Московские общины сестер милосердия в XIX – начале ХХ века

Е. Н. Козловцева
Московские общины сестер милосердия в XIX – начале ХХ века

Рекомендовано для издания Советом исторического факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

Рецензент

Д. А. Андреев, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России XIX – начала ХХ века исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

Научный редактор

свящ. Андрей Постернак, кандидат исторических наук, доцент, декан исторического факультета ПСТГУ

Введение

В настоящее время сильно вырос интерес к истории российской благотворительности, что обусловлено многими объективными причинами. Частная и общественная благотворительность – один из интереснейших механизмов выражения разнообразных общественных настроений, а также практического взаимодействия общества и государства. Почти не поднимавшаяся в советское время тема зазвучала по-новому сегодня, когда не только появилось большое количество остро нуждающихся в помощи людей, но и те, кто готов им помогать, пытаются скоординировать свои усилия, создавая всевозможные благотворительные организации. Здесь как нельзя кстати оказывается опыт, накопленный многовековой историей российской благотворительности. Немалую роль играет и личный пример наших поистине великих предков, которые отдавали делу служения ближним не только собственные средства, но подчас и свою жизнь.

История московских общин сестер милосердия – лишь незначительный аспект многогранной истории российской благотворительности. Общины представляли собой сложное и многоплановое образование. Их возникновение и развитие непосредственно связаны с изменениями, происходившими в русском общественном сознании. Общины явились одними из первых общественных организаций России, существенно расширивших возможности самореализации для женщин всех сословий. В их деятельности сочетались традиции церковной и светской благотворительности, исконного русского благочестия и европейского гуманизма.

Создание общин сестер милосердия стало, по сути, и новым этапом развития отечественной медицины, что выразилось не только в появлении новой медицинской профессии, но и в кардинальном изменении отношения к раненым.

Конец XIX и особенно первая четверть ХХ в. – это бурное и трагическое время в истории России, когда многие события требовали активной деятельности сестер милосердия. Это и войны, и периодически повторявшиеся неурожаи, вызывавшие голод и эпидемии в целых губерниях. Кроме того, Российское Общество Красного Креста распространяло свою деятельность далеко за пределы России, посылая свои отряды всюду, где требовалась помощь.

Общины существовали во многих городах России, но отдельное изучение именно московских вполне оправдано. Во-первых, заметное количество совершенно разных общин, существовавших в Москве, дает возможность представить общую картину их деятельности. Во-вторых, на структуру организации и их деятельность, безусловно, наложило свой отпечаток уникальное положение Москвы XIX в. как «второй столицы» государства. Наконец, московские общины сестер милосердия изучены гораздо меньше, чем, например, их петербургские аналоги.

Безусловно, исследование истории московских организаций возможно только в контексте истории возникновения и деятельности такого института, как общины сестер милосердия в целом по России.

Для того чтобы составить целостную картину организации и работы московских общин, необходимо на основе анализа большого комплекса документов определить различия и сходства в структуре их управления, составе и сферах деятельности. Важно сравнить тезисы, изложенные в уставах, с реальным положением дел. На основе вышесказанного в данной книге будет сделана попытка с максимально возможной полнотой воссоздать историю деятельности всех московских общин сестер милосердия.

Хронологические рамки исследования охватывают почти весь период существования в Москве данных организаций. Нижняя граница – 1848 г. – дата основания первой московской общины, верхняя – 1917 г. После революции общины еще некоторое время продолжали свое существование, но их деятельность в это время сводится к минимуму и носит уже совсем иной характер.

Источниковая база данного исследования включает в себя и опубликованные материалы, и неизданные архивные источники, многие из которых до сих пор не введены в научный оборот.

Весь корпус источников можно условно подразделить на пять групп: официальную документацию, делопроизводственный материал, периодику, публицистику и документы личного происхождения.

К первой группе относятся уставы общин сестер милосердия и состоявших при них заведений, положения и правила, регулировавшие их деятельность. До 1862 г. уставы всех благотворительных учреждений в России утверждал император, а затем – министр внутренних дел[1]. Как правило, все нормативные документы публиковались в периодической печати или выходили отдельными брошюрами[2]. Но все-таки некоторые из них сохранились только в архивных фондах. Это касается устава общины «Утоли моя печали» 1871 г. (РГВИА. Ф. 12651. Оп. 1. Д. 70), устава и положения о женской фельдшерской школе при Владычне-Покровской общине (ЦИАМ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 3083).

Документы этой группы важны прежде всего для характеристики официального функционирования общин как общественных благотворительных организаций. В них отражены схемы управления общинами, принципы взаимодействия с вышестоящими структурами, порядок финансирования, права и обязанности членов-благотворителей и сестер милосердия.

Вторую группу источников, более важную по значению для данной темы, составляют документы делопроизводственного характера, относящиеся к деятельности как самих общин сестер милосердия и их учреждений, так и управлявших ими структур. Самыми многочисленными источниками данной группы являются отчеты, которые можно разделить на несколько категорий.

Прежде всего, это наиболее общие отчеты о деятельности общины сестер милосердия в целом. Они составлялись ежегодно и представлялись на рассмотрение вышестоящего ведомства (в Московское местное управление Красного Креста, Министерство внутренних дел или Московскому митрополиту, в зависимости от подчиненности общины). Такие отчеты содержат сведения о составе членов общины, количестве состоящих при ней благотворительных заведений, движении денежных сумм, а также краткую информацию о конкретной деятельности сестер милосердия.

Отчеты Иверской и Павловской общин, а также общины «Утоли моя печали» регулярно публиковались отдельными брошюрами[3]. Но рукопись самого раннего отчета общины «Утоли моя печали» (за 1872 г.) содержится только в фонде Главного управления Российского Общества Красного Креста (РГВИА. Ф. 12651. Оп. 1. Д. 12). Лишь один отчет о своей деятельности выпустила Никольская община[4]. Отчеты Владычне-Покровской общины выходили как отдельными брошюрами, так и публиковались в «Московских церковных ведомостях»[5]. Рукопись еще одного отчета этой общины (за 1884 год) хранится в фондах Российской национальной библиотеки[6]. Отчетная записка за 18721882 гг. опубликована А. А. Малыгиным на сайте Московской Покровской общины[7].

 

Некоторые общины собственных отчетов не составляли, но сведения о них помещались в отчетной документации вышестоящих структур. Например, новую информацию о Никольской общине удалось найти в отчете Дамского попечительства о бедных в Москве (ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 16. Д. 29). То же касается и Александринской общины, о деятельности которой наряду с прочими своими учреждениями отчитывался Комитет «Христианская помощь» Российского Общества Красного Креста. Отчеты Комитета за 1906–1910, 1914 годы не публиковались. Они хранятся в фонде Главного управления Российского Общества Красного Креста (РГВИА. Ф. 12651. Оп. 1. Д. 798, 1018) и впервые вводятся в научный оборот.

Другая категория отчетов составлялась отдельными благотворительными учреждениями, которые числились при общинах. К ним относятся отчеты о деятельности женской фельдшер-ской школы при Покровской общине за 1913–1914 гг. (ЦИАМ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 3579), больницы св. царицы Александры при общине «Утоли моя печали» за 1898–1900 гг. и лечебницы Иверской общины за 1896–1900 г.[8] Информация, представленная в этих документах, достаточно подробная, но отражает только формальную сторону деятельности заведений и носит большей частью статистический характер.

В особую категорию можно выделить официальные отчеты о командировках, в которых участвовали члены общин сестер милосердия и статистические очерки[9]. Они составлялись уполномоченными отрядов или главными врачами и содержали данные об их персонале, снаряжении, проделанной работе. Это наиболее подробные и ценные для данного исследования отчеты, так как в них, как правило, участники старались отразить все трудности, с которыми приходилось сталкиваться отряду во время командировки.

В качестве особого вида отчетности можно рассматривать исторические очерки, публиковавшиеся к юбилейным датам[10]. В них излагалась история деятельности учреждения за большой период времени, при этом информация сильно обобщалась и даже приукрашивалась. Тем не менее такие очерки являются ценным источником, так как составлены на основе документов, в настоящее время уже утраченных, и нередко содержат важные данные. В то же время их можно рассматривать и как первые исследования деятельности общин сестер милосердия.

Сборники статистических сведений о благотворительности в Москве могут рассматриваться как еще одна форма отчетности. Первый такой сборник, составленный Московским городским общественным управлением, вышел в 1891 г.[11] Содержащиеся в нем статистические сведения далеко не полные, так как сборник составлялся на основе разосланных по всему городу анкет, на которые многие благотворительные общества по каким-то причинам не захотели или не смогли ответить.

В 1901 г. Московское городское общественное управление, учитывая неудачный опыт анкетирования, опубликовало новый справочник по благотворительности в Москве, составленный на основе уставов и отчетов учреждений, а также непосредственных сношений с ними[12]. Данные этого сборника уже гораздо полнее и достовернее отражают действительное положение дел на 1900 г. В 1905 г. вышло дополнение к сборнику, в которое вошли сведения о благотворительных учреждениях, возникших в 1901–1904 гг. или претерпевших за это время значительные изменения[13].

Информацию по более узким вопросам представляют такие справочники, как «Врачебные учреждения Московского Городского Общественного Управления» и «Список учреждений Российского Общества Красного Креста на театре военных действий»[14].

К той же группе источников относятся журналы заседаний и стенографические отчеты. В фонде Комитета «Христианская помощь» Российского Общества Красного Креста (РГВИА. Ф. 12670. Оп. 1. Д. 5) содержатся неопубликованные журналы заседаний членов правления Комитета за 1917 г., а в личном фонде В. Ф. Джунковского (ГА РФ. Ф. 826. Оп. 1. Д. 394) – журналы заседаний исполнительной комиссии по бесплатному размещению больных и раненых воинов в пределах Московского военного округа. В качестве источника необходимо привлечь и подробный стенографический отчет заседаний Московского окружного суда по делу игуменьи Митрофании[15].

Помимо того, во многих архивных фондах отложились разрозненные делопроизводственные материалы, отражающие взаимодействие общин с вышестоящими организациями и властными структурами разного ранга. Это приказы, распоряжения, деловая переписка. Особенно много материала такого рода по данной теме содержится в фондах Главного управления Российского Общества Красного Креста (РГВИА. Ф. 12651. Оп. 1–3), Московского врачебного управления (ЦИАМ. Ф. 1. Оп. 2), Канцелярии московского генерал-губернатора (ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 16–26), Московской духовной консистории (ЦИАМ. Ф. 203) и в фондах отдельных общин (ЦИАМ. Ф. 219–221; РГВИА. Ф. 12670, 12996). Разрозненные документы отложились в фондах конкретных отрядов Красного Креста (РГВИА. Ф. 12710, 12734, 12755, 16273).

Третья группа источников – материалы периодической печати. В отсутствие других средств массовой информации в газетах и журналах подробно отражалась хроника событий. «Московские ведомости» публиковали уставы общин сестер милосердия. В «Московских церковных ведомостях» помещались многочисленные заметки о событиях, происходивших в жизни Иверской и епархиальной Владычне-Покровской общин, а также отчеты последней. Газетные материалы написаны патетическим тоном, дают очень скупую информацию, но благодаря им можно восстановить картину тех событий, о которых не сохранилось других источников. Особенно ценны материалы провинциальной периодики о командировках московских сестер милосердия в местности, пораженные эпидемиями.

Четвертую группу источников составляют публицистические произведения. Они занимают промежуточное положение между документами и исследованиями: созданные современниками описываемых событий, они не обладают точностью и достоверностью документальных материалов, хотя лучше всего показывают отношение общества к общинам сестер милосердия и связанным с ними событиям, что очень ценно для понимания многих процессов.

 

Целый комплекс публикаций был связан с судом над начальницей Владычне-Покровской общины сестер милосердия игуменьей Митрофанией, обвиненной в финансовых махинациях. Ее защитники пытались напомнить общественности о важности трудов игуменьи на ниве благотворительности. В. Н. Андреев составил ее подробную биографию[16], целью которой было показать нравственную высоту игуменьи Митрофании и ее принципиальную неспособность к совершению какого-либо преступления. Те же мысли проводятся в сочинении неизвестного автора, которое выполнено в виде четырех писем другу[17]. Оба произведения были созданы и опубликованы уже после вынесения приговора по делу и ставили перед собой задачу не повлиять на решение суда, а восстановить доброе имя женщины, которая, по их искреннему убеждению, была несправедливо осуждена.

Противоположные взгляды на дело игуменьи Митрофании высказывались и в печати. Одна из таких публикаций появилась почти сразу после окончания процесса в «Отечественных записках»[18]. Ее автор, выступивший под инициалами Н. А., считал приговор вполне заслуженным, но выражал сомнение в том, что тот будет приведен в исполнение.

По окончании Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. появляются первые публикации, повествующие о сестрах милосердия.

Одним из выразителей нового общественного взгляда на сестринское служение стал П. А. Илинский[19], составивший очерк о деятельности сестер милосердия, фельдшериц и женщин-врачей во время войны 1877–1878 гг. Приведенный в книге фактический материал делает ее ценным источником для данной темы, но в то же время она может рассматриваться как первое исследование настоящего вопроса. В 1910 г. была опубликована заметка запасной сестры милосердия Красного Креста Т. М. Миркович[20], которая попыталась оценить ситуацию в современных ей общинах изнутри, опираясь на собственный опыт.

Еще одна категория публицистических материалов освещала работу сестер милосердия во время эпидемий и голода[21]. Книга английской сестры милосердия мисс Кейт Марсден передает впечатления автора о поездке в якутские колонии для прокаженных, где несли служение сестры московской общины «Утоли моя печали». Очерки А. С. Пругавина рисуют выразительную картину последствий неурожая 1898–1899 гг., охватившего многие губернии России. В его работе содержатся и сведения о роли сестер милосердия в помощи пострадавшему населению.

Последнюю, пятую группу источников составляют документы личного происхождения, представленные воспоминаниями и перепиской. Наиболее важный материал по данной теме хранится в личном фонде В. Ф. Джунковского (ГА РФ. Ф. 826). Владимир Федорович Джунковский (1865–1938) прошел путь от адъютанта великого князя Сергея Александровича до московского губернатора, а затем был назначен командиром Отдельного корпуса жандармов и товарищем министра внутренних дел. Много сил и времени он отдавал благотворительности. В 1897 г. В. Ф. Джунковский в качестве уполномоченного отправился на театр Греко-турецкой войны с отрядом Иверской общины сестер милосердия. С тех пор он состоял почетным членом общины и принимал в ее жизни самое деятельное участие. После революции В. Ф. Джунковский несколько раз подвергался арестам, а 21 февраля 1938 г. был расстрелян на Бутовском полигоне. Его личный архив был передан в ГА РФ (Ф. 826), причем часть материалов бесследно исчезла.

В. Ф. Джунковский всю жизнь вел дневниковые записи, которые и легли в основу его воспоминаний. Работу над ними он начал в 1921 г., рассчитывая опубликовать их в издательстве М. и С. Сабашниковых. Его мемуары охватывают более 50 лет и отражают повседневную жизнь Москвы и губернии. В 1997 г. часть этих воспоминаний (за 1905–1915 гг.) была опубликована[22]. Но наиболее интересные для данной темы фрагменты, касающиеся Иверской общины сестер милосердия, содержатся преимущественно в неопубликованной части воспоминаний за 1893–1904 гг. (ГА РФ. Ф. 826. Оп. 1. Д. 43, 45).

Помимо воспоминаний, в фонде В. Ф. Джунковского сохранились письма врачей и сестер милосердия Иверской общины 1900–1905 гг., присланные с театра военных действий (Д. 425, 440, 445, 481, 486, 498, 506, 516, 630, 707). Письма, написанные под свежим впечатлением от событий, достаточно точны в изложении фактов. При этом в них присутствует та эмоциональность, которой нет даже в дневниках и воспоминаниях. Только эпистолярные источники позволяют почувствовать действительную атмосферу и передают чувства корреспондентов.

Важную уникальную информацию о работе сестер милосердия во время Крымской войны 1854–1856 гг. содержат письма великого русского хирурга, профессора Николая Ивановича Пирогова[23]. Этот источник представляет собой особую ценность для данного исследования благодаря высокой точности в изложении фактов.

Отдельный комплекс используемых в работе мемуарных источников повествует о суде над основательницей Владычне-Покровской общины сестер милосердия игуменьей Митрофанией (Розен). Сама игуменья в своих записках говорит о суде очень мало и неохотно, считая себя абсолютно невиновной[24]. Более подробные воспоминания о процессе оставили судебные деятели тех лет – А. Ф. Кони и Е. И. Козлинина[25]. Эти источники созданы гораздо позже описываемых событий, очень субъективны и тенденциозны и даже в совокупности не могут дать истинной картины происходившего.

К сожалению, не удалось найти воспоминания и дневники сестер милосердия из московских общин. Однако без такого рода источников невозможно понять взгляды самих сестер милосердия, их отношение к собственному служению и к жизни в общине. Поэтому в исследовании используются воспоминания и записки сестер других российских общин, а также сестер-волонтерок[26]. Все они посвящены военному времени – работе сестер милосердия в госпиталях и на санитарных поездах. Как правило, там бок о бок трудились представительницы самых разных общин, находясь в одинаковых условиях, попадая в аналогичные ситуации, переживая сходные чувства. Это позволяет полученную из подобных источников информацию применять ко всем вообще сестрам милосердия, делать общие выводы.

В целом же привлеченная источниковая база достаточно обширна и разнообразна, что вполне позволяет раскрыть заявленную тему исследования.

История московских общин сестер милосердия представлена в нашей литературе довольно слабо и поверхностно. Дореволюционных книг на эту тему было немного, да и те в настоящее время в большинстве своем недоступны для читателей и исследователей. Еще хуже обстояло дело в советское время, когда рассказ о сестрах милосердия мог промелькнуть только случайно. Большая же часть исследований появилась лишь в последние годы.

В основном эта тема затрагивается в работах в контексте исследования каких-либо других проблем и вопросов. В первую очередь рассказ об общинах связывают с историей отечественной медицины.

Появление нового института – общин сестер милосердия – было важной вехой в развитии русской медицины. Оно открывало для женщин возможность получить новые знания и реализовать свои способности. Только имея перед глазами пример великолепной работы сестер милосердия, русское общество пошло на следующий шаг – организацию школ для фельдшериц. Именно этому посвящена книга А. А. Шибкова[27], рассказывающая о патриотизме и самопожертвовании сестер милосердия и первых женщин-врачей дореволюционной России. В этом контексте он упоминает и об учреждении в Москве общин сестер милосердия – «Утоли моя печали», Иверской и общины при Комитете «Христианская помощь». Книга основана на материалах РГВИА и ГИА Ленинградской области. Однако время, в которое писалась работа, оставило на ней свой отпечаток в виде разного рода искажений и умолчаний. Кроме того, автор уделяет больше всего внимания петербургским общинам сестер милосердия, а обо всех других, в том числе и московских, он дает лишь самую краткую информацию.

И. В. Зимин связывает создание сети общин сестер милосердия с необходимостью реформирования системы здравоохранения России во второй половине XIX в., которая привела к значительным изменениям системы подготовки женских медицинских кадров[28].

В. А. Ковригина[29] считает, что общины сестер милосердия возникали в рамках общественной благотворительности, которая уже сложилась в России в первой половине XIX в. По ее мнению, русские общины, в отличие от западноевропейских, создавались вне Церкви, при участии или покровительстве императорской семьи и имели прежде всего практическую цель – оказание медицинской помощи больным и раненым.

Главы, посвященные общинам сестер милосердия, были включены в некоторые учебники по истории сестринского дела для средних специальных и высших учебных заведений[30].

Некоторым общинам удалось привлечь к работе в своих учреждениях выдающихся докторов Москвы. Так, в Иверской общине сестер милосердия одно время работал И. П. Ланг, который в 1897 г. был назначен главным врачом отряда общины на театр Греко-турецкой войны. О нем рассказывает статья В. Хотеева[31], который использует семейный архив доктора и периодическую печать тех лет. Но автор не приводит никаких сведений о самой общине, кроме газетных цитат о деятельности ее отряда на Греко-турецкой войне.

О той же командировке повествует и биограф еще одного врача, входившего в состав отряда Иверской общины[32]. Знаменитый хирург С. И. Спасокукоцкий отправился на театр военных действий сразу после окончания ординатуры Московского университета. Материал, собранный врачом в этой поездке, позволил ему защитить докторскую диссертацию. Однако М. Г. Спасокукоцкая, автор его жизнеописания, ни словом не упомянула об общине, силами которой был собран и отправлен отряд врачей и сестер милосердия.

Другая тема, с которой напрямую связана деятельность общин сестер милосердия, – это история благотворительности в России. Уходу за больными посвящен очерк священника Н. Добронравова[33], описывающий все виды его организации, существовавшие на Руси. Автор рассказывает и об общинах сестер милосердия. Он называет первые русские общины и говорит об общих принципах их работы, основываясь на правилах для сестер милосердия и статистических данных за 1899–1900 гг. Причины появления общин в России обрисованы в кратком очерке, выпущенном петербургской общиной Св. Георгия[34].

Из современных исследователей к теме благотворительности одним из первых обратился П. В. Власов. Глава о сестрах милосердия вошла практически без изменений в две его работы, опубликованные последовательно[35]. Автор рассказывает о московских общинах сестер милосердия: Никольской, Покровской, Иверской, Александровской «Утоли моя печали», Павловской и об общине при Комитете «Христианская помощь». Повествование, несмотря на то что оно ведется в контексте истории благотворительных учреждений, носит москвоведческий характер и изобилует подробными сведениями о перемене адресов и архитектурных особенностях храмов. Кроме того, в книге прослеживаются судьбы основателей общин и называются имена многих работавших в них выдающихся врачей и сестер милосердия. О деятельности общин автор рассказывает на основе их уставов и упоминает всего несколько командировок на театр военных действий (во время Русско-турецкой и Русско-японской войн).

Из зарубежных авторов необходимо упомянуть американскую исследовательницу Адель Линденмейер[36], которая одной из первых начала изучать общественную благотворительность в России, в том числе и деятельность Российского Общества Красного Креста.

В 2004 г. в Томске прошла научно-практическая конференция, посвященная Международному дню медицинской сестры и 400-летию г. Томска. Несколько докладов, опубликованных в сборнике работ этой конференции[37], в той или иной степени затрагивают данную тему. Статья Н. В. Бородаевой[38] фактически представляет собой хронологический список возникновения общин сестер милосердия – от самой первой до современных. В небольшом докладе О. В. Ромашовой перечисляются имена великих личностей, «которые стали примером и источником вдохновения для своих последователей»[39]. В их числе упомянуты и священник Сергий Махаев – настоятель храма Иверской Божией Матери при одноименной общине сестер милосердия Красного Креста, и настоятельница Александровской общины «Утоли моя печали» княгиня Н. Б. Шаховская.

В основательной и подробной монографии Г. Н. Ульяновой[40]упомянута только Владычне-Покровская епархиальная община сестер милосердия как пример благотворительной деятельности Духовного ведомства. А вот включение рассказа об общинах в статью А. Н. Казакевича, посвященную церковной благотворительности, вызывает много вопросов[41]. Почему, например, деятельность Иверской общины Красного Креста отнесена к церковной благотворительности? И почему к ней же не относится работа всех остальных московских общин сестер милосердия, подчинявшихся Российскому Обществу Красного Креста?

В книге Е. Тончу[42] общины сестер милосердия рассматриваются как один из многочисленных видов женских благотворительных организаций, существовавших в России XVIII – начала ХХ в. В одной из глав автор этого публицистического издания приводит самые краткие сведения и о первых московских общинах.

В последние годы история общин сестер милосердия рассматривается в ряде публикаций по гендерной истории. В работе Л. Г. Кондрашкиной в контексте характеристики процесса развития личного и общественного самосознания женщин исследуется процесс развития и становления отдельных направлений женской медицинской деятельности в государственных и общественных учреждениях России[43]. Два параграфа диссертации посвящены возникновению общин сестер милосердия в 1840–1850 гг. и основным направлениям их деятельности в последней трети XIX – начале ХХ в. Автор утверждает, что общины сестер милосердия были главной сферой медицинской деятельности женщин, но вместе с тем сестринское движение носило не только медицинский характер. Возникновение общин «явилось следствием общественной инициативы, стремления общества найти практическое решение поставленного уже в это время во многих публицистических и художественных произведениях вопроса о женской эмансипации»[44]. Рассматривается процесс возникновения и развития общин сестер милосердия по всей стране, но московские общины никак не выделяются из общей картины.

В исследовании Ю. Н. Ивановой[45] представлена подробная картина работы сестер милосердия на фронтах войн: Крымской, Русско-турецкой, Русско-японской, Первой мировой. Книга основана на хорошей источниковой базе: мемуары, отчеты, архивные документы. Автор старается представить общую картину работы РОКК, иногда останавливаясь на конкретных примерах. Примерами, как правило, служат общины Санкт-Петербурга и отдаленных губерний. Конкретных сведений о московских общинах крайне мало, и они очень дробные, отрывочные, разбросаны по всей книге. Это, конечно, обусловлено и задачами исследования, и характером источников.

Деятельности русских сестер милосердия в военное время посвящен один из основных разделов монографии П. П. Щербинина[46]. В книге проанализированы социальные, демографические и психологические аспекты сестринского служения. Для проведения этой части своего исследования автор привлекал лишь опубликованные источники и работы своих предшественников. При этом многие выводы, отражающие авторскую концепцию, недостаточно обоснованы и требуют более тщательной работы с источниками. К примеру, вызывает недоумение совершенно некритичное отношение автора ко всем обвинениям в адрес сестер милосердия, которые содержатся в источниках, опубликованных в первые годы советской власти.

Несколько изданий, посвященных истории женской благотворительности в России, содержат краткие рассказы об основательницах общин и о самих сестрах милосердия, в том числе о княгине С. С. Щербатовой, княгине Н. Б. Шаховской, великой княгине Елизавете Федоровне[47].

Что же касается исследований, посвященных непосредственно общинам сестер милосердия, то их крайне мало. Дореволюционные работы предназначались в первую очередь для самих сестер милосердия, были призваны воодушевить их «для новых подвигов любви и самопожертвования»[48]. В работе Д. Михайлова излагается история общин сестер милосердия Российского Общества Красного Креста и общие принципы их деятельности. Конкретные московские общины («Утоли моя печали», Владычне-Покровская) только называются, и выделить из общего контекста информацию о них невозможно.

То же самое можно сказать и о книге священномученика протоиерея Сергия Махаева, первое издание которой вышло в 1914 году[49]. Отец Сергий был законоучителем и духовником сестер Иверской общины, часто беседовал с сестрами о сущности их служения. Главной заботой пастыря было утвердить своих подопечных в православной вере, благочестии и отношении к своему труду как к подвигу во Имя Христово. Так как для бесед с ними он искал примеры подвига и самоотверженности, прежде всего среди лиц их же служения, то он и собрал очерки жизни великих русских сестер. Это «бесхитростные и подчас мило наивные рассказы»[50], в которых даются жизнеописания сестер милосердия из самых разных слоев общества: и великих княгинь, и дам из высшего света, и простых девушек, и даже подвижниц, чьи имена остались для нас неизвестными. Описана деятельность сестер на самых разных поприщах – на полях сражений, в больницах, колониях для заразных больных, во время эпидемий и в тюрьмах. Прославляется подвиг самоотверженной любви, и приводятся конкретные примеры такой самоотверженности.

1ПСЗ. Собр. 2. Т. 37. № 17852 (12 января 1862 г.).
2Нормальный устав общин сестер милосердия Российского Общества Красного Креста. М., 1903; Устав Александровской общины сестер милосердия в Москве. М., 1881; Устав Александровской общины сестер милосердия в Москве. М., 1890; Устав амбулатории для бедных больных, учрежденной общиной сестер милосердия во имя святого апостола Павла в Москве. М., 1903; Устав больницы Московской общины сестер милосердия «Утоли моя печали» // Московские ведомости. 1877. № 40. С. 1; Устав Иверской общины сестер милосердия при Московском Местном Комитете Российского Общества Красного Креста. М., 1894; Устав лечебницы общины сестер милосердия во имя св. апостола Павла. М., 1912; Устав Московской Владычне-Покровской общины сестер милосердия. М., 1871; Устав Московской городской общины сестер милосердия «Утоли моя печали» имени княгини Н. Б. Шаховской. М., 1910; Устав общины сестер милосердия во имя святого апостола Павла. М., 1901; Устав общины сестер милосердия во имя святого апостола Павла. М., 1908; Устав общины сестер милосердия при Комитете «Христианская помощь» Российского Общества Красного Креста. М., 1888; Устав Российского Общества Красного Креста. СПб., 1889; Устав убежища для бывших сестер милосердия Российского Общества Красного Креста, учреждаемого в Москве при Комитете Общества «Христианская помощь». М., 1888; Устав школы для сестер милосердия при Московской городской общине «Утоли моя печали» имени княгини Н. Б. Шаховской. М., б. г.; Положение о больничных учреждениях Александровской общины сестер милосердия «Утоли моя печали» в Москве. М., 1900; Положение о правах и преимуществах Псковской Иоанно-Ильинской и Московской Владычне-Покровской общин сестер милосердия. М., 1872; Положение о Приюте Св. Царицы Александры для престарелых сестер милосердия при Александровской общине сестер милосердия «Утоли моя печали» в Москве. М., 1900; Положение о Терапевтическом отделении Иверской общины. М., 1901.
3Отчеты Александровской общины сестер милосердия «Утоли моя печали», состоящей под непосредственным Высочайшим Его Императорского Величества Государя Императора покровительством, за 1891–1902 годы. М., 1892–1903; Отчеты о деятельности Иверской общины сестер милосердия Российского Общества Красного Креста за 1898–1915 годы. М., 1899–1916; Отчеты о деятельности общины сестер милосердия во имя святого апостола Павла за 1901–1914 годы. М., 1902–1916; Отчеты по Александровской общине сестер милосердия «Утоли моя печали» в Москве за 1907–1908 годы. М., 1908–1909; Отчеты по Московской городской Александровской общине сестер милосердия «Утоли моя печали» за 1909–1910, 1912 годы. М., 1910–1911, 1914.
4Отчет Никольской общины сестер милосердия в память кн. С. С. Щербатовой и доктора Ф. П. Гааза Российского Общества Красного Креста с 26 октября 1914 г. по 1 января 1916 г. М., 1916.
5Отчет о деятельности Московской Покровской общины сестер милосердия за 1882/83 год. М., 1883; Московская Покровская община сестер милосердия за 1908 год: Обзор деятельности. М., 1909; Московская епархиальная Покровская община сестер милосердия за 1913 год: Обзор деятельности. М., 1914; Отчет о деятельности Покровской общины сестер милосердия за 1893/94 год // Московские церковные ведомости. 1894. № 23 (оф. отд.). С. 64–66; № 24 (оф. отд.). С. 67–68.
6Отчет о состоянии и деятельности Московской епархиальной Покровской общины сестер милосердия за 1884 год. Б. м., б. г.
7Отчетная записка о деятельности Московской Покровской общины сестер милосердия за 1872–1882 гг. // Московская Покровская община сестер милосердия: сайт. М., 2007. URL: http://p okrov.ucoz.m/publ/6-1-0-92 (дата обращения: 02.11.2009).
8Отчет о деятельности больницы св. царицы Александры при Александровской общине сестер милосердия «Утоли моя печали» за 1898–1900 годы / Под ред. И. К. Спижарного. М., 1902; Отчет о деятельности лечебницы Иверской общины от 15 октября 1896 г. по 1 января 1900 года. М., 1900.
9Абаза Н. С. Красный Крест в тылу действующей армии в 1877–1878 годы: Отчет главноуполномоченного Общества попечения о раненых и больных воинах. Т. 1–2. СПб., 1880–1882; Барманский В. И. Отчет уполномоченного отряда Иверской общины Красного Креста имени Ее Императорского Высочества великой княгини Елизаветы Федоровны В. И. Барманского, по командировке в 1900–1901 гг. на Дальний Восток. М., 1901; Гюббенет Х. Я. Очерк медицинской и госпитальной части русских войск в Крыму в 1854–1856 гг. СПб., 1870; Козловский Н. Война с Японией 1904–1905 гг. Санитарно-статистический очерк. Пг., 1914.
10Александровская община сестер милосердия «Утоли моя печали», состоящая под Высочайшим покровительством Его Императорского Величества Государя императора. Очерк 30-летия существования общины / Сост. С. А. Кельцев. М., 1897; В память княгини Софьи Степановны Щербатовой. М., 1887; Костарев С. В. Историческая записка об организации и деятельности состоящего под непосредственным Их Императорских Величеств покровительством Попечительства о бедных в Москве (1844–1877). М., 1878; ГА РФ. Ф. 564. Оп. 1. Д. 783. Никольская община сестер милосердия.
11Сборник статистических сведений о благотворительности Москвы за 1889 год. М., 1891.
12Сборник справочных сведений о благотворительности в Москве. М., 1901.
13Дополнение к сборнику справочных сведений о благотворительности в Москве. М., 1905.
14Врачебные учреждения Московского Городского Общественного Управления. М., 1896; Список учреждений Российского Общества Красного Креста на театре военных действий. Пг., 1917.
15Забелина С. П. Дело игумении Митрофании по обвинению в подделке векселей и спекуляциях: Подробный стенографический отчет. М., 1874.
16Андреев В. Н. Жизнь и деятельность баронессы Розен, в монашестве игумении Митрофании: В 2 ч. СПб., 1876.
17Идея учреждения епархиальных общин сестер милосердия при девичьих монастырях и прошедшее игумении Митрофании, в 4-х письмах. Киев, 1874.
18Н. А. Матушка Митрофания // Отечественные записки. 1874. № 11. С. 256–273.
19Илинский П. А. Русская женщина в войну 1877–1878 гг.: Очерк деятельности сестер милосердия, фельдшериц и женщин-врачей. СПб., 1879.
20Миркович Т. М. Российское Общество Красного Креста и общины сестер милосердия: Заметка запасной сестры милосердия Красного Креста об одной из наиболее важных причин, вредно влияющих на постановку вопроса об уходе за больными и ранеными в России. СПб., 1910.
21Marsden K. On Sledge and Horseback to the Siberian Lepers. N.Y., 1892; Пругавин А. С. Голодающее крестьянство: Очерки голодовки 1898–1899 года. М., 1906.
22Джунковский В. Ф. Воспоминания (1905–1915): В 2 т. М., 1997.
23Пирогов Н. И. Севастопольские письма и воспоминания. М., 1950.
24Розен П. Г. Записки баронессы Прасковьи Григорьевны Розен, в монашестве Митрофании. Сообщ. кн. А. Дадиан // Русская старина. 1902. № 1. С. 35–56; № 5. С. 285–302; № 6. С. 589–610; № 7. С. 209–224; № 8. С. 439–448; № 11. С. 403–416; № 12. С. 605–620.
25Козлинина Е. И. За полвека. 1862–1912 гг. Воспоминания, очерки и характеристики. М., 1913; Кони А. Ф. Игуменья Митрофания // Собрание сочинений: В 8 т. М., 1966. Т. 1. С. 64–73.
26Алчевская Х. Д. Передуманное и пережитое. М., 1912. С. 43–62; Арендт С. А. Воспоминания сестры милосердия. 1877–1878 гг. // Русская старина. 1887. Т. 55. № 7. С. 85–122; № 8. С. 377–418; Григорова А. М. Записки сестры милосердия 1904–1905 гг. // Братская помощь. 1907. № 7. С. 14–39; № 8. С. 110–138; № 9. С. 176–209; 1908. № 3. С. 133–148; № 4. С. 119–131; № 5. С. 123–133; № 6. С. 148–161; № 7. С. 131–140; № 9. С. 162–173; № 12. С. 149–157; Девиз (Охотина) М. И. Из дневника сестры милосердия // Исторический вестник. 1909. Т. 115. № 3. С. 1004–1030; Из путевых записок сестры милосердия 1877 и 1878 гг. // Русский вестник. 1879. Т. 139. № 2. С. 553–601; Истомина С. И. На белом «Орле» в Цусиму: воспоминания сестры милосердия второй Тихоокеанской эскадры // Госпитальные суда в Русско-японской войне. СПб., 2009; Козлова Н. В. Под военной грозой (воспоминания сестры-волонтерки) // Исторический вестник. 1913. Т. 134. № 11. С. 533–562; № 12. С. 943–974.
27Шибков А. А. Первые женщины-медики России. Л., 1961.
28Зимин И. В. Женское медицинское образование в России (вторая половина XVIII – начало ХХ вв.): Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. СПб., 1999.
29Ковригина В. А. Здравоохранение // Очерки русской культуры XIX века. Т. 2: Власть и культура. М., 2000. С. 395–470.
30История развития сестринского дела в России и за рубежом: Методическое пособие для медицинских сестер и студентов факультета высшего сестринского образования / Сост. А. С. Артюхов, Г. Я. Клименко, А. В. Никитин. Воронеж, 1998; Романюк В. П., Лапотников В. А., Накатис Я. А. История сестринского дела в России. СПб., 1998; Учебник для сестер милосердия и пастырей, несущих служение в больницах / Под общ. ред. свящ. С. Филимонова. СПб., 2000.
31Хотеев В. Чести сословия врача ничем не омрачил // Ваш Спутник. 1998. № 30 (август). С. 6.
32Спасокукоцкая М. Г. Жизнь и деятельность С. И. Спасокукоцкого (1870–1943). М., 1960.
33Добронравов Н., свящ. Уход за больными в древнем христианстве и на Руси // Московские церковные ведомости. 1904. № 2. С. 14–18.
34О потребности в сестрах милосердия для ухода за больными. СПб., 1872.
35Власов П. В. Обитель милосердия: О дореволюционных московских благотворительных учреждениях. М., 1991; Его же. Благотворительность и милосердие в России. М., 2001.
36Линденмейер А. Добровольные благотворительные общества в эпоху Великих реформ // Великие реформы в России 1856–1874 гг.: Сб. ст. / Под ред. Л. Г. Захаровой, Б. Эклофа, Дж. Бушнелла. М., 1992. С. 283–300; Lindenmeyer A. Poverty is not a Vice: Charity, Society, and the State in Imperial Russia. Princeton, 1996.
37Возрождение духовности и милосердия в сестринском деле: Сборник работ научно-практической конференции, посвященной Международному дню медицинской сестры, и 400-летию г. Томск / Под общ. ред. В. Т. Волкова. Томск, 2004.
38Бородаева Н. В. Страницы истории сестринского движения и общин милосердия в России // Возрождение духовности и милосердия в сестринском деле… С. 10–14.
39Ромашова О. В. Страницы истории сестринского движения и общин милосердия в России // Возрождение духовности и милосердия в сестринском деле. С. 20–23.
40Ульянова Г. Н. Благотворительность в Российской империи XIX – начало ХХ века. М., 2005. С. 334.
41Казакевич А. Н. Церковная благотворительность Москвы в начале ХХ века // Проблемы изучения и преподавания истории социальной работы и благотворительности в России: Материалы общероссийского семинара, проведенного 26–28 марта 2003 г. в СТИ МГУС / Сост. и науч. ред. Л. В. Бадя. М., 2003. С. 102–110.
42Тончу Е. У милосердия женское лицо. М., 2008.
43Кондрашкина Л. Г. Участие женщин в деятельности медицинских общественных организаций и учреждений России в XVIII–XIX вв.: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. СПб., 2002.
44Кондрашкина Л. Г. Указ. соч. С. 23–24.
45Иванова Ю. Н. Храбрейшие из прекрасных: Женщины России в войнах. М., 2002.
46Щербинин П. П. Военный фактор в повседневной жизни русской женщины. Тамбов, 2004.
47Анискович Л. И. Храм милосердия. Русские женщины. М., 2008; Подвижницы милосердия / Сост. З. Ф. Драгункина. М., 2005.
48Михайлов Д. Красный Крест и сестры милосердия в России и за границей. Пг. Киев, 1914. С. IV.
49Махаев Сергий, сщмч. Подвижницы милосердия. М., 2003.
50Там же. С. 8.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru