Дон Джованни

Дон Нигро
Дон Джованни

Действующие лица

ЛЕПОРЕЛЛО – слуга дона Джованни

ДОН ДЖОВАННИ – развратник

ДОННА АННА – дочь командора

ЦЕРЛИНА – служанка донны Анны

КОМАНДОР – отец донны Анны/Статуя

ДОННА ЭЛЬВИРА – сведена с ума доном Джованни

КАЗАНОВА – старый развратник

Место действия

Неаполь, а может, какой-то еще европейский город, представленный одной декорацией. Лестницы слева и справа ведут на платформу, она же спальня донны АННЫ. Кровать справа, в глубине по центру балкон, с обеих сторон двери на него – портьеры. Через большую арку под спальней мы видим нижнюю часть решетки для плетистой розы, по которой актеры поднимаются из сада на балкон и спускаются с балкона в сад. Чтобы попасть к решетке, ДОН ДЖОВАННИ и ЛЕПОРЕЛЛО должны пройти под платформой по арочному тоннелю, который и розарий, и часть тюрьмы, и могила КОМАНДОРА. На платформе у левой лестницы слева окно, через которое ДОН ДЖОВАННИ может выглянуть на улицу и поговорить с ЛЕПОРЕЛЛО, а справа – дверь в спальню, которая открывается внутрь. На сцене два уровня. Нижний – улица, чуть приподнятый – дом КОМАНДОРА. В этой части стол и несколько стульев (слева) и скамья (справа). По центру ближе к сцене люк, который ведет в подвал дома КОМАНДЛОРА, а также, очевидно, в ад. Актеры могут выходить на сцену и уходить из-за кулис справа и слева, через центральную арку, по лестницам с обеих сторон платформы. Декорации не меняются. Одна картина должна сменяться другой без перерыва.

Музыка

Используйте короткие отрывки из оперы Моцарта «Дон Джованни (в России – Дон Жуан)», как указано в тексте, для начала, переходов от картины к картине и завершения пьесы. Важно помнить, что после начала пьесы музыка должна помогать переходам от картины к картине. Абсолютно необходимо, чтобы музыка нигде не замедляла набранный пьесой темп. Пожалуйста, учтите, что музыкальные отрывки не всегда следуют в хронологическом порядке и выбраны, чтобы создавать нужную атмосферу, а иногда ироничный контраст. Возможно, они – фрагменты незаконченной оперы, которую ЛЕПОРЕЛЛО слышит в голове.

Картина 1

(Мы слышим зловещие первые ноты увертюры оперы Моцарта «Дон Джованни», когда из темноты возникает залитый лунным светом сад дома КОМАНДОРА. За аркой видна решетка для плетистой розы, ведущая к балкону. Полнолунье. ЛЕПОРЕЛЛО обращается к зрительному залу).

ЛЕПОРЕЛЛО. Позвольте рассказать, каково это, работать у маньяка. Он – величайший злодей, когда-либо живший на земле. Варвар, чудовище, вервольф, воплощение демона. Все, во что верят достойные люди, для него шутка. Чтобы утолить свою страсть, он готов жениться на вашей сестре, матери, лошади, фонарном столбе. Если я начну перечислять имена женщин, которых он соблазнил и бросил, вы будете сидеть здесь до Судного дня. Этот человек не может пройти мимо отверстия, не ощутив сокрушающего желания что-то в него вставить. Но наступит день, когда ему придется за это заплатить. Придет дьявол и заберет его к себе. Я это знаю. И, тем не менее, все эти годы я хранил ему верность. Может, боялся, что он изобьет меня в кровь. А может, все гораздо сложнее. Наша жизнь – настоящий цирк. У меня нет времени, чтобы подумать. Может, оно и к лучшему. Если бы я думал об этом слишком долго, мог просто найти дерево и повеситься на толстом суку. Но в последнее время я кое-что записываю для своих мемуаров. Думаю, смогу написать книгу. А может, пьесу или оперу. Но женщин было так много. И мне уже сложно удерживать их всех в памяти. Есть еще вариант – стать чревовещателем. Я уже практиковался с куклой, надеваемой на руку. Губами не шевелил, но говорил так, будто мне отрезали язык. И вот что я вам о нем скажу… Подождите. Он идет. Выходил, чтобы отлить на спаржу. Если вы шепнете ему, будто я вам что-то такое рассказал, я буду все отрицать.

ДОН ДЖОВАННИ (выходя на сцену). Так-то лучше. Чувствую, что стал на четыре галлона легче. И спарже пойдет на пользу. Лепорелло, с кем ты говорил?

ЛЕПОРЕЛЛО. Ни с кем.

ДОН ДЖОВАННИ. Всякий раз, когда я тебя вижу, ты говоришь сам с собой, со стеной или с воздухом. Да что с тобой такое? У тебя появился друг-невидимка?

ЛЕПОРЕЛЛО. Все мои друзья – невидимки.

ДОН ДЖОВАННИ. Может, тебе сходить к врачу?

ЛЕПОРЕЛЛО. Я пойду к врачу, когда захочу умереть.

ДОН ДЖОВАННИ. Ты прав. Они – свора дураков и развратников. Не то, что мы с тобой.

ЛЕПОРЕЛЛО (обращаясь к залу, пока ДОН ДЖОВАННИ заходит в тоннель, чтобы получше разглядеть решетку). На самом деле такие же, как мы. Я – дурак, а он – развратник.

ДОН ДЖОВАННИ. Что?

ЛЕПОРЕЛЛО. Ничего. Напеваю мелодию из оперы (ЛЕПОРЕЛЛО напевает что-то из Моцарта).

ДОН ДЖОВАННИ. Тогда перестань, оперы я ненавижу. Это самая изощренная пытка, придуманная человеком. Если мне захочется послушать кричащих толстяков, я выйду на улицу и дам какому-нибудь пинка под зад. А теперь пошли. Я просил тебя очаровать эту миленькую служанку, чтобы она открыла дверь, но ты не способен даже на такую малость, и теперь нам придется карабкаться по решетке для плетистой розы, чтобы подняться на балкон спальни донны Анны и обольстить ее.

ЛЕПОРЕЛЛО. Зачем мне карабкаться по решетке? Я тоже должен обольщать донну Анну?

ДОН ДЖОВАННИ. Нет, ты будешь стоять на стреме.

ЛЕПОРЕЛЛО. А почему я не могу стоять на стреме внизу?

ДОН ДЖОВАННИ. Потому что внизу ты ничего не увидишь.

ЛЕПОРЕЛЛО. Я увижу спаржу.

ДОН ДЖОВАННИ. Спаржа мне как раз не помешает.

ЛЕПОРЕЛЛО. Так донна Анна не знает о нашем приходе?

ДОН ДЖОВАННИ. Нет. Я хочу, чтобы мое появление стало для нее сюрпризом.

ЛЕПОРЕЛЛО. Отлично.

ДОН ДЖОВАННИ. Что? Что теперь? Ты осуждаешь мое поведение, да?

ЛЕПОРЕЛЛО. Мне представляется неправильным соблазнять всех этих женщин, а потом убегать.

ДОН ДЖОВАННИ. А чего ты от меня хочешь? Чтобы я навечно остался с первой женщиной, попавшейся мне на пути? Отдать ради нее весь мир, больше ни на кого даже не смотреть? Знаешь, с моей стороны это будет очень эгоистично. Более того, аморально. Похоронить себя навеки в страсти к одной женщине равносильно самоубийству. Душу это точно убивает. Постоянство хорошо для людей с крайне низкими моральными устоями или для уродов. Не пытаясь обольстить женщину я, тем самым, оскорбляю ее. Это грех, Лепорелло, запирать сердце на замок. Любовь, которой я пылаю к одной женщине, не ослепляет меня до такой степени, что я не замечаю красоты других. Секрет жизни – искать удовольствие в переменах. Вечное владением кем-то убивает. Радость – в движении. Мой единственный грех – во мне слишком много любви.

ЛЕПОРЕЛЛО (обращаясь к зрительному залу). Такую вот лапшу он вешает на уши женщинам. Если они верят в эту чушь, тогда они тупее нас.

ДОН ДЖОВАННИ. Что?

ЛЕПОРЕЛЛО. Просто сказал себе, какие счастливые все ваши женщины. Их любит такой щедрый и бескорыстный мужчина, как вы.

ДОН ДЖОВАННИ. Я делаю все, что в моих силах. Пошли. Забирайся по решетке следом за мной, а потом оставайся на балконе и следи за округой, тогда как я пройду в спальню.

ЛЕПОРЕЛЛО. Эта идея не из лучших. Служанка сказала мне, что у отца Анны, который ревностно оберегает ее от всех опасностей этого мира, вздорный характер, и последнему ухажеру он отрезал яйца садовыми ножницами.

ДОН ДЖОВАННИ. Не волнуйся. Они никогда не узнают меня. Я принес маску. (Вынимает маску и надевает ее).

ЛЕПОРЕЛЛО. Каким образом наличие маски помешает папаше отрезать вам яйца?

ДОН ДЖОВАННИ. Толика опасности – острая приправа к жизни. Страсть должно утолять в борьбе.

ЛЕПОРЕЛЛО. Эти ревнивые отцы опаснее мужей. Не могли бы вы хоть изредка соблазнять сирот?

ДОН ДЖОВАННИ. Не волнуйся. Рано или поздно мы доберемся и до сирот. По моему разумению, шанс надо давать всем. Ладно, вперед и вверх. Пожелай мне удачи и зови меня Люси. (ДОН ДЖОВАННИ карабкается по решетке).

ЛЕПОРЕЛЛО (обращаясь к зрительному залу). Опять двадцать пять, поднимаюсь следом за ним по очередной решетке для плетистой розы, едва не тычась носом ему в зад, нюхая его пердеж и мечтая о смерти. Лучше бы я женился на той косоглазой девице и пас коз, как и хотела моя мать. А теперь мне предстоит умереть молодым, когда чей-то муж или брат прицелится в него из арбалета, а стрелу между глаз получу я. Это похуже будет, чем слушать оперу. Это ад!

ДОН ДЖОВАННИ (уже с балкона). Лепорелло! Тащи сюда свой жирный зад.

ЛЕПОРЕЛЛО. Вы думаете, я похудею от этого чертова лазания? Потом я впаду в депрессию, вернусь домой и до отвала наемся лазаньей. Все закончится для меня ой как плохо. Я это знаю.

ДОН ДЖОВАННИ. Лепорелло!

ЛЕПОРЕЛЛО. Я расскажу вам, что из этого выйдет, если останусь в живых. Помолитесь за меня. (Карабкается по решетке для плетистой розы).

Картина 2

Мы слышим начальные такты «La ci darem la mano/Здесь мы возьмемся за руки» из первого действия оперы Моцарта. Освещается спальня ДОННЫ АННЫ. ДОН ДЖОВАННИ прячется за портьерами, которые висят с каждой стороны двери с балкона в комнату. Лепорелло прячется на балконе, за растением в большом горшке, но его все-таки видно. Входит ДОННА АННА в ночной рубашке, сопровождаемая ЦЕРЛИНОЙ.

ДОННА АННА. О, Церлина, как прекрасна этим вечером полная луна. Почему я не могу вырваться из этой тюрьмы и жить, как мне хочется? Жизнь здесь так скучна. Отец держит меня под замком, словно устрицу в раковине.

ЦЕРЛИНА. Ты не понимаешь, какое это счастье, жить в красивом, уютном доме. Поверь мне, тебе не захочется уходить отсюда. Улицы полны диких зверей. Под полной луной по ним могут бродить даже вервольфы. Эсмеральда, что живет по соседству, сказала мне, что однажды вечером, когда она выгуливала собаку, Дьявол ткнул палкой в ее ягодицу. Во всяком случае, она подумала, что это была палка. И только сегодня этот противный человечек шел и шел за мной, уговаривая впустить его через кухонную дверь, после того, как стемнеет.

 

ДОННА АННА. Может, его мучил голод. Мы могли бы поделиться с ним корочкой хлеба.

ЦЕРЛИНА. По мне выглядел он откормленным. Я знаю, чего он хотел. Проникнуть в дом с распутными намерениями.

ДОННА АННА. Распутными намерениями? Правда? Как ужасно. Расскажи мне. И ничего не упускай.

ЦЕРЛИНА. Ты – невинная юная дева и нет нужды обнажать перед тобой всю грязь и мерзость реальной жизни.

ДОННА АННА. Сейчас я бы с радостью что-нибудь обнажила. Иной раз ночью, когда в одиночестве лежа в кровати, я молюсь, чтобы какой-нибудь красивый и таинственный мужчина в маске забрался на балкон, спрятался за портьерой, а потом выпрыгнул оттуда и страстно овладел мною.

ДОН ДЖОВАННИ (выходя из-за портьеры в маске). Ваши молитвы услышаны.

ДОННА АННА. А-а-а-а-х! Вы кто?

ЦЕРЛИНА. Убирайся. Убирайся. Это дьявол. Держи свою палку подальше от моих ягодиц!

ДОННА АННА. Успокойся, Церлина. Дьявола твои ягодицы не интересуют. В любом случае, это не дьявол, а человек в маске. Откуда вы взялись, сеньор?

ДОН ДЖОВАННИ. Вышел из-за портьеры. Запах там не очень. Должно быть, кот пометил свою территорию.

ДОННА АННА. Но как вы попали сюда?

ДОН ДЖОВАННИ. Вскарабкался по решетке на балкон. Для того она и предназначена, так?

ДОННА АННА. Сеньор, вы должны немедленно уйти, а не то мне придется закричать, зовя на помощь.

ДОН ДЖОВАННИ. Не требуется нам ничья помощь. Я знаю, что делаю. И вы сами озвучили ваше заветное желание: вам хотелось, чтобы мужчина в маске выпрыгнул из-за портьеры. Что же, я мужчина в маске, и я выпрыгнул из-за портьеры. Я обращаю в реальность грезы всех девушек. Так что теперь давай поцелуемся.

ДОННА АННА. Держитесь от меня подальше.

ЦЕРЛИНА. Отойдите, сеньор. Я вас предупреждаю. Эта юная дама – девственница.

ДОН ДЖОВАННИ. Ничего страшного. Поправить это достаточно просто. Нет повода для беспокойства. Она одинока, и я пришел, чтобы составить ей компанию. Эти услуги я оказываю на общественных началах.

ДОННА АННА. О какой услуге вы толкуете, сеньор?

ДОН ДЖОВАННИ. Для вас я готов на все, после того, как мы разденемся.

ЛЕПОРЕЛЛО (входит с балкона). Прошу прощения.

ДОННА АННА. А-а-а-х! Еще один. Он тоже будет раздеваться?

ЦЕРЛИНА. Тот самый пухлый тип, который пытался проникнуть на кухню.

ДОН ДЖОВАННИ. Возвращайся на балкон. Или ты не видишь, что процесс пошел?

ЛЕПАРЕЛЛО. Процесс у вас идет всегда, но вы сказали мне стоять на стреме, и я подумал, что вас заинтересует эта новость: отец юной дамы только что вернулся.

ДОННА АННА. Мой отец! Сеньор, вы должны уйти немедленно, а не то мой отец вас убьет.

ДОН ДЖОВАННИ. Я не боюсь вашего отца.

ЛЕПОРЕЛЛО. Яйца. Помните про яйца. Возможно, они вам еще понадобятся.

ДОН ДЖОВАННИ. Ладно. Но один поцелуй, до моего ухода.

ЛЕПОРЕЛЛО. Я вас целовать не стану.

ДОН ДЖОВАННИ. Не ты. Она.

ДОННА АННА. Вы должны немедленно уйти. Мой отец страшно вспыльчив. Он вас убьет. И убьет этого маленького пухлячка.

ЛЕПОРЕЛЛО. Эй! Я, между прочим, здесь. Это невежливо. Вам обязательно комментировать мою внешность? Вес я сброшу. Уже много бегаю.

КОМАНДОР (появляется внизу, у левой лестницы). Анна!?

ЦЕРЛИНА. Он здесь. У лестницы.

ДОННА АННА. Церлина, запри дверь.

ЦЕРЛИНА. Ему это не понравится.

КОМАНДОР (поднимается по лестнице). Анна, я слышу чьи-то чужие голоса?

ДОННА АННА. Просто сделай это. Быстро.

ЦЕРЛИНА. Хорошо. Не слушай меня. Что я знаю? Чем отличаюсь от мебели? (Запирает дверь).

ДОННА АННА. Пожалуйста, сеньор. Умоляю вас.

КОМАНДОР. Кто-то запер эту дверь?

ЛЕПОРЕЛЛО. Нам действительно лучше уйти. Я уже потерял одно яйцо, которое откусила та сторожевая собака в Севилье, но мне хотелось бы сохранить второе. Не уверен, понадобится ли оно мне когда-нибудь, но…

ДОН ДЖОВАННИ. Без поцелуя я не уйду.

КОМАНДОР (стучит в дверь). Анна?!

ЛЕПОРЕЛЛО. Поцелуйте его. Вы понимаете, что этого не избежать.

ДОННА АННА. Я не целую незнакомых мужчин, которые глубокой ночью забираются на мой балкон и, скрывая лицо маской, прячутся за портьерой. Я представляю их себе в своих фантазиях, но не целую.

КОМАНДОР (стучит в дверь). Анна. Кто с тобой?

ДОННА АННА. Никого, папа. Я просто разговаривала во сне.

КОМАНДОР. Дверь ты заперла тоже во сне?

ДОННА АННА. Дверь заперла Церлина.

КОМАНДОР. Почему она заперла дверь?

ДОННА АННА. Подумала, что в доме грабитель.

КОМАНДОР. Что ж, я не грабитель, так что открывай дверь.

ДОННА АННА. Минуточку. Она уронила ключ.

ЛЕПОРЕЛЛО. Почему мы всегда попадаем в такие передряги? Та же история, снова и снова. У меня постоянно одна нога на балконе, а вторая в выгребной яме.

ДОННА АННА. Вы хотите сказать, что для вас это – обычное дело?

ДОН ДЖОВАННИ. Только потому, что я везде тебя искал, дорогая моя. Вся моя жизнь прошла в этих поисках. Но теперь я тебя нашел и навеки буду верен тебе. Клянусь моей бессмертной душой.

ЛЕПОРЕЛЛО. Вот это вы напрасно. Как бы не накликать на себя беду. Вдруг Бог вас услышит? Или дьявол? Вдруг дьявол услышит вас?

КОМАНДОР. Анна, у тебя в спальне мужчина?

ЛЕПОРЕЛЛО. Нет, всего лишь кот.

ДОН ДЖОВАННИ. Может, заткнешься?

ЛЕПОРЕЛЛО. Извините. Потерял голову.

КОМАНДОР. Судя по голосам, двое мужчин.

ДОННА АННА. Только я и Церлина, папа.

КОМАНДОР. Голоса не похожи на ваши.

ДОННА АННА. Только потому, что мы их изменяем.

КОМАНДОР. Почему вы говорите разными голосами?

ДОННА АННА. Готовим кукольный спектакль.

КОМАНДОР. Кукольный спектакль? Какой еще кукольный спектакль?

ДОННА АННА. Для местных детишек. Мы репетируем.

КОМАНДОР. Не знал, что тебя интересуют куклы.

ДОННА АННА. Ну что ты. Я их очень люблю.

КОМАНДОР. Впусти меня. Я хочу посмотреть на этих кукол.

ДОННА АННА. Нет, сейчас ты не можешь войти, папа.

КОМАНДОР. Почему?

ДОННА АННА. Потому что я голая.

КОМАНДОР. Ты – голая, и играешь в куклы?

ДОН ДЖОВАННИ. Почему я нахожу этот образ возбуждающим?

ЛЕПОРЕЛЛО. Вы все находите возбуждающим. Вас возбуждает даже замочная скважина.

ДОННА АННА. Не пора ли замолчать и убраться отсюда?

КОМАНДОР. Что?

ДОННА АННА. Это не тебе, папа. Я разговариваю с куклами.

КОМАНДОР. Почему ты разговариваешь с голыми куклами?

ДОННА АННА. Куклы не голые, папа. Только я. В голых куклах есть что-то непристойное.

ДОН ДЖОВАННИ. Не уверен. Я вроде бы вспоминаю одну забавную историю с куклами. Кажется, в Генуе. Или в Барселоне?

ЛЕПОРЕЛЛО. В Барселоне была овца.

ДОН ДЖОВАННИ. Овца? Не помню я никакой овцы.

Рейтинг@Mail.ru