Орканутый. Том 1

Дмитрий Ра
Орканутый. Том 1

Глава 1. Три отверстия

Ну я и дал ему в морду!

А нефиг было меня задирать! Но об этом чуть позже.

Таких, как я, иногда называют «школота». Но я – не самая обычная школота. Во мне почти два метра роста и целых семьдесят килограмм веса. И еще я с брекетами. Моя улыбка очаровывает всех. Кто-то считает меня неудачником, а кто-то – гением-вундервафлей. Привет, мама и бабушка.

А еще я зануда. В какой-то момент я посчитал, что мне не идет пушок на лице. Пусть одноклассники носят густую и брутальную бороду. Потом я понял, что мне не идут мышцы, деньги и девочки.

С гордо поднятой головой я хожу по школьным коридорам, огрызаюсь на издевки и иногда получаю по морде. Не то чтобы я был слабаком, нет. Я тоже иногда бью в ответ, но… Почему-то всегда оказываюсь неправым. Я же задира, грубиян и хулиган. Так мне говорят.

Помню, как я танцевал с первой авторитеткой школы на «чаепитии». А на следующий день с ней разругался. Она позвала бородатых дружков-амбалов, и те защищали ее честь. А всего-то назвал её овцой, потому что она стала меня троллить. Я долго терпел. Честно. Но не это важно. Мне тогда набили морду. Было больно. На следующий день ходил с фингалом, и никто не посчитал нужным посочувствовать. Даже учителя смотрели на меня взглядом «опять нарвался».

Ну вот я и представился. А теперь возвратимся в реальность.

Сегодня я решил причесаться. Зализал отросшие до плеч волосы и стал похож на мохнатое яйцо. Жирный кабан из младших классов снисходительно посмотрел на меня, ткнул пальцем. Компашка, сопровождающая его, весело заржала. А я – школота чувствительная, раскраснелся как рак, стал нервничать. Обычно я первым не бью. Мне казалось, что это удел идиотов. Вот и сейчас, сомкнув железные зубы, я гордо прошел мимо. До конца уроков меня бомбило, но я стоически терпел.

Не знаю, почему меня перемкнуло на следующий день. Я шел после уроков со своим другом-меланхоликом. Он единственный, кто мог терпеть мой гундёж и занудство. Точнее, ему было просто пофиг. Вот и дружили. Мимо нас проходил тот самый амбал, решивший вчера развлечься за мой счет.

Ну раз уж меня считают таким плохишом, то надо соответствовать. Со мной-то же так часто делали. Хотя до этого я никогда не бил первым.

Бам!

Я вмазал ему со всей силы своих длинных и костлявых рук. Неизвестно, кто пошатнулся сильнее – он или я. Но вырубить, как в боевиках, не получилось. Он даже не упал. Картина, как я гордо прощаю своего недруга, на коленях умоляющего о пощаде, мгновенно улетучилась из головы.

– Ты охерел, гнида! – выпучил он на меня свои шары.

– Нехер было вылупаться! – ответил я и сбросил с плеч почти пустой рюкзак.

В одиннадцатом классе на все предметы таскаешь с собой одну тетрадь. Учебники? Они же есть у соседа по парте. Кстати, мне восемнадцать. Да, я поздно пошел в школу. И вмазал я несовершеннолетнему ребенку.

Дальше у нас как-то не заладилось. Единственной усладой для меня стало удивление в его глазах. Ну да, конечно. Как так-то? ОН да МЕНЯ ударил. Неслыханно!

Его ответный удар был ощутимым. А ведь он почти промазал. По обтекаемым ветром жилистым костям попасть не так-то просто. Было неудобно драться в куртке. Я специально выбирал пуховики пошире – в них выгляжу грознее. Единственный плюс зимы.

Второй удар пришелся прямо в морду. Блин, обычно всё так быстро не заканчивается. Надо же было пропустить апперкот. Вот тебе и допрыгался. Проявил, называется, хулиганскую натуру.

Ну ничего, бывает. Меня и раньше вырубали, так что нестрашно. Это как заснуть и проснуться с зудящей болью в голове и в жопе. Ой, ладно, в жопе, слава богам, обычно не зудело. А все остальное, как говорила знаменитая в свое время телеведущая Елена Малышева, это норма.

НИХРЕНА ЭТО НЕ НОРМА!

– За орду!!! – орали тысячи глоток.

Я лежал в мутной жиже. Во рту чувствовался отвратный глинистый привкус. Тело онемело, и я мог только безумно вращать глазными яблоками.

Первые минуты я ничего не понимал: шум, крик, взрывы, грохот… Я смотрел в небо, боясь пошевелиться. В голове мелькнули кадры из старых советских фильмов о Второй мировой. Ну всё, пиздец какой удачливый я «попаданец».

Я стал апатично втыкать в звезды на ночном небе. Все равно подыхать. Никогда не видел таких звезд. Яркие, как костры. А луна! Две луны! Голубая и розовая!

Я не на Земле!

Сердце застучало по ребрам, отдаваясь в кадыке, но ступор понемногу отступал. Поняв, что нахожусь не в аду и меня не собираются пытать черти за хулиганство в последнюю минуту своей тупой жизни, я заставил себя сосредоточиться на происходящем.

Итак, я лежу на спине. Судя по всему, в небольшом кратере. По стенкам стекает грязная вода, которая уже затопила половину моего тела и добралась до рта, не давая его открыть.

– Какфого фуя, – пробулькал я.

Вода поднималась. Еще немного, и я захлебнусь. Может, тогда и проснусь. Штырит меня знатно. Мне и раньше снились реалистичные «попаданческие» сны, но этот побил все рекорды. Можно проснуться, а? Клянусь, что не буду больше смотреть порно-пародии на Скарлетт Йоханссон!

А потом пришла боль.

И понимание, что это не сон. Я скрежетнул зубами. Нога под водой болела так, словно к ней прижали раскаленный прут. Попытался пошевелить. Получилось с трудом, но, оперевшись на руки, я с кряхтением уселся.

Оперевшись. На. Руки.

РУКИ!!! Огромные серо-зеленые лапищи с каменными мозолями и зазубренными ногтями. Каждый палец толщиной с кабачок. Тяжело дыша и шипя от боли, я рассмотрел свое тело. Зеленое, мускулистое, в рваных шрамах и рубцах. Я был огромным, как медведь. Метра три, не меньше.

С диким ревом в кратер залетело существо, напоминающее зеленого Николая Валуева, только с волосами. Черная густая коса обмотана вокруг шеи. Огромные клыки торчат из выпирающей нижней челюсти. В носу – кольцо.

Черт! Оно меня сейчас сожрет! Инстинктивно прикрыл лицо ладонями.

– Трайл! – взревело существо. – Чего разлегся? Вперед!

Оно схватило меня за локоть огромной лапищей и потянуло. Я басисто заорал от боли.

– Чо?!

– Н-нога… – выдавил я из себя.

– Чо нога?! Где твой топор?!

Что-то разорвалось совсем рядом, осыпая нас землей. В ушах загудело, словно от контузии, а под задом стало тверже от отложенных кирпичей.

Зеленое существо не удосужилось даже пригнуться.

– Проклятые маги! Прячутся за мертвым камнем! Трайл, держи!

 Оно швырнуло мне на грудь длинный зазубренный тесак. Я дернулся и ошарашенно посмотрел на придурка. Мог же насквозь меня проткнуть. Кто так оружие-то передает? Хорошо, что вода смягчила падение.

– Тебе повезло, дармак! Режь ногу и в бой! Предки позволили умереть тебе сегодня с честью, а не в грязи!

С ревом дикого кабана оно метнулось в сторону и стало карабкаться по стенке воронки. На самом краю существо снова взревело и, как горилла, стукнуло себя кулаком в грудь.

Что-то яркое ослепило меня.

Зеленый Валуев вспыхнул ярким пламенем. Продолжая орать от боевого экстаза и боли, он вскинул руку, и… его разорвало в клочья. Ошметки мяса и костей разлетелись во все стороны. Нижняя часть тела сползла обратно в кратер, цепляясь кишками за осколки камней и окрашивая воду в розоватый цвет.

К горлу подступила тошнота. Никогда не видел такой жести. Одно дело – в интернете и кино, но совсем другое – принимать холодную ванную с потрохами. Это окончательно вернуло меня в новую реальность. О том, какой я попаданец, буду думать потом. Черт! Сколько раз я мечтал оказаться в теле красивого эльфа. Охмурять девочек каким-нибудь герцогом и строить интриги против всего мира! Домечтался!

Я дернулся, пытаясь освободиться, и зашипел от боли. Трясущимися кабачками стал нащупывать скрытые под водой конечности. Огромный валун вдавил ногу в размякший грунт.

Очередной взрыв ударил по барабанным перепонкам. Ёбушкины маги! Возьмите оружие, и хватит прятаться за мертвым камнем! Я попытался приподнять валун. Мышцы на руках вздулись так, что я стал переживать, не лопнут ли они. Не получилось. Тогда я взял огромный тесак и соорудил своего рода рычаг. Навалился на него всем телом и, натужно кряхтя, приподнял камень. С чавкающим звуком вытащил из жижи больную ногу.

 Содрав помятый шипованный наколенник, быстро осмотрел конечность. Похоже, не всё так плохо, как рисовало паникующее воображение. Камень вдавил ногу в мягкий грунт, и я отделался малой кровью. Подранная зеленая шкура и чуток крови. Зеленый придурок, которого я могу назвать только орком, хотел, чтобы я отрезал себе ногу из-за ЭТОГО?!

 Ну и где я, черт побери?! Перевернувшись на живот, я пополз к краю кратера. Выскакивать с криками «За орду!!!» в мои планы не входило. Взобравшись, осмотрелся. Сказать, что от увиденного я охренел – ничего не сказать. Впереди, до самых небес, высились крепостные стены. Массивные, черные, страшные.

 Я завертел головой. Вокруг настоящий хаос! Стихии перемешались в одну разноцветную кашу, в нос ударил запах дыма и вкусно поджаренного мяса. Что за кулинария посреди поля боя, я сообразил, увидев в нескольких метрах от меня обугленное зеленоватое тело. Живот свело, но блевать я себе запретил усилием воли.

Со всех стороны к стене неслись сотни орков. Неслись и умирали под градом стрел, огненных шаров и сверкающих молний.

– Долбоорки, – пробасил я чужим голосом и от него же вздрогнул.

Что-то заскрежетало. Я обернулся и увидел горящую башню. Хотя нет, это не башня, а осадное орудие из костей тираннозавра, склеенное лошадиным говном. По-другому это устройство мне не описать. Но такое точно соорудили орки, отрезающие себе ноги из-за заусенца на пальце. Огонь охватил всю эту конструкцию, намеривающую развалиться в любом момент.

ВЗРЫВ!

 Очередная молния ударила прямо передо мной. С испугу я выругался матом. Меня заметили?!

 

Красноречивым ответом стал арбалетный болт, вонзившийся рядом с моей мордой. Быстро перебирая лапищами и кувыркаясь через жопу набекрень, я скатился на дно кратера.

Нужно бежать. И бежать быстрее! Но как? Куда? Вылезу из кратера и стану вкуснопахнущим шашлыком из орчатины… Додумать мне не дали: с неба полило. Нет, не дождь, даже не ливень, а словно сотня труб прорвалась одновременно. Меня топили. Наверное, увидели, что я спрятался, и решили утопить в яме. Лишь бы только молнией не жахнули. Иначе конец!

Какого черта?! Я никому ничего не сделал, а меня пытаются убить! Могли бы и догадаться, что я – простой попаданец! Подтрунивая над самим собой, я стал злиться, заставляя голову соображать. Дурацкая черта. Часто бешусь без особого повода. Вот и сейчас – меня всего-то убивают. Но моя фишка в том, что, психуя, я быстрее думаю.

 Казалось, прошел целый час или всего одна минута, когда на ум пришел гениальный план.

– За орду!!! – с безумным криком выпрыгнул я из кратера.

Прежде чем обороняющиеся успели что-то сообразить, я плюхнулся пузом в грязь, прикидываясь мертвым. Сердце отбивало такой ритм, что если бы не звуки боя, то можно было бы отплясывать чечетку.

Пронесло. Я достаточно переиграл в игры и начитался книг, чтобы понять: орки – полные психи и не прикидываются мертвыми. И совсем недавно мой разорванный в клочья зеленый «собрат» это подтвердил.

Нервы зашкаливали так, что тело отказалось двигаться. Чтобы как-то успокоиться, стал напевать:

– Я дохлый-дохлый-дохлый, мне вовсе не трындец…

Осторожно перебирая лапищами, я пополз по полю боя туда, где успел заметить густые леса. Не знаю, откуда я это знаю, но там запад. Несколько стрел со свистом воткнулись в метре от меня. Твою ж!..

Я замер, стараясь не дышать. Говорят, не дышать всегда помогает. Полежал несколько минут. Пополз дальше.

Орки мелькали то там, то сям. Безумные и дикие, они неслись навстречу своей смерти. Никакой организованности, просто живое пушечное мясо. Один говнюк наступил мне на спину. И где уважение к мертвым собратьям, а?! Обматерить орка я не успел: тот умер через секунду, пронзенный тремя арбалетными болтами, упал в метре от меня. Я округлил глаза тарелками, стал загребать руками интенсивнее.

– Я дохлый-дохлый-дохлый, мне вовсе не кабздец…

Казалось, прошло несколько часов, прежде чем я добрался до первых деревьев. Марш-бросок на пузе дался довольно легко, я даже не вспотел. Сил в этом теле точно больше, чем мозгов. В своем мире я стометровку не мог пробежать, не запыхавшись.

Пару минут я просто приходил в себя. Дышал, пыхтел, плевался, шепотом матерился. Заставить себя соображать после такой жести оказалось непросто.

– Статус, – брякнул я первое попавшее в голову.

Ничего не произошло. Неужели ЛитРПГ отменяется? Перепробовав еще с десяток типовых слов для вызова своих характеристик или интерфейса с заданиями, я убедился, что попал не туда. Я – орк. Зеленый и уродливый. В мире, где есть магия.

– Фаербол, – взмахнул я мясистой рукой, но снова ничего не произошло. Стоило ожидать. Это совсем уж старый век.

Ясно. И что у меня есть кроме силы, выносливости и огромных размеров? Я инстинктивно заглянул себе в драные штаны, разглядывая один из самых опаснейших инструментов всех попаданцев. Невольно присвистнул. Такой бандурой только убивать, а не эльфийских принцесс удовлетворять. Сантиметров под тридцать в висячем состоянии. Дали бы мне такой агрегат в моем мире… И что бы тогда? Была бы у меня третья нога? Кстати, запашок из штанов знатный. Гигиеной этот орк явно не страдал. Да и обрить бы этого ежа не помешало.

Какого хрена я об этом думаю? Мне больше заняться нечем?

Подняв свои пудовые ягодицы легким движением, я первым делом направился к ближайшему водоему. Благо, кратеров с водой здесь много. Это явно не первая осада. В тусклом свете луны я глянул на своё отражение и, взвизгнув, шмякнулся на задницу.

– Не, мне показалось, – тяжело дыша, произнес я. – Не может такого быть.

Решил убедиться в этом наверняка. На четвереньках осторожно подполз к водоему.

– Ёбушки-воробушки…

А Валуев-то, оказывается, еще красавчик. Рожа моя – это зеленое месиво из шрамов, безвкусных татуировок и пирсинга. Два сколотых клыка, драная верхняя губа, отсутствующее ухо и вмятый в череп нос-картошка с вздернутыми ноздрями, из которых торчали кудрявые пучки волос. Костяная серьга, кольцо в правой брови. Изюминкой оказалось выражение лица а’ля «Я тупой и сильный долбоёб». И как бы я ни кривлялся перед отражением, умнее на вид не становился. М-да, большим хером такое не компенсировать. Мне разве что потасканная кобыла не откажет, и то потом возмещение за моральный ущерб затребует.

Мои размышления о лошадях прервал басистый голос:

– Сюда тащить!

И второй, пописклявее:

– По очереди или вместе? Я – рот. А ты по-черному заходить.

 Спрятавшись за ближайшим деревом, я стал вглядываться в происходящее. Двое орков ненамного симпатичнее меня волокли серокожую девушку с длиннющими ушами. Мёртвую, либо без сознания. Выгрузка из геймерской башки дала понять, что это – тёмная эльфийка. Так вот, значит, кого орки осаждают.

Изо рта воительницы текла струйка розовой слюны. Белоснежные волосы подметали землю. Полуобнаженное тело едва покрывала легкая броня. Бронелифчик задрался, оголяя упругую грудь третьего размера, которую очень грубо мял один из орков. Второй насильник сорвал с девушки нижнюю часть брони и сунул ей руку между ног, остервенело натирая огромным пальцем нежные эльфийские места. И всё это на ходу.

Я сглотнул подступивший ком. Несложно представить, что они сделают дальше. Хотя ситуация понятна. Я, конечно, сочувствую красотке, но война есть война. Тут за каждым кустом кто-нибудь кого-нибудь да трахает по праву сильного. Я в рыцари не записывался, и сдохнуть в первый день попаданства в мои планы не входило.

Блин, а девка-то красивая. Спаси такую – наверное, отблагодарит соответственно. Хотя эльфы народ гордый, оркам обычно на дают… Так, стоп. Похоже, я стал думать не той головой. Валим отсюда, пока меня не заметили. Прости, красотка, но с двумя мутантами я так сразу связываться не собираюсь. Тем более мы с ними – одной зеленой крови, и если бы мне по пути попалась похожая на тебя стервозина, желающая меня убить, мой огромный дружок вряд ли отказался бы от…

Ветка под ногами предательски хрустнула. А вот не надо было херню думать…

– Кто там?! – гаркнул в мою сторону орк, запихивающий в глотку эльфийки жирный мизинец.

Твою маму поперек! Ну все, теперь и меня трахнут.

Я показался из-за дерева.

– Свои! Мимо проходил и…

– А, Трайл! – отозвался другой орк, мусоля свои пальцы. Видать, насухую в эльфийку продвинуться не получилось. – Подходи, дармак. Тут как раз есть еще одна дырка.

Глава 2. Оракул соития

Вот это я попал. Из огня да в задницу. Только вылез из одной дыры, как мне предлагают залезть в другую. И не то чтобы я был против… В своей бурной фантазии я не раз насиловал разных фэнтэзийных тварей. Но только я считаю себя адекватным извращенцем. Одно дело – брыкающаяся фурия на мониторе и совсем другое – драть полуобморочное существо в компании двух уродов. Или трех, считая меня.

Я замялся, лихорадочно соображая:

– Э-э-э…

– А-а-а?! – гаркнул орк, поглядывая на меня и на сиськи эльфийки одновременно. – Чо-о э-э-э?

Вот ведь даун перекаченный. Видимо, «неуверенность» и «задумчивость» – не орочьи черты. Понял, меняем линию поведения.

Я рыгнул и, погладив живот, произнес:

– Хорошо пошло!

Орки переглянулись.

– Чо?

– Через левое плечо, – рискнул я, визжа про себя писклявой девочкой.

Сейчас как обидятся на меня и вызовут на орочью дуэль. Придется убегать. Буду нестись по лесу, махать руками и верещать. А что еще делать? Они пиздец страшные. Я, конечно, никогда не был трусом, но, видимо, настало время исключений.

– А? – разинул рот орк, полностью переключившись с эльфийского ротика на меня.

Мама, хочу домой…

Я заозирался в поисках путей отступления. Страх скручивал мне кишки, но дурной характер не хотел сдаваться.

– Чо «а»? – рыкнул я и начал нести всякую чушь: – Говорю, пошло хорошо. Там нашел одного, сожрал его сердце. Вот, в пылу сражения отошел отлить.

Я идиот. Полный кретин. Когда нервничаю, не могу держать язык за зубами. Всегда так было. Поэтому по морде и получал. Блин, разве в новом мире не должно что-то меняться? Где мой скилл дипломатии, харизмы и красноречия? На худой конец пригодится умение разговаривать с животными. Эти дебилы вроде подходят.

– Статус, блять! – харкнул я очередную дичь.

Ага, как же.

Второй орк отвлекся от девушки. Удивленно оскалился, с трудом выговорил:

– Он башка расшиб, Гхыл. Смотри, кровь сколько.

Я потянулся рукой к голове. Ясно. Камикадзе, предлагавший отрезать ноги, измазал меня в своей крови. Разорвало его тогда знатно. А я даже не обратил внимания, пребывая в шоке от своей красоты.

Гхыл, уже тянувшийся к своему огромному тесаку, замер. Гадство! А я свое оружие оставил в кратере. Он был слишком большим – ползти с таким на брюхе было бы тяжело. Особенно незаметно.

– Слышал?! Он меня назвал статусом! Эльфийская брань!

– Дармак расшибить место душ, – покачал головой второй орк. – Рана голова нужно принять. Нельзя больше бить.

– Рана голова! – обрадовался я. – Рана голова! Душа туда-сюда. Плохо совсем.

Для убедительности я улыбнулся олигофреном и пустил слюну.

– Вот как, – расслабился Гхыл. – Значит дармак повредил душу? Вождь будет недоволен. Старший сын станет позором.

Моя челюсть отвисла. Так, стоп. Я только что поймал первую плюшку от этого мира и сразу же ее профукал. Я – сын вождя? Наследник? А-а-а! Нет «рана голова», нет! Орки донесут обо мне папочке!

– Ну, в принципе не такая уж там и рана, – напрягся я. – Смотрите.

Я сунул ладонь в густую гриву и вытащил обратно, показывая ее оркам.

– О-о-о! – ахнули те.

Сатанинское вымя! Рука была не то что в крови! В ней застряли куски внутренностей, костей и чего-то белого, похожего на мозги.

– Хорошая рана, – кивнул орк и оскалился в улыбке. – Теперь Трайл стать хранителем очага. Стать шаманом. Но вождь не обрадуется.

Я начал злиться. Меня опять ущемляют в законных правах? Меня, Трайла и какого-то там дармака, хотят лишить права на власть? Я – старший сын! Я здесь самая яркая звезда! Я целый час воевал с эльфами, получил страшную рану, бесстрашно рвался в бой, а меня за просто так списывают со счетов! Это я-то – хранитель очага?!

– Вы про девку не забыли, дураки? – не сдержался я, но сразу опомнился: – То есть дармаки.

В голове всплыла инфа, что это значит «друг» на орочьем наречье. Странно, но язык орков я знал очень плохо и разговаривали мы не на нём…

Все это время эльфийка лежала на земле, ожидая внимания со стороны орков. Они еще не успели ее оприходовать, но вид у нее все равно был не очень. От легких доспехов остались одни лохмотья, руки-ноги раскинуты во все стороны. Глянув ей между ног, я невольно сглотнул и содрогнулся одновременно. И как в это аккуратное… э-э-э место можно запихнуть то, что у меня болтается между ног? Это же насильственная смерть в самом буквальном смысле.

– О, точно! – гыкнул Гхыл. – И ты давай, битая голова. Втроем всегда веселее. Страшновата баба, конечно, но другой нет.

Это кто тут страшноватая? Да она будто с подиума сошла, утерев нос поколениям мисс Вселенных нашего мира! Вы гляньте на эти широкие бедра, длиннющие ноги и тончайшую талию! Вы кого там в своем ауле трахать привыкли-то?

Я напряженно кашлянул:

– Думаешь? А от нее что-нибудь на потом останется?

Орки переглянулись в безмолвном «точно рана голова».

– Не остаться, – пожал плечами орк, жующий слова, словно старый харчевник листья табака. – Порвется немного. Эльфы маленький дырки. Наш дылда только наш женщина может. Но наш женщина с дыра глубокий как колодец. Даже провалиться можно.

Усилием воли я придержал воображение о страшном колодце орочьих дев. Свалить бы отсюда, но, чувствую, что если сделаю это, буду сильно жалеть. Нужно хотя бы попробовать исправить ситуэйшн, иначе орки сдадут меня папочке. А там может случиться еще хуже. Объявят меня предателем, трусом, вышлют охотников. Короче, опасно. Так что берём булки в руки и…

Мой трон, моя власть, моя прелесть!

Голова стала искать пути разруливания. Но, как всегда, через жопу.

– Вы не так ее рвете, – профессорски заявил восемнадцатилетний школьник, гуру любовных отношений. – Я узрел истину, получив «рана голова». Хотите научу истинной любви?

– Ч-о-о? – опешили оба орка.

Я вздохнул.

– Научу пихать дрын в дырку!

– Мы уметь, дармак!

 

– Нихера ты не уметь! – возмутился я. – Тут надо с умом. Мне открылась истина древних предков. Дух звезд и леса нашептал мне великую тайну ёбли.

«А-а-а-а! Просто остановись! Стой, хватит! Заткнись, рана голова!» – визжал мой школьник, обезумевший от происходящей вокруг нереальности.

Это кажется смешным, если бы не было так очково. Я здесь всего ничего, а уже влип по полной. Я урод с «рана голова», измазанный кишками, заставший в лесу траходром из орков и эльфиек и на грани лишения единственных плюшек – анальной девственности и наследия великого царства. Именно в такой последовательности.

Орки переглянулись.

– Оракул слияния? – восторженно спросил у своего зеленого друга Гхыл.

– Предсказаний сбыться?

Я не удержался и закатил глаза. Ничего более трэшовее не слышал.

– Надо проверить, – кивнул Гхыл.

– Смотреть слияние… да…

– Что вы несете, долбоёбы? – психанул я, осмелев от того, что они все равно меня не понимают.

– Кто?

Я ненадолго задумался и, собравшись с духом, стал нагонять туман:

– Долбоёбы – это последователи великого оракула. Их души переплетены нитями судьбы с источником божественного соития. Вы – избранные.

– О-о-о-о! – выдохнули мои последователи.

Факт под номером один: орки тупые. Я – первый умный орк. Хороший факт. Интересно, они все как эта парочка? Или эти истуканы – отбросы зеленого общества? Расслабляться не стоит. Если вспомнить, то орк, части которого запутались в моих волосах, разговаривал складно и не казался камушком. Хоть и поступил как идиот-суицидальник.

Я многозначительно посмотрел на зеленых горилл.

– Для великого соития вы должны полностью оголиться.

– Ог-го… чо-о? – вылупил глаза Гхыл.

– Разденься, воин, – слегка преклонил я голову. – Отложи оружие в сторону. Мы начнем обряд посвящения тебя в ряды долбоёбов.

Орки подчинились. В их глазах горел фанатичный огонь. Кто бы ты ни был, о великий посылатель меня в этот мир, спасибо тебе. Это крутой подарок – попасть в мир идиотов. А с другой стороны, орков можно понять. Я действительно отличаюсь, и они это видят. Кто знает, как бы я отреагировал, повстречав человека, изрекающего великую мудрость и умножающего в уме миллионы на миллиарды. Может, как и эти орки, встал бы для него в позу поудобнее. Бу-э-э, дерьмовая у меня фантазия.

Картина передо мной открылась не очень. Две горы, не симпатичнее меня самого, стояли голыми посреди темного леса. Огромным усилием воли я пытался отвести взгляд от качающихся между ногами, будто маятники, дрынов, что доставали им до колен. Очухавшись от гипнотических покачиваний, сглотнул и изрек:

– Итак, посвящение начинается. Исполняйте волю оракула, будущие долбоёбы. Приведите в порядок эльфийскую деву.

– Это мы можем, – обрадовался Гхыл, жадно набросившись на девушку.

 Не так поняв мой приказ, идиот поднял красотку за ноги так, словно она ничего не весила. Широко раздвинул ей ноги. Меня знатно перетряхнуло от такого обращения. Не нравится мне их подход к изнасилованию. Не так это дела… Кх-м.

– Стой! – подскочил я к орку. – А ну опусти!

Я лишь слегка коснулся нежной кожи девушки.

Мир потемнел.

Потом сверкнуло.

Я не понял, что произошло. Я висел вниз головой.

А передо мной…

Я визжал так, как не визжал никогда в своей жизни. Первое, что я понял: у меня женский голос. Второе: я стал темной эльфийкой без штанов. Третье: перед моими глазами АНАКОНДА. Зеленая бандура Гхыла перестала быть безжизненной и медленно увеличивалась в размерах. Тварь подбиралась ближе, намереваясь уничтожить душу невинного школьника и низвергнуть мою психику в пучины местного ада.

Я инстинктивно вмазал кулачком по круглой морде анаконды. Гхыл взвыл и, отпустив мои серокожие ножки, скрючился на земле, прижимая ладони к паху. Я сильно ударился головой, но быстро сообразил и вскочил на ноги.

– А-а-а! – не мог я никак успокоиться: перед глазами маячил образ подползающего к моему рту уродства. – Я проклят! А-а-а-а! За что?!!

Гхыл корчился на земле. Другой орк еще не вышел из ступора, переваривая происходящее. А моё предыдущее тело лежало на земле и дрыхло. Какого черта происходит?!

Ситуация продлилась дольше адекватного. Тупили все, в том числе и я. Гхыл кряхтел, второй недодолбоёб пускал слюну, пытаясь думать, что делать, а я просто верещал на весь лес…

Да, верещал. И не виню себя за это. Я и так пережил стресса на целую жизнь. Стал попаданцем, чуть не помер, превратился в бабу с голой жопой посреди леса и в окружении трех мутантов из «Фоллаута».

Надо отдать должное орку, он стал соображать, зашевелился. И этим вывел меня из ступора. Пришло осознание моего будущего, если я не выйду победителем из этой ситуации. Меня прижмут к дереву двое… или уже трое… и… Ах-ха-ха! Воображение, остановись!

Я сорвался к месту, где орки сложили свое оружие и скудную броню. Зеленый находился ближе, но эльфийские ноги гепардом рассекали воздух. Кинжал с серебряной рукоятью я заприметил с самого начала.

Орк успел только нагнуться за своим топором, как я черканул ему по сухожилиям на ноге. Он зарычал, упал на колено, но за оружие все же успел ухватиться.

Удар! Я выгнулся спиной назад, как гимнаст олимпиады. Лезвие топора черкануло в сантиметре от носа. Я оперся руками о землю и, сделав обратное сальто, оказался перед Гхылом, закатившим глаза то ли в экстазе, то ли от боли. Плавное и грациозное движение запястьем, и кинжал перерезал ему глотку. Кровь фонтаном брызнула из артерий, окрашивая меня в багровые цвета.

Главное – шевелиться! Или я успею сообразить, что только что натворил! А-а-а!!!

Оставшийся орк взревел и поднялся на здоровую ногу. Я метнул кинжал, целясь в шею. В полумраке выбились искры: противник успел прикрыться топором. Теперь я остался без оружия. Ну ничего, ведь я – молниеносная эльфийка, и что мне голый орк-подранок. Сейчас…

Снова темнота.

Я открыл глаза. Вижу кроны деревьев и звезды. Твою ж муть! Я вернулся в «своё» тело. Что за перепопаданство здесь происходит?!

На этот раз я соображал быстрее. Эльфийка все еще стояла на ногах, но через мгновение мешком с картошкой свалилась на землю рядом со мной и сдохнувшим Гхылом. Второй зеленый прыгал на одной ноге неподалеку рядом с оружием.

– Магия! – заорал я, резко поднимаясь. Бедный орк аж вздрогнул от неожиданности. – Эльфийская магия! Но я подавил ее своей силой!

– Трайл! – взревел орк, подпрыгивая ближе. – Ты жить! Хорошо! Она убить Гхыла. Смерть без оружий – позор.

– Подожди! – заслонил я эльфийку. – Я сам убью ведьму. Эльфийская магия опасна для неопытных долбоёбов.

Орк поколебался, но сказал:

– Хорошо, дармак. Убить ведьма быстрее. Нельзя ее дыра дрын-дрын.

– Ой нельзя, – согласился я, следуя к куче оркского шмотья.

Я подобрал с земли двуручный меч покойного Гхыла. Его напарник никак не мог оторваться от попы эльфийки и, пошатываясь на одной ноге, теперь стоял ко мне спиной. Уж больно эротично она (или я) упала, встав в позу «по-собачьи», изогнувшись до земли…

Я подошел к орку со спины, зажмурился, размахнулся. Нельзя думать!

Мочи или умри!!!

Меч вошел аккурат между лопаток, пронизывая его насквозь. Зеленый дернулся, закряхтел. Я снова взвизгнул и отскочил в сторону.

Да, взвизгнул! И буду визжать сколько хочу! Я не привык резать глотки и нанизывать орков на огромные мечи. Я вообще-то обычный школоло-переросток, а не благородный рыцарь. Может, мне и неприятна мысль о том, как эльфийку разорвут анаконды, но рисковать, почем зря, я не собирался. Пусть орки убивают десятки прекрасных эльфиек с огромными задницами и принцесс с пятым размером. Просто так уж получилось, что эти два идиота спалили меня и доложили бы о «рана голова» папе вождю. А я не хочу становиться хранителем очага.

Орк рухнул на колени, еще успев развернуть голову, и искоса сверкнуть на меня ненавидящим взглядом.

– Не смотри на меня так, – буркнул я и изрек очередную мудрость: – Взялся за дрын, готовься от него же и пасть.

Я подошел к эльфийке и невольно сглотнул. В знатную позу она рухнула. Или я рухнул? В простонародье такую еще называют «раком» – на коленях, широкой попой кверху, руки раскинуты. Белоснежные волосы растрепаны во все стороны. От одежды мало что осталось, но рванье добавляет свою изюминку.

Сейчас Вселенная поставила меня перед самым сложным выбором в моей недолгой жизни. Полено в штанах начало шевелиться, подсказывая единственный истинный путь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru