Кадет Морозов

Дмитрий Витальевич Шелег
Кадет Морозов

Федот тут же помрачнел, а Годимир перестал бегать вокруг с довольным видом.

«Это он что, меня так от печальной новости отвлечь захотел?» – подумал я.

– Его тело нашли под обломками… – тихо сказал старший брат. – Отец проверил несколько раз… Георгий мертв…

Глава 2

Император Носирианской империи Изяслав IV неспешно открыл широкие створки деревянных окон, вдохнул свежий прохладный воздух, ворвавшийся на террасу, после чего накинул на плечи мягкий плед и привычно устроился в плетеном кресле.

Он расслабленно наблюдал за светлеющим небом Мариграда – столицы своего государства, – размышлял над планами, которые сегодня необходимо претворить в жизнь, и ожидал прихода специальной служанки, варившей восхитительный кофе…

Этот утренний ритуал император совершал уже долгие годы. Привычное занятие не только помогало настраиваться на рабочий лад, любуясь красивым синим небом, простирающимся над родным городом, но и позволяло спокойно, ни на что не отвлекаясь, насладиться вкусом любимого напитка.

Долго ждать не пришлось. Молчаливая тень скользнула на террасу, и ароматный запах кофе ударил в нос. Поставив резной поднос на журнальный столик, расположенный справа от императора, служанка, не сказав ни слова, вышла из помещения. Изяслав даже не пошевелился.

– Что же ты приготовила мне сегодня? – заинтригованно произнес он через некоторое время и, взяв с подноса небольшую чашечку, сделал маленький глоток. – «Арома бариста», – с точностью вычислил марку дегустатор-любитель и довольно улыбнулся. – Действительно, сегодня утром мне необходимо именно это.

Он давно заметил, что кофе из бобов, выращенных на первом уровне Самерканской пустоши, дает огромный прилив бодрости и служит хорошим энергетиком, позволяющим вести активную деятельность. К тому же он обладает ни на что не похожим букетом, что не может не радовать высококлассных ценителей качественного кофе, к коим причислял себя Изяслав. Благо глава государства являлся состоятельным человеком и мог позволить себе не обращать внимания на баснословную стоимость самых редких сортов зерен.

Через какое-то время мысли императора переместились к докладу о поступке сына, и настроение стало стремительно падать. Прочитанное накануне вечером донесение заставило задуматься о серьезных промашках в воспитании наследника империи.

Если до недавнего времени Изяславу казалось, что он неплохо справляется с этим важным делом, то после произошедшего накануне и последовавшей потом дополнительной проверки он начал понимать, что некоторые важные вещи все-таки упустил, слишком понадеявшись на раздутый штат нянек, воспитателей и учителей.

Благо, глядя с высоты прожитых лет, император понимал: ошибки делают все, и он не исключение. Самое главное в подобной ситуации – это вовремя увидеть и принять разумом совершенную ошибку. Тогда работать над ее исправлением будет намного проще.

Изяслав знал многих людей, которые, совершив малейшую промашку, тут же начинали искать себе оправдания. Они винили в происходящем не только свое ближайшее окружение, но и погоду, стоящий на непривычном месте стул, всевозможные обстоятельства, косой взгляд прохожего – все-все вокруг.

Раньше, в юности, он и сам был таким. Однако, принимая большое количество сложных решений, тогда еще молодой человек с каждым днем все более отчетливо понимал, что за все, происходящее в жизни, отвечает только он сам. Не отец, брат, сосед, друг или коварный враг, а только он сам! Конкретный человек на конкретном месте! Это правило касается не только правителя государства, но и самого обычного булочника.

Если вовремя понять такую простую истину, то жизнь сразу станет намного понятнее и проще.

Видишь то, что тебе не по душе, и решаешь, как исправить ситуацию, а не костеришь всех вокруг из-за того, что у тебя что-то не получается, продолжая ничего не делать.

Конечно же в нашей жизни существуют обстоятельства, которые простому человеку не изменить, да и, что греха таить, зачастую сам правитель империи не в состоянии им противостоять. Хотя, казалось бы, человека выше и влиятельнее попросту нет…

«Взять хотя бы результаты этого старого спора с Темниковым, который совершенно неожиданно всплыл спустя много лет, – несколько раздраженно подумал Изяслав. – Вот сам же тогда настоял на нем! Считал себя самым хитрым и изворотливым. Ведь не каждому дано вырвать из рук главы «золотого» рода его долю в предприятии с богатыми месторождениями и заводами по переработке сырья. Действительно, сам виноват…»

Размышления с одной неприятной темы перешли на другую… Наверное, можно сказать, на еще более важную и неприятную – на воспитание наследника.

Когда-то давно ему казалось, что при воспитании ребенка достаточно вести себя с ним построже, требовать прилежной учебы, окружить воспитателями и наставниками, а затем спрашивать результат, и тогда он вырастет порядочным и дисциплинированным человеком. Но, как оказалось, после того как начинается практика, все казавшиеся ранее незыблемыми догмы рассыпаются в прах, не выдерживая встречи с действительностью.

Вот попробуй побудь строгим родителем со своим родным чадом, когда он смотрит на тебя большими преданными глазами, полными слез, и со страхом ждет любого резкого слова. Именно в такие моменты выключается разум и просыпается сердце. Его уже и не сильно-то хочется ругать, напротив, возникает желание крепко обнять, защитить от несправедливости мира и, возможно, через некоторое время немного пожурить. Ну подумаешь, не нравится ему математика! Тебе вот в детстве она тоже не нравилась! Да и не всем же быть вундеркиндами! Главное, чтобы вырос хорошим человеком! А остальное ерунда!

Оглядываясь назад и анализируя прошедшие годы, Изяслав начал осознавать, что был жестким руководителем по отношению к своим подчиненным, но непозволительно мягким отцом для родного сына.

А может, все дело в том, что он крайне редко его видел? Полностью отдавая себя управлению немаленьким государством, Изяслав уделял наследнику слишком мало внимания. Скинул столь важное дело на супругу и штат преданных людей. А может, он в принципе не способен воспитывать детей? Как бы там ни было, это не каждому дано…

В тот день Изяслав немало удивился, услышав просьбу наследника предоставить бойцов воинской гвардии для проведения испытания на ранг «боевира».

По словам Витовта, его новый друг Иван Морозов, выигравший воинский турнир в младшей весовой категории, лично попросил наследника о подобной услуге. Мол, мальчишке захотелось показать свои силы в поединке с элитными воинами, дабы прекратить сплетни о поддельности видеоролика, в котором он, по сути ребенок, успешно сражался с наемниками из лиги убийц.

Доверительные отношения сына и наследника одного из «золотых» родов, который еще недавно считался прервавшимся, правитель только приветствовал. В будущем наследнику империи понадобится поддержка таких людей, а оказанная в детстве услуга будет помниться всю жизнь. Это позже люди становятся циничными и не помнят добра, а в детстве все по-другому. Именно для того, чтобы обеспечить сыну достойную компанию, император принял решение о совместном обучении Витовта с лучшими представителями боярских родов страны.

Поэтому, несмотря на то что благодаря Морозову сам император, вероятно, очень скоро потеряет большие активы, эту просьбу он решил выполнить. А точнее, разрешил ее реализацию.

К тому же именно Изяслав перед одним из приемов во дворце просил сына познакомиться с молодым, еще недавно считавшимся мертвым, гением княжеского рода, известным по нашумевшему видеоролику…

Чуть позже, когда император обратил внимание на состав приемной комиссии, в которой находились его лучшие бойцы рангов «воин» и «боевир», он понял, что что-то пошло не по плану. Некоторые из стоявших на арене бойцов имели более высокий ранг, чем было указано на их кольцах. А в воинской гвардии имелись более слабые бойцы этих же рангов.

Заметив на лице Морозова выражение недовольства, переходящего в злость, и неприятную, мстительную усмешку сына, Изяслав отчетливо осознал, что Витовт его обманул и даже немного подставил. Ведь ситуация в глазах посвященных выглядела так, словно император нарочно все это организовал, дабы мелко отомстить князю Темникову за проигранное пари.

Изяслав искренне желал победы мальчишке, не хотел потерять лицо, выставив против него столь сильных бойцов. Благо парень оказался действительно силен и, к постоянно возраставшему удивлению Изяслава, сумел одержать победу в этом испытании.

Не зря его сейчас считают сильнейшим бойцом молодого поколения. В настоящее время он сильнее всех одногодков, воинов и магов.

Императору пришлось экстренно сглаживать углы и выходить из неприглядной ситуации, сделав заявление, что слава о невероятной силе Ивана Морозова ничуть не преувеличена, а ее демонстрация позволила на практике показать всему миру способности молодых представителей княжеских родов империи. А еще поединок очистил доброе имя победителя, в возможностях которого многие до этого момента сомневались.

Чуть позже он пообещал себе отправить мальчишке специальный документ, подтверждающий присвоение ранга «боевир первой ступени», подписанный главой лиги воинов и им самим. Подобная награда должна изрядно согреть сердце ребенка.

После завершения турнира Изяслав дал указание службе безопасности императора экстренно разобраться в ситуации.

Прочитанный вчера перед сном доклад, переданный секретарем, совершенно не радовал и явно показывал, что в воспитании наследника он все-таки что-то упустил.

Благо, что СБИ славился максимально честными и правдивыми докладами, не допускавшими смещения акцентов. Не важно, кто при этом в определенной ситуации выглядел некрасиво.

Несколько раз перечитав диалог сына с Морозовым, мужчина раздраженно подумал, что Витовт все же заигрался.

Поставленный Морозову ультиматум явно не имел никакой связи с реальностью, он был продиктован детским желанием или скорее прихотью мальчишки, вызванной острым проявлением юношеского максимализма и привычкой наследника повелевать, которая неожиданно для него встретилась с нежеланием Ивана подчиняться. Неудивительно, что, получив столь явный отказ, привыкший к подхалимажу сын почти перестал себя контролировать! Видимо, по его самолюбию сильно ударило то, что есть на свете сверстник, который может сказать ему «нет».

 

«А вообще молодец Морозов. Характер имеется. Он уже показал Витовту, что жизнь не такая простая, как ему кажется, и что не все люди будут выполнять его прихоти только потому, что он правитель или наследник. Теперь Иван просто обязан стать одноклассником Витовта, и его друг – Огнеяр – тоже. Вдвоем им явно будет легче сдерживать дружков сына и отвечать на их нападки.

Хотя, конечно, в идеале необходимо, чтобы у Витовта появились первые настоящие друзья, а возникший конфликт перешел в крепкую дружбу. Но вот как это сделать? Вопрос… Над этим нужно хорошенько поразмыслить…»

Несмотря на досаду, вызванную поступками сына, сама мотивация его действий, напротив, порадовала.

Изяславу было понятно желание наследника самостоятельно решить серьезную проблему, внезапно появившуюся у отца. К тому же он считал, что это в его силах. А значит, ход мыслей Витовта верный, хотя для достижения результата он использовал не тот метод.

Но кто как не родной отец должен указать сыну на сделанные ошибки и направить на правильный путь?

Причина поступков сына заключалась в том, что вместе с представителями элиты страны, расположившейся в императорской ложе на турнире – это были и некоторые министры, и князья, – он стал свидетелем неприятного разговора между князем Темниковым и отцом.

Суть краткого диалога сводилась к тому, что Егор Дмитриевич вспомнил один из прошедших имперских турниров и их давнее пари, в результате которого княжеский род в одно мгновение лишился доли в прибыльной компании.

Изяславу, желавшему в тот момент взять под личный контроль столь ценный ресурс, не составило особого труда заключить пари с хорошо принимавшим тогда на грудь князем Темниковым, который после потери жены пустился во все тяжкие.

Их пари, заключенное в присутствии большого количества представителей знатных родов, ставило в центр вопрос: могут ли сыновья Егора Дмитриевича победить в магическом и воинском этапах имперского турнира в один год?

Георгий и Игнат, успешно выступавшие в тот момент, вполне могли бы заслуженно занять первые места. Так что горящий азартом и уверенный в своем выигрыше Егор Дмитриевич совершенно не сопротивлялся желанию императора запротоколировать их спор.

В конце концов наследник Темниковых – Георгий – уверенно победил в магическом турнире, а вот Игнат после принятых императором превентивных мер не сумел нормально отдохнуть и проиграл, даже не дойдя до финала.

Получив пай княжеского рода, Изяслав выдавил из бизнеса многочисленных мелких акционеров, а после, вложив приличную сумму, произвел модернизацию производства…

И вот теперь, через столько лет, пришедший в себя после гибели супруги Темников неожиданно осознал, как он может все переиграть. Не зря на этом турнире он появился лишь в самый последний момент и предоставил Изяславу документы с оформленным пари.

Формулировка позволяла князю в случае победы его сыновей в этом году получить пай императорской семьи. А если учесть, что в настоящее время это фактически сто процентов компании, в которую недавно вложили большое количество инвестиций, то становилось совсем грустно.

Изяслав мысленно выругался.

«И что теперь делать? Отдавать все Темникову?! Свое детище?! Которому я уделял большое количество личного времени и сил? Производство, приносящее около двух процентов от общего годового дохода империи?! Отдать просто так?! Немыслимо!»

Если бы не представители «золотых» родов, присутствовавшие как при первом, так и при втором разговоре, можно было бы что-то придумать, как-то выкрутиться. Но многие выступили на стороне князя! Старые, облезлые мумии, непонятно каким образом еще державшиеся за этот мир и являвшиеся главами самых влиятельных родов, решили поддержать правомерные претензии Темникова. В подобных ситуациях бояре всегда сплачиваются, желая защитить интересы класса перед императором. А то, не дай Спаситель, в следующий раз правитель обратит свой взор на них.

«Что ж… Я запомнил всех и каждого, – зло подумал Изяслав. – Напомню тем, кто забыл, что против своего правителя открыто не идут. Да и эсбээсовцам надо бы поинтересоваться жизнью княжеского рода Темниковых, а то у них там непонятно что происходит. То нападения на поместье, то воскрешение из мертвых, то покушения, которые заканчиваются смертью наследника рода».

После неожиданной и скоропостижной смерти Георгия прошло уже несколько недель. Длительное расследование, к сожалению, так ни к чему и не привело. Вроде бы и улик было достаточно, и даже какие-то свидетели появились, да только все это пустое, ничего существенного из имеющихся в руках следствия сведений узнать не удалось. Несколько версий отдельных групп специалистов привели в тупик.

Конкретно мной было отмечено два важных момента. Первый – сведения о том, что крушение вертолета произошло из-за взрыва в салоне, а это значит, бомба была заложена заранее, и никто из многочисленных охранников и магов рода ее почему-то не заметил. Вывод один: теперь при передвижении на транспортных средствах необходимо быть еще более внимательным, а также пытаться прислушиваться к своей интуиции. Она меня уже не раз выручала.

А второй момент я отметил после того, как узнал, что у Георгия уже после смерти взяли большое количество анализов. В выводе было написано черным по белому, что брата отравили неизвестным ядом, из-за чего в последние секунды перед гибелью он не смог полноценно воспользоваться своей магической силой.

Это заставляло очень сильно задуматься, что и где я ем. Интуиция нуждалась в серьезной прокачке.

– Жуткая отрава, – поежившись, произнес Руслан, когда я сообщил о своих размышлениях сидящим за столом братьям. – Мы проходили что-то такое по истории, но я не думал, что эта гадость до сих пор существует.

– В мире, где столько сильных магов, в любом случае найдется оружие против них. Многие будут продолжать искать способы для их быстрого устранения, – ответил задумчивый Федот. – Правда, у нас в стране такие опыты запрещены. Но не стоит забывать о соседях, в других странах люди менее ценят одаренных. Тем более если они иностранцы.

– Да что ты говоришь, – скептическим тоном заметил я и усмехнулся. – Такой взрослый, а в сказки веришь. Уверен, и у нас в империи проводятся подобные опыты. Просто не афишируются, так как не одобряются обществом. Да и специальные службы бдят, дабы не позволить какому-то роду разрабатывать подобное оружие. Поэтому если что-то кем-то и делается в частном порядке, то очень аккуратно и осторожно.

А в государственных лабораториях, думаю, этим тоже занимаются, если не более страшными исследованиями. У правителей вообще, кажется, есть пунктик создавать подобные засекреченные объекты. Им же в войне участвовать и региональных противостояниях. По-любому нужно развиваться, а не стоять на месте.

Федот заинтересованно посмотрел на меня, кивнул и тихо сказал:

– Откуда в твоей голове берутся такие циничные мысли?

– Ставлю на государственные лаборатории, – вставил слово Игнат, не дав мне ответить. – Для любого рода, даже «золотого», подобные исследования слишком затратны. Исследования длятся годами, денег требуют много, а результатов могут и не дать.

– А фармакологические корпорации? – в свою очередь уточнил Руслан. – У них же есть большое количество предприятий и свои многочисленные лаборатории. Неужели они тоже ничего не делают?

– Это у них есть, – согласился Игнат. – Но в таких корпорациях обычно большое количество собственников, контролирующих все процессы производства. А в такой обстановке сложно заниматься незаконной деятельностью: тебя в любой момент могут проверить и серьезно наказать.

– Мы отдалились от темы, – через несколько минут заметил Федот. – Нужно выработать общие меры предосторожности. Не хотелось бы потерять еще кого-нибудь.

– А что тут обсуждать? – сразу стал хмурым Игнат. – Нужно беречься вообще от всего и не надеяться только на охрану. Все люди, они вполне могут случайно подвести, даже если будут преданными до мозга костей.

В дверь постучали.

– Иван Егорович, – произнес слуга, появившийся в дверях. – Егор Дмитриевич просит вас зайти к нему.

– Спасибо, – произнес я, посмотрев на часы. – Скоро буду.

– Почему ты говоришь им «спасибо»? – поморщился Игнат, высокомерно посмотрев на меня. – Это ведь всего лишь слуги! Они в любом случае будут выполнять твои приказы, нравишься ты им или нет. Так к чему этот спектакль?

– Ничего не стоит так дешево и не ценится так дорого, как обычная вежливость, – процитировал я услышанную когда-то мудрость и встал. – Пойду к отцу, узнаю, что ему надобно.

Двигаясь к кабинету главы рода, я размышлял над причиной вызова и уже предполагал, что услышу.

«Надеюсь, отец наконец-то разобрался со своими делами и готов разрешить мне поездку в имперский банк для перевода выигрыша на мой счет. Букмекер, конечно, надежный, но сумма выигрыша чрезмерно большая, так что совершенно не хочется ждать. К тому же руки чешутся использовать деньги по назначению, а пока приходится сидеть здесь», – подумал я.

– У меня сегодня был очень интересный разговор с директором имперского банка, и он спрашивал, когда бы ты хотел забрать свой выигрыш? – произнес отец, с любопытством глядя на меня.

– Чем скорее, тем лучше, – ответил я и добавил: – Сумма там приличная, я тебе уже об этом говорил, а некоторые из моих проектов требуют инвестиций.

– Я не знал, что сумма твоего выигрыша настолько велика, – заметил отец. – Сколько ты поставил?

– Пятьдесят тысяч, – улыбнулся я.

– Тогда понятно, – закивал он и скептическим тоном добавил: – А проекты – это твоя мелкая компания программистов? Может, лучше вложишь деньги в нормальное производство, изготавливающее материальные продукты?

– Думаю, человек, который за полгода как минимум в двадцать раз увеличил количество денег на своем счету, сам знает, что ему делать, – нахмурился я, но, увидев, что отец чего-то ждет, сменил гнев на милость. – Или ты предлагаешь мне во что-то вложиться?

Не стоило сомневаться – как только отец обратил внимание на мой сверхвыигрыш, тут же захотел с этого что-нибудь поиметь.

– Есть пара выгодных предложений, – произнес глава рода довольным тоном. – Деньги не должны лежать на счетах мертвым грузом, им необходимо работать и приносить прибыль.

С этими словами он протянул мне несколько папок с какими-то документами.

– Посмотри мои предложения, – произнес он. – Деньги, которые ты потратишь на покупку акций, я вложу в модернизацию производства. После его завершения прибыли увеличатся, и ты получишь ощутимый доход.

– Изучу, – кивнул я, сильно сомневаясь в прибыльности предложенных проектов. – Так, а в банк мы когда поедем? Что ты решил?

Посмотрев на висящий на стене календарь, отец выдержал небольшую паузу и произнес:

– Ориентируйся на первую половину четверга. За это время мы должны не только завершить дела, но и отбыть из банка. Потому как вечером у меня есть важные дела, и потребуется время, чтобы вернуться.

– Неужели нельзя решить вопрос в местном филиале? – нахмурился я.

– Такие вопросы лучше решать в головном офисе. Да и помимо этого мне необходимо разобраться с некоторыми личными вопросами.

«Разобраться со своим профитом от турнира? – вспомнил я разговор старших братьев. – Доля в алюминиевых месторождениях и заводах по переработке сырья, вырванных из зубов императора, это очень хорошо. Становится понятным желание Витовта смутить меня и обеспечить проигрыш».

– Раз мы все решили, – через какое-то время произнес отец, – то до четверга я бы тебя попросил разобраться с теми документами, что лежат на столе. Тогда бы ты успел понять, что тебе действительно интересно, и мы бы сразу заключили необходимые соглашения».

Я кивнул.

«Какой хитрец! – возмутился мысленно. – Мало того что хочет, чтобы я вложил деньги в его отсталые предприятия, так еще и собирается меня в чем-то обмануть! Подобные дела не делаются в спешке! Так обязательно что-то упустишь!»

– А как ты смотришь на то, чтобы после нашего совместного посещения банка я на некоторое время задержался в столице? – несмотря на внутреннее возмущение, спокойно произнес я.

– Отрицательно, – покачал головой отец, тут же посерьезнев. – Недавно я похоронил сына, не хочу делать это еще раз.

Я криво улыбнулся, вспомнив, кто отправил настоящего Ивана на тот свет.

Егор Дмитриевич уловил направление моих мыслей и нахмурился.

 

– Меня ты уже один раз хоронил, – все же произнес я. – Так что этот аргумент не считается.

– Ты можешь воспользоваться одной из своих просьб, – через некоторое время произнес отец. – Я тебе их, кажется, пять задолжал.

– Нормально, – возмутился я. – То есть, если мне просто нужно в столицу, нельзя, а если используя при этом одну из просьб, то все-таки можно? Так не пойдет. Я – остаюсь. Хочешь обеспечить мне бо́льшую безопасность, значит, отправь вместе со мной Федота.

– Вместо одного сына рисковать двумя? – удивился отец.

– А что? – недоуменно пожал я плечами. – Или ты считаешь, что дети останутся в поместье под твоей охраной навсегда? Жизнь продолжается, и рано или поздно всем придется покинуть дом. Сыновья уедут в столицу, а дочери пойдут в школу. Рано или поздно это обязательно произойдет. И я не знаю, когда у Игната закончится терпение и он сбежит самостоятельно.

– Ты прав, но пока мне хотелось бы подстраховаться, – заметил Темников. – Еще раз проверить воинов и магов рода на предмет отсутствия у них сомнительных связей. Провести переподготовку охраны. Удостовериться в безопасности объектов недвижимости и транспортных средств, а уж потом отпускать вас со спокойной совестью.

– Это дело не одного месяца, – с сомнением протянул я. – К тому же мы с тобой все-таки в столицу едем, так что я вынужден настаивать.

– Хорошо, – неожиданно быстро согласился отец. – Но с одним условием…

– Каким? – сразу спросил я, не дав ему выдержать театральную паузу.

– Во все свои поездки за пределы столичного дома ты будешь брать с собой Федота.

«Шпиона приставит, значит, – хмыкнул я. – Что ж, этого следовало ожидать. Но ничего страшного. С Федотом мы вроде сработались. Буду надеяться, что он не доставит много проблем».

– Согласен, – произнес спокойно и, забрав папки, вышел из кабинета.

«Нужно будет сказать Бышковцу, чтобы подготовился к моему приезду. Не знаю, сколько времени отец мне выделит. Но, судя по всему, его будет удручающе мало».

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru