Цирк уродов

Дмитрий Завадский
Цирк уродов

© Дмитрий Завадский, 2020

ISBN 978-5-4498-4418-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предупреждение

Все, о чем я буду писать, является творческим подходом. Ничто из данного текста не претендует на разжигание распрей, споров, ненависти и вражды. Этим текстом хочется поставить в отрезке моей личной истории точку. Некоторые обстоятельства в моей жизни меня задевают сильнее, чем остальных, но не думаю, что я в этом виноват.

Хочу поставить четкую грань: я в своем тексте никого не оскорбляю. Даже если это звучит, как оскорбление, это таковым не является. У каждого из нас есть право на самоопределение, самообозначение, самовыражение. Да, я использую русский язык общего типа, но я вычленяю из него необходимое для себя и подаю под видом своего собственного. Это означает вот что: если я называю человека уродом, стоит разобраться первоначально, почему он урод и что я подразумевал под словом урод. Если в русском языке общего типа слово урод является возможным (это уже один из вариантов!) оскорблением, наносящим вред репутации, и оно отражает физические недостатки чаще всего, то в моем случае все несколько иначе. Урод – это прежде всего термин, который отражает совокупность низменных черт характера, а именно: подлость, трусость, неуважение, лживость, хамство, сквернословие и другие плохие качества. Это является всего лишь определением человека, который, на мой взгляд, заслужил носить звание этого термина. Иными словами, проститутка – это проститутка, и если в лицо ей сказать, что она проститутка, это оскорблением не будет, это будет фактом. Вопрос только в том, что считать проституцией, а что нет. Законом приятно одно, а бабушками под подъездом другое. Но если это не носит характер оскорбления, вопросов быть не должно. Итак, я имею право на самоопределение. Я определяю сам, каким вижу себя, мир вокруг меня и людей, меня окружающих. Далее я имею право на самообозначение. Я сам даю себе собственную оценку, которая не зависит от общепринятых установок, и такую же оценку даю окружающим, у меня есть на это право. И потом, я имею право на самовыражение. Я имею право говорить все, что считаю нужным. Это и есть демократия. Свобода слова. Мои права, утвержденные законом, как минимум. Любое свое мнение я буду отстаивать в суде, если это будет нужно. Стоит также учесть, что в суде или неофициальном разговоре, выяснении проблем, которые я могу создать текстом, буду доказывать свое мнение всеми возможными и известными фактами. В этой маленькой книге я не стану писать абсолютно все детали и факты, которые я знаю, чтобы таким образом защитить третьи лица, участвующие в этих фактах, но если ситуация того потребует, ради своей защиты я расскажу все. Таким образом, вы сами должны догадываться и додумывать: знаю я еще что-то такое, что способно вам навредить, если вы ко мне сунетесь с претензиями или нет, но учтите одно: я никогда практически не вру, и все, о чем тут пишу, будет правдой, которую мы вместе когда-то разделяли. Факт очевиден: если вы сунетесь оспаривать то, что я кого-то назову уродом, то можете быть уверены, что я это докажу, и не только фактами, изложенными здесь. Но прежде чем открыть эту книгу и начать ее читать, вы должны понимать, что все мою написанное будет проходить через призму литературных приемов и собственного мира, где я сам обозначаю, что означает любое сказанное мною слово. Особенно хочу подчеркнуть, что прежде всего я старался называть вещи своими именами, и преследовал только эту цель. Я хочу, чтобы этот текст помог людям разглядеть свои ошибки и исправиться. Этот текст своего рода сдача тем, кто в свое время публично продемонстрировал, на что он способен. Таким образом, обижаться надо не на меня, потому что я есть голос правды. Правды, которую люди вершат сами, собственноручно.

Цирк уродов – это наша жизнь. В ней есть я, ты, мы, они, все. Мы все уроды (но это не точно), и мы все взаимодействуем друг с другом. И мы превращаем это взаимодействие в цирк. Вот и выходит: цирк уродов. Каждый день, каждую секунду, все это продолжает происходить, и происходить будет всегда, непрестанно. И единственное, что важно – каждый из нас может перестать быть уродом. Каждый из нас может стать другим. Каждый из нас может не повторять своих ошибок.

Предисловие

Понятия добра и зла в современном веке имеют очень размытые границы, но, если ты человек, воспитанный должным образом, и прежде всего полагаешься на свой разум и лучшие моральные качества, тебе будет разбираться во всем куда проще. И читать тебе это будет приятнее. Как ты уже мог догадаться, в этой книге мы будем отделять добро от зла.

В настоящее время только слепой или глупый человек не замечает, что все необратимо и неумолимо меняется в худшую сторону. Ты ведь еще помнишь, как в шестнадцать мечтал о чем-то лучшем и с непониманием смотрел на тех, у кого ничего не получалось, думая, что все куда проще, просто они неудачники и все усложняют. Помнишь, наверняка, как и сам ты в шестнадцать делал то, за что тебе стало стыдно в двадцать, когда ты повзрослел. Но сейчас многие люди не взрослеют ни в двадцать, ни в тридцать, ни в шестьдесят. И сейчас, когда тебе уже не шестнадцать, ты понимаешь, что у людей не вырастают крылья не потому, что они неспособны или не очень этого хотят, а потому, что им эти крылья заботливо подрезают. Кому это надо и зачем – вопрос останется за кадром, но закрывать глаза на происходящее у меня точно нет причин, как и у тебя, надеюсь.

Когда я начинал писать, то не задумывался о том, что это станет частью меня. Точнее, это всегда было моей частью, только я и не предполагал, какая ответственность ляжет на мои плечи, когда стану публичным человеком. Любое сказанное мною слово играет двоякую роль. Оно поджидает мой опрометчивый шаг и выступает в роли злобного критика. Тебя тоже, в основном, интересуют чьи-то падения, чьи-то несостыковки, чей-то провал больше, чем желание найти в этом всем что-то объяснимое? Если так, это очень плохо. Но если же наоборот, то ты точно попал по адресу.

Когда-то, еще в самом начале, я бы любого инакомыслящего человека всячески пытался переубедить всеми возможными способами, пытался бы достучаться до него как только угодно, и если бы этот человек не принял мою точку зрения, я бы от него отказался. Но время изменилось. Я надеюсь, что ты достаточно серьезен, чтобы самому принимать решения. И даже если ты со мной не согласен, я не стану отзываться о тебе плохо или просить закрыть эту книгу и уйти подальше. Я изменился, я теперь добрый мальчик. И интересен я буду тем, что мне довелось быть каким угодно, довелось быть таким, как ты. И не всегда это было хорошо, к сожалению. Но самый большой интерес в том, почему я изменился.

Когда-то один мой знакомый очень остро отреагировал на мой род деятельности. Сам он творческий человек, пишет музыку, сочиняет и записывает песни, снимает видеоклипы, а я – так себе, во всей этой индустрии среднее звено. По сути, как он выразился, никому это сейчас не нужно. Зачем вообще людям читать? Я тогда очень удивился этому, зная, что не все так просто. В детстве сам перечитал уйму книг, и помню, насколько это прекрасно: погружаться в совершенно другой, удивительный мир, переживать за выдуманных бумажных героев, как за самого себя, примерять их поступки на себе и мечтать, мечтать о том, чтобы со мной случилось хотя бы что-то похожее. Конечно, сейчас многое меняется. Даже читающие люди постепенно переходят на изучение более масштабного объема информации, например, на сериалы и фильмы. Я и сам так делаю. Но связь с книгами оборвать окончательно вряд ли когда-то получится: не смогу писать – снова буду читать. Мне так проще, комфортнее. Я, как ребенок, люблю мечтать и фантазировать. Как же я обойдусь без своего собственного экрана, который разрисую так, как мне хочется?

Но более всего, знаешь ли, я хочу осознать, что не одинок. Все эти мысли, все эти желания и замечания переносить в одиночку слишком тягостно. Я не одиночка. Я не справлюсь один. Да, уединение люблю всей душой. Могу подолгу оставаться один, утопать в сериалах и фильмах, заниматься какой-нибудь работой, и безмерно мечтать. Но без вашего внимания и вашей поддержки мне не справиться.

Однажды один дядечка поведал мне смешную историю. Он когда-то устраивался на предприятие в качестве управляющего лица. Происходило знакомство с его непосредственным начальником. Приходит, значит, начальник этот, оглядывает дядечку и говорит, мол, будешь выполнять мой любой приказ. А начальник сам почти пенсионер, старой закалки. Сказать честно, старая закалка очень часто граничит с маразмом и упертостью. Не умеют наши люди в основном перестраиваться под что-то новое, не умеют мыслить многовекторно. Я бы сказал даже больше – они не хотят развиваться. С годами у них вырабатывается режим: управлять из-под палки и точка. Но какой уважающий себя человек хочет быть вечно подневольным какому-то неадекватному и тормозящему в развитии человеку? Этот дядечка и отвечает, мол, я согласен выполнять любой приказ, но только в соответствии с действующим законодательством и согласно внутреннему распорядку. Начальник оглядел дядечку снова и говорит: «Не сработаемся». А дядечка в карман за словом не полез и ответил: «Значит, увольняйтесь!». Начальник опешил, не нашел, что ответить, но, как и полагается стереотипу старой закалки, стал в ответ кричать, замахал руками и убежал, брызгая слюной. Дядечка на том предприятии надолго не задержался, но по сценарию начальника все не складывалось. Наверное, поэтому и не задержался. Раньше я бы точно так сказал, как этот дядечка, если бы ты решил захлопнуть эту книгу после этих слов или чуть позже, не найдя для себя достаточно интересного и нужного. Но, если я вправе тебя о чем-то просить, то я прошу хотя бы ради разнообразия почитать дальше. Я не ищу популярности, мне не нужно быть продаваемым или узнаваемым. Я хочу остаться добрым мальчиком и ты, надеюсь, дашь мне шанс доказать тебе, что я, прежде всего, хочу быть тебе полезным. Моя самая главная цель – быть тебе нужным. И очень не хочется быть одиноким. Хочется, чтобы меня понимали. Напоследок скажу, что все, о чем я буду писать – чистейшая правда. Все, о чем я тебе поведаю, можешь принимать за чистую монету. Конечно, порой мне люди что-то недоговаривают, в чем-то обманывают, но я буду с тобой честен и передам всю суть таковой, каковой она была. Пусть то, о чем скажу будет не всегда приятно и чаще печально, но тем не менее: в добрый путь, товарищ!

 

Дядя Гриша

Пожалуй, стоит начать со знакомства с дядей Гришей. Дядя Гриша – этакий бодренький дяденька, которому пятьдесят три года. На вид, конечно, не скажешь, сохранился хорошо. В тридцать восемь ушел на пенсию по состоянию здоровья. Любит говорить о том, что все должно быть правильно, каждый должен соблюдать инструкции, тогда все будет в порядке. Дядя Гриша бывший военный. Вы когда-нибудь сталкивались с военными? С сотрудниками внутренних органов? Если нет, то вы не поймете, что это за каста такая. С одной стороны кажется, будто они обычные люди, но это не так. Обычные люди – это восемь или десять часов отработавшие и ушедшие домой. Обычные люди оставляют все проблемы, связанные с работой, на своем рабочем месте и приступают к их решению, когда приходят на работу вновь. Кто-то, само собой, хочет зарабатывать больше, он засиживается на работе допоздна, а потом еще и тащит ее с собой домой. Но у военных и лиц обязанных по долгу службы выходных практически не бывает. В любой момент у тебя может появиться неотложная командировка, а как у дяди Гриши, повидавшего пол-России, даже на целый год. У многих людей происходят по этому долгу службы самые настоящие сдвиги. Кора головного мозга впитывает в себя столько однотипной и монотонно-зомбирующей информации, что человек уже не может спустя продолжительное время смотреть на мир и на людей иначе. Почему же и говорю, тяжело понять, если ты не родился в семье служащих, если не общался хотя бы с такими или с теми, кто с ними живет, продолжительное время. Если обратить внимание, то многие из служащих – черствые люди, которые не любят то, чем занимаются. Многие из них спиваются. Многие теряют семьи. У многих к сорока полностью седые волосы. Но, сказать что их жаль – нет, не жаль. У каждого человека есть выбор, чем заниматься.

Дядя Гриша, в общем-то, дяденька неплохой. Любит юморить, правда, со свойственной военным ноткой несмешного, любит рассказывать, как он любит женский пол и неустанно демонстрирует признаки паранои. Но стоит отметить, что последнее его качество вполне себе оправданное, время сейчас страшное и люди жестоко непредсказуемые. Он предпочитает выражаться крепким матом и не стесняется ничуть при этом упоминать о Боге. Он считает себя коммуникабельным. На вид, стоит сказать, самый обычный мужчина, довольно грамотный и очень изворотливый. Очень хитрый, с такими ухо держать нужно востро. Дядя Гриша работает бригадиром сторожевой охраны. У него несколько дочек, вторая или третья жена, я со счета сбился, и одна приемная дочь. Чем этот человек может быть интересен, так это своим образом жизни, в которой повидал он разные вещи… Некоторые из них меня достаточно впечатлили, чтобы написать об этом.

Рейтинг@Mail.ru