Девственница для олигарха

Дэй Лакки
Девственница для олигарха

Глава 1

Черное полотно дороги стелилось под колесами. Яркие фонари полосками света летели мне навстречу.

Скорость и пустой ночной город.

Это то, что я всегда обожала.

Терпеть не могу водить машину днем. Кому вообще это может понравиться?

Пробки, вечно красные светофоры, а еще другие участники движения, которые так и норовят осложнить тебе жизнь.

А еще полицейские! Нельзя забывать про полицейских и неприятности, которые ждут нарушителей.

То ли дело ночью.

Даже в этом городе, который, вроде как считается, никогда не спит, все-таки есть это благословенное время пустых дорог. Разве могла я это пропустить? Особенно сегодня.

Мне даже пришлось пойти на небольшое преступление. Ну такое, совсем небольшое. Я без спроса взяла машину своего брата.

Когда чуть за полночь к нему завалилась его подружка и они заперлись в его комнате, предварительно достав бутылку виски, стало понятно: за руль он точно не сядет, не сегодня.

А мне была просто необходима эта поездка. Слишком трудный день. Это, пожалуй, единственный способ, которым я могу снимать стресс и успокаивать нервы. Музыка на полную громкость и педаль в пол.

– Йу-хху! – я крикнула это вслух, перекрывая звуки рока.

И на этом поездка закончилась.

Впрочем, дело не в поездке. Вся моя прошлая жизнь закончилась. Вот он – тот миг, когда все разделилось на две части: на до и после. Но тогда я этого еще не знала.

Как все случилось, откуда выскочил этот чертов джип, я даже не сообразила.

Слишком поздно и слишком резко затормозила, машину закрутило волчком. Я до отказа вывернула руль, но это было уже бесполезно. Я зажмурилась от ужаса и не увидела, а лишь почувствовала всем телом сильнейший толчок.

Ничего у меня не вышло, я врезалась.

Я открыла глаза. Прислушалась к себе. Боли не было. Значит, цела.

Но облегчения мне это не принесло.

Страх пронзил меня от макушки до самых пяток.

Ну вот и все, покаталась! Да брат меня убьет!

Во-первых, на его красотке как минимум огромная вмятина, чтобы узнать точнее, нужно выбраться из салона.

А во-вторых, самое ужасное, даже через окно я видела, что въехала не в какой-нибудь безобидный столб или дерево.

Нет, это был тот самый автомобиль, что выскочил ниоткуда, и теперь, когда я смогла прочесть его марку, сердце упало еще ниже пяток. Куда-то в городские катакомбы.

По сравнению с этим наше авто было просто ржавой банкой.

Влипла, я чертовски влипла.

Я видела, как из автомобиля выходит мужчина. Впрочем, не просто мужчина. Шкаф, огромный шкаф, упакованный в явно дорогой костюм. Я так и осталась сидеть, вжавшись в кресло. Авария и то, что я едва не разбилась – все это сразу отошло на задний план.

Этот мужчина был ужасный, то есть нет, его лицо не было обезображено шрамами и из него не росло какой-нибудь третьей руки. Наоборот, скорей всего при других обстоятельствах, он мог бы показаться мне даже симпатичным, но сейчас он был в бешенстве и смотрел на меня свирепо.

Выйти из машины я не рискнула, лишь опустила стекло, когда он постучал.

– Идиотка, ты что творишь! – сказал он низким голосом.

Он не кричал, наоборот, говорил тихо, но именно это испугало меня больше всего. Слезы брызнули из моих глаз, в самом деле брызнули, полились ручьем, я ничегошеньки не могла сделать с этим водопадом.

– Пожалуйста, пожалуйста… я не нарочно… я нечаянно… я все отдам, до копейки… – залепетала я.

– В самом деле? – он усмехнулся.

Затем протянул руку. Я инстинктивно сжалась, ожидая удара, но его не последовало. Мужчина взял меня за подбородок и развернул лицо к себе.

Я зажмурилась. Яркий свет уличного фонаря ударил прямо в глаза.

– Пожалуйста, честное слово, я все отдам… – говорила я и понимала, что несу полную чушь.

Уж не знаю, что мне придётся сделать, чтобы хоть как-то компенсировать стоимость машины. На своей работе я получаю не так уж и много. Ровно столько, сколько обычно платят девочкам на побегушках.

Что я отдам?

Откуда мне что взять?

Он засмеялся. Это было так неожиданно, что я перестала плакать и уставилась на него. Теперь он не казался таким свирепым. Впрочем, может, это впечатление обманчиво и я просто столкнулась с полным психом.

Он провел рукой по моему лицу, вгляделся внимательно словно оценивая, а потом сказал:

– У меня нет привычки обижать красивых девочек. Тем более молодых и глупых.

Глупая?! Это он про меня? Да, я молода, тут не поспоришь, но уж точно не глупая. Впрочем, сейчас я точно не стала бы спорить. Глупая? Да какая угодно, лишь бы оставил меня в покое.

А он все продолжал меня рассматривать, так пристально, что от неловкости я не знала, куда деть взгляд. А потом он словно бы что-то решил для себя, достал из кармана визитку и протянул мне.

– Если вдруг и правда ты надумаешь что-то отдать, не вижу ни одной причины, отчего бы тебе это не сделать.

Я сжала визитку в руках, напряженно наблюдая за мужчиной.

Он обошел машину, сфотографировал номер и помахал мне рукой.

– Не волнуйся. Не потеряемся. Я вызову эвакуатор. Не вздумай ехать сама, иначе попадешь в серьезные неприятности.

Он сел в автомобиль и уехал, оставив меня в полной растерянности.

Он действительно решил спустить мне это с рук или все-таки нужно ждать сюрпризов? Не просто же так он фотографировал номер?

Только сейчас я вспомнила, что он оставил мне визитку. Я взглянула на прямоугольник из дорогой плотной бумаги и прочитала: «Дэвид Роджерс, владелец клуба «Континенталь».

Ну ничего себе!

«Континенталь» – самое крутое заведение в городе, где тусуются звезды, бомонд и богачи, где чашка кофе стоит как обед в дорогом ресторане.

А он, значит, владелец…

Тогда ему действительно не нужны мои деньги.

У него и своих хватает.

Придя к этому выводу, я немного успокоилась. Кажется, одна проблема оказалась не такой уж и серьезной. Разумеется, я не пойду к нему в клуб и не потащу ему деньги. Он ведь сам разрешил этого не делать?

Ну и все… Кажется, я уже могу вытереть слезы и смотреть на все веселее.

Эвакуатор действительно приехал быстро, не позднее четверти часа.

Когда он подцепил машину и начался наш позорный путь к дому, я вдруг вспомнила о том, что далеко не все мои проблемы остались позади.

Еще предстоит объясняться с братом. Уж точно он не будет в восторге от того, что я натворила.

Теперь, когда пугающий незнакомец уехал куда-то на своей слегка побитой, но все еще шикарной машине, разговор с братом казался мне чем-то ужасным.

Тогда я даже не подозревала, что бояться нужно совсем другого.

Глава 2

Когда я подъехала к дому, там вовсе не было тихо. От нашего подъезда уже отъезжали два автомобиля с тонированными стеклами, а Дженни, девушка моего брата, рыдала сидя на ступеньках дома.

Я выскочила из машины и подбежала к ней.

– Что случилось?

– Не знаю, – всхлипывала она, размазывая тушь по щекам. – Они ворвались в дом и увезли Майкла. Он в нару-учниках!

Наручники? Я посмотрела вслед машинам. Не похожи они на полицейских. Да разве полиция приезжает вот так среди ночи? Очень сомневаюсь.

– Но зачем? Куда? – пыталась я выпытать хоть что-то у Дженни.

Но это было трудно. Явно хороших полбутылки виски перетекли за этот вечер в ее желудок. И на ее способность объясняться это повлияло не лучшим образом.

– Сказали, с ним ничего не случится, но нужно принести деньги… – удалось разобрать мне в ее невнятном лепете.

– Какие деньги? Куда привезти? – начинала терять терпение я.

Я трясла ее, но она только всхлипывала и подвывала, ничего мне не отвечая. Я бы, наверное, так ничего не узнала, если бы эту секунду не зазвонил мой телефон.

Я увидела имя Майкла на дисплее, но даже не смогла сразу ответить. Руки дрожали, и мне не удавалось попасть по зеленому значку. Боялась, что сейчас он перестанет звонить, что я просто не успею. И от этого руки дрожали еще больше. Видно, кто-то там наверху сжалился надо мной и я наконец смогла ответить на звонок.

– Боже, Майкл, что случилось? Кто эти люди? Они тебя похитили? Мне вызвать полицию?

– Мэгги, детка, ни о чем не волнуйся, – голос Майкла звучал как всегда уверенно. – Не стоит вмешивать в это дело полицию. Все будет хорошо.

Брат всего на пару лет старше меня, но всегда меня опекал. С того самого дня, когда мы потеряли родителей. Можно сказать, он их мне заменил в какой-то мере, ведь мне тогда было всего шестнадцать. Но он справился. И всегда справлялся. Так что мне казалось, что он намного старше. Вот и сейчас от одного этого голоса я стала дышать спокойнее. Если Майкл говорит, что все будет хорошо, можно не сомневаться: все и правда будет хорошо.

– Этим парням просто нужны деньги. Они ничего мне не сделают. Но сейчас мне необходима твоя помощь, слышишь?

– Да… – говорю машинально. Если Майклу нужна моя помощь – конечно я помогу. Ведь кроме него у меня никого нет. И у него – кроме меня.

– Слушай внимательно. Срочно продай машину, заложи дом. Займи у кого-нибудь, когда они меня отпустят я со всем разберусь. Ну давай, малышка, не плачь, сейчас тебе надо быть сильной.

Чем дальше он говорил, тем страшнее мне становилось.

– Да, конечно, – прошептала я в трубку, хотя горло свело спазмом.

– Постарайся обернуться за сутки. Они позвонят тебе завтра вечером.

Он назвал сумму, и я забыла, как дышать. Даже если бы я могла продать то, что раньше было машиной Майкла, и даже наш дом в придачу, очень сомневаюсь, что этого бы хватило.

Но теперь, когда машину Майкла могут принять только на свалке металла, это и вовсе было нереально.

И тем не менее я сказала в трубку:

– Ни о чем не волнуйся. Я все найду.

Хотя понятия не имела, как я буду это делать.

Я затащила в дом подружку Майкла. Та не прекращала всхлипывать и размазывать тушь по щекам. Пользы от нее сейчас не было никакой. Так что я недолго думая вызвала ей такси. Она бы мне только мешала. Успокаивать истеричных барышень – это вовсе не то, что я умею делать хорошо.

 

У меня не так много подруг, но все они что называется свои парни и истерик не устраивают, даже когда могли бы. Так что мне нужно было десять минут тишины, чтобы придумать что делать.

Майкл ждет моей помощи, ждет что я продам машину, а продавать уже нечего.

Моих собственных доходов на это не хватит, конечно. Я работаю младшим ассистентом модного дизайнера. Звучит круто, правда? Если только не знать, что ключевое слово в моей должности – «младший».

Нет, я не езжу за ним по всему миру, чтобы стоять у него за плечом и подсказывать имена многочисленных ВИП-клиентов. Ничего подобного. Моя задача – присматривать за вещами, носиться за моделями с отпаривателем, следить, чтобы все пуговицы были на месте, а наряды для показов висели в нужном порядке. Сплошная беготня, после которой вечером я чуть ли не падаю замертво на свою кровать.

Это если, конечно, нет показа. Потому что если он есть, свалиться замертво я могу только под утро. И не то чтобы это слишком хорошо оплачивается.

Месье Рошер похоже считает, что работать на него – это уже великая честь. Да что там – уверена: моя краска для волос стоит куда больше, чем мне платят. Да-да, каждые две недели его стилист подкрашивает мои корни, потому что месье Рошер – художник, и ему больно смотреть на то, что он называет «мышиной серостью». И поэтому меня в обязательном порядке красят в сияющий блонд, чтобы не ранить эстетические чувства великого творца.

Хотя я бы предпочла, чтобы стоимость краски прибавили к моему нищенскому заработку. Но увы. Даже ссуду в банке с моим жалованием вряд ли дадут.

И все же я втянула Майкла в это все, а значит, мне его и вытаскивать.

Я вспомнила улыбку мужчины, в которого врезалась. Как там его… Я взглянула на визитку и уже с ненавистью прочитала его имя – Дэвид Роджерс.

То, как он сказал мне: я не обижаю красивых девочек.

Я как идиотка поверила, что он меня отпустил.

А он сфотографировал номер, выяснил, кто хозяин машины, и вот пожалуйста.

Ну что ж, он был честен по крайней мере. Майкл уж точно не тянет на красивую девочку. Ему можно доставлять неприятности.

Быстро же Дэвид – гребаный – Роджерс все это организовал.

Впрочем, я ведь хороших полчаса сидела и по его приказу ожидала эвакуатор. Да-да, теперь мне казалось, что прошло не меньше получаса.

Я взяла визитку и открыла ноутбук, вбила в поисковик ненавистное имя и выяснила, что мой обидчик владелец не только самого крутого в городе клуба, но еще нескольких компаний, что-то связанное с энергетикой, что-то с юристами.

Конечно, мне он предложил именно эту визитку. Наверное, всегда дает ее молоденьким дурочкам. Нефтью и юристами их не удивишь, а вот получить доступ в клуб, где запросто можно столкнуться со своим кумиром, это да.

На это любая бы повелась.

Впрочем, относительно меня он мог и не сомневаться: приду я или не приду. Он ведь сам организовал все так, чтобы я мчалась к нему со всех ног, и я помчусь, выбора у меня нет. И денег, чтобы решить проблемы Майка, тоже нет.

Я взглянула в зеркало.

Лицо уставшее, глаза покрасневшие, длинные волосы собраны в простой хвост.

Нет, в таком виде туда точно идти нельзя. Лишних полчаса на то, чтобы привести себя в порядок, все-таки придется вырвать из времени, которое отведено мне на спасение Майкла.

Была одна маленькая проблема.

В этот клуб пускают только с двадцати одного года. Как и в любые заведения такого рода. А мне всего девятнадцать… Ну почти девятнадцать. Скоро будет.

Так что, чтобы просочиться в элитное злачное место, нужно выглядеть постарше.

Я натянула на себя красное платье, которое выгодно подчеркивало грудь, утягивало талию и делало ноги нереально длинными. Слишком открытое, слишком нескромное…

Купила эту шмотку на распродаже. Считала глупой спонтанной покупкой, вещью, которую никуда не смогу надеть, а вот надо же, подвернулся случай.

Я поярче подвела глаза черным карандашом, накрасила ресницы. И теперь это выглядело как два черных колодца на бледном лице.

Да уж, пожалуй, даже слишком драматично, но у меня не было времени что-то менять. Поэтому я добавила сюда ярко-красную помаду, вскочила на каблуки и вызвала такси.

Теперь уже себе.

Снова затраты.

Но никакого другого способа добраться до клуба у меня не было. Что стало с машиной, не хочется даже вспоминать.

На сантименты и страхи нет времени.

Глава 3

Как только я подъехала к клубу и подошла к двери, стало ясно: все мои приготовления были напрасными. Как ни старалась я выглядеть старше, охранник преградил мне дорогу:

– Ваши водительские права, мисс…

Ну вот и препятствие. Я порылась в сумочке для вида, разумеется, ничего там не нашла и жалобно сообщила охраннику:

– Забыла дома… Извините…

Он окинул меня насмешливым взглядом и проговорил:

– Деточка, шла бы ты домой. Мультики уже показали, теперь пора спать. Мамочка ждет.

Он говорил беззлобно, скорее, устало. Похоже, сюда пытаются прорваться толпы малолеток. И у охранников уже наверняка настроен внутренний радар, который безошибочно определяет, кому тут меньше двадцати одного. Так почему мне должно повезти больше, чем другим?

Я зло закусила губу. Не может же быть, чтобы у меня ничего не получилось. От этого зависит жизнь Майкла. Я достала из сумочки визитку и протянула охраннику.

– А может меня папочка заждался, – сказала я с вызовом, и сама ужаснулась этой своей дерзости.

Увидев имя на визитке, охранник сразу перестал юморить и смотреть на меня снисходительно. Наоборот, он весь подобрался, коротко бросил своему напарнику:

– Присмотри тут, – и исчез в дверях клуба.

Я перевела дух. Впрочем, радоваться было точно рано. Может Дэвид – паршивый – Роджерс не захочет меня видеть.

И тогда все.

Никакого плана «Б» у меня не было.

Минуты тянулись ужасно медленно. А стук моего сердца, казалось, был таким громким, что заглушал музыку, льющуюся из клуба.

Я пока и сама не знала, что буду делать, если владелец клуба все-таки соизволит со мной пообщаться. Что я ему скажу? Но обещала себе, что разберусь по обстановке.

Буду решать проблемы по мере их поступления, другого выхода нет.

И вот появился владелец клуба.

Теперь при ярком свете клубных огней я смогла его лучше рассмотреть.

Ему лет тридцать пять. Жесткое красивое лицо, тяжелый взгляд темных глаз, подтянутая фигура, которую подчеркивал дорогой костюм, наверняка сшитый на заказ у какого-то крутого дизайнера.

От него веяло властью и опасностью – не зря я ощутила ее при первой встрече. И зря так быстро успокоилась, и поверила, что все обойдется.

Пресыщенный, довольный собой хозяин жизни. Такие ничего не прощают, берут, что хотят.

Если бы не брат, только увидев этого мужчину, я бы бежала прочь без оглядки. Но злость и отчаяние отключили инстинкт самосохранения.

Лжец…

Какой же лжец!

Действовать по обстановке, по ходу дела, оказалось совершенно хреновой затеей. Все что я смогла сделать, когда увидела его, это броситься на него, вцепиться в дорогую ткань его пиджака и закричать:

– Негодяй, урод! Девочек ты, значит, не обижаешь! Верни мне моего брата!

Там были еще слова, но настолько неприличные, что едва ли я когда-нибудь всерьез рискну их повторить. Я вообще удивлена, что я их знаю. Видимо, сказалось детство, проведённое в компании приятелей брата.

В следующую секунду оба охранника вышли из оцепенения и сообразили, что нужно делать, они оторвали меня от своего босса, больно заломали руки. Теперь вопросительно взирали на своего хозяина, гребаные волкодавы.

А мой запал пропал.

Я все испортила…

Испортила…

Я ведь пришла договариваться, а не скандалить. Сейчас он скажет меня вышвырнуть, и на этом миссия по спасению Майкла будет закончена.

Молодец, Мэгги. Ты облажалась. Как всегда.

Посмотреть на владельца клуба после того, что я наделала, было сложно, но я заставила себя встретиться с ним взглядом. Показалось или в темных глазах мелькнул интерес? Может быть, решает, как меня наказать?

– Отпустите ее, – тихо сказал он охранникам, а потом коротко бросил мне: – Пошли поговорим.

Когда тиски захвата ослабли, я выскользнула из рук охранников. Строго-настрого приказала себе больше не устраивать истерик.

Этот Дэвид Роджерс, конечно, чертов мудак, но мне надо постараться с ним поладить. И другого выхода нет.

Ноги казались ватными. Адреналин схлынул, и теперь я чувствовала усталость, которая вдруг навалилась на плечи тяжелыми лапами.

Но я послушно шла за владельцем клуба, не замечая ничего вокруг. Смотрела лишь на него.

Он не оборачивался, чтобы проверить: иду ли я следом. Он был уверен, что да. Наверное, такие люди никогда не тратят время на сомнения. Они прекрасно знают, что даже их предложения воспринимаются как приказ.

Мы оказались в кабинете.

Не таком кабинете, какие бывают в офисах. А в ресторанном кабинете: несколько мягких кресел, удобный столик и музыка чуть тише, чем в общем зале.

Кажется, я попала в вип-зону. Впрочем, уж точно я не собиралась этому радоваться.

– О каком брате ты говоришь? – спросил он все также тихо.

И все также от звука его голоса по спине поползли мурашки.

Запоздалый страх?

Наверное.

Теперь, когда моя истерика осталось позади, я отлично понимала, что вести себя так с этим человеком было нельзя. Просто категорически нельзя.

– Майкл… мой брат… я приехала, а его увезли… и деньги… – пробормотала я, отчаянно злясь, что у меня не получается составить хоть какой-то рассказ о случившемся.

Но, кажется, Дэвид – чудовище – Роджерс каким-то образом меня понял.

– Как фамилия брата? – спросил он.

Я ответила. Может, не стоило этого делать, но он так спрашивал, что любой бы ответил.

– Жди здесь, – сказал он коротко, а потом неожиданно поинтересовался: – Ты хоть ела сегодня?

– Не ваше дело, – буркнула я и сжалась, ожидая что за этим последует какое-то наказание.

Идиотка!

Какая же идиотка!

Сейчас он уже всерьез разозлится, и…

Но он лишь хмыкнул и вышел за дверь. А через несколько минут пришел официант и стал расставлять передо мной вазочки с какой-то едой, салаты, и запотевшую стеклянную бутылку с водой. Единственное, чего не было на этом празднике живота, так это вина или какого-то алкоголя.

А мне казалось, что он бы как раз мне и не помешал. Принимать подачки от врага не хотелось, но как только вся эта роскошь появилась передо мной, вспомнила, что действительно чертовски голодна и стала одну за другой очищать тарелки.

Хозяин клуба появился, когда я почти прикончила все то, что мне принесли. От ощущения сытости меня повело не хуже, чем могло бы быть от алкоголя.

– Значит так, Мэгги, – начал он.

И я вздрогнула.

Своего имени я ему точно не называла.

Впрочем, что ему стоило все узнать. Даже глупо такому удивляться.

Я напряглась, вслушиваясь.

– Разумеется, я не трогал твоего брата. Свои неприятности он заработал себе сам. Намекну: если ты игрок, не следует одалживать у суровых ребят. Ну а если уж сделал такую глупость, не надо проигрывать все до копейки.

Я сидела, раскрыв рот. Майкл – игрок? Он влез в долги? И я об этом ничего не знаю?

Мне хотелось закричать, что это чушь! И он лжет!

Но я молчала.

Потому что вспоминала кое-что. Отлучки по ночам. Странные звонки, после которых брат менялся в лице и уходил разговаривать на террасу…

Дэвид был прав. А я нет.

И не туда я пришла искать справедливости.

Только глупо опозорилась.

Я поднялась. Рассиживаться на его диванах и есть его еду теперь казалось ужасно стыдным.

– Извините… Извините мистер Роджерс – пробормотала я виновато. Это вежливое обращение вряд ли могло компенсировать все то, что я кричала ему у входа. – Я… ошиблась. Я понимаю, вы не собирались меня искать и что-то делать плохое. Простите… Можно я уйду?

Он снова взял меня за подбородок. Приподнял вверх, заглядывая в глаза. Надо же, как, оказывается, он близко стоял… За своими размышлениями я этого не заметила.

Пронзительный взгляд, долгий. Я внезапно смутилась, почувствовала, как опалило жаром щеки, но отвернуться, спрятаться не могла. Его пальцы все еще удерживали меня.

– Отчего же… – задумчиво сказал Дэвид. – Я собирался тебя найти.

Я застыла, уставившись ему в глаза.

Найти?

Для чего?

А он медленно провел большим пальцем по моим губам, вульгарно замалеванным алой помадой. Что-то темное полыхнуло в его глазах, и это меня напугало.

 
Рейтинг@Mail.ru