Квинт и мисс Джессел в усадьбе Блай

Дон Нигро
Квинт и мисс Джессел в усадьбе Блай

3

(КВИНТ сидит на деревянном стуле, чистит сапоги, разговаривает с невидимым Майлсом. ХОЗЯИН пьет, сидя в своем кресле, МИСС ДЖЕССЕЛ сидит в глубине сцены, также в тенях, что-то вышивает).

КВИНТ. Не унывайте, юный мастер Майлс. Я знаю, каково это, быть мальчиком. Знаю. Вы, возможно, не поверите, но я когда-то сам им был. Да. Если необходимо, могу представить свидетелей, которые подтвердят мои слова. Даже ваш дядя когда-то был мальчиком. Во многом, если подумать об этом, он им и остается. Я тоже потерял родителей в раннем возрасте. Мама была актрисой, а иногда продавала персики на улице. Папа – фотографией на пианино. Выглядел, как Красавчик принц Чарли, только, разумеется, не был шотландцем. Мама пила виски. Была очаровательной женщиной, друзей у нее хватало. На сцену выходила редко, но за сценой пользовалась успехом. Маленьким мальчиком я однажды слышал, как она развлекала принца Уэльского за ширмой. Талантливая была женщина. Могла петь арии. Ваш дедушка был ее добрым другом. В последние месяцы своей жизни она неестественно растолстела, словно рождественская индейка, много плакала, а потом посреди зимы отправилась купаться на Темзу и утонула в слишком холодной воде. Видел ее в гробу, вероятно, это было лучшее ее представление. Такой удивительной неподвижности в жизни ей добиться так и не удалось. Ад – это воспоминания. Но к счастью для меня, ваш дедушка взял меня под свое крыло, определил в помощники конюха, и я могу рассказать вам такие истории о конском навозе, а со временем я стал камергером его старшего сына. Вашего дяди. Так что я знал их обоих, вашего дядю и вашего отца. И вашу мать. Я горжусь тем, что служил им всем. А теперь я здесь, с вами. И знаете в чем мораль этой грустной истории, молодой мастер Майлс? Мораль этой истории в том, что смерть матери может оказаться счастливым случаем. Так что не унывайте, и завтра мы отправимся рыбачить на озеро. А если вы будете хорошо себя вести, возможно, используем вашу сестру, как наживку. Вот позабавимся.

(Плюет на сапог, наводит блеск щеткой под меркнущий свет).

4

(Свет падает на МИСС ДЖЕССЕЛ, которая вышивает в гостиной. КВИНТ проходит мимо нее в глубину сцены, чтобы поставить сапоги в чулан).

КВИНТ. Ах, мисс Джессел. Вот вы где, принизываете невинный, беспомощный клочок материи длинной, острой иглой. Женская работа.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Мистер Квинт, могу я переброситься с вами парой слов?

КВИНТ. Разумеется, мисс Джессел. И что это будут за слова. Сапоги-ботфорты – славная парочка. Шалтай-болтай. Молодо-зелено.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Я немного встревожена, мистер Квинт.

КВИНТ. Насчет того, что миссис Гроуз «пускает голубков» за обеденным столом? Я несколько раз собирался поговорить с ней об этом, но, похоже, нет реального способа завести разговор на сей предмет.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Речь не о миссис Гроуз.

КВИНТ. Только не говорите мне, что у нас опять крысы. Я вроде бы слышал, как глубокой ночью кто-то бегал по парадной лестнице, но решил, что это дети. Когда-то у нас был кот, но они его съели. Не дети – крысы.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Крысы меня не волнуют. Меня тревожат дети.

КВИНТ. Да, конечно. Крысы могут позаботиться о себе. Но дети требуют постоянного внимания.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Мистер Квинт, меня тревожит ваше влияние на детей.

КВИНТ. Мое влияние?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Да.

КВИНТ. На детей?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Да.

КВИНТ. Я пользуюсь влиянием у детей? Удивительно. Я не подозревал, что способен на кого-то влиять. Но чтобы влиять на детей, особенно на этих детей, дорогих маленьких Макса и Дору, такого я себе и представить не мог.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Я хочу вам сказать, мистер Квинт, что обратила внимание на следующее обстоятельство: вы проводите с детьми необычайно много времени.

КВИНТ. Я не провожу с детьми необычайно много времени, мисс Джессел. Дети, однако, проводят со мной необычайно много времени. По крайней мере, Макс. В смысле, Майлс. Да, Майлс. Рифмуется с айс. Он ходит за мной, как утенок за уткой.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Он так к вам привязался, мистер Квинт, и я, если честно, не могу понять, почему.

КВИНС. И это недопустимо, правильно? Не можем мы допускать, чтобы дети к нам привязывались? Нет, это будет катастрофа, сравнимая с закатом и падением Римской империи, вы согласны? Тот факт, что эти дети могут к кому-то привязаться, особенно к наемным работникам, шокирует безмерно. Если они не питают к нам отвращения, мы, ясное дело, не справляемся с порученным делом.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Я ничего не имею против, если дети привяжутся к вам в разумных пределах, мистер Квинт. Но я чувствую, что существует опасность…

КВИНС. Да? И что? Что вы чувствуете, мисс Джессел?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Я чувствую, что существует опасность…

КВИНС. Опасность? Что за опасность, мисс Джессел? Какая опасность, по вашим ощущениям, затаилась в непосредственной близости?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Опасность состоит в том, что вы на очень короткой ноге с детьми.

КВИНС. На очень короткой ноге. Вы считаете, что я на очень короткой ноге с детьми?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Я считаю, что вы на очень короткой ноге со всеми. Но в данный момент меня заботят, прежде всего, дети.

КВИНС. Вы считаете, что я с вами на очень короткой ноге, мисс Джессел?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Да. Считаю.

КВИНС. И как именно это проявляется.

МИСС ДЖЕССЕЛ. В ваших словах. И манерах.

КВИНС. Каких манерах? Нет у меня манер.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Об этом я и толкую.

КВИНС. Но это часть моего обаяния, мисс Джессел. Хозяин говорил, что я – очень обаятельный человек. Вы называете Хозяина лжецом?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Конечно же, нет.

КВИНС. То есть вы согласны, что я – обаятельный?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Может, для кого-то, при каких-то обстоятельствах вы обаятельный. Но я не думаю, что вы должны быть обаятельным по отношению к детям.

КВИНС. Вы думаете, это опасно, проявлять обаяние по отношению к детям? Вы думаете, что этим я наложу на детей какое-то злое заклятье? Это вы мне говорите?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Нет. Этого я вам не говорю.

КВИНС. Тогда что именно вы мне говорите, мисс Джессел? Потому что у меня сложилось впечатление, что вы находите меня обаятельным.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Речь сейчас не о моих чувствах, мистер Квинт.

КВИНС. А о чем сейчас речь?

МИСС ДЖЕССЕЛ. О детях.

КВИНС. Вы помните, мисс Джессел, в каком состоянии были дети, когда приехали сюда?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Разумеется, помню.

КВИНС. Так в каком же?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Естественно, они были грустными и печальными. Потеряли как родителей, так и мир, в котором жили, и оказались в незнакомом месте.

КВИНС. Очень даже незнакомом месте, мисс Джессел. И что вы можете сказать о нынешнем состоянии детей? Они кажутся вам более счастливыми?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Да. Гораздо более счастливыми.

КВИНС. Тогда что, как вам представляется, ужасного я сделал с детьми?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Вы с ними разговариваете.

КВИНС. Я с ними разговариваю? Что ж, как постыдно. И какими ужасами грозят мои разговоры этим бедным, несчастным детям? Они заставляют их плакать?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Нет. Плакать они их не заставляют.

КВИНС. А что они заставляют их делать? Может, смеяться?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Да, очень часто вы их смешите, но…

КВИНС. Дети печальные, я говорю с ними и потом они смеются, а потому мое влияние на детей ужасно. Такое ваш тезис, мисс Джессел?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Можете вы постараться держаться с ними чуть отстраненнее? Можете следить за тем, что вы им говорите? Они – дети, и могут не понимать, когда вы шутите, а когда – нет.

КВИНС. В отличие от вас, мисс Джессел?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Я не собиралась вас оскорблять, мистер Квинт.

КВИНС. Вот что я скажу вам об этих детях, мисс Джессел. Эти дети, в целом, довольно интересные люди. Возможно, вы видите свою работу в том, чтобы они как можно скорее это пережили и стали обыкновенными для высшего общества маленькими кретинами, но в этом случае вы должны сделать все это сами. Я не готов помогать вам в этом амбициозном начинании. И позвольте предположить, раз мы говорим о детях, если вы, мисс Джессел, заставите себя перейти с ними на более короткую ногу, возможно, они тоже найдут вас очаровательной. А если у вас будут новые жалобы касательно моего поведения с детьми или даже с вами, убедительно прошу вас, как можно скорее донести их до Хозяина Блая. При удаче меня уволят, и тогда вы, без сомнения, убережете детей от жуткой опасности: не возникнет у них желания смеяться по каким-либо поводам. А теперь прошу меня извинить, мисс Джессел. Думаю, мне пора идти на озеро и обучать детей поклоняться дьяволу.

(Он уходит. Мисс ДЖЕССЕЛ стоит. Падающий на нее свет меркнет).

5

(Тикают часы. Свет падает на ХОЗЯИНА, который все также сидит в кресле перед невидимым камином, но теперь в Блае. МИССИС ДЖЕССЕЛ берет вазу с цветами и ставит на столик около кресла, пока ХОЗЯИН говорит, потом садится на диванчик на двоих. КВИНТ спокойно стоит в тенях сцены, у задника, наблюдает. Вечер).

ХОЗЯИН. Так как идут дела в Блае?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Вообще-то, очень неплохо.

ХОЗЯИН. Никаких жалоб?

МИСС ДЖЕССЕЛ. В голову ничего не приходит.

ХОЗЯИН. Детям здесь хорошо?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Очень хорошо.

ХОЗЯИН. Они, похоже, немного повеселели.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Они ангелы.

ХОЗЯИН. Отлично. Раз это слышать. Миссис Гроуз ведет себя достойно?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Насколько я знаю, да.

ХОЗЯИН. Херес в готовку не добавляет?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Я не замечала.

ХОЗЯИН. Превосходно. А как Квинт?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Как Квинт?

ХОЗЯИН. Да. Как вы и Квинт ладите?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Отлично.

ХОЗЯИН. Никаких проблем?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Насколько я помню, никаких.

ХОЗЯИН. Он заботится о себе?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Не понимаю, о чем вы.

 

ХОЗЯИН. Он нездоров, знаете ли.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Нездоров?

ХОЗЯИН. Да. Очень нездоров. По вечерам он не торит дорожку по мокрой траве в деревенский паб?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Я не знаю, что делает мистер Квинт вечером и ночью.

ХОЗЯИН. Детям, как я понимаю, он нравится.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Дети от него в восторге.

ХОЗЯИН. Я предполагал, что так и будет. Животные так и льнут к нему. Лошади обожают. Кошки не отходят. Овцы идут следом. Женщины смотрят в рот. Как думаете, почему так?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Понятия не имею. У меня на кошек аллергия.

ХОЗЯИН. Но Квинт личность интересная, вы согласны?

МИСС ДЖЕССЕЛ. В каком смысле?

ХОЗЯИН. Он видит многое.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Что именно?

ХОЗЯИН. Точно и не скажешь. Потому что ты этого не видишь. Пока не увидит Квинт. А потом видят и остальные. Невероятно, но факт. (Пауза). Вы неплохо выглядите. Просто красавица. Бледненькая, возможно, но все равно выглядите хорошо. Вы всегда были красавицей. (Пауза). Квинт выглядит, как дьявол. (Пауза). Я думал о вас.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Правда?

(Пауза).

КВИНТ (выходя в свет). Прошу извинить, сэр. Этим вечером вам что-нибудь потребуется?

ХОЗЯИН. Нет, Квинт. Все в лучшем виде, благодарю.

КВИНТ. Еще выпивки, сэр?

ХОЗЯИН. Выпивки у меня достаточно, благодарю.

КВИНТ. Мисс Джессел желает чего-нибудь?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Нет, Квинт, благодарю.

ХОЗЯИН. На сегодня все, Квинт. Спокойной ночи.

КВИНТ. Спокойной ночи, сэр. Спокойной ночи, мисс Джессел.

МИСС ДЖЕССЕЛ. Спокойной ночи.

(Пауза. КВИНТ не двигается).

ХОЗЯИН. Что-нибудь еще, Квинт?

КВИНТ. Нет, сэр.

ХОЗЯИН. Тогда, спокойной ночи.

КВИНТ. Да. Спокойной ночи. (Смотрит на МИСС ДЖЕССЕЛ). Желаете, чтобы я разбудил вас в какое-то конкретное время, сэр?

ХОЗЯИН. Нет. Нет, благодарю, Квинт. За городом я обычно просыпаюсь с первым криком петуха. Как тебе хорошо известно.

КВИНТ. Прав ли я в своем предположении, сэр, что вы собираетесь отбыть рано утром?

ХОЗЯИН. Отбыть? Откуда у тебя такая идея, Квинт?

КВИНТ. Вы сами мне это сказали, сэр.

ХОЗЯИН. Правда?

Квинт. Да, сэр. Сказали.

ХОЗЯИН. Нет. Думаю, я задержусь еще, как минимум, на день, Квинт. Я дам тебе знать утром, хорошо? Это не доставит тебе больших неудобств, Квинт? Отсутствие конкретной информации?

КВИНТ. Нет, сэр. Очень хорошо, сэр. (Пауза). Спокойной ночи, сэр.

ХОЗЯИН. Спокойной ночи, Квинт. (Пауза. КВИНТ бросает короткий взгляд на МИСС ДЖЕССЕЛ, потом поворачивается и уходит). Странный тип, правда?

МИСС ДЖЕССЕЛ. Он? Я не заметила.

(Падающий на них свет меркнет. Тикают часы).

Рейтинг@Mail.ru