Школа Кати Ершовой. Мозг диплодока и интервью с монстром

Екатерина Тимашпольская
Школа Кати Ершовой. Мозг диплодока и интервью с монстром

© Е. Б. Тимашпольская, 2019

© «Время», 2019

* * *

Глава 1. Сентябрьское счастье


Лето пролетело-промелькнуло июньскими дождями, июльской жарой, сочным арбузным августом. Тридцать первого августа Катя Ершова… нет, учительница теперь уже третьего класса «Б» Екатерина Михайловна Ершова снова и снова перебирала письма, присланные ей учениками.

– Мамуля! – позвала Катя. – Можно тебя на минутку?

Елизавета Николаевна вошла в комнату дочери.

– Волнуешься, Катюша? – спросила она и села рядом.

– Мама, завтра первое сентября! – взволнованно начала Катя. – Как там мои дети? Выросли, наверное… Вдруг я их не узнаю? Вдруг они меня забыли?..

– Катя, Катя… – Елизавета Николаевна покачала головой. – Ты сама ещё ребёнок. Ну как они могут тебя забыть, ты что? Посмотри на письма, которые они тебе писали всё лето, вот же они, перед тобой.

Елизавета Николаевна взяла в руки листочки, разложенные на столе.

– Давай почитаем вместе? – предложила она. – «Гуляя по магазинам, забрели в Ашане на школьный базар».

– Это письмо Анечки. Помнишь, она пришла к нам в класс в конце года? – объяснила Катя. – Читай, читай дальше! – попросила девушка.

– «Мама, мне ручки купили, а теперь давай Екатерине Михайловне купим. Мы же в прошлом году покупали! Сейчас я наберу ещё и целую горсть карандашей! Посмотри, как я по Екатерине Михайловне соскучилась. На целых двадцать штук!» – Елизавета Николаевна закончила читать письмо.

– Мама, Анечка соскучилась на двадцать карандашей, представляешь! – засмеялась Катя.

– А вот письмо от Дани Веселкова, – сказала Елизавета Николаевна.

На листке бумаги было написано крупными буквами: «Дорогая Екатерина Михайловна! Скучаю, пишу и скучаю. Как вы там? Надеюсь, что вы хорошо отдохнули и набрались сил, потому что они вам точно понадобятся!»

– А вот от Яси Бегунковой, от Димы Думцева, от Лёни Старостина. – Елизавета Николаевна перебирала письма.

– Ох! – заволновалась Катя. – Завтра в школу! Всё точно будет хорошо?

– Точно, точно! – Елизавета Николаевна обняла дочь. – Вот увидишь. Кстати, ты что-то решила? – спросила она неожиданно.

– Ты про Игоря? – Катя смутилась.

– Про него. – Елизавета Николаевна вздохнула. – Мальчик тебе ещё в мае сделал предложение, а ты всё думаешь.

– Женщины всегда думают долго, – возразила Катя. – Тем более когда речь идёт о таком важном вопросе, как свадьба.

– Но ты его любишь? – спросила Елизавета Николаевна, заглядывая в глаза дочери. – Если да, так что же медлишь?

– Очень! – призналась Катя. – Очень люблю, мамочка! Но хочу немного подождать, проверить что ли… будет ли Игорь со мной всегда, я ведь столько времени провожу в школе с учениками. Вот если выдержит испытание, тогда будущим летом выйду замуж.

– Какое испытание? – удивилась Елизавета Николаевна.

– Учебным годом! – засмеялась Катя.


Первого сентября Екатерина Михайловна Ершова, учительница третьего класса «Б», в семь тридцать выбежала из дома.

– Удачи! – помахал рукой папа, профессор Михаил Борисович. – Удачи, Катюша!

– Всё будет отлично, дочь! – присоединилась к доброму пожеланию мужа Елизавета Николаевна.

– Катеринка, держись! – сказала Маргарита, выглянув в коридор.

– Спасибо, дорогие! – Катя чмокнула отца, маму и сестру.

В восемь часов утра школьный двор напоминал огромный улей. Все классы построились для торжественной линейки, взволнованные родители давали последние наставления детям. Всё было как всегда в этот день: радость, переживания, цветы, надежды, ожидание чего-то нового и такого притягательного!

Катя Ершова чувствовала себя школьницей, которой предстоит учиться ещё много лет. Сердце тревожно стучало где-то в коленках, руки дрожали, и она судорожно вцепилась в сумку, висевшую на плече.

– Катя! – услышала она. – Екатерина Михайловна, ваши дети здесь!

– Изольда Васильевна! – обрадовалась Катя учительнице третьего класса «А». – Бегу-бегу!

И она быстрыми шагами направилась к Изольде Васильевне.

– Вот, Катюша, твоя табличка. – Учительница передала деревянную дощечку, на которой красным фломастером было написано «3 Б».

– Спасибо, Изольда Васильевна! – Катя подняла табличку повыше.

– Здра-а-авствуйте, Екатерина Михайловна! – прозвучало привычное.

На душе у Кати сразу стало спокойно.

– А я почти с вас ростом. К четвёртому классу догоню, – пообещал Даня Веселков. – Возьмите букет, Екатерина Михайловна! Это вам. Возьмите, возьмите, а то мне держать тяжело.

– Когда мы пойдём в класс? – спросил Дима Думцев. – Я хочу побыстрее рассказать вам о своих приключениях. Вот когда я был… – начал он.

– Ты уверен, что Екатерине Михайловне хочется слушать про твои приключения в этот праздничный день? – перебил его Гоша.

– Конечно, – с уверенностью сказал Дима. – Я даже чувствую, что она сама хочет попросить меня об этом, но стесняется.

– Ребята, Макара Мухина не видели? – заволновались девочки. – Где же наш голубоглазый принц?

– Я здесь, – скромно сказал «принц», прижимая к груди жёлтый подсолнух.

– Что мы будем делать сегодня? – спросила Варя.

– Всё! – ответила Ксюша.

– Всё-таки хорошо! – воскликнул Дима. – Оказывается, даже первое сентября бывает терпимым.

– Будем вспоминать лето и строить планы на год, – подхватила разговор Катя.

– Ура! – обрадовалась Яся Бегункова. – Существительные будем повторять?

– Лучше прилагательные, – пошутил Лёнька Старостин.

– Дети мои дорогие, – взволнованно повторяла Катя, – как же я соскучилась!

– И мы, Екатерина Михайловна, очень, правда… – загудели хором третьеклассники. – Пойдёмте скорее в класс, учиться!

Войдя в знакомый кабинет на третьем этаже, дети расположились на своих местах.

– Смотрите, Екатерина Михайловна, в дверях какой-то мальчик стоит… Интересно, он к нам? – спросил Дима Думцев.

На пороге действительно стоял незнакомый мальчик. В руках он держал большой букет белых астр.

– Ты к нам? – приветливо спросила Катя.

– Вы третий «Б»? – вместо ответа уточнил новенький.

– Да, – ответила учительница.

– Тогда к вам. Меня зовут Артём Брагин.

– Точно. – Катя быстро отыскала фамилию в списке. – Проходи, Артём.

Мальчик аккуратно положил цветы на учительский стол.

– Это вам, – просто сказал он. – А куда мне сесть?

– Давай ко мне, – добродушно предложил Артёму Дима Думцев. – Веселее будет!

– Веселее? – тревожно повторил новенький. – А на учёбу время останется? Я учиться люблю.

– Да ладно? – ухмыльнулся Макар.

– Правда! – Артём кивнул, занимая место рядом с Димой.

– Ребята! – волнуясь, сказала Катя. – Давайте начнём наш первый урок в этом году и, как обычно, поговорим о том, как вы провели летние каникулы.


Собравшись за ужином, семья Ершовых и, конечно, Игорь, Катин жених, говорили о том, что сегодня произошло у каждого из них.

– Я так счастлива, что снова увидела своих ребят, – то и дело повторяла Катя. – Они так выросли, повзрослели, они такие красивые, умные…

– Катеринка, остановись! – засмеялась Маргарита. – Ты как всегда… все у тебя умные, красивые и любимые.

– Я тоже хочу попасть в число любимых, – негромко заметил Игорь.

– Ты уже в их числе. – Катя покраснела. – Ты же знаешь.

– Знаю, знаю. – Игорь улыбнулся. – Только вот всё жду и жду.

– Настоящий мужчина всегда ждёт даму своего сердца, – заметил Михаил Борисович и похлопал молодого человека по плечу. – Ничего, сынок, будет и на твоей улице праздник.

– Риточка, а как у тебя в институте? – Елизавета Николаевна повернулась к младшей дочери. – Всё-таки четвёртый курс – это уже серьёзно, скоро диплом.

– Нормально, – быстро ответила Маргарита. – Но в школу я не пойду работать, буду искать что-то другое. Насмотрелась на Катеринку – не хочу.

– А по-моему, учитель – это прекрасная профессия, – пожала плечами Катя. – Сегодня к нам пришёл новый мальчик. Представляете, у нас новенький! Здорово, правда? – Она обвела всех сияющими глазами.

– Вот видите? – шутливо ужаснулась Рита. – Теперь понимаете, почему я не пойду работать в школу? Я не смогу восторгаться появлением новеньких в классе! – засмеялась она и подтолкнула локтем сестру. – Люблю тебя, Катеринка!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru