Последнее испытание

Дмитрий Владиславович Федоров
Последнее испытание

– Земли, – Мэриям проглотила комок в горле, чувствуя, как похолодело внизу живота, – кто вы такой все же? – прошептала она.

Нерон откинул капюшон и, приблизившись, взял ее за руку. Слабый свет пещеры осветил его лицо, и Мэриям закрыла рот рукой от охватившего ее ужаса.

– Александр, – прошептала она, сжав до боли в костяшках его руку.

– О чем вы, госпожа, – ответил Нерон, попытавшись вырвать руку. – Что с вами?

– Не может быть. Этого не может быть, это не может быть, – повторяла она, как заезженная пластинка, бессмысленно крутя головой.

– Простите, госпожа, я не понимаю вас.

Мэриям шмыгнула носом и, собравшись силами, вгляделась в Нерона. Исследовав черты его лица, оттеняемые светом факелов, она разочарованно откинулась в капсуле. Нет, это был не Александр. Но как же похож.

– Кто вы? – спросила она, рассматривая своды пещеры. – Прошу вас, не мучайте меня. Голова и так кругом идет.

– Я, – он осторожно прикоснулся к ее плечу, – только не волнуйтесь. Я ваш потомок.

***

Мэриям, поддерживаемая за плечи служителями, не спеша выбралась из капсулы. Мысли путались, а тело била крупная дрожь. То ли от холода пещеры, то ли от стресса, то ли от резкого пробуждения. На глаза ей надели темные очки, выглядевшие дико в руках служителя, облаченного в какие-то лохмотья, немытого, с нечёсаными волосами и ужасно пахнущего. Мэриям поташнивало, а в голове царил полный бардак. Где корабль, где экипаж, что с ними случилось? Кто эти люди, и почему Нерон назвал себя их потомком? Как ее и учили, она решила не делать резких движений, а присмотреться, прислушаться, оценить ситуацию. Опираясь на руки служителей, Мэриям побрела прочь от капсулы. Впереди забрезжил свет, видимо там и был выход на поверхность. Она непроизвольно напряглась, сама испугавшись своей реакции. Еще бы. Много лет без естественного света привели к деградации зрачков глаз. Служители что-то оживленно обсуждали, то и дело бросая на нее заинтересованные взгляды. По всей видимости, ее пробуждение было для них событием. Подойдя к выходу, Нерон развернулся к Мэриям и спросил:

– Вы готовы?

– Да, – ответила она, не узнав свой голос и не в силах продолжить, лишь кивнула головой.

Нерон что-то прокаркал на своем языке подчиненным и те, отпустив ее, отступили на почтительное расстояние. Мэриям посмотрела на рассматривающего ее Нерона и, решившись, сняла очки. В глаза ударил яркий свет. Она зашипела от резкой боли в глазах и присела, прикрыв их тыльной стороной руки.

– Это ничего, – Нерон прикоснулся к ее волосам, – ничего. Ваши глаза отвыкли от естественного света. Мэриям. Вот, возьмите, – он протянул ей очки. – Наденьте. Еще не время.

Она обреченно кивнула, боясь оторвать от глаз руки.

– Где наш корабль? – прохрипела она, выудив вопрос из вороха мыслей, проносящихся в ее голове.

Нерон присел рядом, рассматривая ее, обдумывая свой следующий шаг.

– Сейчас, Мэриям, вы находитесь в храме. На вершине горы Аятолле. На нашем языке это означает тянущаяся к небесам. А ваш корабль… Я покажу вам. Вы сможете идти?

Полчаса ушло у них на то, чтобы по узкому серпантину с короткими остановками добраться до вершины горы. Служители, по приказу Нерона, остались внизу у входа в храм. К краю километровой бездны они подошли вдвоем. Порыв ветра сорвал с головы Нерона капюшон. Он оказался молодым парнем не более двадцати лет, вполне привлекательной внешности. Повернувшись к Мэриям, тот протянул ей бинокль.

– Посмотрите туда, – он указал пальцем в сторону, противоположную солнцу, в глубину буйствующей зелени сельвы.

– О боже, – лишь смогла выдавить из себя Мэриям, наведя зумм. – Не может быть, – простонала она, и, опустившись на колени, громко заплакала.

Буквально в километре от них, в глубине леса, лежали обломки корабля, обросшие лианами и лишайниками.

– Как давно это случилось? – всхлипывая, спросила она.

– Давно, – уклончиво ответил Нерон.

– А кто еще? Кто еще выжил? – спросила она, вытирая слезы.

– Все поселенцы, находившиеся в капсулах и несколько членов экипажа.

– Но, – вдруг встрепенулась она, – я видела несколько открытых капсул. Значит, не я одна проснулась, – с надеждой спросила Мэриям.

– Не вы одна, – ответил Нерон. – Но чтобы узнать больше, вам нужно кое-что увидеть.

– Хорошо, – обреченно ответила она, и, вытерев слезы, уставилась на медальон Нерона. – Что это? – прошептала она, не веря своим глазам.

– О чем вы, госпожа? – спросил озадаченный Нерон.

– Это, – сказала она и указала на грудь Нерона.

– Это, – протянул Нерон, проведя рукой по медальону, висящему на груди, – амулет Первосвященника, доставшийся ему от предыдущего Первосвященника. Он передается новому Владыке от ушедшего на покой, с тех пор как первый Первосвященник основал культ. Это ключ. Главная наша святыня. Он дарует нам возможность говорить с Голосом.

– Голосом? – туманно спросила она, уже совершенно теряясь в фантасмагории происходящего.

– Голосом богов, – торжественно ответил Нерон. – Он вещает нам их волю. Он решает, кому из посланников проснуться. Он поводырь нашего культа.

«Пароль-доступ к системам управления кораблем и бортовым системам. А Голос – это, похоже, центральный компьютер транспорта – Аида. Но как же она смогла перенести катастрофу?»

– Мне нужно услышать Голос, – прошептала Мэриям.

Конечно, госпожа, – с готовностью ответил Нерон. – Вы услышите его.

***

Здравствуйте. Если вы смотрите эту запись, значит, проснулись раньше времени. Почему это пробуждение стало вынужденным? Здесь мне нужно объясниться, для начала успокоив вас. Люди, появившиеся перед вами в момент выхода из анабиоза, не только не причинят вам вред, но и позаботятся о вас в силу их возможностей. Вы знаете меня, мою должность и звание. Однако для протокола представлюсь. Я – полковник Кристофер Джонс, капитан транспортного корабля Мейфлауэр. Транспорт был зафрахтован одной из частных компаний, занимающихся заселением разведанных планет. На борту Мейфлауэра находились эмигранты-переселенцы, молодые люди, едва достигшие совершеннолетия. Лучшие из лучших, цвет генофонда вырождающегося человечества.

Сегодня тридцать пятый день с момента катастрофы корабля. 20 июня 2311 года по стандартному времени сверхтяжелый транспорт класса «А» «Мейфлауэр» вышел на орбиту третей планеты системы Тау Кита. При выполнении стандартного маневра вдоль плоскости эклиптики с целью выхода на орбиту планеты, два из трех маршевых двигателей вошли во внештатный режим с полной потерей контроля. Транспорт начал критическое снижение с вхождением в плотные слои атмосферы, что уже само по себе имело необратимые последствия. Неуправляемого падения удалось избежать только включением оставшегося работоспособного двигателя. Однако его мощности для благополучного приземления не хватило. Часть модулей транспорта была потеряна еще на орбите. Остальные сгорели при входе в плотные слои атмосферы Терры. До поверхности планеты в целости добрался только один отсек – модуль со спящими колонистами и дежурной сменой офицеров. Это была катастрофа. Были потеряны все модули с оборудованием, транспортом, образцами животных, растительных культур, запасами еды и ресурсами для организации поселения. Вместе с ними в атмосфере Терры сгорела и наша надежда на спасение. Аппаратура дальней связи была разрушена вместе с командным отсеком, что означало полную потерю связи с Землей и возможности вызова спасательной экспедиции. Оставался небольшой шанс на то, что после длительного молчания с Земли будут отправлены разведчики. И только после этого, возможно, будут высланы корабли для эвакуации выживших. Но до момента прибытия спасателей пройдут десятилетия. В сложившихся обстоятельствах я должен открыть вам правду. В личной беседе руководитель проекта Теодор Миланов недвусмысленно намекнул мне на то, что эта экспедиция носит статус «билета в один конец». Земля входила в эпоху надвигающихся потрясений, как экологических, так и социальных. И возможно, нас просто некому будет спасать. Поэтому всем нам нужно свыкнуться с мыслью, что теперь мы можем рассчитывать только на себя.

Итак, подведя подсчеты остатков еды и медикаментов, мы пришли к неутешительному выводу. Статистик Каховский, доктор экономических и исторических наук и один из пяти выживших офицеров, провел доскональное исследование возможных вариантов выживания колонии. Итог его расчетов был печален. Разбудив всех пассажиров, даже с учетом точного расчета ресурсов и реальных шансов на выживание, колония уже через несколько поколений деградирует. Требовался нетривиальный подход к решению проблемы не просто выживания колонии, но и ее дальнейшего развития. Предстояло сделать непростой выбор. Разбудив всех, уже через месяц мы останемся без еды и лекарств, лицом к лицу с неизученной природой Терры. Оставалась только одна возможность хоть как-то растянуть запасы продовольствия. Нам, офицерам корабля, было необходимо принять сложное решение о выводе из анабиоза по несколько человек, постепенно адаптируясь к новому миру. Вот именно тогда, когда смутный план начал приобретать реальные очертания, мы и столкнулись с аборигенами. Коренным жителям планеты, существовавшим в условиях перманентной борьбы за выживание, не составляло особого труда спрятаться от автоматических разведчиков Земли. Незаселенная планета, проходившая под таким статусом во всех земных справочниках, на деле оказалась заселена биологическим видом, генетически идентичным человеку. Это открытие смешало все карты, заставив на ходу менять сформированные планы. Не стану углубляется в историю знакомства с коренными жителями планеты, скажу лишь, что наши появление они восприняли как знак свыше. К экипажу они отнеслись как к посланникам богов, а спящих пассажиров восприняли как их детей. Мне сложно судить, что заставило аборигенов склонить перед нами головы и преклонить колени. Но мы не стали разубеждать их в этом, даже местами одобряя и поощряя их мистический трепет при виде пришельцев. Тогда то безумный план Каховского и обрел все полноту и законченность. Для выживания колонии необходимо было интегрироваться в примитивное общество, по своему развитию примерно соответствующему первобытнообщинному строю Земли. Дабы полностью избежать эксцессов, нами была разработана подробная, пошаговая инструкция, регламентирующая каждое действие по выводу колонистов из сна и их последующей реабилитации. В дальнейшем у служителей из местного населения, которые будут подготовлены нами, эта инструкция будет именоваться ритуалом. А история приземления корабля со временем станет легендой, обретя характеристики и признаки культа, который, как бы это цинично ни звучало, станет для аборигенов религией. Культ, основанный на мифологии древних цивилизаций Земли. Вам, разбуженным, ничего не грозит. Более того, перед вами будут преклоняться как перед детьми богов. Служители будут контролировать четкое соблюдение каждого пункта инструкции, ревностно следя за сохранностью ритуала и передачей его будущим поколениям. Основой ритуала станет наш язык, который предстоит выучить аборигенам. Он станет для них священным – язык богов, людей спустившихся с небес. Первое время служители будут присматривать за вами, помогая освоиться в мире Терры. Контролировать и направлять их действия в непредвиденных ситуациях будет Аида. Но затем… вам нужно будет сделать выбор. При всей неизбежности того, что вас ожидает, мы не смогли не оставить вам право выбора. Но вы, как посланники Земли, ответственные за свою миссию, не можете не понимать, что для того, чтобы влиться в этот мир, вам нужно будет найти себе пару. Для местных это будет неизбежная, как силы природы, традиция, которая с годами приживётся среди них, став стержнем общества Терры. Предварительно путем ненавязчивого медицинского осмотра будут отбираться наиболее здоровые физически и психически устойчивые молодые люди. Затем отобранные юноши и девушки пройдут своеобразный экзамен, призванный выявить среди их народа лучших ее представителей. Экзамен будет включать в себя разнообразные интеллектуальные задания, многокилометровые, полные разнообразных препятствий марш-броски и схватки на арене. В конце пути, перед храмом, зданием, где и хранятся капсулы со спящими колонистами, окажется лишь один юноша и одна девушка. Он и предстанут перед вами. Что сказать напоследок… Могу сказать только одно. Вам нужно принять это. Теперь вы уже не принадлежите себе. И дело не только в неизбежности выбора, но и в необходимости выживания колонии. Выбирая свой путь, вы не могли не понимать всех рисков, связанных с освоением нового мира. Так уж получилось, что вы попали в сложные условия, балансируя на гране гибели. Забудьте все принципы, по которым вы жили на оставленной вами Земле. Сейчас ваша главная задача не просто остаться в живых, но и в силу ваших возможностей попытаться изменить этот мир. Со временем, знания, принесенные вами и разбуженными позже, в мир Терры, будут расти, словно снежный ком. И когда-нибудь наши потомки вернутся домой уже не как жители Земли, но как жители Терры, планеты, так неожиданно ставшей ее дочерью.

 
Рейтинг@Mail.ru