Выхода нет

Дэн Поблоки
Выхода нет

Эрин Блэк, потрясающему издателю, которая куда более эксцентрична, чем готова признать


Dan Poblocki

SHADOW HOUSE 3: NO WAY OUT

Copyright © 2017 by Scholastic Inc. All rights reserved.

Published by arrangement with Scholastic Inc.,

557 Broadway, New York, NY 10012, USA. SCHOLASTIC,

SHADOW HOUSE, and associated logos are trademarks and/or registered trademarks of Scholastic Inc.

© Смирнова Д., перевод на русский язык, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

Глава 1

АЗУМИ ШЛА ПО КРАЮ залитого звездным светом луга, и беспокойные мысли стучали у нее в голове в такт шагам. Из-за меня умер Маркус. Из-за меня ушла Морико. Мы доверились монстру из-за меня, из-за меня, из-за меня, из-за меня из-за меня из-за меня…

Азуми споткнулась обо что-то и полетела вперед – высокая трава смягчила падение.

Поппи и Дэш уходили все дальше, не догадываясь, что Азуми уже не следует за ними. Они шли все быстрее и быстрее, вдоль темного леса, тянувшегося по правой стороне на расстоянии нескольких ярдов от тропки.

Постойте! Пожалуйста…

Азуми хотела позвать их, но голос застрял в горле. Что толку звать на помощь? Все вокруг желает им смерти. Зачем что-то предпринимать?

Из-за меня…

Особняк Ларкспур смотрел на нее с вершины холма слева, и Азуми пробрала дрожь. Нечто, притаившееся за темными окнами, желало, чтобы она осталась здесь навсегда. Если коридоры здесь могут менять направление, обои превращаются в ядовитые щупальца, а в теплице на несколько акров протянулся тропический лес, то что мешает Ларкспуру разлететься на кирпичи, осколки стекол и шпили, осыпать смертоносным градом луг и пригвоздить ее к земле?

Нет. Она должна сосредоточиться. Она должна придерживаться плана, делать то, что говорят Поппи и Дэш.

Теперь они были еще дальше – готовые во что бы то ни стало как можно быстрее вернуться на дорогу и выйти на безопасную Хардскрэббл-роуд. Дэш слегка прихрамывал, и Поппи то и дело поддерживала его. Но почему они не замечают, что Азуми больше не идет рядом с ними?

Азуми сжала губы и уже готова была встать, как вдруг рядом с ее ногой что-то прошуршало в траве. Оглянувшись, она увидела какую-то тень – должно быть, от того, обо что она только что споткнулась. Азуми инстинктивно отползла подальше. Но тут травы пригнулись под порывом ветра, и она увидела нечто похожее на спутанные тусклые синие волосы, поблескивавшие в лунном свете. Жуткие мысли ураганом пронеслись в ее голове, и она замерла на месте: глаза широко раскрыты, грудь тяжело вздымается.

Синие волосы…

«Морико?» – хотела она сказать, но с губ не слетело ни звука.

Не может быть… Ты мертва…

Это… все… морок…

Обман… Как то чудовище, принявшее твой облик, спрятавшееся за твоей маской…

Она заставила себя подняться на ноги. На вершине холма грозно высился особняк Ларкспур. Азуми казалось, что он смеется над ней – еще одна ипостась существа, которое притворялось ее сестрой.

«Но дом – тоже всего лишь маска…» – подумала она.

Дерево, и кирпич, и камень, и… кровь…

Азуми яростно затрясла головой, чтобы освободиться от паутины страха, которой беспокойный мозг опутывал ее мысли. Собравшись с силами, отогнав пугающие образы на задворки сознания, она вновь посмотрела туда, где лежал темный предмет, скрытый высокой травой.

Это снова происходит…

Тебя здесь нет…

Проснись, Азуми… Проснись!..

Резкий порыв ветра раздвинул траву, и Азуми смогла наконец разглядеть то, обо что споткнулась. От страха ее глаза широко распахнулись. Это было тело. Грязная одежда плотно облегала туловище, руки, ноги. Азуми не в первый раз видела эти вещи. Перед ней была Морико!

Только не снова… пожалуйста! Я не хочу смотреть…

Ветер играл прядями синих волос, приподняв их с иссохшего черепа ее сестры. Они взвились вверх точно нити паутины, а потом потянулись вперед и прилипли к лицу Азуми. Перед глазами все поплыло, и она закричала – высокий голос пронзил ночную тишину. А стоило Азуми вдохнуть, как волосы буквально заползли ей в горло и ноздри, перекрывая доступ воздуха. Она царапала себе лицо, пыталась стянуть жесткие пряди, но глаза нестерпимо жгло, и она ничего не видела. Она слышала, как что-то шуршит в траве рядом с ее ногой, и представила, как пальцы сестры медленно тянутся к лодыжке, а где-то в лесу чудовище услышало ее крик и теперь спешит обратно, чтобы завершить начатое.

Чьи-то руки схватили ее за плечи и развернули. Азуми была в таком ужасе, что не могла даже вскрикнуть.

Перед ней стояли Поппи и Дэш.

– Азуми! Что случилось?

Азуми моргнула, все еще задыхаясь, но ее лицо вдруг стало чистым, синие волосы исчезли. Она осторожно облизнула губы. Синие волосы – это просто очередной обман, дом и то чудовище продолжают играть с ней. Или это был уже ее собственный ум…

Азуми бросилась вперед, обвила руками Поппи и оттащила ее от того места, где только что лежало тело сестры.

– Это М-Морико, – выдохнула Азуми. – Она вернулась!

Но когда она указала на траву, там уже не было никакого тела. Вместо этого она увидела, что несколько секунд назад споткнулась об обыкновенную длинную ветку дерева, выцветшую на солнце.

Азуми похолодела.

– Этой ветки здесь не было, – сказала она. – Здесь лежала моя сестра. Она схватила меня за ногу. Честное слово! Она хотела убить меня…

– Это было не на самом деле, – сказала Поппи.

Дэш шикнул на них.

– Говорите тише. – Он оглянулся на лес. Маркус по-прежнему где-то там, лежит под деревом, где его бросило чудовище. – Вдруг оно следит за нами.

– Пр… прости. – Азуми закрыла лицо руками, пряча слезы. – Я испугалась.

– Неудивительно, – вздохнула Поппи. – Но это была иллюзия. – Она погладила Азуми по спине. – Мы должны быть сильными. Не позволяй дому проникнуть в твою голову.

– Уже поздно, – сказала Азуми. – Я не знаю, как прогнать его из моей головы.

– С этого момента, – сказал Дэш, – мы не должны уходить далеко друг от друга. Если кто-нибудь споткнется, или упадет, или даже просто заметит что-то странное, то пусть скажет остальным. Сразу же. Нельзя, чтобы дом снова нас разлучил.

– Хорошо, – кивнула Азуми, вытирая глаза.

Поппи посмотрела на лес и прислушалась:

– Если оно все-таки пойдет за нами, мы услышим его, верно? Как оно продирается через лес?

– Если только оно снова не сменило облик, – заметил Дэш, – и теперь не выглядит как кто-нибудь еще.

У Азуми мурашки побежали по коже, когда все трое вдруг настороженно переглянулись.

Но им ведь можно доверять, правда? Она всего на секунду упустила их из виду. Этого явно недостаточно, чтобы…

– Дай я посмотрю на твои глаза, – сказала Поппи, встав перед ней.

– Мои глаза? – Щеки Азуми вспыхнули от обиды. Она нахмурилась и выпучила глаза на Поппи. – Карие. Не золотые.

Из темноты, там, где лежало тело Маркуса, раздался пронзительный вой. Азуми ссутулилась, словно хотела съежиться и стать незаметной. Поппи схватила ее за руку, Дэш шагнул ближе к ним. Их тепло слегка развеяло схвативший Азуми холод, и она ощутила прилив благодарности – за то, что они все равно доверяют ей, даже после того, как она защищала Морико, за то, что понимают ее страхи, за то, что она не одна.

Но ты действительно одна…

Азуми снова зажмурилась.

Вой пронесся над лугом и замер где-то вдалеке. Наступившая после тишина была еще более пугающей. Невозможно угадать, где сейчас чудовище.

– Пойдемте, – сказал Дэш, схватив девочек за руки. – Нам нужно еще обойти этот огромный дом, чтобы добраться до дороги. И я не думаю, что эта тварь так быстро сдастся.

– Мы тоже, – ответила Поппи, и голос невольно задрожал.

Глава 2

ОНИ ШЛИ БЫСТРО, почти бежали. Им нужно скорее как можно дальше уйти с того места, где Азуми споткнулась. Если монстр услышал ее крик, то точно знает, где они сейчас – это все равно что отметить булавкой место на карте. Они шли цепочкой, держась как можно ближе, не выпуская друг друга из виду. Дэш размышлял, не глупо ли с их стороны думать, что здесь вообще можно спрятаться. Если все поместье – это мыслящее коварное существо, то почему бы ему в точности не знать, где они находятся? Возможно, дом по-прежнему играет с ними, дразнит призрачной надеждой – Беги! Уходи! Спасайся! – чтобы продолжать питаться их страхом. Разве не это ему нужно?

Серебристая трава впереди потускнела. Дэш посмотрел наверх и увидел, что на небо наползают тяжелые тучи и закрывают звездный свет. Теперь им придется свернуть к лесу, если они не хотят потеряться в сгущающемся мраке. Но с другой стороны, чем ближе деревья, тем ближе теневое существо, а заодно Особые и Дилан.

Спеша вперед по темнеющему полю, Дэш с содроганием подумал о маске клоуна, которую теперь носит его брат. Теплый пластик двигался, словно это часть его лица, словно Дилан теперь принадлежит дому.

Но не только по этой причине он решил бросить брата здесь.

Дом контролирует Дилана, как растение, обвившееся вокруг молодого побега. Но Дилан не похож на злобных призраков сирот, которые когда-то здесь жили. Дэш в этом уверен. Поппи догадалась, как можно освободить других обитателей дома. Когда они отдали Рэндольфу губную гармошку, а Эсме – блокнот, они вновь обрели себя и исчезли, выскользнув из когтей дома. Даже изможденный старый призрак Сайруса обрел свободу, когда Поппи вернула ему дневник.

Но Поппи понятия не имела, как помочь Дилану. Сайрус не забирал у него ничего такого, что Дэш мог бы вернуть. Так что же тогда нужно Дилану для освобождения?

 

Дэш постарался выбросить эти мысли из головы. Дилан уже мертв. И каким бы жестоким ни казалось его решение, Дэш знал, что должен бросить брата и уйти от Ларкспура так далеко, как только возможно.

Азуми схватила Дэша за плечо, ее взгляд был устремлен куда-то вдаль.

– Почему мы остановились? – спросила Поппи. – Что-то не так?

– Ребята, вы это видите? – Азуми кивнула в темноту. – Или это дом снова играет с моим воображением?

– Видим что? – спросил Дэш. Но тут же заметил смутные очертания каких-то хижин или палаток, раскинувшихся на лугу в сотне футов от них. Теперь, когда тучи заволокли небо, разглядеть получше стало невозможно. – Ух ты. Что это такое?

– Смотрите! – прошептала Поппи, когда они подошли ближе, указав на возвышавшийся над остальными силуэт. – Это не… чертово колесо?

– Это цирк-шапито, – ответила Азуми. – В мой город такой приезжает каждую осень, как раз перед началом школы. Мне кажется, я вижу карусель.

– И комната смеха, – продолжала Поппи, и ее голос при этих словах дрогнул. – Я однажды была в такой, в городе, с девочками из моего приюта. Они пытались напугать меня в зеркальном лабиринте, но моя Девочка… Конни… она показала мне, где спрятаться от них.

– А теперь Ларкспур снова пытается напугать нас, – подвел итоги Дэш. – Давайте обойдем этот цирк.

– Тогда мы либо подойдем слишком близко к дому, либо углубимся в лес, – сказала Азуми. – Мне не нравится ни один вариант.

– А разве не будет безопаснее просто пройти через цирк? – спросила Поппи. – Кажется, там никого нет.

– Ты серьезно веришь тому, что тебе кажется? – спросил Дэш.

Поппи обхватила себя руками:

– Но что тогда? Вернуться обратно, той же дорогой, которой пришли? Пойти к другой стороне дома? А как насчет… того существа? Чудовища?

Из леса за их спинами донесся хруст ломающихся ветвей и шорох сминаемых кустов. Затем послышалось низкое рычание. Трое ребят схватились за руки и придвинулись друг к другу.

– Другого пути нет, – вся дрожа, сказала Азуми и оглянулась на смутные очертания передвижного цирка. – Нам придется пройти через него.

Дэш вздохнул:

– Но мы знаем, что это ловушка.

– Дом уже много раз заманивал нас в ловушки, и мы справились! – сказала Поппи, ее голос звучал куда увереннее, чем Дэш себя чувствовал.

Перед его глазами встала картинка, как Маркус напевает мелодию дяди, храбро тесня чудовище к краю леса.

– Не все, – прошептал он.

Но Поппи стиснула ладони Дэша и Азуми и направилась вперед, увлекая за собой остальных.

Глава 3

ПРОНЗИТЕЛЬНЫЙ КРИК НАРУШИЛ ТИШИНУ.

Все трое остановились, широко раскрыв глаза от страха.

Но затем крик перешел в смех. Он доносился откуда-то спереди, и казалось, будто дети играют в мрачном цирке. Облака на небе сгустились, от чего луг потемнел еще сильнее.

Когда они приблизились к строениям кубической формы, смех и крики детей резко оборвались, теперь был слышен только шепот ветра в траве. От внезапно воцарившейся тишины Поппи пробрала дрожь, она на миг замерла, но тут же расправила плечи и пошла вперед. Сейчас она хотя бы могла разглядеть, что их окружает. Палатки и павильоны из полосатого брезента были по большей части маленькие, с покатыми крышами. Взглянув на них, Поппи подумала о тюремных камерах и клетках в зоопарке. Всматриваясь в тени, она осторожно прокралась к первой палатке. Вход был не завешен, и внутри виднелся деревянный стол и побитый жизнью стул. Билетный шатер.

– Это напоминает мне кое о чем, что я видела в классной комнате в Ларкспуре, – сказала Поппи. – Кто-то из первых сирот нарисовал передвижной цирк, с чертовым колесом, лошадками и воздушными шариками.

– То есть, возможно, все это просто воспоминание, – предположила Азуми. – Как бы… возвращенное к жизни.

– Воспоминание дома? – уточнил Дэш.

– Или кого-то из сирот. Возможно, Сайрус однажды пригласил сюда для них цирк – до того, как углубился в свои эксперименты.

– И он просто остался здесь гнить?

– Ну, нет, – пожала плечами Азуми. – Но мы знаем, что Ларкспур сгорел, и все же… он стоит. – Она указала на холм, где возвышался особняк – мрачный и грозный. – Если дом смог отстроить сам себя, то, наверное, он может воссоздать то, что здесь когда-то находилось.

– Если вы обе так хотите пройти через этот цирк, – сказал Дэш, выступив вперед, – то можно хотя бы сделать это быстро?

– Это было бы идеально, Дэш, – согласилась Поппи, следуя за ним след в след. Ей вдруг стало неловко. Раньше он никогда так категорично с ней не разговаривал. – К тому же не все призраки, которых мы встречали, оказались злыми. Что, если первые сироты прямо сейчас пытаются нам помочь? Дать нам подсказку или предмет, который поможет нам найти дорогу домой?

– Но мы и так знаем, как вернуться домой, – возразил Дэш. – Мы выходим на подъездную дорогу. Находим ворота. И мы свободны!

– Я абсолютно согласна с Дэшем, – поддакнула Азуми. – Мне кажется, этот цирк здесь для того, чтобы нам помешать.

Теперь Азуми тоже против Поппи?

– Так и есть, – кивнул Дэш. – Пока мы ходим по этому цирку, у того, кто нас преследует – теневой твари, Особых или кого бы то ни было еще, – есть время нас поймать.

Поппи крепко сжала губы и вонзила ногти в ладони.

Азуми вдруг вытянула руку и застыла на месте:

– Стойте, что это?

Палатки впереди как будто стали выше, полоски на брезенте вытянулись и сузились, точно щели между гигантских зубов.

– Что ты видишь? – спросила Поппи.

Она волновалась за Азуми. Та все время что-то бормотала себе под нос и дергалась – точно так же, как Маркус, когда слышал музыку дяди. Когда лгал им.

Можно ли ей доверять?

Но Поппи знала, что это такое, когда все тебя считают сумасшедшим, когда тебе никто не верит. В Четвертой Надежде другие дети смеялись над ней из-за того, что она верила в таинственную девочку, всегда появлявшуюся в зеркалах. Только сегодня утром, в Ларкспуре, она узнала, что эта девочка на самом деле ее родственница. Консолида Колдуэлл. Она пыталась предупредить Поппи насчет Ларкспура, но Поппи не понимала ее до тех пор, пока не стало слишком поздно и она не оказалась у дома в плену.

Сейчас спасение так близко. Если только Азуми и Дэш будут внимательнее, то, возможно, они смогут найти бреши в броне дома.

– Там какие-то люди, – прошептала Азуми, вытянув руку и отступая назад. – Стоят в темноте.

Поппи прищурилась, но разглядела только полоски на шатрах, выстроившихся вдоль центрального прохода, который сворачивал налево и вел прямо к дому.

– Дэш, а ты видишь кого-нибудь? – спросила Поппи.

– Я не выдумываю! – возмутилась Азуми. – Они стоят прямо там. Вдоль палаток справа. Их пятеро.

Дэш шикнул на нее, и Поппи заметила, как Азуми передернулась.

– Возможно, нам действительно стоит повернуть назад и поискать другую дорогу, – прошептал мальчик.

Поппи пришлось шагнуть еще дальше во мрак, чтобы тоже разглядеть их – грузные темные силуэты, выстроившиеся в ряд.

– Дэш, можно ненадолго попросить у тебя фонарик?

– Я не знаю, сколько заряда у него осталось.

– Ну проверь.

Недовольно фыркнув, Дэш вытащил из кармана телефон. Свет экрана снизу озарил его лицо. Глаза у Дэша поползли на лоб.

– Сто процентов?! Но как?!

Он вздрогнул и включил фонарик. Бледный свет освещал землю всего на несколько шагов впереди. Чтобы разглядеть, кто там прячется во тьме, Поппи придется подойти ближе.

– Мне страшно, – прошептала Азуми и попятилась.

– Доверься мне, – уверенно сказала Поппи, перебросила сумку через плечо и взяла холодную руку Азуми в свою. Азуми и Дэш помнили, что чутье Поппи уже несколько раз их выручало. Наверное, не стоит мешать ей сейчас.

Дэш изо всех сил старался не отставать от устремившихся вперед девочек.

– Поппи, здесь что-то не так. Пожалуйста, можешь вернуть мне телефон?

Но Поппи сделала вид, что не слышит.

Еще несколько шагов – и силуэты справа от главного прохода вдруг четко проступили из мрака. Это были не люди. Не совсем.



Это были клоуны.

Поппи облегченно выдохнула, когда поняла, что это не настоящие клоуны, а пластиковые статуи, выстроившиеся в ровную линию. Почти все они были ростом со взрослого человека, некоторые казались старше остальных. У одного из тускло-белого черепа вертикально вверх торчали три выкрашенные в разные цвета острые пряди, его треугольный розоватый нос был расплющен почти в лепешку, губы, изогнутые в кривой усмешке, открывали ровные, но желтоватые зубы. На нем был выцветший комбинезон, весь в крошечных красных и синих точках, а рука застыла в неизменном приветствии. У другого была маленькая овальная голова, огромный раздутый нос и волосы из соломы, а глаза ему кто-то небрежно замазал синей краской. Маниакальная улыбка протянулась от уха до уха и даже выгибалась по форме подбородка, заняв всю нижнюю половину лица. Но внимание Поппи привлек другой – лысый хмурый – клоун. Он был в комбинезоне и, казалось, смотрел ей прямо в глаза.

– Уф! – выдохнул Дэш, скрестив руки и держась подальше от статуй. – Ни за что. Я всеми руками голосую ПРОТИВ.

– Но это единственный путь, – заметила Поппи.

– Я тоже не пойду мимо них, – заявила Азуми.

Клоуны, призванные веселить огромные толпы, которые давным-давно не появлялись в этом забытом всеми месте, невидящим взглядом смотрели на тропу.

– Поппи, – еле слышно прошептал Дэш, – куда ты идешь?

Поппи замерла на месте. Она сама не заметила, как двинулась к палатке, стоящей напротив клоунов. Там в брезенте виднелся разрез, как раз по шву. Дэш стоял в нескольких футах от пластиковых статуй, в то время как Азуми сгорбилась у него за спиной, неотрывно глядя на хмурого клоуна.

– Я… я не знаю, – сказала Поппи, ее щеки пылали. Разве они только что не договорились держаться вместе? – По-моему, я нашла новый путь.

– О нет, – ответил Дэш. – Нам нужно вернуться назад. Найти дорогу в обход.

Поппи потянула за края прорехи, расширяя ее, и посветила фонариком внутрь. В палатке залегли затхлые тени. Справа, над закрытым входом, висела большая табличка – с надписью «Игры», написанная старомодным шрифтом, а по бокам от надписи нарисованы смеющиеся дети с неестественно широкими улыбками.

– Эй? – прошептала она, оглядываясь вокруг на случай, если в палатке кто-то притаился.

Дэш хмыкнул:

– Ты серьезно думаешь, что тебе кто-то ответит?

Чувствуя, что они оба готовы повернуть назад, Поппи схватила Азуми за локоть и подтащила ее к игровой палатке. Резким движением она разорвала шов до конца.

– Вот наша дорога в обход, – сказала она, подтолкнув Азуми в образовавшуюся дыру.

– Поппи! – изумленно вскрикнул Дэш. – Нет!

– Она в порядке, – сказала Поппи. – Верно, Азуми?

– Я… я в порядке, – послышался с другой стороны нервный голос Азуми. – Здесь много разных игр. Мы можем пройти через шатер и обойти клоунов снаружи.

Дэш вслед за Азуми шагнул в палатку и скрипнул зубами:

– Хочу, чтобы вы знали: я категорически против этого плана.

– Думаешь, я заведу тебя в тупик? – спросила Поппи, зайдя внутрь и через силу улыбнувшись.

Оказавшись в палатке, Дэш забрал у нее телефон. Все трое осторожно пошли вперед.

Луч от фонарика осветил плюшевых животных, висевших рядами на стене за барьером из мелкой проволочной сетки. Призы.

– Куда пойдем? – спросил он, понизив голос.

Тусклые глаза игрушек уставились на него.

Поппи кивнула на табличку в центре клетки – жирные, судя по всему, нарисованные от руки, буквы чернели на большом белом квадрате.

– Где-то я это уже видела.

– О нет, – прошептала Азуми, содрогнувшись и вцепившись в руку Поппи.

Дэш медленно прочитал надпись вслух:

– «Давай… поиграем?» В прошлый раз, когда нечто в доме предложило нам поиграть, появились Особые и попытались нас убить.

– Все, что нам нужно, это пройти через палатку, – сказала Поппи. – Найти другой шов и порвать его.

Дэш вдохнул и покачал головой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru