Litres Baner
Призраки

Дон Нигро
Призраки

«Мое сердце все еще ищет призраков?

Гете, «Фауст»


«Брахман виден в душе, словно в зеркале, и в раю Создателя, как чистый свет, но в буйстве теней – как воспоминания снов, а в земле призраков как отражения на водяной ряби».

Катха-Упанишада


«В пустоши я становлюсь самим собой».

Блаженный Августин, «Исповедь».

Действующие лица (возраст по 1903 г.)

ЗАЗЫВАЛА/РОУЭН (34)

ПРОДАВЩИЦА ГАЗЕТ/ТЭББИ (21)

ТОРГОВКА УСТРИЦ/ СТАРАЯ МИССИС РЕНО (63)

КАПИТАН ФОРЧУН (33 в 1900 г., 3 года как умер в 1903 г.)

ДЕРБИ (49)

ИНСПЕКТОР ДЖОН РАФФИНГ (38)

ФЛОРЕНС РЕНО (25)

ДЖЕЙН НИКС (32)

ЧАРЛЬЗ РЕНО (33)

ДОКТОР БУЛЛ (56)

Декорация

Англия осенью 1903 г., и в предшествующие годы. Одна общая декорация представляет собой самые разные места действия: дома, паб, Брайтон, отель в Бад-Киссингене, все. У авансцены справа диван, а слева круглый деревянный стол со стульями. Справа по центру на возвышении кровать, за которой в заднике окно и зеркало у правой центральной лестницы. Слева по центру на возвышении письменный стол и стул, в заднике еще одно окно. На письменном столе шахматная доска, бутылки и стаканы. Справа и слева от арки, которая в заднике по центру, лестницы, слева от центра и справа от центра, ведущие к верхней галерее, которая расположена поперек сцены перед задником. На стороне галереи, обращенной к залу, перила с обеих сторон центральных лестниц. Еще две лестницы ведут вниз с правого и левого концов галереи к правой и левой площадкам. От каждой площадки ступени ведут к центру, к авансцене и, соответственно вправо-влево. С галереи справа, слева и по центру есть еще лестницы у заднику. Под галереей можно спуститься к заднику и с возвышений, на которых стоят кровать и письменный стол со стулом. То есть для каждого актера есть, как минимум десять путей, по которым он или она может уйти или войти в любое время:

1) вправо за кулисы от подножия ступенек с правой площадки;

2) лестница к заднику с правой площадки;

3) лестница к заднику с правого конца галереи;

4) между кроватью и окном под галереей;

5) лестница за галереей по центру;

6) через центральную арку в заднике на уровне сцены;

7) между письменным столом и левым окном в заднике под галереей;

8) лестница к заднику с левого конца галереи;

9) лестница к заднику с левой площадки;

10) влево за кулисы от подножия ступенек с левой площадки.

История непрерывно движется вперед и назад во времени и пространстве, так же, как и актеры, которые могут появляться в любое время и из любого места, соответственно, и уходить, а зачастую оставаться на месте, не выходя из роли по ходу сцен, в которых участия они не принимают. Поскольку все места действия представлены одновременно, события другого времени могут происходить, когда о них говорят. Персонажи могут наблюдать с галереи, сидеть на ступеньках, занимать мебель, которая не используется актерами, задействованными в сцене, передвигаться, пока разыгрываются другие сцены, чтобы оказаться в нужном месте, когда начнется сцена, в которой они принимают непосредственное участие, с тем, чтобы не было никаких перерывов между сценами. Действие должно быть непрерывным, без пауз и пустот. Плавность движения от сцены к сцене абсолютно необходима. Движение пьесы – неотъемлемая ее часть.

Действие первое

Картина 1

(Мельтешение огней и звуков, долетающее с причала Брайтона: одновременно оркестрион играет «После бала»[1], шарманка – «Старое доброе летнее время»[2], пианино – «Сладкая Рози О’Грейди»[3]. Все перемешивается в довольно странную, но приятную уху какофонию. За сценой слышен смех девушек, выстрелы в тире, крики уличного зазывалы, продавщицы газет, торговки устрицами, которые накладываются друг на друга. Слева на авансцену выходит РАФФИНГ и садится за стол, на котором бутылка вина, стаканы, колода карт).

ЗАЗЫВАЛА. Скорее! Скорее! Скорее! Дамы и господа, прибавьте шагу! Шоу уродов вот-вот начнется! Не упускайте своего шанса! Оно вас потрясет! Оно вас заворожит!

ПРОДАВЩИЦА ГАЗЕТ. Экстренный выпуск! Экстренный выпуск! Жуткое отравление! Прекрасная юная жена! Сделала она это или нет?

ТОРГОВКА УСТРИЦАМИ. Устрицы! Нежные молодые устрицы! Покупайте, пока они свежие!

ЗАЗЫВАЛА. Оно вас изумит! Вы не поверите своим глазам! Увидите ваше будущее в зеленом пузырьке! Скорее! Скорее! Скорее!

ПРОДАВЩИЦА ГАЗЕТ. Самоубийство или убийство? Бургунское вино! Любовники в Брайтоне! Любовное гнездышко в Мейденхеде. Ямайские рабыни любви! Экстренный выпуск! Экстренный выпуск!

ТОРГОВКА УСТРИЦАМИ. Они разжигают огонь в вашем сердце и помогают налиться свинцом вашему карандашу! Устрицы!

(Пока мы слышим все это, мы так же видим ФЛОРЕНС и ЧАРЛЬЗА (в их счастливые дни), которые появляются на галерее слева и спускаются вниз по правой центральной лестнице. ДЖЕЙН и доктор БУЛЛ появляются на галерее справа, проходят ее, спускаются по дальней левой лестнице на левую лестничную площадку, а КАПИТАН ФОРЧУН выходит на сцену из правой кулисы, с бутылкой, слегка пьяный, и поет: «Любовь, как роза красная…[4]», присоединяясь к общей какофонии).

КАПИТАН ФОРЧУН (поет, на удивление приятным голосом). «Любовь, как роза красная, цветет в моем саду…» (Смотрит на приближающихся ФЛОРЕНС и ЧАРЛЬЗА).

ЗАЗЫВАЛА. Шоу уродов! Не упускайте своего шанса!

(ЧАРЛЬЗ по ступеням со стороны центра поднимается на правую лестничную площадку. ФЛОРЕНС идет по авансцене к дивану, навстречу КАПИТАНУ ФОРЧУНУ, который за диваном идет к середине сцены).

КАПИТАН ФОРЧУН. «Любовь моя – как песенка,/С которой в путь иду…»

ПРОДАВЩИЦА ГАЗЕТ. Прекрасная юная новобрачная! Жуткое отравление!

КАПИТАН ФОРЧУН. «Сильнее красоты твоей/ Моя любовь одна…»

ТОРГОВКА УСТРИЦАМИ. Устрицы! Свежие устрицы!

КАПИТАН ФОРЧУН. «Она с тобой, пока моря…» (Смотрит на ДЖЕЙН и ДОКТОРА БУЛЛА на левой лестничной площадке и чуть не сталкивается с ДЕРБИ, который входит через центральную арку).

ТОРГОВКА УСТРИЦАМИ. Они разжигают огонь в вашем сердце и помогают налиться свинцом вашему карандашу!

КАПИТАН ФОРЧУН. «Не высохнут до дна». (Уходит в центральную арку).

ЗАЗЫВАЛА. Заходите! Заходите! Скорее! Скорее! Скорее!

ПРОДАВЩИЦА ГАЗЕТ. Экстренный выпуск!

(ДЕРБИ замечает РАФФИНГА, сидящего за столом слева. Музыка и голоса стихают).

ДЕРБИ. Раффинг. Инспектор Раффинг. Вы – Джон Раффинг, так?

РАФФИНГ. Только если это абсолютно необходимо.

ДЕРБИ (идет к РАФФИНГУ). Я – Дерби. Тот самый инспектор, который проводил первоначальное расследование дела Рено.

РАФФИНГ. Которого они выставили за дверь?

ДЕРБИ. Да, я удостоился такой чести. Стремление докопаться до правды подводило многих достойных или, по меньшей мере, адекватных полицейских на этом параде человеческой глупости, каким стала Англия. Позволите вас угостить?

РАФФИНГ. Нет, благодарю.

ДЕРБИ (садится рядом). Тогда я выпью за вас. Как же это раздражает! Знаешь, кто виновен, но не можешь ничего сделать!

РАФФИНГ. Вы знаете, кто виновен?

(РОУЭН, дворецкий, поднимается по боковой правой лестнице на галерею с бутылкой бургундского, смотрит через сцену на ДЕРБИ и РАФФИНГА. ДЖЕЙН с левой лестничной площадки спускается по ступеням к середине сцены).

ДЕРБИ. А вы еще не сложили два и два? Я понял это сразу, едва увидел женщину.

(РОУЭН идет по галерее, спускается по центральной левой лестнице, пока они разговаривают, и подходит к письменному столу, на который и ставит бутылку бургундского).

 

РАФФИНГ. Кого вы имеете в виду? Миссис Никс?

(ДЖЕЙН останавливается в центре сцены и смотрит на РАФФИНГА).

ДЕРБИ. Нет-нет, не ее. Но это не значит, что я совсем не принял ее в расчет. Нет, разумеется, это сделала другая. (ДЖЕЙН смотрит на ФЛОРЕНС). Ослепительная красавица. Идеальная жена. Дважды овдовевшая девственница.

(ФЛОРЕНС сидит на диване, в эффектной позе. БУЛЛ печально смотрит на нее с левой лестничной площадки).

РАФФИНГ. Вы уверены, что Флоренс Рено убила своего мужа?

(ДЖЕЙН идет к кровати, садится на нее, смотрит налево. РОУЭН уходит между письменным столом и окном, под галерей).

ДЕРБИ. Не просто уверен. Я знаю! Но беда в том, что не могу этого доказать. Но вот что я вам скажу. Мне бы хотелось вырыть ее первого мужа.

КАПИТАН ФОРЧУН (поднимается по лестнице у задника на галерею, с бутылкой в руке, смотрит на ФЛОРЕНС).

КАПИТАН ФОРЧУН. На Ямайке мы знаем о ядах все. Никогда не пьем то, что налито в зеленый пузырек. (Старая МИССИС РЕНО появляется у окна спальни, смотрит на ФЛОРЕНС). И однако, от одной мысли о трепещущей белой груди моей истинной любви голова у меня по-прежнему идет кругом. (Садится на верхнюю ступеньку правой центральной лестницы, пьет).

РАФФИНГ. Думаю, полицейскому не должно выдвигать такие дикие обвинения, если он не располагает весомыми уликами, которые может представить суду. Газеты могут прийти к неправильным выводам, Нам, по крайней мере, следует сохранять объективность.

ДЕРБИ. Объективность – мифическое существо, которое находится в близком родстве с летающей свиньей. Чего вы так ощетинились? Тоже неровно к ней дышите. Она это умеет. Ей даже не нужно прилагать усилий. Такова коварная природа этой бестии. Сам несколько раз просыпался в поту из-за этой обольстительной штучки. К счастью, я могу устоять перед ее чарами, потому что предпочитаю полных женщин. Не доверяйте нимфам. Выглядят милыми девчушками, а потом зубами выгрызают сердце из груди и съедают на ужин, как перченую свиную печенку. Она убила бедолагу, будьте уверены.

ЧАРЛЬЗ (с правой лестничной площадки, грустно глядя на ФЛОРЕНС, потом на БУЛЛА, который стоит на левой площадке). Пирог из мясного фарша с почками здесь готовят из человечины. (Поднимается по правой лестнице на верхнюю галерею, смотрит вниз).

РАФФИНГ. И с чего у вас такая уверенность, что миссис Рено способна на убийство? Какими фактическими доказательствами вы располагаете?

ДЕРБИ. Нет их у меня. Во всяком случае, ничего такого, что можно представить в суд. Именно поэтому, думаю, меня уволили. А еще потому, что однажды я слишком много выпил и от избытка чувств помочился на викария. Но она как раз из тех женщин, которые доводят мужчину до такого состояния, что он мочится на священника. Она знала. Она знала, что я ее раскусил. И ее это нисколько не волновало. Докажи это, говорили ее глаза. Сначала докажи, а потом поговорим. Посмотрите в ее глаза, и увидите это сами. Только будьте осторожны. Мужчина может упасть в эти глаза и утонуть.

(ДОКТОР БУЛЛ спускается с левой площадке по лестнице к середине сцены).

РАФФИНГ. Благодарю за совет, но я буду вести расследование, как сочту нужным.

ДЕРБИ. Пожалуйста, не обижайтесь. Теперь это ваше дело. Я не хочу вмешиваться. Бог свидетель, никто не присвоит ваши заслуги. Я просто старался помочь. Ради установления истины и торжества справедливости. Во славу короля и страны. Выпейте со мной, дружище.

РАФФИНГ. Я не пью.

(ДОКТОР БИЛЛ подходит ближе к авансцене, смотрит на ФЛОРЕНС).

ДЕРБИ. А я слышал другое. Я слышал, чтобы пьете больше, чем я. Я слышал, вас несколько раз чуть не уволили после смерти вашей жены, упокой Господь ее душу. Как же мне хочется, чтобы Он упокоил мою.

РАФФИНГ. Не надо говорить о моей жене.

ДЕРБИ. Только не сочтите мои слова за проявление неуважения. Я знаю, когда жена…

РАФФИНГ (смотрит ему в глаза, пристально и со злостью). Не надо говорить о моей жене.

ДЕРБИ. Пожалуйста, успокойтесь. От такого взгляда птицы падают с ветвей замертво. Мы на одной стороне, знаете ли. Вы должны получить решение суда на эксгумацию тела ее первого мужа, капитана Форчуна, это все, что я говорю. Готов спорить, она расскажет вам не одну темную историю.

КАПИТАН ФРЧУН. Я продал бы свою бессмертную душу, чтобы еще раз провести указательным пальцем по границе ее завитков под животом.

РАФФИНГ. Согласно рапорту, ее первый муж умер от пьянства.

КАПИТАН ФОРЧУН. Ложь. Все ложь.

(Он пьет ДОКТОР БУЛЛ отворачивается от ФЛОРЕНС, идет к письменному столу, наливает стакан бургундского. Старая МИССИС РЕНО отходит от окна).

ДЕРБИ. В рапортах зачастую столько глупости. Никто не искал сурьму, правда? Просто будьте начеку. Не то она вас заманит. Она – сирена, как Лорелей, вот кто она. И ваш фрегат окажется на камнях, прежде чем вы поймете, что происходит.

РАФФИНГ. Постараюсь иметь это в виду. А теперь прошу меня извинить. Мне еще не представился случай помочиться на викария, поэтому я по-прежнему на службе. (Встает и идет к середине сцены)

ДЕРБИ. Ну и пожалуйста. Продолжайте стоять на своем. Но если вы не пьете, что вы делали в пабе, уставившись на бутылку?

РАФФИНГ. Меня успокаивают мысли о том времени, когда я пил.

(Идет вправо, за диван. ЧАРЛЬЗ смотрит на БУЛЛА, потом спускается с галереи по правой лестнице, которая ведет к заднику).

ДЕРБИ (кричит вслед РАФФИНГУ). Если она предложит вам стакан бургундского, не пейте. Это все, что я хочу вам сказать. Слышите меня? Ни при каких обстоятельствах не пейте вино. (Наливает себе стакан). Бедный жалостливый осел. Он умрет до Рождества. (Пьет).

Картина 2

(ФЛОРЕНС на диване, смотрит в зал. РАФФИНГ позади нее).

ФЛОРЕНС. В последние три недели меня допрашивало множество наводящих тоску, глупых, неотесанных личностей, большинству которых крайне необходимо познакомиться хотя бы с азами личной гигиены, и я не могу понять, с какой целью кто-то еще желает задать мне те же идиотские вопросы? Надежда на то, что я наконец-то рехнусь от невероятной тупости этой процедуры и начну отвечать иначе, чтобы вы, наконец, замолчали и оставили меня в покое?

РАФФИНГ. Местная полиция никак не может решить, передавать это дело в суд или нет.

ФЛОРЕНС. Местная полиция вообще ничего не может. Значит, вас прислали сюда для принятия решения? Должно быть, вы – важный чин.

РАФФИНГ. Будьте уверены, среди полицейских начальников вам меня не найти.

ФЛОРЕНС. Но дело свое вы знаете.

РАФФИНГ. Смею надеяться, иногда у меня получалось неплохо.

ФЛОРЕНС. А в других случаях, нет?

РАФФИНГ. В зависимости от обстоятельств.

ФЛОРЕНС. Вот так для меня и закончится этот мир. Увиливающим от прямых ответов болваном, который замучает меня бессмысленными вопросами.

РАФФИНГ. Оскорбления полицейского инспектора особой пользы вам не принесут, миссис Рено.

ФЛОРЕНС. Мой муж умер. И что, по-вашему, принесет мне пользу, инспектор?

РАФФИНГ. Вы прожили с мистером Рено меньше года, так?

ФЛОРЕНС. Мы с Чарльзом поженились седьмого декабря 1902 года.

(ЧАРЛЬЗ появляется под правой галереей, поднимается на возвышение с кроватью. ДЖЕЙН встает, смотрит на него, идет к центральной арке, так поворачивается и смотрит на РАФФИНГА и ФЛОРЕНС).

РАФФИНГ. До этого вы уже выходили замужем?

ФЛОРЕНС. Мой первый муж, капитан Форчун, умер три года тому назад.

КАПИТАН ФОРЧУН. Чтобы увидеть ее обнаженной, мне приходилось подглядывать за ней в ванной.

(ЧАРЛЬЗ ложится на кровать. ТЭББИ поднимается на галерею по левой лестницы у задника с бутылкой бургундского, спускается на левую лестничную площадку).

РАФФИНГ. Для дважды вдовы вы на удивление молоды.

ФЛОРЕНС. Первый раз я вышла замуж в девятнадцать лет.

(С левой лестничной площадки ТЭББИ спускается на левое возвышение и ставит бутылку бургундского на письменный стол).

РАФФИНГ. Жизнь жестоко обошлась с вами.

(ДЕРБИ ухватывает ТЭББИ за зад. Та подпрыгивает, торопливо уходит в левую кулису).

ФЛОРЕНС. Жизнь не обязана быть доброй.

КАПИТАН ФОРЧУН. Предназначение демонов – лишать девственности ангелов. Все дороги ведут к беде.

РАФФИНГ. Вашу жизнь со вторым мужем вы можете охарактеризовать как счастливую?

ФЛОРЕНС. Скорее, как достаточно приятную, по большей части.

РАФФИНГ. Как я понимаю, всей душой вы мистера Рено не любили?

ФЛОРЕНС. Любить всей душой? Странное выражение для полицейского инспектора. Вы знаете кого-нибудь, включая детей и слабоумных, кто любит всей душой? Вы любили всей душой?

ДЖЕЙН. В конце коридора была дверь? А по другую сторону двери, что?

РАФФИНГ. Раз это не был брак по любви, как вы можете описать ваше супружество?

ФЛОРЕНС. Я бы описала его, как довольно однообразное.

ДЖЕЙН. На Ямайке мы знаем о ядах все. Никогда нельзя пить содержимого зеленого пузырька. (Уходит в центральную арку).

РАФФИНГ (отходит к середине сцены). А ваш первый брак с капитаном Форчуном? Вы и его можете охарактеризовать как довольно однообразный?

ФЛОРЕНС. Мой первый брак я могу охарактеризовать, как все более гротескный кошмар пьянства и скотства.

Картина 3

(КАПИТАН ФОРЧУН начинает говорить с того места, где стоит. РАФФИНГ отходит к ступенькам на левую лестничную площадку и наблюдает. Старая МИССИС РЕНО появляется у окна в заднике за письменным столом и наблюдает).

КАПИТАН ФОРЧУН (по ходу спускается по правой центральной лестнице к ФЛОРЕНСЕ). Флорри? Что ты, черт побери, сделала с моей шпагой? Кто-то украл мою шпагу? Или ты воткнула ее корове в зад?

ФЛОРЕНС (подмимается, чтобы посмотреть на КАПИТАНА ФОРЧУНА, но разговор продолжает с РАФФИНГОМ). Мой первый муж был молодым и довольно щегольским офицером гвардии.

КАПИТАН ФОРЧУН (спустившись на сцену). Я в доме хозяин, и только я имею право воткнуть что-либо в коровий зад.

(Поворачивается и идет к письменному столу. Спотыкается на ступеньках, падает, встает, чтобы продолжить путь к столу, на котором стоят бутылки. БУЛЛ остается у письменного стола, наблюдает. РОУЭН поднимается на правую лестничную площадку).

ФЛОРЕНС. Во многом он был очаровательным человеком, но только не пьяным.

КАПИТАН ФОРЧУН. Коровий зад – священное отверстие, как и твое. (Смотрит на шахматную доску, двигает слона). Шах.

ДОКТОР БУЛЛ (двигает королеву). Мат.

КАПИТАН ФОРЧУН. Черт! Вы опять выиграли. Нет, моя игра – бадминтон.

ФЛОРЕНС. Справедливости ради отмечу, что я много болела, во время нашего короткого замужества, и возможно, по частью удовлетворения желания мужа я не была образцом для подражания.

КАПИТАН ФОРЧУН (поворачивается к ФЛОРЕНС). Флоренс? Тебя опять здесь рвало? Ты блюешь чаще, чем эта чертова кошка. Что ты съела? Волосатые яйца? Подавилась мышью с лысой головой? Флорри? Флосси? Мой маленький цветок. Моя сладкая картофелинка. Ты видела мои чертовы брюки? Подожди. Они же на мне. Извини. (Оглядывает брюки). Привет. Это не мои брюки? Чьи эти чертовы брюки? Это брюки викария? Роуэн, пойди и принеси мне другие брюки, кого-нибудь еще.

РОУЭН. Да, сэр. (Поднимается по правой лестнице и уходит).

ФЛОРЕНС. После короткого периода счастья, за которым последовали все более огорчительные эпизоды пьянства, ругани и рукоприкладства, мы с капитаном Форчуном стали жить врозь.

КАПИТАН ФОРЧУН. Эти брюки пахнут коровой. Викарий надевал свои брюки на корову?

ФЛОРЕНС. Никто не надевал твои брюки на корову.

КАПИТАН ФОРЧУН. Это чертовски хорошо, потому что корове это не нравится. Она путается в своей сексуальной ориентации. И Бог свидетель, запутавшихся у нас и без того достаточно.

ТЭББИ (входит через центральную арку, в руках письма). Почта, мадам.

КАПИТАН ФОРЧУН. А кроме того, корова – единственная особа женского пола, которую я видел голой после Рождества. Эй, Тэбби. Камин сегодня так жарко растоплен. Можешь раздеться, если хочешь. Мы все здесь друзья.

ТЭББИ (отступает к ступенькам на правую лестничную площадку, с письмами в руках) Нет, благодарю, сэр.

ФЛОРЕНС. Ричард, перестань флиртовать со служанками.

КАПИТАН ФОРЧУН. Так они не против. Я им нравлюсь. Так, Тэбби?

ТЭББИ. Да, сэр.

ФЛОРЕНС. Вскоре после того, как мы стали жить врозь, мой первый муж, капитан, упился до смерти. К нему вызывали врача, но мой первый муж отказался от его услуг.

ДОКТОР БУЛЛ. В Бад-Киссингене я прописывал теплые ванны с обтиранием тела губкой.

КАПИТАН ФОРЧУН. Где он? Где этот улыбающийся напыщенный сукин сын от медицины? Медицинский пофигист! Медицинский хрен! Ползает по моему дому, как крыса? Я вырву ему надгортанник! Я замешаю его яйца в маниоковый пудинг. В атак-а-а-аку! (Взлетает по левой центральной лестнице на галерею, уходит по центральной лесенке у задника. Глухой удар, грохот, неблагозвучные звуки аккордеона. Голос за сценой). А-а-а-а-а-ах! Во что я вляпался? Кто-то опять приводил корову наверх? И кто оставил на полу эту чертову концертину? Когда у нас появилась концертина? Кто к нам ее притащил? Пираты?

 

ДОКТОР БУЛЛ (стоит, через сцену смотрит на ФЛОРЕНС). С сожалением сообщаю вам, что ваш муж закончил свой путь по бренной земле. Я, разумеется, позабочусь обо всех формальностях. (Уходит через центральную арку).

ФЛОРЕНС. Иногда вечером прислуга клянется, что слышит, как он тасует карты на кухне.

ТЭББИ. Я знаю, это бедный капитан Форчун. Он тасовал и тасовал эти карты, когда был несчастлив. Плюс пахнет на кухне, словно он там. От капитана Форчуна всегда пахло бургундским вином. (Уходит по ступенькам с правой лестничной клетки).

1«После бала/After the Ball» – популярная песня, написанная в 1891 году Чарльзом К. Харрисом. Классический вальс на ¾.
2«Старое доброе летнее время/In the Good Old Summer Time» – американская песня, музыка Джорджа Эванса/George Evans, слова Рена Шилдса/Ren Shields. Впервые прозвучала в 1902 г. в музыкальной комедии «Защитник/ The Defender» и стала одной из самых популярных песен того периода.
3«Сладкая Рози О’Грейди/ Sweet Rosie O'Grady» – песня американской певицы и композитора Мод Наджент/ Maude Nugent. Впервые прозвучала в 1896 г. и стала едва ли не самым популярным вальсом того периода.
4Здесь и по всей пьесе песня на стихотворение Роберта Бернса «Красная, красная роза/А red, red rose».
1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru