Эльфийская Академия света и темный директор

Елена Помазуева
Эльфийская Академия света и темный директор

Глава 1

Сегодня все случится.

Тонкий, нежный и свежий аромат эландрий плыл по комнате, прогоняя сон. Чуть приоткрыв глаза, сквозь длинные ресницы увидела, что рассвет в Долине света наступил, а золотистые лучи солнца проникают через тонкую ткань занавески, колышущуюся от легкого дуновения утреннего ветерка.

Эландрии расцвели на балконе только этим утром. Улыбнулась своей догадке – Лантирэль создал их своей магией, чтобы разбудить меня таким романтическим способом.

«Эландрии» – задумчиво протянула название плетущихся цветов. Символ любви, нежности … и страсти.

Лантирэль давно ухаживал за мной, и мы с ним проводили много дней и вечеров. Прекрасный эльф из Зеленой долины мне понравился еще в первый год обучения. Если остальные парни стремились покорить сердца эльфиек, то Лантирэль был серьезным и спокойным парнем. Мы часто встречались в библиотеке, или вечером в учебном корпусе, когда закончены все занятия. Выходя из пустых классов, где можно спокойно заниматься, не отвлекаясь на песни студентов, а все необходимые книги, таблицы, наглядные материалы находились под рукой. Красивый эльф с белыми, отливающими бледно-зеленым цветом волосами, часто попадался мне в коридорах. Если первые встречи вызывали улыбку и вежливые кивки, то потом, как-то так само получилось, что Лантирэль стал провожать меня до домика, где я занимала комнатку на втором этаже.

Студенты жили на территории Академии, так было удобнее. В смысле, на это рассчитывали преподаватели, чтобы в любое время была возможность свободного доступа к книгам, и не нужно искать по городу необходимые учебники или конспекты. На территории Эльфийской Академии света располагалась самая обширная библиотека. Здесь находилось, можно сказать, святилище знаний. Даже преподаватели часто уединялись за столиками, отгороженными от общего зала, и просиживали там долгое время.

Но все эти преимущества были интересны мне, Лантирэлю и еще нескольким студентам, с которыми мы сталкивались часто. А остальные предпочитали это время проводить весело, предаваясь всем прелестям молодой жизни. Вечерние пирушки с песнями являлись нормальным явлением на жилой территории, где находились небольшие домики, поделенные для проживания четырех жильцов.

Моя комната выходила на восточную сторону, и первые лучи солнца всегда рано будили. А ведь вставать так не хотелось. Вчера мы с Лантирэлем засиделись на длинных качелях под раскидистым деревом, почти скрытые его пышной листвой. Мы смеялись, а сердце замирало время стремительного падения вниз на неустойчивой доске, подвешенной на крепких лианах. Лантирэль обнимал крепко, и мне было хорошо рядом с ним. Наш первый поцелуй случился, когда качели остановились. А может быть, наоборот, во время поцелуя мы просто забыли раскачиваться.

Эландрии – символ любви, нежности и страсти. Они распустились на моем балконе, как признание, как предложение, созданные с помощью магии Лантирэлем. Тонкий и свежий аромат звал, дразнил и будил с надеждой на сегодняшний день.

«Сегодня все случится!» – радостно потянулась в своей постели, а потом откинула розовое, шелковое покрывало и подскочила на ноги, закружившись по комнате. Во мне все пело, радовалось новому дню и тому, что произойдет вечером. «Сегодня все случится!» – радовалась, напевая эти слова, и собиралась на занятия.

Выглянув на балкон, увидела нежные бледно-розовые цветы, оплетающие перила и стену рядом. Парни, проходя мимо, махали рукой и в то же время многозначительно улыбались. Язык цветов знали практически все эльфы. Этот предмет, конечно, тоже преподавали в Академии, но мы, дети природы, скорее интуитивно понимали язык цветов и значение этих подарков. На балконе нежный аромат был еще сильнее. Ободрившись от собственного решения, я побежала на занятия.

Многие эльфы предпочитают летать на занятия, а мне нравилось сбежать по лесенке в домике и слушать стук каблучков по тропинке, выложенной серо-зеленым гранитом. Ровные квадраты проросли на стыках травой, и иногда каблучки цеплялись за эту поросль. Потому, наверное, эльфы предпочитали пролететь в учебный корпус, а не спотыкаться. А мне нравилось почти как в детстве скакать по квадратикам.

Сегодня я обула серебристые босоножки на высоком каблуке, а светло-серое платье из тончайшей ткани развевалось вокруг стана. Волосы у меня белые, с розовым отливом, а потому платье смотрелось с одной стороны достаточно строго, и в то же время удивительно мне шло. На шею я повесила небольшую подвеску с розалитом. Ну, что делать, если мне нравится все-все розовенькое? Сама хихикала над собой, но ничего поделать с этим не могла.

«Сегодня все случится!» – напевало сердце, и я улыбалась предстоящему дню, вливаясь в поток студентов. Выражение лиц было совершенно разным: от серьезных, ведь скоро начнется сессия, и до откровенно зевающих. Это те самые, которые всю ночь колобродили на пирушках, и сейчас очень жалели, что встали так рано, ведь легли они поздно. Я же просто радовалась жизни, потому что учиться мне нравилось, к сессии была готова, а вечером … запах эландрий витал вокруг меня, как предложение, как обещание.

Девчонки вокруг уже давно нашли себе пару, а некоторые даже поменяли своих парней несколько раз. Они часто обсуждали в моем присутствии, кто с кем встречается, как провел время, а я сидела тихо и неслышно на краешке стола. Мне рассказывать было нечего. Еще в самом начале подружки пытались увлечь разговорами о мальчиках, потом познакомить с кем-то, но, в итоге, махнули рукой, позволив жить так, как мне было интереснее. А на Лантирэля многие заглядывались, он видный эльф и очень красивый. Только вот по образу жизни и целям мы с ним больше подходили, чем мои веселые и беспечные одноклассницы.

И сейчас девчонки сидели кружочками за столами, обсуждая ночную пирушку и парней. В зависимости от того, кто, где был этим вечером и ночью. Я тихо уселась на свое место, с мечтательной улыбкой уставившись в окно. Их разговоры о последних похождениях абсолютно не интересовали.

– Лиа, кажется, влюбилась, – вырвал меня из романтической задумчивости голос Тиары.

– Это Лан в нее влюбился, – тут же отозвалась Диана.

Обе были первые сплетницы и любительницы обсудить не только последние события, но и перемыть косточки участникам оных. До меня они редко снисходили, потому я с ними не особо общалась.

Вот и сейчас бросила на них рассеянный взгляд и вновь уставилась в окно, не собираясь отвечать двум разговорчивым эльфийкам.

– Сегодня ночью Лан на ее балконе вырастил громадные элантрии, – сообщила громко, Диана, чтобы слышал не только весь класс, но и желающие в коридоре.

– Ты видела? – азартно спросила Тиара.

– Это лишь слепой не заметит! – чуть поджала пренебрежительно губы Диана, – Элантрии обвили не только балкон, но и всю стену вокруг.

– Да я не про цветы! – досадливо произнесла Тиара, – Ты видела, что это Лан магичил?

– Я была совсем в другом месте сегодня ночью. И там, надо сказать, было гораздо веселее, чем около дома Лии, – ответила с легкой снисходительностью Диана.

– Да? – тут же подхватила намек Тиара.

– Сегодня ночью Мириталь постарался добиться Сапраи, – многозначительно произнесла Диана, чем привлекла все внимание класса.

Самая красивая пара Академии. Они уже несколько лет никак не могут договориться между собой, и за перипетиями их отношений следила даже я. До того было интересно!

– И что? – подошли тут же девчонки к центру всех известий.

Мне тоже было интересно, и я развернулась в их сторону.

– Они устроили магическую дуэль, – торжественно произнесла Диана.

– И что? И как? А дальше? – посыпались вопросы со всех сторон от любопытных девчонок.

Диана и Тиара были на волне успеха, они обладали информацией о том, что никому не известно и сейчас доносили страждущим все сенсационные подробности.

– Они улетели! – пафосно произнесла Диана, а после многозначительной паузы, обведя всех торжествующим взглядом, добавила, – и утром не вернулись. Даже сейчас их нет в Академии!

– Но вы-то все здесь! Так что попрошу занять свои места! – раскатисто прозвучало над нашими головами.

В дверях стоял страх и ужас студентов – директор. Каждому, хоть по одному разу доводилось стоять в его кабинете на травянистом ковре и блеять оправдания содеянному. Мне тоже пару раз перепадало от темного эльфа. Да, наш директор был именно из этой расы. Не знаю, как такое могло случиться, и почему именно темный эльф стал директором в Академии света, ведь сам он, скорее, был порождением тьмы, но факт был на лицо. Уже несколько десятков лет эльфы из всех Долин обучались под его строгим контролем. Бабушка, отправляя меня на обучение, очень просила быть приличной ученицей и на глаза этому директору не показываться. А еще ходили слухи, будто он мог читать чужие то ли мысли, то ли эмоции. В общем, пред ним все дрожали, уважали и старались не попадаться на глаза.

– Сегодня Санира Винайрин улетела домой, у нее родился шестой правнук, – директор чуть поморщился, видимо, семейные перипетии сотрудников его не интересовали.

По слухам, он был очень взрослый. Его жизненный опыт давно перевалил за пятьсот лет, а мы, по сравнению с ним, были как новорожденные кузнечики, которых нужно было обучить, дать знаний и при этом воспитать. Ведь из нас – будущего всех Долин «должно вырасти поколение думающих и ответственных эльфов» – слова самого директора Ритара Шаиса.

Мы же понятливо переглянулись. Санира, преподавательница любовной магии, была чрезвычайно мягкой по характеру эльфийкой. Она прекрасно понимала, что достались ей молодые, готовые влюбляться эльфы и эльфийки, а потому снисходительно смотрела на наши промахи. Достаточно было сказать о свидании накануне вечером, чтобы Санира прощала невыученное задание. Поначалу многие пользовались этим, пока дело не дошло до сессии. Вот где Санира показала характер преподавателя, нещадно гоняя прогульщиков по пропущенным темам. Ведь если ты не выучил в тот день задание, это не давало тебе права не выучить его потом.

 

– Поэтому урок проведу я, – директор хмурым взглядом осмотрел нас.

С тихим шелестом все рассаживались за свои столы. Я лишь прилежно взяла палочку червоны, которая помогала записывать на листах пергамента. Глаза опустила. Так, на всякий случай, чтобы потом ко мне не придирались. Не за что было, но не хотелось портить впечатление обо всем дне.

Начался урок, директор спокойным том вещал нам о принципах построения заклинания, многие делали прилежный вид, а я старательно записывала слова темного эльфа. Через какое-то время отметила, что мужчина любовную магию преподает несколько иначе. Вроде бы говорит о том же предмете, как и Санира, но оттенок звучал другой. Еще подумалось, может быть, мужчины вообще видят такое чувство, как любовь, иначе?

Этот урок мне понравился! Честно! Я будто увидела мир глазами мужчины. Он не рассказывал о своем отношении к любви и приворотам, а просто начитывал тему, но мне было страшно интересно. Может я не правильная? Как однажды сказала мне Даина. Еще зыркнула в ее сторону. Однако хитрая эльфийка включила режим: «Я вас обожаю», и делала вид, будто фиксирует каждое слово. Но я-то знаю, что в данный момент с Тиарой они переписывались, обмениваясь сплетнями и делились планами, как раздобыть побольше информации. Потом обе подойдут ко мне с просьбой дать конспект лекции. А мне было интересно. Отношение директора к любовной магии давало представление о том, как сильный пол воспринимает этот вопрос. Пусть с женской стороны у меня было мало практики, а если честно, то вообще никакой, но понимание мужского отношения к такой тонкой материи, как любовь, интересовало чрезвычайно.

– Теперь я вам покажу самый сложный ритуал, призванный пробудить любовь в каждом. Записывайте! – последнее слово было приказанием.

Палочкой червоны принялась старательно выводить на листе перечень ингредиентов и слова приворота. Сам же директор энтузиазма, каким обычно светилась Санира, не излучал.

Колбы на преподавательском столе послушно вспыхивали, потом их переливали, разделяли, озвученные компоненты добавляли, а мы прилежно записывали. Моя палочка скрипела, а я старалась не пропустить ни слова, ведь потом все это придется рассказывать!

– Теперь вы видите эликсир любовной магии десятого порядка, – занудным, преподавательским голосом сообщил директор.

Вот удивительно! Если бы рассказывала Санира, то у нас бы уже слюнки текли от желания попробовать. А сейчас менторский голос темного эльфа рассказывал так, будто читал отходную над далеким родственником. В общем, от сегодняшнего урока челюсти сводило судорогой, в желании зевнуть. Если бы не мое желание все понять и постичь ….

– Директор Ритар! – подняла руку.

Остальные делали вид, что их все устраивает и все понятно. Кому хочется вылезать вперед и показывать свою заинтересованность, тем более сессию будет принимать Синара, а уж никак не директор. Но вот мне, пытливому уму, приспичило!

– Слушаю, – грозно прозвучало в ответ.

Темный эльф внимательно осмотрел студентов, замерших под его взором, и остановил взор на мне.

– Вы сказали, что «перветка мота» в данном заклинании будет соединять «лакра самс», а я знаю, что для «лактуры» есть специальное заклинание, необходимое для активации, – произнесла вслух свои сомнения.

Тишина в классе воцарилась такая, будто все эльфы испарились в миг. Но ведь мне действительно интересно. Я с Санирой никогда не спорю. Ответы на заинтересовавшие вопросы нахожу в библиотеке. Но, самое главное, Санира виртуозно владеет предметом, потому в итоге возникшие сомнения оказываются лишь незнанием данного вопроса. А сейчас… сомнения меня одолевают! Неважно, что он директор. Сессию ведь мне сдавать! Вот приду к Санире, выдам заклинание, а она посмеется надо мной и не даст высший бал. А мне очень хотелось окончить Академию с золотой лентой. Так, просто детская мечта.

Одноклассники смотрели на меня со смесью уважением и таким …. Ну-ну, убогая, говори дальше. Даже разозлилась! Потому сделала то, что всегда было запрещено – встала из-за своего стола.

Просто магия она такая непредсказуемая! Может ударить любого. А уж на любовной никто рисковать не хотел.

– Вот, посмотрите сами! – воскликнула я, стараясь одновременно сделать массу дел: не упасть в обморок из-за своего поступка, не попасть под заклинание, которое кружилось вокруг колбы. Ведь для создателя это не страшно! Он держит стеклянный сосуд пальцами и не переживает, это же его творение. Опасно только тому, кто хоть палец, или как я, любопытный нос сунет. А так что этому эликсиру сделается?

– Здесь для «лактуры» нужно читать «хапирус», – уверено заявила директору.

На меня он посмотрел снисходительно, а потом произнес громко:

– В данном случае студентка Лиапраа не права. Не смотрите на то, что она четвертый год просиживает в библиотеке, – насмешливым тоном произнес директор.

Как же меня сейчас всколыхнуло. Ведь не прав он! А меня выставляет недоучкой!

– В целом заклинание звучит вот так …

Голос директора задрожал. Жидкость в колбе отзывалась, а я… От возмущения, что директор не прав и не хочет признавать свою вину, выкинула руку вперед, перехватила стеклянный сосуд из его рук … и получила.

Что именно сказать не берусь. Сработало все вместе – заклинание или сложносоставной эликсир. Если бы колба осталась в руках директора, то ничего бы не случилось. Создатель приворота прочитал заклинание, на него это не действует. А я, перехватив сосуд сразу же после заклинания, получила по полной программе.

Первые ощущения были – меня задушили. Я хватала ртом воздух, пыталась прийти в себя, а вместо этого вдыхала пары эликсира. Поняв, что дышать в ближайшее время у меня не получится, поднесла колбу к губам и выпила все. Дыхание восстановилось, но мир вокруг изменился.

Где-то далеко, на периферии сознания, услышала, как подскочил и заголосил весь класс, обсуждая случившееся, но мне уже было все равно. Реальность по сравнению с тем, что было еще утром, расцвела радугой. Ага. Если раньше все плескалось в розовых волнах, то сейчас раскрасилось в разноцветную полоску.

– Лиапраа, – выдохнул с какой-то безнадежностью директор.

– Что? – повернулась к мужчине, хотя перед этим старалась понять изменения, произошедшие со мной.

А они были странными и какими-то … волнительными. Взглянув на директора, увидела мужчину … ну, такого … такого …. Ох! Сердце сжалось, а я шагнула к нему, обвила руками за шею и поцеловала, как никогда раньше. Может быть неумело, но как-то так страстно, что даже не только во мне, но и в мужчине услышала отклик. Он пытался оторвать меня от себя, но я не останавливалась, не позволяя разорвать наш поцелуй. Сейчас самое главное в моей жизни было одно – получить любовь этого мужчины, растворяясь в нем, отдавая себя без остатка.

Вокруг слышала взволнованные голоса, одноклассники что-то кричали, обсуждали, а мне было уже все равно, я упивалась поцелуем, рассчитывая на большее.

– Лиапраа, – вырвался из моих крепких объятий директор и быстро перенес куда-то нас порталом.

Сейчас же оттолкнул меня в сторону, и я отлетела назад, пребольно ударившись локтем.

– Ай, – протяжно сказала, потирая ушибленное место.

– Прости, – в тоне даже намека не было на покаянный тон, – Ты сама виновата!

– Это вы меня швырнули на этот … этот, – а собственно на что? Огляделась и за спиной увидела кровать.

Огромный предмет мебели стоял в небольшой комнате, при этом вид имел вполне приличный, но какой-то … мужской что ли. Не обнаружились привычные моему взору бантики, рюши, а лишь строгие линии мебели и коричневого цвета покрывало. Не удержалась и приподняла его, заглянув на цвет простынь. Кофейного цвета! Мрак! Разве можно спать на такой расцветке? Хотя директор из темных эльфов, даже не представляю какие у них там вкусы.

Но стоило перевести взгляд с кровати на темного эльфа, как прежние чувства всколыхнулись во мне с неодолимой силой.

– Ритар, – прорычала раскатисто, поднимаясь с пола.

Было неудобно, босоножки скользили, длинный подол путался и мешался, я соскальзывала обратно на мягкий травяной ковер под попой и рычала имя директора.

– Очухалась, – как-то совсем уныло произнес темный эльф.

Но меня в своем стремлении – добиться этого мужчины – было не остановить. Несмотря на то, что предательские каблуки упорно цеплялись за ткань, я поднялась и направилась к директору, горя желанием получить его.

– Лиапраа, успокойся, – строго начал говорить мужчина, понимая, что пощады от меня ему не ждать, – Это лишь приворот. Ничего больше. Сейчас мы это исправим.

Он говорил, выставив руку между нами, стараясь отгородить себя. Но никакие слова не действовали. Его вид, вся фигура темного эльфа притягивали к себе, заставляли глубже дышать и наступать на этого скромника.

– Лиапраа! – не выдержав, воскликнул директор, потеряв терпение, – Сипретус мито мобис!

Я упала, как подкошенная к его ногам. Сон наступил мгновенно, что было потом мне неизвестно и если честно, абсолютно все равно. Сильное заклинание, произнесенное директором, вызывало не только сон, но подавило волю, так что реальность ускользнула окончательно.

Глава 2

Кольцо … оно зачем?

– Лиа, – тихо звал меня голос из далекого забытья, где я целовалась с красавцем-директором.

Ну и что, что он темный эльф? У него губы были такие … такие. В общем, сейчас мои потрескавшиеся губы были чуть приоткрыты, и я попросила пить.

– Сейчас, – откликнулся мягкий голос.

Кто-то вышел, потом подошел, рука просунулась под голову, а ко рту прижали посудина. Жадно выпив все до последней капли, тихо раскрыла глаза. Надо мной нависало лицо директора. Сразу же вспомнилось все то, что я сотворила, вскинула руки, опрокинула посудину на себя, пребольно ударив ею по лбу. Так загудело! Чем-то накрылась с головой, прячась под тканью, и свернулась калачиком. По ощущениям получалось, что босоножки с меня сняли, а вот платье оставили. Этот факт радовал бесконечно.

– Лиа, вылезай, – тихо погладил директор по плечу через ткань.

Вот чего-чего, а покидать свое убежище точно не собиралась! Здесь было надежно, так мне казалось. Воспоминания чередой пробегали перед глазами, а мои щеки начинали полыхать. Как я теперь посмотрю в глаза директору? Лантирэлю? Одноклассникам? Ведь Диана и Таира разнесут эту новость по всей Академии, а ведь я не виновата! Стала тихо поскуливать, понимая, что жизнь моя с этого дня будет похожа на самый большой эльфийский кошмар.

– Лиа, не расстраивайся так, – снова тихим голосом, в котором даже сквозило утешение, произнес директор.

«Чтоб ты провалился обратно в свои пещеры!» – подумала про себя. Худшую ситуацию придумать сложно. Директор приворожил меня к себе! Как теперь с этим жить?

Подумала, повозилась, прислушалась к себе, к руке, которая меня гладила по плечу, и устремилась мыслями к мужчине, который сидел на кровати рядом. Ничего похожего на вчерашние чувства во мне не было! Это подозрительно! Ведь не привиделось же мне. Приворот был, я на директоре висела и настойчиво целовала, а еще рычала его имя: «Ритар!». От этих воспоминаний стало жарко под тканью и нестерпимо захотелось вылезти из своего надежного укрытия. Но оказаться лицом к лицу с мужчиной было выше моих сил. Снова тихо застонала от бессилия.

– Хватит скулить. Вылезай оттуда и нам надо поговорить, – голос был строгим, и я послушалась, но медленно.

Шелковое покрывало заскользило вниз, слишком послушное моим движениям. А так как лежала на боку, повернувшись к директору спиной, то у меня было еще некоторое время, не показываться ему на глаза.

– А теперь садись, и поговорим, – потянул меня за плечо мужчина.

– Я так виновата, – опустила голову и старалась не смотреть ему в глаза.

– Виноваты оба, – мягко проговорил он, потом спокойно обнял за плечи и прижал к себе, – Я должен был предусмотреть такой вариант развития событий.

В голосе раскаяния не слышалось, а скорее веселье. А вот мне было не до шуток. Жить теперь как?

– Мне показалось … – судорожно сглотнула, – что у меня сейчас нет … того, что было.

И робко подняла на мужчину глаза, он спокойно улыбался.

– Правильно, – кивнул он мне, – На твоей руке кольцо.

Я посмотрела в указанном направлении и ахнула. На пальце красовался перстень огромных размеров, а камень, вставленный в оправу, сверкал даже при слабом освещении комнаты. Выглядело оно как обручальное, очень богатое и родовое.

– Это … – подняла на директора полные испуга глаза, – кольцо?

– Конечно, кольцо. Лиапраа, ты меня с каждым разом удивляешь.

– Вы … – облизнула пересохшие губы и все же спросила, – вы женились на мне? И поэтому приворот перестал действовать?

 

– Что сделал? – удивился мужчина. – Женился? Как ты себе это представляешь?

Смутилась. Вот, право, второй раз перед самим директором Академии попадаю в идиотскую ситуацию!

– Простите, – вздохнула, – просто это кольцо на обручальное похоже.

– Это и есть обручальное кольцо моего рода, – спокойно ответил мужчина.

Не слушая дальнейших объяснений, резко сорвала кольцо с пальца и сунула его в руку директору. Замуж за него точно не собираюсь!

– Лиапраа! – только успел в полном негодовании крикнуть мужчина.

Мир вокруг снова перевернулся перед моими глазами и окрасился радужными цветами.

– Ритар, – прошептала и твердо обвила его шею рукой.

Мои губы жадно искали встречи, сквозь прерывистое дыхание, шепча имя мужчины.

– Светлые! Никакого разума в их светлой голове! Ты зачем кольцо сняла? – отбивался от меня, изнывающей под приворотом.

Отвечать ему не собиралась, не до того было. Я томно прижималась к мужчине, в голове вспыхивали яркие картины из сна, и сейчас собиралась воплотить их в жизнь. Директор пытался как-то удержать, уйти от проявлений моей страсти, при этом передвигаясь через кровать на другой конец комнаты.

– Ладно! Иду на крайние меры! – выкрикнул он, уже встав с кровати.

Я как раз собиралась продолжить преследование в свободном пространстве комнаты. Мужчина сделал два, разделяющих нас, шага и поймал в объятия.

– Кажется, без этого не обойтись, – озадаченно прошептал он и сам поцеловал меня.

Как же он божественно это делал! Его губы ласкали мои, с готовностью открывающиеся ему навстречу, мы дышали одним воздухом, и я могла на вкус почувствовать его. Ритар пах мелиссой и черным тахшем, таким мхом, который растет в пещерах и его иногда кладут в чай. Его руки поглаживали мою спину, потом он потянул тонкую лямочку с плеча, а я замерла в ожидании. Мужчина сделал шаг, под его напором последовала за ним и уперлась ногами в край кровати, он чуть подался вперед, и я упала на мягкое ложе, не сводя с него взгляда ожидания.

Ритар поставил колено рядом с моим бедром и наклонился очень низко надо мной.

– Лиа, дай мне руку, – прошептал он и приблизился к моим губам.

Послушно положила ладошки на грудь и замерла в ожидании. Мужчина взял мою руку, слегка погладил, затем отстранился и быстро надел кольцо мне на палец. От неожиданности дернулась.

– Тихо, тихо. Сейчас все пройдет, – наклонился ко мне директор и принялся внимательно разглядывать мое лицо, – Ну, вот, видишь? Тебе становится легче дышать, а скоро и мысли освободятся от приворота. Все хорошо, все хорошо.

Он мягко приговаривал, лежа на боку рядом, и поглаживал подушечками пальцев по лицу. Я смотрела на него во все глаза, и с каждым мгновением становилось спокойнее.

– Это что сейчас было? – сглотнула в пересохшем горле, чтобы произнести хоть слово.

– Приворот страсти, – спокойно произнес директор, – Помнишь, я на уроке рассказывал, а ты его выпила.

– Это я помню, – послушно отозвалась.

– Это уже радует, – тихо хохотнул мужчина.

Его губы улыбнулись, а я поймала себя на мысли, что еще помню их вкус и откровенные поцелуи, которые они мне дарили. Оторваться не могла и продолжала смотреть.

– А почему все закончилось? – спросила директора.

Может быть, мне показалось или в моем голосе и правда прозвучало сожаление?

– Вот это кольцо, – его рука приподняла мою кисть.

– Это же обручальное, – нахмурилась, не сводя взгляда.

– Другого под рукой просто не было. Все случилось слишком неожиданно. Я усыпил тебя, стараясь собраться с мыслями и понять, что теперь делать, – он улыбнулся, а я опять замерла под его смеющимся взглядом.

Вот вроде бы получается, что не виновата, а чувствую себя неудобно рядом с ним. И этот аромат мелисы… ох!

– Приворот простой, снимается легко, – он внимательно посмотрел на меня, приподнял руку и провел согнутым пальцем по моей скуле, потом по щеке и постепенно коснулся чуть приоткрытых губ.

– Как снимается? – спросила его, уже догадываясь об ответе.

– Просто, – ответил мужчина и внимательно посмотрел мне в глаза.

– Нет, – твердо ответила ему.

– Я так и подумал, – весело улыбнулся Ритар и со вздохом улегся рядом на спину, потом нашел мою руку и приподнял кисть с кольцом так, чтобы обоим было хорошо видно, – Это кольцо я зачаровал, чтобы твой приворот не действовал.

– Но ведь оно обручальное! – с легким возмущением произнесла я.

– Другого у меня не было, а с тобой нужно было решать быстро, – он даже пожал плечами, хотя лежал на спине.

– Но ведь все могут подумать о том же, о чем и я, – попыталась достучаться до него.

– Ты права, – задумчиво ответил Ритар и стал рассматривать украшение. – И еще. Оно не твоего размера, пальчики слишком хрупкие, – Он немного помолчал, а затем решительно продолжил, – Сделаем так! На кольцо я наложу обычный морок, оно будет смотреться простым украшением, и подгоню размер.

Он воодушевленно подскочил на кровати, садясь, продолжая удерживал мою руку с кольцом, потому утянул за собой. Платье предательски поползло вниз, ведь одна лямочка все еще спущена. Ойкнула и дернулась, мужчина обернулся и кивком головы одобрил мои движения, когда оправляла одежду. И вот нет больше томного и зовущего взгляда, когда директор объяснял, как можно снять простой приворот, нет этого легкого ароматы мелисы, а есть учитель и его студентка, послушно внимающая словам. При этом моя рука была просунута под его локоть, а подбородок лежал на его плече. Интересно же, что он там магичит!

Кольцо послушно село на хрупкий пальчик, как выразился директор, а потом, вместо огромного камня в оправе, появился тоненький и скромненький ободок. Украшение получилось очаровательное. Я разглядывала и улыбалась, мне определенно это колечко понравилось. Было в нем какое-то милое обаяние.

– Вот и все! – довольно произнес директор, возвращая мою руку.

– Спасибо! Спасибо! Спасибо! – радостно скакала я по травяному ковру и пыталась стоя обуть босоножки, которые нашлись рядом с кроватью.

– Не за что! – отмахнулся от меня директор, – Но ведь ты понимаешь, что не можешь всегда носить это кольцо? Тебе придется когда-нибудь мне его вернуть.

Слова словно удар грома поразили меня. Нет, конечно, я не считала, что вправе носить чужое обручальное кольцо, но ведь если я его отдам владельцу …

– А как? Ведь если его сниму, то приворот опять начнет действовать, – замерла в полупоклоне. Именно в такой позе застали меня слова директора.

– Совершенно верно! – радостно улыбнулся мне мужчина, – Вот у тебя теперь есть задание на ближайшее время. Займешься поисками отворота.

По лицу директора я поняла – он издевается! Вот прямо тут сидит, смотрит в глаза и веселится над несчастной студенткой, попавшей под его приворот. Мрак!

Заклинание пронзенного сердца сорвалось само собой. Мужчина не успел от него уклониться, а я, довольная, смотрела как розовая дымка (ну, люблю я все розовенькое!) окутала фигуру на кровати, а потом прошла внутрь тела.

– Ты что сделала?! – взревел директор.

– Теперь и у вас будет, чем заняться. Будете выяснять, что я вам такое сотворила! – выкрикнула обиженная несправедливостью, и выскочила из дома темного эльфа.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru