Инициатива наказуема, или Как (не) организовать мероприятие в своем городе

Лев Молот
Инициатива наказуема, или Как (не) организовать мероприятие в своем городе

Глава 13. «Молодежное собрание». Прекращение деятельности

Спустя некоторое время внутри отделения «Молодежного собрания» начался раздор, и произошли колоссальные изменения, повлекшие за собой окончательную смерть немногочисленного молодежного движения в районе.

Елена, девушка честная, прямолинейная и целеустремленная, умела организовать то или иное мероприятие и довести до конца даже самое сложное дело. Не было для нее даже проблемой привлечь необходимые ресурсы. Когда лидером был Николай Кудрявцев, она постоянно предлагала новые проекты, которые позже в основном и вела сама. После того как Николай ушел из движения, работы у нее прибавилось, нервов и терпения потребовалось еще больше. Но, несмотря на это, она не жаловалась и всегда старалась сделать все возможное и невозможное.

К сожалению, наличие различных бюрократических нюансов работы, требования делать те мероприятия, которые были нужны местным властям, а не те, которые были действительно нужны молодежи, необходимость еженедельно сдавать непонятную отчетность и отказы в содействии и помощи со стороны администрации, в конце концов, начали выводить из себя и Лену. С каждым днем она становилась все более нервной, задерганной. А через некоторое время вообще прекратила предлагать креативные идеи и рассказывать свое видение организации молодежных мероприятий.

В конечном итоге, находясь в таком состоянии, она вступила в перепалку с одним парнем в «Вконтакте», который раскритиковал деятельность «Молодежного собрания» и лично ее работу как председателя. Спор был виден всем, так как проходил в комментариях к записи одного из проведенных мероприятий. Тот парень не занимался общественной деятельностью, а судя по записям и фотографиям, размещенным на его странице в социальной сети, не занимался ничем полезным в своей жизни вовсе. Он относился к обычным обывателям, которые только критикуют (и то бестолково) всех и вся. На него вовсе не стоило обращать внимания. «Собака лает – караван идет». Однако Елена сдержаться не смогла и выплеснула на него если не весь, то почти весь запас своего раздражения и гнева, которые накопились за последнее время.

Несмотря на такой поступок, Кирилл выступил целиком и полностью на ее стороне. Потому что знал, как она работала и сколько сделала для местной молодежи. А предел терпения есть у каждого человека, и рано или поздно он заканчивается. Конечно, выражать на публике свои эмоции нельзя. Но кто знает, как поступил бы другой человек на ее месте, после всей той проведенной работы, которую не ценил никто, кроме близких людей рядом?

Алена, та самая, что помогала Кириллу с проведением «Молодецких забав», и имеющая маму, которая являлась и директором ДК, и местным депутатом, на следующий же день была вызвана «на ковер» в администрацию. Как человеку, имеющему наибольшее доверие, на нее возложили ответственную миссию – позорно исключить Елену Кульгину из рядов «Молодежного собрания», забыть все ее заслуги и отвести от нее максимальное количество членов организации. Алена со всей ответственностью прилежного исполнителя приступила к своей задаче. Она поручила своему парню, Олегу Чернышеву, лично встретиться со всеми активистами, чтобы получить у них подписи в знак согласия решения об исключении из «Собрания» Елены. После них Алена намеревалась провести собрание, на котором утвердить новые изменения.

Обо всем этом Кирилл, к счастью, узнал еще до того, как ему позвонил сам Олег.

– Кирилл, привет! Ты уже знаешь, что случилось с Леной?

Парень Алены всегда вызывал у Кирилла легкое презрение. Олег принципиально не работал, повсюду ходил за Аленой, ловил каждое ее слово и выполнял любое ее поручение. «Подобно преданному псу», – как-то подумал про себя Кирилл. А однажды и вовсе услышал от него фразу, которая объяснила все его поведение.

Разговор касался привлечения спонсоров на спортивные мероприятия Кирилла.

– У меня знакомый есть, работающий в известной ресторанной сети. Должность руководящая. Я позвоню ему, может быть, он поможет тебе.

И, помолчав, вдруг мечтательно добавил:

– Вот, парень удачно женился! Был никем, а потом вдруг сразу стал директором в богатой компании.

Кирилл никогда не показывал своего отношения к нему, что наедине, что в компании, и всегда общался с ним вежливо, считая интересы движения выше личных отношений. «В конце концов, каждому свое», – философски думал он.

И вот теперь тот выполнял самую «грязную» работу – подставлял их общую подругу, боевого товарища, в угоду своей низменной мечте – обустроить свою жизнь за счет состоятельной жены.

– Да, знаю, – коротко ответил Кирилл. «Предложит ли он мне то же самое, что предложил всем остальным членам «Собрания», или нет?» – подумал он.

– Мы решили, что ее надо срочно исключить, чтобы она не позорила наше движение. Ты сможешь сегодня встретиться со мной, чтобы поставить подпись…

– Олег, ты что, вообще спятил? – вдруг перебил его Кирилл на полуслове. Сдерживаться уже не хотелось, да и было бы перед кем.

Он подождал немного, но ответа не последовало. В трубке повисло молчание.

– Ты соображаешь хоть, что ты делаешь? Ты разобрался в ситуации? Лена – наш общий друг и соратник. Вспомни, сколько она сделала для города и района, для местной молодежи, для того же «Собрания». Ошибиться может каждый. Зачем ты так предательски, так подло поступаешь у нее за спиной?

Олег обиженно запыхтел в трубку и задал абсолютно идиотский, по мнению Кирилла, вопрос:

– Значит, ты подписывать ничего не будешь?

«Да, умом и сообразительностью ты никогда не отличался», – подумал Кирилл.

– Догадайся, – сказал он и положил трубку.

Беседовать с тем, кто всячески старался выслужиться, мечтая присосаться к кормушке, ничего при этом не делая, было противно. Тем более когда это касалось молодого здорового парня, не обремененного никакими заботами и жизненными проблемами.

Данное событие разделили уже и без того немногочисленную организацию на два фронта. Это было предсказуемо, но все равно грустно. Вчерашние товарищи, которые вместе принимали участие в акциях, ходили друг к другу на дни рождения и праздники, всегда помогали друг другу, теперь разругались между собой.

Конечно, сотрудники администрации не просто так, забавы ради, решили избавиться от активистки. Считалось, что обвинение члена «Молодежного собрания» – это обвинение и местной администрации, так как именно последняя по уставу должна курировать работу молодежи в своем районе. И если активисты «Собрания» не соблюдают рамки приличия, то виноваты не только они, но и представители местной власти.

Однако наказать можно по-разному. Но к чему разбираться или проводить беседы? Елена всего лишь простая активистка, не имеющая связей или больших денег. Пусть и незаурядная особа, стоящая по своей активности, энтузиазму и уму нескольких десятков людей, занимающих официальные посты в местной администрации.

Собрание было назначено через два дня после вынесения неофициального обвинения и приговора Елене. Этого срока должно было хватить, чтобы собрать автографы у всех, кто наивно полагал, что администрация всегда обратит внимание на своих преданных сторонников.

Что ж, в любом случае собрание – дело нужное и правильное. Кирилл считал, что лучше обсудить за общим столом все вопросы, чем решать их за спиной обвиняемого человека. В тот день у него было много дел на работе, и он приехал на встречу с опозданием минут на двадцать.

Встречи «Молодежного собрания» проходили в одном из больших кабинетов (или, точнее, залов) в здании администрации. Все садились за большой круглый стол и, представляя себя депутатами или министрами в свои неполные тридцать лет, решали различные вопросы по организации молодежных мероприятий.

В этот раз Кирилл увидел не всех участников молодежного движения. Видимо, кто-то не пришел принципиально. Елены тоже не было, вместо нее пришел ее парень Стас. «Она заболела», – коротко объяснил он ее отсутствие.

Беседа была в самом разгаре. Хотя нельзя было сказать, что спор был оживленный и участники, будто на дебатах, громко и эмоционально отстаивали свое мнение. Вовсе нет, ничего этого не было. Говорил в основном Стас, защищая свою будущую супругу. Осторожно, подобно хитрой змее, вставляла свои замечания Алена. Сухо констатировал нерадостное будущее для своей карьеры и, попутно, для всех присутствующих работник администрации Алексей, всегда помогающий активистам (по возрасту он был практически их ровесником). И еще пара человек периодически вставляли свои редкие реплики в общую беседу. Остальные же сидели и молчали. По виду и взгляду каждого из них легко можно было догадаться, что это они подписали бумагу, которую к ним подвозил Олег.

Кирилл смотрел на них и не понимал, как можно было так легко предать своих товарищей по первому зову местных властей. Ладно бы им посулили должности, деньги, какие-либо привилегии. Оно и в этом случае являлось бы позорным предательством, но хоть как-то объясняло тогда их поведение. Однако он точно знал, что ни обещано, ни уж тем более ни предоставлено не было и не будет им ничего. Каждый имел лишь свои призрачные мечтания и думал «отличусь сейчас – в будущем мне обязательно зачтется».

Кириллу вдруг стало понятно, что это начало конца. О чем бы сейчас они ни договорились, как бы мирно ни решили проблему, прежней организации уже не будет. Ровно как и сплоченности старого коллектива.

– Я вот смотрю на вас, – сказал он негромко, оглядев еще раз всех. – И не понимаю, что вы вообще делаете.

Все замолчали и непонимающе посмотрели на него.

– В городе, где я провел свое суровое детство, таких людей били без лишних слов. Даже не утруждая себя произносить обвинительные речи. Вы забыли, сколько Лена сделала для молодежного движения нашего района?

– Ты видел, что она писала? – хотела было взять инициативу в свои руки Алена.

– Видел. Но это не стоит того, чтобы так предательски и подло решать за спиной ее судьбу. Вы должны вызвать ее сюда, переговорить с ней. Узнать ее мотивы, что ей руководило. Может быть, у нее душевная травма, ей нужна помощь? Может быть, у нее проблемы с работой? Тебе ведь такое вряд ли понять, – он обратился к ней. – У тебя ведь будущее уже все расписано? Работу искать не нужно, проблем с деньгами нет и не будет. Так ведь?

 

Алена смущенно улыбнулась, не зная, как реагировать. Учитывая, кем были ее родители, это была чистая правда.

– Вы уже заигрались в чиновников и политиков, – продолжал Кирилл. – Причем перенимая самые худшие стороны их профессий. Не нужно этого делать. Завтра вы сделаете ошибку, и вас так же быстро выкинут из «Собрания». Ваши друзья, с которыми вы сегодня ставили подписи за лишение членства Лены, так же спокойно поставят подписи за ваше исключение из молодежного движения. Причем у вас же за спиной и без вашего ведома.

В зале повисло молчание. Это было печально, но из всех присутствующих парней и девушек Кирилла поддерживали взглядами и кивками головы лишь пара человек. Остальные либо отводили глаза, либо малозаметно улыбались, всем своим видом показывая, что все сказанное только что – ерунда, и подобное их никогда не коснется.

Ему стало противно. До такой степени, что находиться дальше уже не было никакого желания. Однако уйти – значит легко оставить свое место и сдаться без боя, позволить предателям делать свое дело. В принципе, шансов было мало, но побороться все же было нужно. Плюс к этому, не хотелось бросать Стаса, который намеревался добиться того, чтобы его девушка хоть и не принимала дальнейшего участия в делах, но номинально пока осталась в рядах членов «Собрания».

Дальнейшие полчаса были заполнены пустыми разговорами. Все предпочитали либо говорить и так понятные вещи, повторяя уже сказанное, либо молчать. Резко выступать, как Кирилл или Стас, не хотел никто. Боялись, что их так же могут потом исключить, не будут звать на мероприятия, не будут с ними общаться. Хотя что они теряли от исключения из «Молодежного собрания», было не понятно. На отношения с администрацией это никак бы не повлияло, местной власти было ровным счетом плевать на каких-то рядовых, ничем не примечательных активистов. Организация никаких привилегий, бонусов или перспектив не давала.

Наверное, страх потери того, на что ставятся надежды, был больше здравого смысла.

В итоге собрание закончилось ничем. Конкретного решения не было принято. Высказаться четко и конкретно все боялись, а Алена еще не обладала лидерскими качествами, чтобы категорично поставить точку и склонить всех к своей воле (или, скорее, к воле ее покровителей).

Это стало началом быстрого конца былой молодежной активности в районе. После собрания прошло около двух или трех месяцев, прежде чем Алене дали официальную работу в местном ДК, и она, параллельно со своими обязанностями, возглавила то, что осталось от «Молодежного собрания» (к тому времени Елена сама вышла из движения). К сожалению, как это часто бывает у детей влиятельных родителей, активности, ума, креатива и лидерских качеств у Алены было не много. Поэтому ни для кого не стало удивительным то, что еще спустя пару месяцев в «Собрании» осталась пара-тройка человек, а мероприятия стали организовываться примерно раз в месяц. Да и те не выходили за рамки помощи местным властям – проведение «субботников» (уборки территории) или шествия на праздничных мероприятиях.

Глава 14. Еще раз про армрестлинг

Турниры по армрестлингу стали хорошей традицией – за три года Кирилл с командой единомышленников провел их целых восемь. После третьего турнира он уже перестал волноваться за его проведение, после четвертого знал все тонкости мероприятия, а после шестого ему даже стало скучно их проводить, так как все начало превращаться в монотонную работу. Даже поиск участников упростился в разы – Кирилл заработал себе хорошую репутацию, известность, разрекламировал страницы в социальных сетях, и часто люди уже сами задавали вопросы, когда будет следующее соревнование.

Все эти турниры впоследствии начали сливаться в одно. Но некоторые особо яркие моменты запомнились особенно хорошо.

Когда начался четвертый турнир, ничто не предвещало беды. Все было, как обычно – сначала регистрация и взвешивание, которое традиционно проводил лично Кирилл. После взвешивания проводилась жеребьевка, затем молодой организатор говорил трехминутную приветственную речь и объявлял о начале турнира. Первыми состязались, как правило, несовершеннолетние участники, затем девушки и женщины и уже потом – парни старше восемнадцати лет и мужчины.

Обычно в начале состязаний Кирилл отходил на некоторое расстояние от места проведения турнира, делая себе перерыв на десять-пятнадцать минут. Занимал время простой прогулкой по территории стадиона или целенаправленным походом в магазин за той же питьевой водой. Подготовка, встреча участников, регистрация, решение организационных вопросов отнимали много времени и сил. А ведь впереди был еще сам турнир, длящийся по времени несколько часов, и награждение победителей. Нужно было не устать к середине мероприятия, чтобы оперативно решать любые вопросы или возникшие форс-мажоры.

В тот раз Кирилл тоже некоторое время понаблюдал за первыми поединками – борьбой юниоров (участников до восемнадцати лет), потом пообщался с теми людьми, которые приезжали уже не первый раз на соревнование. И только было отошел от места проведения турнира, как услышал громкий женский крик, который на мгновение перебил даже громко играющую музыку, доносящуюся из колонок.

Он резко замер, а затем рванул обратно. За те несколько секунд, которые Кирилл буквально долетел до столов, за которыми боролись участники, он уже успел догадаться, что произошло. К сожалению, опасения подтвердились. Рядом с одним из столов, согнувшись, сидела на корточках молодая женщина и неестественно пыталась прижать к себе левую руку. Рядом с ней стояли судья и ее мужчина, приехавший в роли зрителя.

Кирилл помог отвести ее в сторону, подальше от всех, и усадил на ближайшую скамейку. Судья, бывалый борец армрестлинга, попробовал аккуратно повернуть руку.

– Ай, больно! Прекрати! – взвизгнула женщина.

Они с Кириллом обменялись взглядом. Все было понятно без слов.

– Вызывай скорую.

Это было лишнее, Кирилл уже набирал комбинацию из трех цифр на своем телефоне.

Кирилл распорядился продолжить турнир. А в ожидании скорой, как мог, старался поддержать Анастасию – так звали женщину, которая, судя по ее словам, плохо выполнила самую главную часть любой тренировки и уж тем более любого соревнования – подготовительную, то есть банальную разминку.

После случившегося Кирилл еще некоторое время созванивался с ней в течение двух месяцев, морально поддерживал, интересовался самочувствием. От себя отправил ей некоторую сумму денег и объявил сбор денежных средств на своих страницах в социальных сетях, посвященных армрестлингу. Ему было приятно видеть, что любители армрестлинга не бросают своих коллег и стараются помочь им. Многие из участников отправили также ей деньги.

Конечно, окончание истории могло быть очень печальным. Окажись на месте этой Анастасии какая-нибудь неадекватная личность, которая сразу же побежала бы жаловаться в различные инстанции на организатора турнира (из принципа или просто от обиды из-за случившегося), разборки затянулись бы на месяцы, а об организации следующих мероприятий и вовсе пришлось бы забыть.

Но, к счастью, все обошлось.

Крайний турнир по армрестлингу был восьмым по счету. Кирилл никогда не придумывали красивых или грозных названий турнирам, обозначая их просто – I любительский турнир по армрестлингу, II второй любительский турнир по армрестлингу и так далее.

Перед этим восьмым турниром был некоторый перерыв с его стороны по организации спортивных мероприятий в своем районе. Объяснялось это несколькими причинами. Из «Молодежного собрания» ушли все самые честные и достойные участники, прекратив заниматься какой-либо общественной деятельностью. Кирилл по-прежнему не получал никакой поддержки со стороны местных властей, продолжая все мероприятия оплачивать самостоятельно. А потом и вовсе как-то узнал от своих знакомых, что к нему относятся очень подозрительно в администрации, называя его «чересчур активным деятелем, собирающим большое количество уличных спортсменов вокруг себя и постоянно требующим рекламы».

Он действительно всегда собирал много людей на мероприятиях. По всей видимости, администрация проводила какую-то нелепую связь между спортсменами и потенциально возможным от них государственным переворотом. А насчет рекламы – это верно, Кирилл часто просил упоминания если не его имени, то хотя бы имени спортивного движения в местных СМИ. Это всегда помогало приобщить больше людей к занятиям физкультурой и спортом.

Но и здесь местные власти отличились. Отсутствие упоминания объяснялось нежеланием поднимать излишнюю популярность. Почему? Да якобы местные оппозиционеры возмутились бы и подняли шум, почему это других местных жителей рекламируют, а их не упоминают в СМИ, когда они делают какие-нибудь полезные мероприятия.

Вдобавок ко всему этому флаг, который Кирилл со своими единомышленниками придумал и изготовил, вывешивая на каждом своем мероприятии (на нем был изображен нарисованный контур мужчины-спортсмена и ссылка на сообщество в социальной сети), боязливые женщины из администрации назвали «фашистским» (хотя что там было из тематики фашистских движений, было абсолютно не понятно).

Все казалось настолько абсурдным и удивительным, что Кирилл первое время просто отказывался верить подобным сплетням. Но то, что ему перестали звонить из администрации, приглашая его и команду единомышленников на различные городские мероприятия, а также полное прекращение освещения их деятельности в местных СМИ, лишь подтверждало данные слухи.

Это отбивало всякое желание проводить или организовывать какие-либо мероприятия в своем районе. Конечно, вся деятельность была направлена на благо местных жителей, никто не ждал благодарностей от местных чиновников. Но полное равнодушие и отстраненность вызывали неприятие.

Кирилл начинал чувствовать некоторую отчужденность от людей из администрации, даже когда звонил и спрашивал разрешение провести мероприятие на территории городского стадиона. Было такое чувство, что массовые любительские спортивные мероприятия, направленные на агитацию здорового образа жизни, физкультуры и спорта, были нужны только ему одному.

Здесь был риск еще и хорошо подставить себя, например, при внезапных травмах участников соревнований. Администрация при своей отстраненности и равнодушии пальцем не пошевелит, чтобы заступиться за организаторов.

* * *

Примерно в это время некоторые молодые жители района, такие же физкультурники-любители, решили сделать свое, новое спортивное движение. Кирилл был рад, что другие люди также решили делать, подобно ему, хорошие и правильные дела. Но был удивлен, почему их лидер старательно избегал сотрудничества с ним, хоть и добавил его в чат WhatsApp, в котором активисты новой организации планировали и обсуждали тренировки.

А однажды и вовсе открыто показал свое отношение к Кириллу.

Вместе со своим другом и единомышленником Анатолием Котовым Кирилл решил сделать очередную открытую массовую тренировку по уличному фитнесу. Как обычно, он распространил рекламу, где только это было возможно, и заодно отправил ссылку-объявление в чат новой спортивной организации.

Через несколько минут раздался звонок его мобильника.

– Кирилл, привет! А как ты можешь публиковать свои новости в нашей группе? – недовольно спросил один из лидеров организации, Виктор, парень лет двадцати пяти.

– Наверное, потому что группа выступает за бесплатный спорт, как и мы?

– Ты не можешь этого делать. Ты так отберешь у меня моих людей, и все перейдут к тебе. И вообще… Нужно все делать раздельно. Удали сообщение.

Кирилл первое время не мог понять, шутит он, или нет.

– Не понимаю. Вы что, собираетесь получать за свой проект деньги?

– Может быть, не знаю. Но пока удали.

– Зачем удалять? В чем расхождение в наших идеях? Давайте, наоборот, объединять наши усилия, больше людей привлечем к здоровому образу жизни. У нас есть хороший опыт, могу им поделиться.

– Нет… Точно нет, – послышался испуганный голос Виктора. – Просто удали сообщение. В моей группе этого делать нельзя.

– Может быть, администрация запрещает тебе это делать?

Кирилл видел фотографии, что активисты нового движения несколько раз развешивали флаг «Молодежного собрания» на уличных спортивных площадках во время проведения тренировок.

– О чем ты вообще… Нет, конечно. Дело вообще не в этом. Просто удали и больше не размещай подобной информации.

Еще несколько минут Кирилл тщетно пытался понять, в чем причины такого категоричного отказа на его объявление. Но, в конце концов, его нервы не выдержали.

 

– Пока ты гоняешься за славой и боишься, что с тобой не будут общаться в администрации и от тебя уйдут твои единомышленники заниматься фитнесом в другое место, в нашей стране молодежь с младших классов начинают курить и пить алкоголь. Подумай об этом на досуге, пораскинув своими мозгами. И передавай привет администрации!

Кирилл бросил трубку, а затем молча вышел из чата.

Спустя время ему рассказали, что местные власти активно поддержали новый проект, чтобы затмить его спортивное движение. А так как мероприятий Кирилл со своей командой провели много, и каждое из них собирало от ста до ста пятидесяти человек, то Виктор боялся, что поставленную задачу не выполнит, и всячески избегал какого-либо общения с Кириллом. А заодно старался оградить своих друзей и знакомых от него.

Что ж, это было прискорбно, но не было удивительным.

* * *

Спустя некоторое время Кириллу поступил звонок из администрации.

– Здравствуй! – услышал он властный начальственный голос главы администрации. – Вообще зазнался? Не заходишь в гости, не слышно о тебе. Куда пропал?

– Здравствуйте! Рассказать несложно. С какой именно начать причины? – улыбнулся в трубку Кирилл.

– Ладно, прекращай, наслышаны… Лучше зайди к нам, как будет время. Есть разговор.

Разговор вышел до банальности простым. Оказывается, намечались выборы местных депутатов, а за ними, соответственно, должны были выбрать главу администрации. «Но зачем выбирать каких-то незнакомых всем людей, когда уже есть проверенные достойные варианты?» – искренне недоумевали властные мужи из администрации района.

Мероприятия Кирилла как раз должны были быть дополнительным подтверждением того, что в районе все дела идут замечательно. Даже проводимая работа с молодежью.

Вот только для их возобновления оставался по-прежнему один нюанс, который решать никто не хотел.

– Ты же сам знаешь, что бюджет всех мероприятий планируется за год. А мы сейчас договариваемся за месяц.

– Хорошо, – сказал я. – Но тогда на какие деньги я проведу мероприятия? Опять на свои? – в этот момент присутствующие на встрече мужчины во главе с главой администрации поморщились. Слышать об этом им было неприятно.

– Ну, хочешь, мы соберем тебе кубки и медали с наших полок почета, ты отклеишь таблички и наклеишь на них новые. Вот и не придется тратить деньги.

Цинизм властей поражал и не прекращал безгранично удивлять Кирилла. Непонятно было порой, где заканчивается серьезный разговор и начинается шутка, и наоборот. Ему серьезно предлагают старые кубки и медали разного типа и формы?

И все же Кирилл принял решение согласиться (конечно, с отказом от предложения со старыми наградами). Он выдвинул свои условия, а именно – сбор небольших членских взносов на мероприятие, о которых знает только он и местные власти (у него были временные личные трудности с деньгами), и приглашение столько спонсоров на мероприятие, сколько он сможет найти.

Причин согласия было две. Во-первых, он любил свое дело, ему нравилось видеть, что результаты его труда доставляет людям удовольствие и пользу. Во-вторых, как бы это смешно ни звучало даже для него самого, он решил еще раз рискнуть и продолжить сотрудничество с первыми лицами администрации. Возможно, хоть после выборов изменится ситуация, и его деятельность будет поддержана не только равнодушным согласием и предоставлением уличного места для мероприятий. А значит, он сможет сделать намного больше для жителей района.

На предложенные условия все согласились. Но отметили, что в случае каких-либо проверок со стороны проверяющих органов Кирилл берет всю ответственность на себя, так как тот же сбор денег допускался по закону только после специальных разрешений на проведение таких услуг. Кирилл улыбнулся, затем прямо на встрече обозначил ближайшее мероприятие – турнир по армрестлингу – и назначил дату его проведения, до которой оставалось две недели (спешка объяснялась желанием провести до выборов несколько разных мероприятий).

Платного участия в мероприятиях, организованных Кириллом и его командой, до этого времени не было и в помине. Наоборот, актив спортивного движения всегда акцентировал внимание на то, что участие в любительских турнирах и тренировках для всех является бесплатным. Поэтому после опубликованной вместе с афишей о мероприятии информации о членских взносах многие задавались вопросами по поводу подобных нововведений. И хотя Кирилл всячески старался каждому донести информацию, что любое соревнование, проведенное ранее, оплачивалось активом движения самостоятельно, а сейчас ситуация действительно вынужденная, многие все равно не верили в это.

Кирилл хорошо понимал их. Сложно было поверить, что администрация не помогала активистам ничем, кроме предоставления уличной площадки на территории городского стадиона.

Но одновременно с этим он чувствовал совершенно другое, более серьезное отношение участников. Ведь люди, после того, как они оплатят товар или услугу, больше ценят то, что получили, а к бесплатным вещам относятся всегда как к должному, не чувствуя перед собой никаких обязательств.

К тому моменту в администрации стадиона уже не работали некоторые люди, с которыми Кирилл активно взаимодействовал ранее. Например, сменили начальника отдела организации спортивно-массовой работы (в обязанности которого входила организация спортивных мероприятий и привлечение максимального количества жителей для их участия в них). Вместо ответственного и обязательного Владислава, бывшего тренера, еще не достигшего пенсионного возраста, с которым прекрасно ладил Кирилл, пришел другой человек, Владимир Николаевич Фенин. Он был пенсионером, вид имел далеко не спортивный (в отличие от своего, не намного моложе, подтянутого и всегда держащего себя в форме предшественника), характер имел скверный, разговаривал высокомерно (возможно, из-за того, что был давним другом семьи главы администрации). И хотя он высказывал на словах стремление помочь Кириллу, было ясно, что рано или поздно новый человек проявит себя с самой плохой стороны.

Предчувствие Кирилла не обмануло.

В назначенный день, как обычно, за несколько часов до начала мероприятия, организатор приехал на место проведения турнира – территорию стадиона – и сразу направился в здание администрации. Все должно было пройти как обычно – по предварительным договоренностям, до мероприятия ему предоставляли необходимый инвентарь (удлинитель, микрофон с колонками, весы, стол, стулья, а также столы для армрестлинга). В этот раз также были даже обещаны помощники для подготовки к мероприятию.

– А, это ты. Привет, – бодро поздоровался в своем кабинете Владимир Николаевич, лишь ненадолго подняв голову от своих бумаг.

Последовало молчание.

– У меня сегодня спортивный турнир, вы не забыли?

– Да-да, конечно. Бери, что тебе нужно, и проводи свое мероприятие. Ты ведь знаешь, где что лежит?

С такой наглостью Кирилл никогда раньше не сталкивался. Мало того, что он будет выполнять всю работу самостоятельно, так еще на стадии подготовки от него стараются быстрее избавиться.

– Не знаю, – в тон ему ответил молодой организатор. – Кто-нибудь покажет и поможет мне принести все необходимое, так ведь?

Фенин поднял голову и некоторое время молча смотрел на Кирилла.

– Лично у меня нет времени заниматься подобными вещами. Через час должен прийти один из наших футбольных тренеров, он и поможет тебе, если нужна помощь.

– Через час? – удивился организатор. – А договоренности ранее вас не касаются? – спросил Кирилл, намекая на разговор с главой администрации, где Фенин также присутствовал.

Владимир Николаевич изменился в лице.

– Касается. Но у меня сейчас нет времени, ты это понимаешь?

Кирилл вышел, хлопнув дверью. Спорить сейчас – себе дороже, через час-полтора уже должны были подъехать первые участники турнира.

Рейтинг@Mail.ru