бы ничуть не расстроился. Эти дела и расследования отнимают слишком много сил, которые я мог бы потратить с гораздо большей пользой.

– Например, поспать? – иронически осведомился Хватсон.

– Или прочитать хорошую книгу, – парировал Хомс.

Он помолчал минуту, потом тяжело вздохнул и ворчливо спросил:

– Ну, что там у вас? Какое новое дело померещилось вам на газетных страницах?

Хватсон, не удостоив приятеля ответом, протянул ему «Вестник».

Хомс внимательно прочитал статью, отложил газету и посмотрел на Хватсона.

– Ну, что вы думаете об этом? – нетерпеливо спросил заяц.

– Думаю, что на этот раз чутьё подвело вас. Скорее всего, речь идёт о каком-то необычном природном явлении. Им должны больше заинтересоваться учёные, чем детективы.

– Да вы что, Хомс?! – возмущённо подскочил Хватсон. – Всем известно – зелёных облаков в природе не бывает! Наверняка это происки каких-то ужасных преступников! И мы их разоблачим и спасём наш город от грозящей ему неведомой опасности!

– Но какая опасность может грозить Густолесью от этого таинственного зелёного облака? – пожал плечами Хомс.

Хватсон возбуждённо забегал по библиотеке.

– Пока не знаю. Но я уверен – за этим что-то кроется! Хомс, нас ждёт новое дело! Наконец-то! Засиделись мы с вами! Два месяца ни одного расследования, ни одного разоблачения… Так и со скуки помереть недолго! Я уже решил, что все преступники в Густолесье разом перевоспитались или собрали свои вещи и отправились на другой конец земли. Мы не можем терять ни минуты! Коварные злодеи замышляют ужасное преступление, и наш долг – предотвратить его!

Хомс задумался. Потом с неприязнью покосился на свой салат. И вдруг глаза хомяка блеснули.

– Что же, Хватсон, – осторожно сказал великий детектив. – Возможно, вы правы. Я вообще-то терпеть не могу проводить расследования. Слишком много хлопот! Но мы обязаны разобраться в этой истории. К сожалению, в Густолесье только один гений может справиться с подобной задачей. И этот гений – я. Но чтобы разгадать такую сложную загадку, мой мозг должен напряжённо работать. А для этого ему необходимо соответствующее питание. Так что отложим диету до завершения следствия.

И Хомс с невыразимым облегчением отодвинул от себя тарелку с салатом. Потом достал из кармана халата пачку орехового печенья в гороховой глазури и поспешно сунул в рот несколько штук. Жуя печенье и жмурясь от удовольствия, хомяк обратился к Хватсону:

– Отправляйтесь-ка, друг мой, к очевидцу событий и хорошенько расспросите Ёлкину-Иголкину. Выясните до мельчайших подробностей, что именно она видела. Не стоит слишком доверять газетам. Всё переврут и перевернут с ног на голову.

Хватсон не стал терять время на пустые разговоры. Он кивнул Хомсу и пулей вылетел из дома, преодолев многочисленные коридоры за каких-то полторы минуты. Услышав, как хлопнула дверь, Хомс хмыкнул и снова запустил лапу в пакет с печеньем. Вскоре пакет опустел. Отряхнув с халата крошки, великий детектив удовлетворённо вздохнул, закрыл книгу, удобно устроился в кресле и через секунду захрапел.


Глава 3. Что видела белка?

Улица Шишкина находилась довольно далеко от Горохового переулка. Хватсону пришлось ехать с двумя пересадками: сначала две остановки на трамвае, а потом пять остановок на Кротометро. Не обошлось без задержки: машинист поезда Слепоглазов перепутал туннели и привёз пассажиров вместо станции «Шишкино» на станцию «Мишкино». Наконец через полчаса Хватсон добрался до улицы, где жила белка, и очередной раз дал себе страшную клятву в следующем месяце приобрести лесомобиль.

Белкина квартира располагалась на седьмом этаже огромной раскидистой ели. Хватсон поднялся вверх на лифте и постучал в дверь. Ёлкина-Иголкина была дома. Она появилась в на пороге, вытирая лапы о передник. Из глубины квартиры пахло чем-то весьма аппетитным. Хватсон жадно повёл носом. Ведь сегодня он не успел даже позавтракать из-за этого расследования. Только чаю наскоро хлебнул.

– А, это ты, Хватсон, – обрадовалась хозяйка и широко распахнула дверь. – Заходи! Ты как раз вовремя! Вишнёвый пирог подоспел!

 

Хватсон не заставил себя долго упрашивать, перешагнул порог и направился прямиком к столу.

– Сколько раз я говорил тебе: сделай глазок в двери. Или хотя бы спрашивай, кто пришёл, – укорил он белку. – Сейчас времена такие: на всех углах коварные злодеи. Попадёшь когда-нибудь в неприятности! Конечно, мы с Хомсом со временем очистим этот город от преступного элемента. Но пока надо держать ухо востро!

И заяц поднял свои длинные уши, изображая крайнюю настороженность.

– Ой, да ладно тебе! – отмахнулась Ёлкина-Иголкина, щедро накладывая в тарелку Хватсона пирог. – Ну какие у нас в Густолесье преступники? Вечно вам с Хомсом мерещится что-то.

Заяц от возмущения так и подскочил на стуле:

– Да знаешь ли ты, сколько бандитов мы с Хомсом обезвредили в этом городе?! Только благодаря нам жители Густолесья могут спать спокойно по ночам. Но злодеям неймётся! Только выведешь на чистую воду одного, тут же другой объявляется. Да ты и сама стала свидетелем преступного заговора против горожан.

– Я? – искренне удивилась белка. – Ничего такого я не видела. Никакого преступления.



Хватсон вытащил из кармана скомканный «Вестник Густолесья» и помахал им перед носом озадаченной хозяйки.

– А зелёное облако? – ехидно спросил он. – Или ты хочешь сказать, что на самом деле ты его не видела? Всё это выдумки газетчиков?

– Ах, это, – кивнула Ёлкина-Иголкина. – Да, я на самом деле видела зелёное облако. Вышла утром из квартиры и посмотрела на небо. Вдруг вижу: что-то ярко-зелёное прямо над нашим домом висит. Пригляделась – а это облако! Самое настоящее. Только почему-то зелёное.

Белка замолчала.

– Ну, – поторопил её заяц. – А дальше что?

– Да ничего, – пожала плечами Ёлкина-Иголкина. – Повисело пару минут и уплыло куда-то.

– А как газетчики об этом узнали?

– Я потом позвонила в «Вестник Густолесья», в научный отдел. Хотела узнать, может, это какое-то уникальное природное явление. Я наукой очень интересуюсь.

– А может, ты просто хотела, чтобы у тебя интервью взяли и твой портрет в газете напечатали? – насмешливо поинтересовался Хватсон. – Может, ты всё придумала ради этого?

– Ничего я не придумала! – рассердилась белка. – Было облако! Ярко-зелёное, как молодая трава! Своими глазами видела!

– В газету мне, конечно, хотелось попасть, – смущённо призналась она через минуту. – Я первый раз за всю свою жизнь стала свидетелем чего-то необыкновенного! Такой шанс нельзя было упустить. Жаль только, что фотография не слишком удачная получилась.

– Фотография? – в сильном волнении вскочил Хватсон. – Тебе удалось заснять облако? Ты его телефоном щёлкнула?

– Моя фотография! – с досадой уточнила белка. – Я вообще не фотогеничная. А фотографии облака у меня нет. Я так удивилась, увидев его, что мне даже в голову не пришло телефон достать.

– М-да, – протянул заяц. – Вещественные доказательства отсутствуют. Имеются только свидетельские показания. Но можно ли им верить?

И он задумчиво откусил кусок пирога, пожевал его и с сомнением повернулся к белке:

– Зачем ты посмотрела на небо? Что ты ожидала там увидеть? Обычно никто из горожан на небо не смотрит. Все бегут по своим делам, уставившись в землю. Иногда на телефон или часы взгляд бросят. Но чтобы на небо…

– Хотела узнать, не будет ли дождя, – пояснила Ёлкина-Иголкина. – В магазин собралась за продуктами для пирога. Решала, брать зонт или нет.

– А прогноз погоды? – удивился Хватсон. – Зачем белке, у которой есть телевизор и прогноз погоды, смотреть на небо?

– Да врёт он всё, твой телевизор! – возмущённо фыркнула белка. – Ещё ни разу дождь правильно не предсказал! Сколько раз из-за этого мокрую муку из магазина приносила!

Заяц задумчиво почесал лапой за ухом.

– Есть такое дело, – согласился он. – Хомс даже иногда говорит про свидетеля: «Врёт, как прогноз погоды». Ну ладно, значит, у тебя была причина посмотреть на небо. Продолжаем разговор. Насколько точно в газете изложены детали происшествия?

– Точно изложены, – подтвердила хозяйка. – Как там написано, так всё и было.

– Можешь ли ты что-нибудь добавить к сказанному? Возможно, какие-то детали вспомнила? – с надеждой спросил Хватсон.

– Есть кое-что, – призналась Ёлкина-Иголкина. – Я не сказала об этом журналистом, чтобы меня не приняли за сумасшедшую.

Заяц так и подался вперёд, забыв про кусок пирога, который сжимал в лапе.

Белка опасливо посмотрела по сторонам и прошептала:

– Дело в том, что… В общем, может, мне показалось… Не знаю, как сказать.

– Да говори уже! – крикнул в нетерпении заяц и сгоряча стукнул лапой с зажатым в ней пирогом по столу. Пирог смачно шмякнулся о столешницу, начинка радостно брызнула во все стороны, повиснув на заячьих усах, ушах, носу и рубашке живописными рубиновыми каплями.

Но Хватсон ничего не заметил. Он весь обратился в слух.

Наконец хозяйка решилась:

– Дело в том, – твёрдо сказала она, – что из этого зелёного облака высунулось довольно большое ухо!

– Ухо?! – не поверил своим собственным ушам заяц. – Какое ухо может быть у облака?!

– Вот и я думаю, что не может, – кивнула белка. – По крайней мере, у обычных облаков ушей не бывает. А о зелёных мне ничего не известно. Может, это редчайшее явление, природный феномен: зелёное ушастое облако, а?

– А дальше что было? – поторопил её Хватсон.

– Ну, как я говорила, облако немного повисело над нашим деревом. Мне показалось, что оно к чему-то прислушивается. Потом облако спрятало своё ухо и куда-то уплыло.

– Куда? – быстро спросил заяц.

Белка махнула лапой на северо-восток.

– Вот почему я не стала ничего рассказывать газетчикам, – вздохнула она. – Они бы наверняка не поверили в эту историю.

Хватсон задумчиво потёр нос, по-прежнему не замечая изменений, произведённых пирогом в его внешности.

– Спасибо, Иголкина, – наконец сказал он. – Ты очень помогла следствию. Если ещё что-то вспомнишь, звони мне немедленно.

И Хватсон направился к двери.

Когда он был уже у самого порога, белка вдруг его окликнула:

– Погоди-ка! Я вспомнила ещё кое-что! Облако… уплыло против ветра!


Рейтинг@Mail.ru