Ангельская работа

Елена Перец
Ангельская работа

Эта книга нужна вам, если вы хотите знать, какую роль в вашей жизни могут играть Ангелы. Вы можете использовать эти знания для своей пользы.

Действия разворачиваются в обычном городе с людьми, которые тонко чувствуют знаки Вселенной.

Эта история легко вплетается в повседневную жизнь: она могла произойти с любым из вас. С вашим соседом или приходящей няней. Прислушайтесь к своему сердцу, и вы поймёте: нужно ли вам обо всём этом знать.

Продиктована и показана автору Ангелами.

Вступление

С рождения я могу общаться с любыми сущностями тонкого плана. Сначала мне было страшно. Потом я привыкла и перестала обращать внимание. Для меня их присутствие было естественным.

Общение всегда строила с божественными сущностями высокого порядка. Обращалась с просьбами, молитвами и всегда получала результат.

Но иногда приходили и только что умершие люди. Похоже, что я узнавала об этом одна из первых. В мой дом они приходили как на экскурсию – настолько заметной была моя семья. Я им никогда не мешала, понимала, что им просто любопытно. Иногда они просили что-то передать близким. Часто это было что-то простое: поставить свечу или позаботиться о ком-то. Затем мне это надоело, и я им запретила ко мне обращаться. Пусть живут свою жизнь, а я свою.

Переломный момент случился в 2012 году, через шесть лет ежедневной практики йоги. В те дни я перестала отрицать и прятать свои знания. Я их приняла. В основном вся информация появлялась спонтанно во время практики и предназначалась для кого-то из учеников.

Позже начали приходить специальные техники медитаций и общения с тонким миром. Более четырёх лет я работала с Ангелами и Архангелами. Наставники в мире людей мне не встречались. В мире тонком моим наставником был сам Абсолют. Для простоты восприятия, он приходил через Богов, Полубогов, Аватаров, Ангелов, Архангелов.

В моей практике появились случаи экзорцизма. Я научилась общаться и с тёмными духами в том числе. У каждого в этом мире своя роль. Ангелы и демоны – это слишком простое деление. Мало соответствующее истине. Весь мир целостен. Как день и ночь составляют сутки, так и тонкий мир состоит из взаимодействия целых отрядов сущностей.

Не могу сказать, что видела всех. Не утверждаю, что лучший гуру в области знания тонкого мира. Знаю одно: я им доверяю тотально. Из этого доверия родилась книга, которую вы держите в руках. Она рассказывает вам о ваших Ангелах, об их работе. Ангельской работе.

Ангельская работа

1

Два Ангела сидели на скале и смотрели вниз на город. Оба в белых саванах. Оба болтали ногами. В них не было прошлого запала. Не было искры вдохновения. Апатия стояла неподалёку, ожидая удобного момента, чтобы приклеиться к кому-нибудь из них.

– Её только не хватало, – растерянно сказал Берт.

– Не обращай внимания. Она не сможет, ты же знаешь. – Лука едва удостоил её взглядом. – Похоже, проблемы с мышлением у неё. Бросается на всё, что мало-мальски движется. Расскажи лучше, какие новости у тебя? Удалось его включить? – Лука беспокоился о том, что у его друга никак не получается выполнить волю Бога.

– Нет, – вздохнул Берт, – живет как робот: дом – работа – бар… И так по кругу. Каждый день.

– Что делать будешь? – спросил Лука и задумался, как бы поступил он сам.

– Не знаю, – растерянно пробормотал Берт и вдруг оживился: – А как тебе удаётся её активировать? Как удаётся не сделать её роботом?

– О! – сверкнул глазами Лука. – Папа знал, как им помочь, это длинная история!

– Расскажи, – вздохнул Берт, – куда нам торопиться? Надо и мне выход найти. – Он с улыбкой заглянул в глаза другу.

На небе появилась радуга.

– Хорошо. Слушай. В раннем детстве у неё была чудесная семья. Любящий и весёлый дед. Дом полная чаша. Её любили до одури. Она купалась в любви. И думала, что так будет всегда, что это норма жизни, что её мир именно такой. Но это продлилось всего года три. Потом её родители развелись. Мать увезла её в другой город. И все, кто так неистово любил её, просто исчезли из её жизни. Их совсем не было больше рядом. Никогда. С того времени, как они переехали, начались у неё неприятности. Я пытался её охранять как мог. Но не всегда получалось.

Однажды дедушка приехал к ней. Высокий, статный. Марта знала, что дед любит её, она это почувствовала, едва их глаза встретились. Она побежала к нему, а он так крепко обнял её, что маленькая девочка сразу забыла обо всех страхах и тревогах. Снова прежний и спокойный мир окутал её. Дед привёз много сладостей, Марта даже не знала, что такие бывают. Купил новую одежду. Её мир снова до краёв наполнился его любовью. Когда он уезжал, она просила: «Дедушка, пожалуйста, приезжай ещё!» Он обещал, но не смог, – алмазным блеском слеза сверкнула в глазах Ангела. – Она не знает, но он уже умер. Его больше нет в земной жизни. Больше в её жизни не было любви.

Но каждый раз, когда у Марты случались неприятности, я включал кнопку памяти этой детской наполненности любовью, и она выбиралась. Она знала, что лучшая, знала, что достойна любви. Это говорил ей дед, и это всегда было девизом в её голове.

– Кнопка памяти! Точно! – Берт вскочил. – Что же я раньше-то не догадался! Побегу к нему! У меня получится! Он выберется! Он перестанет быть роботом!

Его слова уже были едва слышны. Лука провожал друга взглядом и улыбался.

Апатия стояла, широко распахнув от удивления глаза. «Не удалось», – задумчиво протянула она. Её истинная природа заставляет приклеиваться к тому, что едва шевелится или движется. Усевшись как паразит на своего хозяина, она заставляет его чувствовать апатию, напитывается энергией, становится сильнее. Низкие частоты Апатии не позволяют ей понять, что к существам с более высокой энергетической вибрацией она присоединиться не может. Но стоит только кому-то понизить свои вибрации, она с радостью прицепится и начнёт тянуть вниз.

– Беги, – кричал Лука вслед уже удаляющемуся другу.

2

– Ну как? Удалось найти кнопку? – Лука тронул Берта за плечо.

– Его не любили ещё. Её у него нет, – вздохнул Ангел.

– Печально. В зародыше, значит. Не отчаивайся, думаю, тебе к Амуру тогда. Он обязательно что-нибудь придумает.

– Думаешь, вырастет? – надежда мелькнула в глазах Берта.

– Что?

– Кнопка. Не безнадёжная затея?

– Ну конечно, вырастет! Ты что! Амур знаешь, какой сильный? Ещё и не таких вытаскивал! – уже кричал вслед Берту Лука.

Берт уже едва слышал Луку, так как спешил к Амуру и был далеко.

– Бегает как заполошный, – вздохнула Апатия.

– Шла бы ты отсюда. Не видишь, на работе мы, – сказал Лука, не глядя на Апатию, её присутствие было ему неприятно.

– Я есть хочу, – жалобно пропищала она.

– Да, – задумчиво произнёс он, – натура у тебя такая, низкая. Ты не понимаешь, нет тут таких энергий!

– А где? «Где они есть?» —почти прошептала Апатия.

– Нужные тебе энергии там, где нужна причина для всего. В городе почти все так живут. Почти…

Он включил большой экран, чтобы скорректировать путь своей подопечной. Апатия увидела на экране Марту.

– Ух, какая хорошенькая. Вот она мне нравится, – взвизгнула Апатия. – К ней хочу!

– Ха-ха-ха, – Лука закатился заливистым смехом. – Да ты только посмотри, она же по жизни словно на сёрфе скользит. Про таких говорят: «в потоке». Волной жизни накроет тебя. Остерегайся!

– И ей не нужна причина? – Апатия удивлённо взглянула на Ангела.

– Зачем? «Она чувствует Жизнь», —задумчиво сказал Ангел, любуясь на экране своей подопечной.

Ему нравилось опекать её. Казалось, она его чувствует. Чутко реагирует на подсказки. Ему было несложно вести её по жизни. Он оберегал и вдохновлял её. Иногда смешил. Он был рядом. И всегда помнил, что именно Боль, её Боль сделала их ближе. В моменты самого тяжёлого отчаяния он обнимал Марту крыльями, и казалось, что она говорила с ним. А он успокаивал. Их соединяла Любовь Бога. Он был посредником. И был очень счастлив и горд делать свою работу. Помогать Марте.

3

– Уффф, ну и высоко же вы забрались. – На гору забиралась Лень.

Лука обернулся.

– А ты как сюда попала? «И не лень тебе?» —спросил Ангел новую сущность.

– Конечно, лень. Да я вот смотрю – Апатия здесь. А она просто так не крутится нигде. Похоже, жертву поджидает. Так и я к ней присоединюсь. Мы друг другу не помешаем, а к одному хребту присосёмся. Вместе-то мы сильнее, да и веселее нам будет.

Берт поморщился.

– Дурынды. А здесь-то чего забыли? Мы Ангелы, нам чем выше, тем сподручнее работать.

Он уже вернулся от Амура и спешил поделиться новостями с другом.

– А мы крошки с барского стола соберём, – ехидно улыбнулась Лень и подмигнула Апатии.

– Ну-ну, посмотрим, – ответил ей Лука и обернулся к Берту.

Ангелы переглянулись.

– Я за свою не переживаю, а вот твой. Что Амур-то сказал? – Лука посмотрел на друга.

– Что-что! Ничего хорошего! – вздохнул Берт.

– Почему? – Лука был удивлён. Он был уверен, что Амур может справиться с чем угодно. Может, Берт его неправильно понял? – Расскажи.

– Амур сказал, что только Марта поможет Егору. А как их свести? Пути, потоки у них не совпадают!

– Так и не надо, чтобы совпадали! – заволновался Лука. – Ты на неё посмотри – порхает как бабочка, счастлива, красива, успешна, и на него – обрюзг весь! – Лука брезгливо поморщился, – жизнь ему не мила. Егору нужно всего лишь кнопку отрастить. А ей семью создавать!

Апатия оживилась, она почувствовала низкие вибрации Ангела и придвинулась поближе.

– Что делать будем? – спросил Берт.

Лука закрыл глаза с глубоким выдохом. Он снова вернулся в своё гармоничное состояние. Ему нельзя допускать низших вибраций, ведь он проводник Любви Бога для Марты.

 

Апатия почувствовала перемены и отодвинулась.

Лука снова смотрел на экран, ещё раз пересмотрел пути Марты, её цели.

– Кажется, есть тут один вариант, – растянулся в довольной улыбке Ангел, мечтательно глядя на экран.

4

Берту не терпелось.

– Что лыбишься? Рассказывай свой вариант!

– Разворачивай свою картинку, – Лука кивнул на руки Берта, – покажи жизненный путь Егора.

Они растянули на полнеба карты жизней своих подопечных и замерли. Как же они раньше этого не поняли. Даже им не удаётся видеть весь Божественный замысел до конца.

Они почувствовали, что кто-то позади пыхтел, сопел и возился. Они взглянули друг на друга и обернулись.

– Лень и Апатия! Может, уйдёте уже? – крикнули Ангелы в один голос.

– Конечно, конечно! Только контрольную точку замерим. Мы уже знаем, на кого подсядем! – Лень тянулась звёздной линейкой к экранам.

– Ах вы! – взмахнули крыльями Ангелы.

– Ну и что ты сделаешь? – ехидным голосом проскрипела Апатия. – Тебе же вредить запрещено. Понизят. Это наша обязанность! – продолжала она, но всё же удалилась на почтенное расстояние. Ангельский свет уж очень обжигал её и без того тщедушное тело.

– Оставь их. Всё равно ведь не отстанут. Хорошо, что Горя нет, – сказал Берт.

– Ладно, давай посмотрим. Линия жизни у Марты смотри какая. Как радуга. Искрится, сияет, – довольно улыбался Лука. Он и сам сиял как радуга, особенно когда был доволен.

Берту иногда казалось, что его друг не Ангел, а Единорог.

– А откуда сияние идёт? И смотри, местами прерывается, сереет, что ли, – разглядывал линию Берт.

– Это Грусть. Но я кнопку включаю, и она сияет. Да и дедушка рядом часто бывает. Она его, правда, не видит, но любовь чувствует, – рассказывал Лука.

– Хорошо. А мой, сплошные тусклые краски.

– Чего? – Лука смотрел на друга круглыми глазами. Ему было и смешно от таких необычных слов, и грустно одновременно, потому что его лучший друг никак не мог найти связь с Егором, как ни старался.

– А, вся жизнь гадость! – с досадой сказал Берт.

– Тяжко тебе? Что ты его так запустил-то? – ласково Лука заглянул в глаза другу.

– Да он железобетонный! Непробиваемый! – от отчаяния Берт становился тёмным.

Апатия улыбалась и уже готова была позвонить Отчаянию. Через него ей было бы легче присосаться к Берту. «Ух какой источник энергии!» – её глаза стали масляными от предвкушения пира.

– Ничего, пробьём, – старался успокоить друга Лука, – смотри, вот здесь. Их пути соприкасаются на несколько минут.

Ангелы переглянулись.

– У Егора есть шанс! – Берт засиял таким божественным светом, что Апатия зажмурилась и отпрыгнула.

– Ты поняла, куда нам идти? – Лень дёрнула Апатию за руку.

– Да. Я знаю это место, – ответила Апатия, вытирая слезящиеся глаза, – чуть не вытекли.

– Пошли. Больше нам делать здесь нечего. – Лень уже тащила Апатию вниз.

5

Каждое утро Марта выходила на пробежку. Солнышко ещё только поднималось над горизонтом. Его лучи едва касались макушек деревьев. Кошка, лежащая на лавке у подъезда, как всегда лениво потянулась и перевернулась на правый бок.

– У, лежебока! – весело засмеялась девушка и побежала по дорожке к парку.

Парк был рядом, Марта предвкушала, что скоро окажется в своей любимой аллее и уже ожидала услышать шорох ветра в листьях, как вдруг её взгляд упал на огромный рекламный билборд, установленный ночью. Она остановилась как вкопанная и замерла.

На огромном плакате была реклама города, живущего в её фантазиях. С самого детства она мечтала попасть в Диснейленд, но дедушка рано умер, а родителям было не до неё. Часто в её вымышленном мире существовал волшебный мир, замок, она – принцесса и, конечно же, принц на белом коне. Всё как у любой обычной девочки. Как заворожённая она разглядывала эту радужную рекламу, не в силах сдвинуться с места.

Егор возвращался с ночной смены. Он уже представлял, как съест хорошую отбивную и ляжет в кровать. Ещё немного. Осталось перейти дорогу, и через два квартала будет дом, мягкий диван в холостяцкой квартире. И отбивная ему, скорее всего, только лишь приснится. А кровать всё нет времени купить. Глаза слипались. Солнечные лучи поднимались над городом. Их блики слепили. И вдруг его взгляд притянула картина: девушка, одна на пустынной улице, напротив рекламного плаката. Что она там увидела? Он отследил её взгляд и ухмыльнулся: такая взрослая, а разглядывает какой-то детский парк развлечений.

На её лице блуждала мечтательная улыбка. Егор ещё раз посмотрел на Марту.

– Ну, где твой Амур? Он же всё пропустит! Смотри, Егор сейчас спать пойдёт, – волновался Берт.

Егор уже было собрался продолжить свой путь, как солнце ослепило его. На мгновение зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел всё как в замедленном кино. Мягкие черты лица девушки. Вьющиеся рыжие локоны. Солнечные зайчики, играющие в её волосах. Мягко раскрытые губы и не по возрасту детский взгляд. Егор понял, что залюбовался ею, когда она, едва взглянув на него, побежала по аллее.

– Блин! Не получилось? Амур, ты где? – Берт схватился за голову.

– Ничего не понимаю. Они расходятся и теперь вряд ли встретятся. – Лука любовался тем, что увидел. Ему было важно сохранять ровное состояние Марты, её жизненный поток.

– Спать так хочется. – Егор пошёл домой, неся в своём воображении образ женщины с детским выражением глаз. «Такая взрослая, как она сохранила наивность?»

6

Уже 10 часов утра. А он всё лежал, уставившись в потолок и мечтательно улыбаясь. Образ девушки всё ещё стоял перед глазами. Даже отбивная уже не была такой необходимостью. Его глаза не слипались. «Я так счастлив, что пошёл именно этой дорогой! Ведь я никогда по ней не ходил. И почему я так решил? Неважно. Главное, что я встретил её».

– Усыпляй уже! Пусть отдохнёт! Во сне кнопка быстрее вырастет! – Лука тряс друга за плечо.

– Что это вы с ним сделали? – завопила Лень. – Мы к нему даже прикоснуться не можем! Чем это он пахнет? Так сладенько, аж противно! И светится весь! Что это?

Лень и Апатия стояли у кровати, не в силах приклеиться к Егору. Они так надеялись полакомиться сегодня. Им казалось, что этот толстый, здоровый парень – лёгкая добыча. Так и было. До его встречи с Мартой. Но Егор ещё не знал, как зовут ту девушку с солнечными зайчиками в волосах.

– Ну ничего, мы не торопимся, мы подождём, – недовольно проворчала Лень.

– Ага, – зевнула Апатия, – подождём.

– А! Ребята! Вы видели, как я его? – в комнату влетел Амур.

– Ты там был? А почему мы тебя не видели? – волновался Берт.

– Я Мастер! Мастера не стремятся показывать свою работу. Они представляют шедевр! – размашистым театральным жестом Амур показал на Егора.

– Шедевр, – задумчиво протянул Берт и перевёл взгляд туда, куда показал Амур. – Смотрите! Смотрите! – взволнованно закричал он. – Она растёт!

И теперь уже все устремили взгляд по направлению руки Амура.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru