Litres Baner
Две половинки одной души

Екатерина Жукова
Две половинки одной души

Все события – вымысел! Любые совпадения – случайность!

***

«Родственные души всегда находят друг друга, пройдя через время и препятствия! Вопрос только в том: сколько на это уйдёт жизней?»

***

Пролог

Последний день августа был очень жарким. Складывалось впечатление, что лето не заканчивается, а только начинается. В переполненном вагоне электрички было совершенно нечем дышать. Несмотря на открытые окна, воздух был тяжелым, спертым, пропитанным запахом пота пассажиров.

Миниатюрная светловолосая девушка, зажатая попутчиками, до сих пор не могла поверить, что поддалась уговорам своей лучшей подруги и рискнула поехать в это странное место. Несмотря на свое любопытство, в девушке поселился страх перед предстоящей встречей, и чем объяснить такое тревожное состояние, она не знала. Причин для беспокойства не было, наоборот, в последние месяцы фортуна ей улыбалась, как никогда в жизни.

Из гадкого утенка, росшего в глубинке, девушка превратилась в прекрасного лебедя. И поводом для такого превращения послужило появление необыкновенного мужчины, который перевернул серую и безликую жизнь девушки с ног на голову. Она знала, что ее и дальше ждут перемены, но свято верила, что только самые лучшие, и даже не представляла, какие повороты судьбы ожидают впереди!

Девушка посмотрела на рыжеволосую подругу, которую буквально приплющили к стенке у выхода из вагона. Подруга виновато улыбнулась.

Ее можно назвать рыжеволосой бестией. В душе добрая, но всегда хотела казаться гораздо жестче, чем есть на самом деле. Именно она была лидером в их дружбе. Помимо лидерства девушка взяла на себя обязанность опекать свою лучшую подругу, обладающую более мягким характером. Обеих девушек такое положение вещей всегда устраивало. Они были, словно две сестры: старшая и младшая, хотя и были одногодки. Девушки сразу подружились, как только год назад их поселили в одну комнату в общежитии при университете. Им казалось, что они были знакомы целую жизнь.

– Нам сейчас выходить. Пробирайся к выходу, – рыжеволосая девица окликнула подругу.

Как только девушки выбрались из вагона, горячий и влажный воздух хлынул им в лицо. Духота буквально душила, на небе не было ни облачка, солнце словно разозлилось на них и специально обжигало своим жаром.

– Боже! Неужели мы вышли? Я ног не чувствую. Почти два часа ехать стоя в переполненной электричке! – ворчала блондинка, пока подруги шли по перрону и спускались по ступеням, направляясь в сторону лесной дороги. – Ты хоть знаешь, куда идти дальше? Что ты улыбаешься? Ничего смешного не вижу! Я ужасно злая! Зачем только я согласилась поехать с тобой?

– Да перестань ты ныть! Неужели тебе не любопытно? Уверена, на обратном пути ты мне еще «спасибо» скажешь.

– Интересно, за что именно? За поездку в вагоне электрички с приятными запахами? Я вся вспотела.

– Я еле выпросила адрес этой старушки, а ты ноешь. Поверить не могу! Такого за тобой раньше не водилось. Что с тобой сегодня происходит? Ты сама на себя не похожа! С самого утра капризничаешь, как ребенок. Не с той ноги встала?

Рыжеволосая девушка хоть и отчитывала свою подругу, но она это делала по-доброму.

– Извини, не знаю, что со мной сегодня не так. Просто я, кажется, боюсь. Да, я совершенно точно боюсь!

Рыжая девушка усмехнулась:

– Чего ты боишься?

– Не знаю.

– Глупости все это, выкинь из головы.

Девушка достала из сумочки тетрадный листок и посмотрела на схему, набросанную на нем.

– Нам туда, идем скорее. Нужно торопиться, чтобы успеть на обратную электричку.

Девушки свернули с дороги на тропинку, ведущую через лес.

– Тебе ли волноваться? У тебя все будет отлично! Разве это не очевидно? Думаю, через пару месяцев и фамилию сменишь, – она улыбнулась. И сразу же продолжила говорить, не давая подруге вставить ни единого слова: – Уедешь, так хоть открытки присылай на праздники!

От станции до деревни идти было минут двадцать, но они казались блондинке вечностью. Внутри нее поселилось устойчивое чувство страха, происхождение которого сложно было объяснить. И она даже не в состоянии была отвечать на шуточки своей лучшей подруги.

Девушки прошли через лес и оказались на окраине деревни. Они быстро нашли нужный им дом. Старый, мрачный он стоял на отшибе. Казалось, что дом вообще не может быть пригоден для жилья.

– Ты шутишь? Это же сарай, там точно никто не живет! Он развалится, как только мы подойдем ближе.

Хрупкая девушка с большими серыми глазами и светлыми от природы волосами не на шутку забеспокоилась. Что это было? Быть может, предчувствие?

– Да перестань, ты! Да, домик старый, но это точно он, пошли. Меня предупреждали, что дом именно такой.

Блондинка встала, как вкопанная, около перекошенной трухлявой калитки и не могла найти в себе сил войти во двор.

– В чем дело? Пошли. Давай же!

– Я не хочу! Иди одна, я здесь тебя подожду.

– Да ты что! Проделать такой путь и не войти! С ума сошла! Идем, чего ты боишься? Что такого она тебе может сказать? Ты уже одной ногой замужем!

– Не знаю! Не хочу и все! Иди одна!

– Эй, ты обещала, помнишь? Пойдем скорее, а то на электричку из-за тебя опоздаем. Ты же не хочешь здесь ночевать?

Рыжеволосая девушка случайно узнала о необыкновенной старушке, которая предсказывает будущее, и уговорила подружку поехать с ней. Блондинка, хотя и настороженно относилась к предсказаниям и чудо способностям пожилой женщины, но отказать подруге не смогла. Теперь же она сожалела о данном обещании.

Блондинка тяжело вздохнула и направилась вслед за подругой. Они прошли по заброшенному двору и ступили на покосившееся крыльцо. Девушки уже собирались постучать в дверь, но дверь сама со скрипом медленно отворилась. Блондинке сразу вспомнилась повесть Н.В. Гоголя «Вий». Было в этом месте что–то мистическое! Подруги быстро переглянулись, и рыжеволосая девушка постучала в приоткрытую дверь.

– Бабушка Тамара, к Вам можно?

Ответа не последовало. Девушки вошли в тесный, темный коридор, заваленный всяким старьем и пустыми банками, покрытыми толстым слоем пыли.

– Бабушка Тамара?

Блондинка шла позади подруги.

– Давай уйдем? – прошептала напуганная девушка.

– Да ты что! – рыжеволосая подруга возмутилась.

Девушки прошли внутрь дома, открыли дверь, ведущую в спальню, и им в нос ударил затхлый запах. Остановившись в дверях, подруги стали осматриваться. В комнате было темно. Окна закрыты плотными шторами, а на столе догорала церковная свеча. Это был единственный источник света, освещающий комнату. Блондинка посмотрела вправо и вскрикнула от неожиданности: пожилая женщина с длинными седыми волосами в светлой ночной рубашке сидела на кровати в самом углу комнаты, и пристально смотрела на девушек.

– Долго. Нужно поторапливаться, – голос старухи был хриплым и тихим.

Подруги застыли в дверях, даже рыжеволосая бестия испугалась. Блондинка же, от такого своеобразного появления старушки, буквально не находила себе места. По ее телу пробежали мурашки. Мрачная обстановка окутывала подруг, давая в полной мере ощутить необычность данного места.

На вид старушке было лет девяносто, не меньше. Ее лицо было сморщено, словно печеное яблоко. В руках женщина держала белый ажурный платок с тончайшим кружевом ручной работы. Таких платков сейчас уже не шьют.

– Садитесь, – женщина кивнула головой в сторону старых, стоящих напротив кровати стульев, словно специально поставленных для девушек.

– Бабушка Тамара, мы приехали из Москвы, – рыжеволосая девушка присела первая.

Напуганная подруга последовала ее примеру. Блондинка обратила внимание на глаза пожилой женщины: они были прозрачно-серого цвета. Женщина смотрела на своих гостей невидящим взглядом, как будто сквозь них. Рядом с этой пожилой женщиной девушка чувствовала себя некомфортно, словно сидела обнаженной и старуха могла видеть ее насквозь и читать мысли. Быть может, она и в самом деле знает что-то такое, что неизвестно никому другому? Женщина начала говорить, перебив девушку:

– Долго. Нужно торопиться, – ее голос был тихим.

О чем она говорит? Куда торопиться? Может старуха вообще не в своем уме?

– Боишься меня? – прошептала женщина, и ее взгляд стал более сконцентрированным и четким. Уже не казалось, что она смотрит в никуда, напротив, она лицезрела вглубь, словно заглядывая туда, куда может посмотреть только она.

Девушка просто кивнула головой. Она действительно боялась этой женщины. Странно. Почему? Ведь старушка была такой хрупкой, что реально не могла нести никакой угрозы: на нее дунь – и она упадет замертво.

– Поздно ты пришла, не успею тебе помочь. Карму свою тебе уже не отработать. Но запомни, что я тебе скажу: мужчина, которого ты любишь, никогда не будет твоим! А мужчину, которого ты успеешь полюбить, ты сама отдашь женщине доброй и мудрой. Ты сразу узнаешь ее. Почувствуешь сердцем! И все поймешь в свое время.

Старуха обращалась исключительно к блондинке, словно только она и сидела напротив.

Смысл сказанных слов не доходил до девушки, с той смысловой нагрузкой, которую вложила в них старушка. Девушка не могла понять, о какой карме говорит женщина. Но то, что старушка сказала, что мужчина, в которого она влюблена, не будет с ней, очень напугало ее. Жизнь без него не имела смысла, это она знала точно!

– Тяжелая ноша упала на ваш род. Твоя мать поплатилась за недолгое счастье, и ты поплатишься, не успеешь отработать долги прошлого. ОН будет расплачиваться! Путь его нелегкий! Тяжело ему будет, но он сможет преодолеть препятствия. Сила любви непостижима! – старуха замолчала и закрыла глаза.

Подруги сидели и смотрели на женщину, ожидая дальнейших предсказаний, но она даже не шевелилась. Рыжеволосая девушка не выдержала и решила привлечь внимание старушки к себе, ей не терпелось узнать о своем будущем.

 

– Бабушка Тамара, а я? Скажите мне что-нибудь!

Старушка неожиданно открыла глаза и громко произнесла:

– Поторопитесь, а то под дождь попадете, – и она снова закрыла глаза.

Какой дождь? Старуха явно была не в себе: на небе – ни облачка!

– Бабушка Тамара! Скажите, когда я выйду замуж? – рыженькая девушка не унималась, желание знать свое будущее переполняло.

Но старушка ничего не ответила. Она продолжала неподвижно сидеть с закрытыми глазами.

Так и не получив никакого ответа, девушки пошли к выходу.

Выйдя на улицу, обеспокоенная полученными предсказаниями девушка глубоко вдохнула и подняла глаза к небу, которое затянуло дождевыми тучами. Откуда они взялись? Девушки пробыли внутри дома минут семь – десять, не больше.

Сначала подруги шли молча, но потом рыжеволосую бестию понесло:

– Нет, ну ты подумай! Она явно ТОГО!!! Сумасшедшая бабка!

Блондинка остановилась у самого леса: ее стало рвать. Рвота появилась так неожиданно, что девушка едва успела убрать волосы от лица, которое побледнело, как полотно.

Она никогда уже не забудет этот день, именно после него все изменилось!

Глава 1

Наши дни. Гонконг

Я всматривалась в лицо на фотографии, и смесь чувств и эмоций навалилась на меня тяжким грузом. Мне очень больно! Настолько, что, кажется, больнее уже быть не может. Это когда-нибудь закончится?

Скоро мы увидимся! Прошло несколько лет с тех пор, когда я видела его в последний раз. Может, я его больше не люблю? Возможно, нужно просто встретиться, посмотреть на него, чтобы понять, что всё прошло, и детская влюбленность исчезла без следа. Пусть именно так и будет! Пожалуйста! Я очень на это надеюсь.

Мы никогда не сможем быть вместе! И это именно тот случай, когда смело можно употреблять слово «никогда», потому что это действительно так! Нам не суждено быть парой, это предрешено на небесах.

Со мной произошел непонятный сбой, я чувствую то, что не должна была бы испытывать по отношению к нему. Это неправильно! Какая–то ошибка природы! Но я ничего не могу с собой поделать, просто не в силах побороть тягу к человеку, с которым мне не судьба быть вместе. Больше десяти лет я пытаюсь вычеркнуть его из своего сердца! Что только я ни делала! Я прошла столько стадий, что уже даже и не вспомнить все. Сначала я пыталась понять, что со мной произошло, какие именно чувства я испытываю. Осознав, что я влюблена в троюродного брата, я впала в депрессию. Потом стала искать способы отвлечься. Я пыталась загрузить себя так, чтобы не оставалось ни одной свободной минуты на мысли. Стала учить сразу три иностранных языка, но это не помогло! Позже я старалась избегать встреч с ним. Но даже отъезд из страны не принес долгожданного облегчения. Путешествия оказались неэффективным лекарством! Как говорится, от себя не убежишь. Чем бы я ни занималась, куда бы ни поехала, мои мысли всё равно возвращаются к нему. Даже сейчас, находясь на другом конце света, я думаю о нём. Я обижена на весь мир и несправедливую участь для меня, но моя обида не помогает мне жить. В попытке вычеркнуть Глеба из своего сердца я связала себя с другим мужчиной, но это тоже не помогло. Расстояние и разлука не лечат меня, а медленно убивают изнутри. Вселенная меня наказала! Я несу свою ношу, и света в конце туннеля не видно! Мне кажется, я схожу с ума от потребности быть с мужчиной, с которым никогда не смогу быть вместе.

Нет больше сил! Чувства грызут меня изнутри, воспоминания постоянно всплывают в памяти, а страх перед неизбежностью ситуации не даёт полноценно жить и строить своё будущее.

Да и какое оно мое будущее? Где и с кем? И есть ли оно у меня вообще? Я словно хожу по лезвию ножа, и уверенности уже ни в чем нет! Быть может, и будущего нет?

Что я творю со своей жизнью? Куда качусь? А я чувствую и осознаю, что именно скатываюсь вниз! При визуальной успешности начинка моей жизни гнилая. В поисках освобождения от чувств я загнала себя в угол и начала копать себе яму. Сейчас я сижу в этой яме под названием «моя жизнь». Что делать дальше – не знаю, действительно не знаю! Меня словно засасывает в болото, из которого не выбраться никогда. Понимаю, что иду неверным путем, более того, опасным! Но как вырваться, уйти, свернуть на другую дорогу я не знаю! Тупик какой-то!

Я положила в сумку маленький альбом и легла в постель. Я не расстаюсь с этими фотографиями, вожу их везде с собой. Я почти каждый день смотрю на них. Там его фотографии, на некоторых снимках мы вместе. Фотографий всего девять, и это самое дорогое, что у меня есть. Говорят, что если хотите узнать какие вещи для вас самые ценные, то представьте, что в вашей квартире начался пожар. Что вы возьмете в первую очередь? Я альбом!

Было очень поздно. Мне осталось спать всего четыре часа, потом нужно будет ехать в аэропорт, но сон никак не шел. Я очень волновалась перед предстоящей поездкой, поэтому не могла уснуть.

Воспоминания о прошлом ворвались в мое настоящее. Это как пытка, ты помнишь, все чувствуешь, но мечтам нет шанса воплотиться в реальность. Ни малейшей, ни единой возможности, никогда…

Когда все началось?

Я выросла в Санкт-Петербурге в семье врачей. Мама, папа и старшая сестра – посвятили себя медицине, я стала исключением – работаю переводчиком. Выбор профессии не был случайным! Я специально стала учить языки, чтобы сбежать как можно дальше. На тот момент я думала, что стоит уехать жить в другую страну, и чувства пройдут сами собой. Не помогло! Как же сильно я заблуждалась! Надо признать, что в поисках лекарства от своей любви я успела наделать кучу ошибок.

Мои родители поженились, будучи студентами. Лучшая подруга моей мамы, её одногруппница, вышла замуж за двоюродного брата моего отца, дядю Вову. Вот так они все и породнились. Брат отца крестил мою сестру Диану, а его жена, тетя Света, стала моей крестной мамой. Моя мама крестила их сына Глеба. Дядя Вова, на момент знакомства с тетей Светой уже жил в Москве, и она переехала туда после их свадьбы. Все четверо так хорошо дружили, что дали друг другу обещание, несмотря на расстояние, ездить в гости, на дни рождения, встречать Новый год, то в Москве, то в Питере, проводить совместно отпуск. Так и было все мое детство. Я помню, как мы приезжали к ним в гости, а они – к нам.

На несколько лет они всей семьей уехали жить за границу – дядя Вова занимался строительным бизнесом, его пригласили туда работать. Так наше общение прервалось на четыре года. Но эта по-настоящему крепкая дружба между двумя семьями, которая прошла испытания временем и расстоянием, по-прежнему сохранила свою силу. Как только они вернулись жить в Москву, первый же отпуск запланировали совместно с моими родителями, это была поездка в Испанию.

К тому времени мне было пятнадцать, Диане – двадцать два, а Глебу исполнилось восемнадцать. Наши родители сняли коттедж с пятью спальнями на побережье, на две недели августа. К нам присоединилась ещё одна пара друзей родителей, с которыми они учились в медицинском университете. С ними путешествовал их сын, ему на тот момент исполнилось семнадцать. Вот так три семьи собрались на Средиземном побережье.

Мы приехали на день позже остальных. Стоило мне только взглянуть на Глеба, которого я не видела больше четырех лет, и я сразу поняла, что со мной что-то не так. В Испании мою сестру стало довольно часто тошнить – выяснилось, что она беременна. Но это не было проблемой, так как у нее в сентябре уже была назначена свадьба. Весь свой отдых сестра проводила в обнимку с унитазом, отлеживалась и почти не покидала дом. Сын друзей наших родителей, Кирилл, поначалу проводил все время вместе с нами. Он увлекался фотографией и постоянно что-то фотографировал. Через три дня отдыха, поздно вечером, Глеб с Кириллом подрались в своей спальне, вернее сказать, Глеб избил Кирилла, так как был гораздо сильнее. И надо сказать, побил он его довольно сильно! Никто так и не узнал причины столь неожиданного конфликта, ни один из подростков не сознался, что именно послужило поводом для драки. В общем, после этого случая, оставшиеся дни отдыха мы проводили с Глебом вдвоем: гуляли, купались, ходили на дискотеки. Родители не обращали на нас особого внимания, и мы были предоставлены сами себе. Кирилл держался отдельно ото всех, было заметно, что он побаивается Глеба.

Именно такое тесное общение с Глебом и погубило меня. Во мне зародилось чувство, которое на тот момент я даже не смогла осознать. Мы – троюродные брат и сестра, но меня тянуло к нему. Это были совершенно новые для меня ощущения. Мы выросли вместе с Глебом, часто общались в детстве, но четыре года разлуки изменили его, он стал другим. Глеб больше не был ребенком! Хотя на тот момент я была пятнадцатилетней девчонкой, но отчетливо чувствовала притяжение, возникшее с моей стороны. К середине отпуска я поймала себя на мысли, что рада тому, что мы проводим много времени вдвоем. Я наслаждалась отдыхом в его компании. Тогда я ещё не понимала всей опасности такого времяпрепровождения. И, конечно, я даже не подозревала, в какой жизненный капкан попала.

В Петербурге у меня началась депрессия! Я не могла ни с кем поделиться тем, что чувствую и отчаянно искала способы подавить в себе зародившуюся влюблённость.

Сестра вышла замуж и стала жить отдельно от нас, вскоре у нее появился малыш. Несмотря на наши с ней доверительные отношения, я так и не нашла в себе сил открыться. Хотя в детстве я всегда ей все рассказывала. Диана была для меня, как вторая мама.

Мы с Глебом виделись несколько раз в год, но только, когда моя семья приезжала в Москву. Глеб занялся бизнесом вместе со своим отцом, и у него это отлично получалась. В Петербург он не приезжал, ссылаясь на занятость учебой и работой. В отпуск с нами он тоже больше не ездил. И хотя наши встречи были редкими, но этого было достаточно для того, чтобы мои чувства к нему укреплялись, и сила притяжения нарастала. Это сводило меня с ума.

Глеб менялся, становился более мужественным, успешным. Мне казалось, с каждым годом он выглядел все привлекательнее и привлекательнее. Глеб всегда был вежлив со мной, с ним было легко, весело и интересно. В его присутствии я буквально плыла по облакам и теряла связь с реальностью. А он, скорее всего, этого даже не замечал!

Гонконг

Не успела я уснуть, как прозвенел будильник, и мне пришлось вставать. У меня снова болела голова, было такое ощущение, что я вообще не спала. Отдохнувшей я себя явно не чувствовала. Да, в последнее время мое самочувствие меня совсем не радовало! Я приняла душ, оделась и сделала себе кофе. Когда я собралась вызвать такси, позвонили в дверь.

– Доброе утро, красотка! – Патрик наклонился и поцеловал меня в щеку. Не дожидаясь моего приглашения, он по-хозяйски вошел в квартиру.

Патрик выглядел так, словно был моделью для глянцевого журнала. Он высокий симпатичный мужчина с белоснежной улыбкой. Патрик шатен, всегда идеально выбрит, умеет стильно одеваться. Сегодня он был одет в дорогой темно–серый костюм. И конечно, как всегда он был надушен своим любимым обволакивающим мускусным парфюмом, который мгновенно заполнял пространство.

– Что ты здесь делаешь? – его визит меня не обрадовал.

– Приехал проводить тебя в аэропорт, – он улыбнулся.

– Это лишнее. Я вызову такси, – не скрывая недовольства, я захлопнула дверь и направилась в кухню допивать кофе.

Патрик последовал за мной.

Он заботлив, порой даже слишком навязчив, и по-прежнему не сдавался вернуть меня. Этот мужчина не переставал меня удивлять. Чтобы я ни говорила, как бы я ни пыталась его оттолкнуть, он продолжал пытаться сблизиться со мной.

– Думаю, я тоже успею выпить кофе. Ты уже готова? Вещи все собрала? – Патрик налил себе кофе и улыбнулся.

– Да. Зачем ты приехал? Я тебя не просила!

– Детка, мне не трудно отвезти тебя в аэропорт. Ты же знаешь, у меня всегда найдется для тебя время, – он снова улыбнулся, показав свои белоснежные зубы, и сделал глоток бодрящего напитка.

В Патрике присутствует сочетание сильного, опасного, делового мужчины и в тоже время легкость и улыбчивость. Кажется, что этот тридцатитрехлетний мужчина все делает играючи. Но он не всегда пребывает в хорошем настроении! Я видела его в гневе, и не хочу его таким больше лицезреть. У Патрика много масок и ролей, с разными людьми и при разных обстоятельствах он успешно их меняет. Он – мастер перевоплощения! Его многогранность, с недавних пор, стала мне хорошо знакома. Но были времена, когда я знала Патрика только лишь с одной стороны, слепо веря в его ложную открытость, и даже не подозревала, какие у него за спиной непростые дела!

Я сполоснула свою кружку и безэмоционально сказала:

– Тогда поехали.

В машине мы почти не говорили, я сводила на нет наш диалог настолько, насколько это было возможно. В последнее время общение с Патриком давалось мне нелегко, я уже не могла смотреть на него прежними глазами, зная правду.

 

За окном дорогой машины менялись картинки, и я с любопытством всматривалась в жизнь большого города. Гонконг, постоянно кипящий разными интересами огромного количества людских душ. В этом городе максимально переплелись суета и сумасшедшая динамика. Жизнь тут не останавливается никогда. Небоскребы, прогресс и в тоже время этот город имеет богатый внутренний мир и полон традиций. Для меня Гонконг стал особенным городом, оставившим глубокий след в моей душе. Он изменил меня навсегда, именно здесь я столкнулась с реальностью, изнанкой жизни, той о которой и знать, никогда не знала. Меня словно пустили за кулисы, и я совсем не ожидала такой откровенности.

Сначала я была в восторге от пребывания здесь, но вскоре мой восторг сменился некой сломленностью. Да, наверное, именно так я сейчас себя и ощущаю. Что-то ушло, нет былой легкости. Да и была ли она вообще? Хороший вопрос! Но в любом случае сейчас не так, как было, и уже никогда не будет, как прежде. Я больше не чувствую себя свободной. Непонятные отношения, мое странное состояние, и, в целом мой образ жизни вносят тяжесть, которую хочется скинуть, все забыть, но пока такой возможности у меня нет. Или все же есть?

Патрик периодически отвлекался от дороги и смотрел на меня. Я чувствовала на себе его взгляд, но продолжала делать вид, что ничего не замечаю.

Что происходит между нами? Кто мы друг для друга? Я даже самой себе не могу ответить на этот вопрос. Отношения странные, это как минимум! Как и все то, что происходит со мной в последнее время. Я не знаю, что делать! Решила для себя, что пока поплыву по течению, а куда двигаться дальше, решу после поездки на родину. Самое главное – не затягивать с разрешением этого вопроса, так как плыть по течению долго мне нельзя, слишком уж это опасно. Я стараюсь отгораживаться от реальности, как маленькая девочка, отодвигая решение вопроса на потом. Но реальность такова, что не все так просто разрешить, как кажется на первый взгляд. Более того, даже не представляю, какие могут быть последствия, если я вдруг все же решусь все разорвать и уехать!

Я познакомилась с Патриком в Штатах. После окончания университета мы с подругой отправились туда по туристической визе. Моя близкая подруга Лера, с которой я вместе училась, приехала в Нью-Йорк не только, чтобы отдохнуть, но и чтобы увидеться со своим родным отцом, которого она не видела с двух лет. Лера мечтала перебраться в Америку после учебы и просто бредила этой поездкой. Ее родители развелись, когда она была маленькой. Отец уехал жить за границу и спустя время, обосновался в Нью-Йорке. Лера получала от него подарки на день рождения и открытки, он помогал материально, но они не виделись. Мать Леры вышла второй раз замуж за успешного бизнесмена и родила ему двоих детей. Лера же почти все свое детство и юность прожила с бабушкой, которая, в общем-то, и вырастила ее, потому что в новой семье она стала лишней. Лера плохо ладила со сводным братом и сестрой, с матерью у нее были натянутые отношения, а отчима она вообще на дух не переносила. Подруга все детство мечтала переехать жить к отцу, но сначала необходимо было с ним встретиться и пообщаться. Именно Лера и подбила меня на поездку в Штаты. Мы отправились туда сразу после выпускного вечера.

Сначала мы просто путешествовали, осматривали достопримечательности – знакомились с культурой страны. Лера никак не могла решиться позвонить отцу и сообщить, что она в городе. Сомнения и страхи мешали ей сделать первый шаг. Каждый день подруга обещала мне, что завтра обязательно позвонит отцу и скажет, что она в Нью-Йорке, но постоянно откладывала разговор. Лера по своей натуре активная, прямолинейная, но в данной ситуации вела себя очень нерешительно. Она боялась, что отец ее не примет и не захочет поддерживать отношения. Он женат второй раз, у него есть дочь от второй жены. Опасение быть отвергнутой и в этой семье останавливало ее. Мы пробыли в Штатах почти две недели, но она так и не решилась позвонить.

Мы гуляли по городу, и присели на лавочку отдохнуть. И тут меня неожиданно для себя прорвало:

– Так дальше не может продолжаться, ты должна ему позвонить! Сколько ты будешь еще тянуть?

– Не знаю. Позвоню, может, завтра. Сегодня не получится, мы же хотели сходить пообедать и в кино собирались. Так что, теперь уже, наверное, завтра.

– Да перестань ты!

Я повернулась к ней и посмотрела ей в глаза. В них я прочла тревогу. Лера была похожа на маленькую испуганную девочку. Мне стало ее жалко, я очень хотела помочь. За время учебы мы сильно сдружились. У меня всегда была любящая семья, хорошие отношения с сестрой, у нее же такого не было.

– Пойдем, поедим? – Лера собралась встать с лавочки, но я взяла ее за руку и остановила.

– Давай, я позвоню ему и договорюсь о встрече? Можем пойти вдвоем, если хочешь.

– Нет, я сама. Пошли, я есть хочу!

Лера снова собралась встать, и тут меня немного занесло. Как так вышло, сама не понимаю!

– Ты не собираешься ему звонить? Приехать сюда и прятаться! Глупо, не считаешь? – я повысила голос.

– Так! С меня хватит! Тебе какое дело? Что ты можешь знать о моих проблемах? У тебя всегда были мамочка и папочка, любящая крестная, которая постоянно тебе звонит и интересуется твоей жизнью, а у меня ничего этого нет! Всем плевать на меня, и так было всегда! С чего ты взяла, что он захочет со мной встретиться? За все эти годы он не проявил инициативы! Все это глупо, зря я сюда приехала, – на ее глазах навернулись слезы обиды. Лера вскочила с лавочки и быстрыми шагами пошла к выходу из парка.

Я не последовала за ней, понимала, что подруге нужно побыть одной. Еще какое-то время я сидела на лавке, прокручивая в голове наш разговор. Наверное, не нужно было на нее давить, но сказанного не вернуть.

Потом, я решила перекусить в китайском ресторанчике, который мы с Лерой собирались посетить. Я надеялась застать ее там, но Леры там не оказалось, и мне пришлось обедать в одиночестве. Хотя, конечно, я там была не одна, со мной трапезничало еще как минимум пару десятков человек, а может и больше.

Именно в этом ресторанчике я и познакомилась с Патриком. Уходя из ресторана, я взяла с собой на вынос стакан холодного чая со льдом. В дверях я столкнулась с Патриком. От нашего неожиданного столкновения чай разлился на меня. В качестве извинения за свою невнимательность он предложил отвезти меня домой. Я согласилась, так как была вся мокрая и липкая.

С того дня мы стали общаться. В день нашего знакомства на Патрике были джинсы и футболка, и мне даже в голову не пришло, что мой новый знакомый – очень состоятельный человек, владеющий бизнесом, не только в Штатах, но и в Китае.

В тот вечер Лера вернулась в гостиницу очень поздно и рассказала, что наконец-то позвонила отцу. Они встретились и поужинали в ресторане. В новой семье отца Леру хорошо приняли, и она стала часто ходить к ним в гости. Отец сам предложил ей переехать в Нью-Йорк, обещал помочь устроиться на работу. Лера порхала от радости и постоянно рассказывала о своей новой семье. Я тоже с ними познакомилась и даже была у них в гостях, но старалась дать возможность подруге общаться с семьей без чьего–либо присутствия и все чаще отказывалась ее сопровождать.

Я стала довольно часто встречаться с Патриком. Сначала наши с ним отношения не выходили за рамки дружеских. Мне нравилось проводить с ним время, но сильных чувств с моей стороны не возникло. Хотя я видела его интерес ко мне и понимала, что развязка впереди, но наивно полагала, что нам удастся остаться друзьями. Смешно! Но на тот момент я действительно так думала. Кроме того, я знала, что скоро вернусь в Россию, и не собиралась связывать себя близкими отношениями. Да и как бы я смогла, если постоянно вспоминала Глеба и сравнивала любого мужчину с ним? Справедливости ради надо сказать, что Патрик хорош собой, но все же, он не Глеб!

Однажды вечером мы гуляли, и Патрик попытался меня поцеловать. Все произошло так быстро и неожиданно, что я просто развернулась и ушла! Я испугалась, оказалась не готова к такого рода переменам в своей жизни. Патрик за мной не пошел.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru