И смех, и слезы, и любовь

Елена Викторовна Грабовецкая
И смех, и слезы, и любовь

Одесские миниатюры

Тётя Роза

Тетя Роза румянила щеки розовым, наверное, имя обязывало. Надо сказать, что ее моложавому лицу это придавало очень цветущий вид. Из-за веселого нрава и отменного чувства юмора, а может, вовсе не из-за этого, а просто из-за небольшого роста, все, даже едва знакомые люди, неизменно называли её очень ласково – Розочка или девушка. Несмотря на то, что у нее подрастала пятнадцатилетняя красавица внучка, о которой говорили:-Ну просто копия бабушки! Тетя Розочка молодилась, цвела и пахла французскими духами из последних сил. А Валерий Петрович, встречая их вместе галантно открывая двери подъезда, произносил: «Девочки, вы близняшки?»

Все в ее жизни было хорошо, она улыбалась и только изредка, когда ей что-то не нравилось и она быстро хотела уйти, хваталась за левую, упруго торчащую грудь и, опустив глаза, всем своим видом показывала, что ей сейчас не до политических прений, театрально болезненно произносила: – Ой сэрцэ! Сэрцэ не касалось таких мелких неприятностей, как порванные босоножки или просроченная виза в Израиль во время карантина, эти вопросы она решала на раз и весело.

Когда порвались любимые босоножки, она их отнесла в сапожную мастерскую, где работали молодые ребята – очень живописная пара: голубоглазый блондин, лет тридцати, и кареглазый брюнет лет 28. Оба обходительные, старательные, работают, всем своим видом показывая: любой каприз за ваши деньги. А деньги за оторванный ремень босоножки выходили таки приличные, потому что просто так приклеить или пришить его невозможно, нужно обязательно поменять стельку, перебрать весь босоножек. Пусть перебирают, подумала Розочка, будут как новые, мне в них удобно – это главное.

Через пару дней таки был повод порадоваться, потому что, когда она разговаривала со старушкой Дусей, между прочим, своей ровесницей, ей позвонил молодой человек из сапожной мастерской. Дуська бросила резвый взгляд на телефон, где высветилась фотка с надписью «Сережа», навострила уши, сжав губы в тонкую нить.

А Розочка расцвела: -Ой, думала завтра на свидание идти, так сегодня вызывает, ну, пока, Дусенька, пойду подрумянюсь.

В мастерской Розочку ждали любимые босоножки. Оглядев их со всех сторон, она обнаружила, что ремешок пришит задником вперед; и ее удобная обувь превратилась в не одеваемую, от слова совсем, хотя стелечки были новенькие, розовенькие. Немного помолчав, подперев маленьким кулачком тонкую талию над крутыми бедрами, она сказала:

– Нет, я ценю, конечно, ваш креатив, но это надеть на ногу невозможно. Дайте мне посмотреть в глаза этому гениальному ребенку, собравшему такую конструкцию.

Нужно сказать, что почти весь ее рабочий стаж состоял из тройки десятков лет вот с такими особенными детьми средней образовательной школы, и пенсия была раз в10 меньше, чем зарплата сапожника.

Голубоглазый Сережа оглядел обувь и весело выдал, что его напарник сто процентов молдаванин, поэтому напартачил.

–Да деточка, подхватила Розочка, разрешаю вам переделать вашу работу, тем более, что оценку за нее вы уже получили, имея ввиду выложенную сумму за ремонт.

Возвращаясь домой мимо неизменно сидящих у подъезда работников радиосарафана, она удовлетворенно вздохнула, мельком выпустив из глаз счастливых веселых зайчиков, и услышала шепот: – Надо же, все по свиданкам шастает, сколько ей лет?

Через пару дней, нарумяненная, в густых буклях, над большими глазами и естественно-черными бровями, с повязанным на шее розовым шарфиком, Розочка отчиталась перед оскалом подъездных аксакалов: – Спешу на свидание к Сереже.

Мимо возвращалась в других босоножках, на танкетке, но все отметили, что из-за свиданий она стала как-то стройнее.

Наверное, сглазили, потому что через пару шагов, ремень снова оторвался, и она услышала за спиной: – Ой, тягается так, что босоножки не выдерживают.

Пришлось утром опять идти в мастерскую.

Она вошла со словами: – И кто же из вас меня так сильно любит? Иначе я не могу найти никаких объяснений такой работе. Вы меня хотите здесь видеть каждый день? Ох, вы меня загоняли так, что я не выдерживаю. Понятно, дело молодое, вам много хочется – она имела ввиду деньги, – но я же не могу постоянно давать! Ну, признайтесь, кто здесь меня так сильно любит? Молдаванин или ты на этот раз? Вот, что я вам таки скажу, если любишь женщину, так сделай ей хорошо! И добавила, чтоб не было стыдно!

Не волнуйтесь, я сам все сделаю хорошо,– сказал Сережа, и взял телефон, потому что ему звонила жена. Жены они такие – чувствуют оргии и когда звонить нужно. Зато в следующий раз, идя мимо скамейки, Розочка вышагивала в новой обуви с победным видом востребованной женщины, демонстративно не обращая внимания на то, что распространяет у подъезда радио Бабиси и Голос Свободы.

После наркоза

Работа была сложная. Зуб до основания раскрошился, но осколки стояли насмерть, необходим был наркоз. Мне не хотелось вмешиваться в лечебный процесс и я промолчала о своей неадекватной реакции на наркоз. Видимо, врач сам что-то заподозрил, когда на вопрос заморозилась ли десна, услышал, что все разогрелось и горит: и десна, и щека и губы.

Как ни странно, острая боль не чувствовалась, хотя было впечатление, что сейчас здесь работает Пигмалион, выдалбливающий из моей мраморной челюсти новые божественные черты. Он яростно пилил и доставал корни зуба по кусочку, к концу процедуры, я почувствовала, что меня бьет мелкая дрожь, я сражалась с ней, крепко стиснув кулаки.

О Галатея! Взглянув на себя в зеркало, я действительно увидела новые, незнакомые черты: на меня смотрела скукоженная чупакабра с белесой ниткой растянутого рта, распухшими, оплывшими щеками, мутными от наркоза глазами.

И вот, тут начался первый акт марлезонского балета.Дело в том, что в состоянии наркоза мой мозг почему –то вспоминает те факты, которые мне жутко на руку, знаете, вечная привычка экономить. На слова доктора о том, сколько я сейчас должна, ответила, что это он мне должен, что деньги у него оставались с прошлого раза. Доктор не возражал, согласился, назначил время прихода в следующий раз и я ушла.

На автопилоте пришла домой и сделала все, что требовалось по протоколу, чтобы лечь в постель, скрестила на пузе руки и отошла в мир иной.

И что вы думаете? Там тоже очереди! Причем новопреставленных больше, чем на реанимацию, а главное – порядок строгий , Ангелы следят.

Вот, в реанимации можно еще по-нашему: кто нахальнее,– впереди. Ну я же под кайфом, осмелела, кричу:

– Пустите, я мертвее всех, мне нужнее, пароли нужно детям от всех аккаунтов и карточек оставить.

И тут понеслось:

– Мамаша, тайны свои в гроб неси.

– Ну, так беги к новопреставленным, тебе не сюда.

–Ты смотри на нее, думает, если на джипе ездит, ей без очереди можно?!

–Нет, она, наверное, больше тебя врачам дала, вот и лезет.

–Наверное, депутатская шалава или дочечка, или по звоночку.

Ну, думаю, этим лишь бы пошуметь, век так стоять будут, нравится, видно, сплетничать, подлетела вверх через головы и на реанимацию с разгона – блык!

Глаза открываю – дочь стоит, кушать зовет. Нет, – головой мотаю- не могу,мол, а сама думаю:– Сон такой видела веселый, досматривать буду. И провалилась.

Утром так не хотела на работу идти, но встала пошла,воздух прохладный, с утра малозагазованный, вроде и наркоз попустил, но нет, началась вторая часть Марлезонского балета.

Подходит ко мне наша учительница и много так мне что-то говорит, понимаю, что жалуется, достает ее из-за дочери училка истории, мол, не учит ничего дочь, примите меры. Мозг мой тут же и подсовывает исторические факты, и слова, которые так созвучны моему состоянию.

Как интеллигентный человек, подкрепляю свое мнение цитатой авторитетной личности в политике и истории. Рассказываю о том, что Троцкий перебегал из одной партии в другую и был поочередно то одним, то другим членом, а поэтому был назван Лениным «Политической проституткой», точно, как наша история сегодня, которая раньше обслуживала одну партию членов, а теперь целую цепочку многочленов. Если бы я знала, что мой невинный рассказ послужил причиной горьких переживаний учительницы истории.

Уже на следующей перемене, скромно потупив наркозные глазки в стол я выслушивала гневную тираду учительницы истории.

– Вы представляете,-подняв указательный палец вверх, возмущалась она, – учитель по Художественной культуре такое говорит: «Проститутка ваша история!»

Да, молчание золото – понимаю я, и усердно молчу весь вечер, а ночью мне снится, что болит скула, потому что меня пытают в застенках Гестапо, а я- партизанка Зоя, которая названа Таней. Но это еще не все, утром начинается третья часть марлезонского балета.

Ранним утром под дом приезжает из какого-то дальнего села молочница. Зять приносит от нее в дом заказанный нами творог, молоко и баночку сливок. И вдруг я обнаруживаю, что творог горький, ну это, между прочим, не первый раз.Пользуясь тем, что зять забирает молочку, не пробуя, она подсовывает не ходовой товар, потом в оправдание клипает своими свинячими, бесстыжими глазками и говорит: «Та, мабуть корова полыну наилась» А тут я смелая – ну после ж наркоза: как взяла этот творог и положила нежно на прилавок.И как сказала громко: – Как вам не стыдно? Ну, в общем, прервалась многолетняя связь по сплавлению горькой брынзы и творога, правда сливки у нее были хорошие.

И пришлось мне топать на рынок. Но только дошла до прилавка, сразу жаром обдала меня мысль: -Я же не выключила плиту, а в кастрюле, где варилась свекла, воды на донышке!Беру два продукта и молнией домой. Включаю скорость и как торпеда вперед по всем газонам напрямик только с одной мыслью:-Черт с ней с кастрюлей, да и с о свеклой, Господи, отведи пожар, хоть бы ничего не загорелось! Но, как назло, на всех газонах предательски разлеглись таблички: «Господа, извольте, не ходить по газонам». А я – не господа, я -ракета, сзади, наверное, такой пар идет, что вся улица в тумане, одежда на мне горит, фюзеляж и щеки горят а я лечу, мимо, но замечаю, что ребенок с лопаткой меня все же обгоняет. Запах гари и пожара почувствовала уже возле кофейни. Чем ближе к дому и детской площадке, тем больше сизого дыма и задумчивых мамочек с сигаретами на скамейке.

 

– Ой, пустила семьи по миру, сожгла дом, держите меня люди, падаю, но все-таки бегу, так быстро, как только может раненая черепаха. Влетаю в квартиру – кастрюля мирно стоит остывшая. Зная свою неадекватную реакцию на наркоз, я даже утюг три дня не включала, не то, что плиту перед уходом из дома.

Легла, сил и пульса, нет, выходной испорчен, зато с потом весь наркоз вышел, скула скулит: – Дура, отдай доктору деньги, ты ж к нему два раза без денег ходила. Стыдно как…

Все правда, кроме инопланетянина

Вышел я на улицу и пошел ее обычной дорогой на работу. Этот мир легко познать по вывескам и надписям. Вот огромная доска, а на ней – лицо загорелого человека и надпись :"Не дамо розпродати нашу землю". Я сразу увидел, как долго фотограф и художник подбирали типаж, потом испуганного мужика притащили в солярий и делали ему кожу загорелой, чтоб он стал похож на агрария. Теперь он – глава аграрной партии и оппозиционер. Пока я еще не все слова знаю, но я их слышу, мне также непонятно, зачем правительство создает себе оппозицию, и почему она называется "Карманная"?

Вот, огромная вывеска – "Канцелярия", слово непонятное, но я вижу, здесь продают людям товар в десять раз дороже себестоимости. Его купили на огромном базаре – "7 километр" называется, и перепродают здесь. Зачем люди так все усложняют?

Они записывают свои мысли, чтобы кто-то их прочел. Читают не все, а те, кто прочел, мало что понимают.

А от этой картинки чуть не стошнило мою хозяйку: "Мясная лавка". Они убивают животных, причем, делают это весьма хитро и подло. Сначала они приручают и выкармливают животных, а затем, когда животное выросло, привыкло и доверяет людям, его убивают. Представляю ангары убитых, подвешенных животных, истекающих кровью. Люди их хладнокровно разделяют по кускам, продают, покупают, жарят, варят и едят. ФУ, от этого ужаса проснулась моя хозяйка, ничего, пусть мне лучше объяснит все. Тем более, уже сама задает мне вопросы.

Попробую объяснить, кто я. Ночью, пока ты спала, я влез в твое тело. Почему в твое? Видишь ли, до этого я пытался побыть в теле мужчины, но он стал что-то пить, перестал двигаться и все время спал, я ничего не мог видеть его глазами, он стал похож вот на этого, который спит на лавочке, лохматый и грязный, под этой огромной вывеской: "Нет смысла платить больше", а он подумал,что нет смысла жить дольше.

И в другом мужике пытался пожить, тоже слабак оказался. Он так махал руками сверху вниз и справа налево перед картинами и горящими свечами, долго шептал, а потом так бил лбом об пол, что я уже думал,он разобьет свое тело и все! Я решил его развлечь напоследок: мы с ним свечи задули, на органе джаз сыграли, потом селедку отпевали и ладаном обкуривали, кагор церковный выпили и копченой селедкой закусили. Старушка, свечи продающая, тоже с нами трапезничала, потом платок сняла, космы свои распустила, и давай христосаться с нами, приговаривая:"Батюшки мои, давно так не плясала!"

–Что ж ты ко мне теперь пристал, все еще шалить хочешь?

–Да нет, ты такая себе неприметная, средненькая, невысокая, не маленькая, не большая, и потом в возрасте, значит, многое объяснить мне можешь. Вот, только не пойму, почему на тебя мужик глянул, неужели заподозрил что?

– Ошибся ты, дружок,как раз средненьких у нас – меньше всего. Ты по сторонам посмотри – одни клиенты мясной лавки .

– Да понял уже. Но и в цыпу молоденькую, тоже – не хочу. Не потому, что такую «обними и плачь», как у вас говорят, а потому, что не знает она ничего. Вот, например, надпись на стене: «Посали», что это значит?

–Не знаю, вылазь из меня, а то я поверю в раздвоение личности и уйду в сумасшедший дом, меня напичкают лекарствами, и ты ничего не узнаешь. Итак, я на работу опаздываю, уже одной ногой там, а тут ты со своими мыслями.

–Да ладно тебе, объясни, потом йду. А как это ты одной ногой там? Обе вижу здесь, у тебя, что третья есть, запасная? А… фразеологизм такой, прошу тебя не надо фразеологизмами, объясняй все, как ребенку.

–Ну ладно. Попробую объяснить. Это хулиганы справили малую нужду под стенкой. А потом написали об этом. Ну, понимаешь, у человека есть выделительная система, и вся ненужная, лишняя жидкость, отходы жизнедеятельности, весь отработанный материал выводится, сливается. Нет не на улице, дома у каждого есть туалет для этого. А они так сделали, потому что некультурные и безграмотные. Чувствуешь, какая вонь?

–А здесь вывеска «Одежда из Европы». Почему вонь? В Европе посали, а потом сюда передали? Зачем отходы жизнедеятельности перевозить с места на место в самой Европе? Для этого дни Европы в Одессе? До этого в Одессе были какие дни? Что будет, когда закончатся дни Европы? Смена полюсов, Европа переедет? Люди готовятся к концу света?

– Да нет, им внушили, что в Европе живут лучше, что одежда там круче, хотя там есть свои безработные, хулиганы, лжецы. Например, одежду отдают богатые, якобы для бедных, чтобы показать, что они хорошие. Эту одежду доставляют вагонами на Украину, а затем продают бедным, и тот, кто продает, становится богатым. Кто такие богатые и бедные? Ну ладно, я буду думать, а ты вникай…

– Ужас!!! Как вы до этого допустили? Бедные помечены этим запахом? Неужели не было человека, который не понял бы, что это глупо и не объяснил бы всем? Вы все этим дышите.

– Был, конечно, он сейчас в Мавзолее лежит, поклонники у него есть и враги.

–Да, припоминаю, слышал о нем, я даже пытался его оживить, так от одной его поднятой руки такой шум поднялся, многие так испугались, что непроизвольно стали выпускать отходы жизнедеятельности. А чего он лег? Отравили? Зачем? Как жаль… Говоришь не ведают, что творят? Ты мне прямо того, с крестом напоминаешь, с которым мы селедку отпевали. И что не нашлось ни одного человека, который бы понял, что прекрасно ведают, только делают вид, что нет? Так я и знал, что был, и его отравили ? Шоколадными конфетами? Еще и тираном и деспотом назвали за справедливые наказания? Какого умного человека, аяяй! Что нет, не умного? Сейчас у людей кто умный? Тот, кто богат? Так это же не ум, а жадность. Люди умны, потому что думают одно, говорят другое, а делают третье? Ты меня совсем запутала.

Например, если человек думает, что ему нужно избавиться от отходов жизнедеятельности, а вслух говорит, что он даст всем нюхать розы, а вместо роз собирает митинг, на самом деле его отходы жизнедеятельности уже всем отравляют воздух, потому что он их уже незаметно сливает, как паразит, и сам сосет новую энергию. Зачастую так и бывает? И люди все равно ведутся на его уловки? Их приручают, как животных, подкармливают, входят в доверие, а потом убивают, внушая, что они борются за святое дело? Это кто святой, тот с крестом и селедкой? А эти, помеченные запахом, еще и оселедцы на голове носят, сразу вместе с кастрюлей, чтоб быстрее сварить и съесть, но остаются голодными? А что значит «Украина понад усе?» Если они так любят, как ты рассказываешь Украину, почему равняются на иноземцев, почему едут к ним работать и покупают там дома, а не строят свою Украину? А свастика это символ земледельцев? А почему же тогда землю продают, а земледельцы со свастикой по призыву богатых убивают других земледельцев? Это они так землю возделывают, удобряют своими соотечественниками? Тоже богатыми хотят стать? Если бедных больше, а богатых меньше, почему вы им подчиняетесь? Им деньги обещают? Деньги это средство для покупки материи? Не только матери, ум, что тоже покупают? И сайты есть, где студентам за гроши продают зачеты, курсовые и дипломные работы? А зачем студенты покупают, чтобы работать потом по этому диплому? И ты доверишь потом таким работникам лечить или учить своего ребенка? А если такой работник спроектирует мост и он рухнет? Так и происходит? Да зачем же вы это все делаете? Сами себе делаете хуже! Как гласит китайская мудрость, дохлой кошке не нужна мышь.

Зачем вы все усложняете, главное позволяете так глупо все устроить, а потом это терпите? Ну, вот ты, читаешь мои мысли? Так и мысли других читай, внушай им свои, правильные! Ничего от тебя не зависит, а от кого зависит? От тех, кто всех покупает? Так не покупайтесь! Вам внушили, что нужно покупать и продавать? Цирк, мне у вас очень интересно. Пожалуй, еще немного побуду, понаблюдаю.

Рейтинг@Mail.ru