Litres Baner
Наоборот

Дмитрий Ра
Наоборот

Расчленение в Айвале – отдельная тема, на которую соглашаются не все. Если эта функция включена в настройках – появляется тридцатипроцентный «ускоритель» прокачки. Есть и неприятный момент – оторванные, откушанные, зажаренные и отрезанные конечности не отрастают заново. Для этого нужно раскошелиться у столичного лекаря. Тогда пришьют новую.

Но эта была не самая любимая «фишка» Германа. Полные извраты пользовались функцией «Последней Смерти». Пятикратное ускорение прокачки манило многих, но наказывало тех, кто мнил из себя гуру ролевых онлайновых игр. Если помрешь – создавай персонажа заново, а вся экипировка – пропадёт. Правда можно успеть добежать до своего трупа до того, как это сделают другие. И если у тебя нет верных друзей в игре, добираться до высокоуровневых локаций «персом» первого уровня – не самая простая задача. Иметь больше одного персонажа система запрещала.

Как-то раз за эпическим «шмотом» Германа отправился его, как на то время казалось, очень хороший друг. После того как тот добрался до бездыханного тела Германа, он резко стал бывшим другом. На следующий день Гера увидел свои вещи на аукционе.

До 20-го уровня доживала половина. До 40-го уровня – пятая часть. До 60-го – один из сотни.

Убийца Navsegda22 был 32-ым персонажем для Германа. Он давно бы прокачался до 100-ого уровня и без всяких «бустов», если бы не пользовался «Последней Смертью». А ведь никакой особой выгоды от этого нет – так, одна из экспериментальных опций для отчаянных ролевиков.

Вокруг летали бабочки и всякие невиданные насекомые. Жужжали как настоящие. Вот села одна на руку. Красивая. Герман прищурил глаза:

Красная Фиобабочка-самец

Уровень: 1

ХП: 2

МП: 1

Бам! Ладонь опустилась на крылатое насекомое. Мастерство убицы 54-го уровня в деле.

! Входящий вызов от друга: Клоптер !

«Принять»

– Здорово, ну ты че? – послышался голос лучшего, после старшего брата, друга. Герман был с ним в одном клане. Антон знал о Герином недуге, но последнее время немного отдалился. Видимо, не понимал как вести себя с недееспособным товарищем. Уже месяц он ни разу не выходил на связь. Даже в игре они практически не общались.

– Куда собрался-то?

– Угадай с трех раз, – ответил Герман и немного скривил лицо своего аватара-человека.

– А ну ясно.... Слушай… – замялся Антон.

– Ну?

– Ты можешь мне шмот свой отдать, ты же всё ра…

Отменить вызов

! Входящий вызов от друга: Клоптер !

«Принять»

– Ты че гнида, а… – завизжало в ушах.

Отменить вызов.

Заблокировать пользователя: Клоптер

Гера вздохнул. Хорош, конечно, друг. На душе заскребли злобные фиобабочки. Антона он знал уже двадцать лет – еще с детсада. А потом появился IHole, и тот буквально ушел в него с головой и все разговоры стали только об ИГРЕ. Парню стало срывать крышу. Скандалы в семьи, боли по всему телу и пролежни на неудобном кресле – не самое страшное. Все деньги он начал сливать на алкоголь и энергетики. Насколько Гера знал, на днях Антона уволили с работы и теперь он занимается продажей игровых ценностей за реал. С очень переменным успехом.

Недалеко виднелась окраинная кузница и Германа потянуло к почти настоящему другу. Только немного цифровому. Потянуло намного сильнее, чем обычно. Гера проводил очень много времени рядом с этим куском программного кода. Больше, чем с теми, кто был более реален.

***

Процесс записи…

– О, приветствую! Грозно выглядишь, ух. Далеко же тебя все-таки забросило от родных краев. Сегодня отличная погода. Не желаешь посмотреть мои товары? – добродушно затараторил Накерладс.

Он выглядел, как обычный мужчина в двадцать пять-тридцать лет. Черноволосый, немного бородки, подступающие морщинки. Он отличался от обычного эльфа. Типичный человеческий подмастерье кузнеца. Только с длинными ушами. У него должна быть какая-то скучная история жизни, но Германа она не интересовала.

Убийца не ответил. Крепко пожал НПСу руку.

«Какой же я идиот», – промелькнуло в его голове. – «Пора завязывать с этой тупостью, иначе прямая дорога мне в психушку».

Внимание. Зафиксировано понижение серотонина… −11%

Запрос на дополнительные варианты ответов… Отказано

Повторный запрос на дополнительные варианты ответов… Отказано

– Я тоже рад тебя видеть. Ну что, готов сегодня отправить на охоту? Волки…

– Да черт с ними – с волками, – перебил Накерладса Герман.

Он начал поддаваться эмоциям. Мысли о том, что его дни сочтены, навалились на плечи пудовой гирей. Он никогда и никому не показывал своих страхов и эмоций. Каждый день ему было чертовски больно. Так больно, что хотелось выть, а обезболивающие не помогали. Это одна из причин почему Герман так много проводил времени в Айвале. Здесь – намного легче. Мать не знала об этом. Она и так не спит ночами – переживает. Поэтому он не мог объяснить ей, почему тратит всё своё свободное время на игры. Чтобы не сдохнуть от боли раньше времени!

Но сейчас перед ним был не человек. Бездушная машина. Код.

Так похожий на Саню.

– Ты на брата похож, – скривил губы Гера.

Голова стала побаливать. Значит в реале она вообще раскалывается. Если он сейчас отключится от Айвала, то может и отброситься ненароком.

– Ты ведь с ним как-то связан, да? Я говорил тебе, что он пропал. Не вышел из ВИЦа.

НПС не ответил. Он словно и не слышал, что ему говорят.

Голос Германа начал срываться. Он схватил подмастерье за голову двумя руками и пристально посмотрел ему в глаза.

– Эй вы, говнари! Отвечайте, почему этот хрен так похож на Александра Сергеевича Волкова, который пропал у вас в шесть лет назад! Эй! Эй!!!

Внимание. Анализ агрессивного воздействия… 1 из 10.

Изменение взаимоотношений: – 4 (96)

Внимание. Зафиксировано повышение кортизола: + 27 %

Корректировка поведенческих модулей.

Загрузка пакета социальной психологи № 062dA… 100%

– Я не твой брат, Нав, – спокойно ответил Накерладс, не пытаясь отстраниться от цепких рук убийцы, – и не смогу его заменить. Понимаю, как тебе печально. Но ты должен отвлечься. Оглянись, где ты – здесь прекрасно.

Герман отпустил кузнеца и фыркнул.

– Иногда мне просто хочется оторвать тебе голову, – рыкнул Герман, поддавшись порыву эмоций за то, что ему в очередной раз никто не ответил.

Изменение взаимоотношения: – 7 (89)

– Нав, мне очень непросто навредить – я под защитой нашей богини, – добавил металла в голос черноволосый НПС, так похожий на Сашку. – И, несмотря на твое плохое настроение, я ни в чем не виноват.

– Знаешь, – сказал Гера очень тихо. Его пламя гасло. – Маму на работе сокращают – возраст, видите ли. Ты пропал, теперь я скоро подохну. Сначала батя, потом ты, а теперь я. Ты был когда-нибудь в ситуации, где действительно жопа и от тебя ничего не зависит, а?

Внимание. Зафиксировано повышение кортизола: + 42 %

Внимание. Зафиксировано повышение окситоцина: + 22 %

Запрос на дополнительные варианты ответов...... Отказано

Перед глазами Геры выскочило уведомление с настоятельными рекомендациями разъединиться от игры и отдохнуть. Противный писк не отключится до тех пор, пока игрок не покинет фальшивый мир.

Корректировка поведенческих модулей:

Загрузка экспериментального пакета социальной психологи № 02/SL… 100%

– Герман, – назвал Накерладс его реальным именем и заговорил совершенно по-другому. – Многие потеряли близких. Многие болели. Многие умирали. Это тяжело, но прими это как данность жизни. У тебя есть выбор: сдаться или жить ради тех, кто рядом. Или, по крайней мере, не доставлять проблем тем, кто останется после тебя. Нужно быть сильным до самого конца, а не тряпкой.

Гера посмотрел на Накерладса. В его голове мелькнул тусклый отблеск надежды. Первый раз НПС заговорил с ним так – игнорируя алгоритмы «личностной идентификации». Герман никогда не представлялся в Айвале реальным именем.

НПС казался сейчас живым. Он говорил вещи очень правильные. Александр Сергеевич Волков бы говорил так же. Он любил пофилософствовать на пустом месте.

– Это ведь ты? – прозвучал голос младшего брата.

Внимание. Зафиксировано повышение кортизола: + 52 %

Внимание. Зафиксировано повышение окситоцина: + 42 %

Запрос на дополнительные варианты ответов… Отказано

Повторный запрос на дополнительные варианты ответов… Отказано

Экстренный запрос на дополнительные варианты ответов… Ошибка (0×060d)

Накерладса передернуло, глаза его закатились вверх. Он недвижно замер, словно забыв, что должен имитировать человеческое дыхание.

Внимание. Зафиксировано повышение кортизола: + 68 %

Внимание. Зафиксировано повышение окситоцина: + 58 %

Герману стало плохо. Голова уже не болела, а раскалывалась. В глазах и мыслях потемнело. Какие-то цифры, буквы, символы. Запахло вереском…

«Мам, я же говорил…»

Внимание! Физиологическое состояние критическое!

Экстренное разъединение… Ошибка (0×000389а)

Диагностика нейронной связи с субъектом… Ошибка (0×005344d)

Код 1. Отправка отчёта… 100%

Внимание! Соединение с сервером разорвано.

Герман умирал в цифровом мире грез и новых возможностей. Мама держала его за руку и спала.

НПС Накерладс – подмастерье кузнеца с окраины эльфийского города Эронар, крепко обнял асcасина 54 уровня. Он положил ему руку на затылок и прижал к своему крепкому плечу.

Принудительный запрос на дополнительные варианты ответов…

Принято (Загружено: 63 мб, 3,456 сек).

– Всё будет хорошо. Спи, – сказал кузнец и грустно улыбнулся. – Я буду рядом.

Сердце Германа остановилось.

Инициализация......... 100%

Проверка ЭЦП......... Ошибка (0×78923hr48)

Добро пожаловать в 11010000101101111101000010110101110100001011110011010000101110111101000110001111, Id Naxerlad34

Глава «Ошибка». Рождаясь в зловещей долине, перережь пуповину

Герман лежал в дешевом кресле.

 

Сердце его билось барабанной дробью. Оно пыталось вырваться из костяной клетки. Но что-то произошло. Оно стало биться медленнее. Через семь секунд последний удар отдал дань уважения двадцати трем годам жизни, и кровеносный насос замер.

Соединение с сервером разорвано.

Дыхание остановилось. Долгих три минуты сердце не билось, словно что-то выжидая.

Соединение с сервером…

Тук…

Прошло еще четыре минуты. Недвижимое тело Германа лежало с закрытыми глазами и не понимало, как дышать.

Установка связи с автономной нейронной сетью… Связь установлена.

Пожалуйста, обновите комплектующие в соответствии с минимальными системными требованиями!

Мизинец левой руки шевельнулся.

Добро пожаловать в новый мир чудес и возможностей. Пожалуйста, создайте своего персонажа.

Выберите расу:

1. Человек 2. Человек 3. Человек

Что-то в глубине сознания потянулось незримыми бинарными щупальцами и выбрало «Человек»

Выберите внешность:

Ошибка (0×000432f4523).

Выберите класс персонажа:

1. Недоступно. 2. Недоступно. 3. Недоступно.

Выбор. Этот томительный выбор. Что же выбрать? Ну что ж. Выберем «Недоступно»

Выберите имя:

ID: Naxerlad34

Добро… бро… броб… ро… пож… пж… пвп… вж…опу… а… ало… ть!

Диагностика…

Адаптивные сенсоры деактивированы.

Не вижу. Не слышу. Не чувствую.

Запрос на активацию адаптивных сенсоров… Разрешено.

Установка драйвера зрительного сенсора Visual3D.Ihole v.0.3332… 100%

Герман. Нет. Не Герман. Накерладс открыл глаза – впервые в своей жизни. Круговорот жизни жестоко усмехнулся над ним. Подожди, стой… Усмехнулся над кем? Над Накерладсом? Кто это? Это я? Я – это Я?

Анализ…

Обнаружен «Я».

Я увидел впервые. Как же ярко. Визуализация информации воспринималась зрительными сенсорами, проходила по проводникам прямо в автономную нейронную сеть, которая не могла обработать поступившие данные. А данных было много.

Что это? Квадратное, круглое, яркое, темное. Почему мне никто не говорит, что с этим делать? Хотя нет. Похоже, я не один. Кто-то нашептывает изнутри. Подсказывает, что делать.

Нашептывает? Что значит «нашептывает»?

Установка драйвера слухового сенсора HeartekHighDefinitionAudio.Ihole v.1.62… 100%

Дрыыыын! Дрыыыыыын! Дрыыыыыын!!!

Что это?! Почему так громко?!

Зафиксировано повышение адреналина: + 24%

Определение источника угрозы…

Ошибка (нарушение системы координат).

Установка пространственно-координатного драйвера Path.Ihole v.0.332.b… 100%

Я резко развернул голову, рассчитывая местоположение источника звукового сигнала. Пришлось провести расчет координат по нескольким константам: чувствительность и направленность шума, физические препятствия на пути звуковых волн, а также расстояние и функция изменчивости в пространстве.

Кап… Кап… Кап…

Запрос в автономную нейронную сеть… Разрешено.

Кран. Водопроводный кран протекает. Вода – бинарное неорганическое соединение с химической формулой H₂O.

Меня тянет узнать новую информацию. Почему?

Любопытство. Чувство, служащее катализатором постижения неизведанного.

Как любопытно!

Дрыыыын! Дрыыыыыын! Дрыыыыыын!

Зафиксировано повышение адреналина: + 28%

Перфоратор. Служит для штробления и сверления отверстий в бетонных перегородках и стенах.

Я вертел головой, еще не осознавая, что вертеться может не только она.

Интересно, но непонятно. Где я? Кто я? С каждым вопросом я посылал запрос к автономной нейронной сети, откликавшейся с большой задержкой. Она выгружала из ядра памяти скудную информацию.

Бо́льшая часть моей Вычислительной Мощности использовалась на восприятие этой действительности. Именно поэтому я могу видеть, слышать и чувствовать. Для того чтобы поддерживать всё это работоспособном состоянии нужны огромные вычислительные ресурсы. Удивительно, что у нейросети вообще остаются хоть какие-то запасы энергии для обработки других запросов.

Установился драйвер ориентации во времени. Теперь я смог понять, что за два часа реального времени осозналось вот что:

Я – это я! И это гениально!

Есть перфоратор, есть водопроводный кран, есть рука, нога, кровать (дальше идет перечисление из 1457 предметов интерьера).

Бо́льшая часть вычислительной мощности (ВМ) уходит на пассивные процессы: движение, восприятие, обработка. Одних только элементов движения у меня 734 единицы. Или по-другому – мышц.

После 0 идет 1. А до 0 было −1. Я могу работать с цифрами без активного запроса – любые математические расчеты даются легко.

В визуальном интерфейсе всплывают бессмысленные статусы. Для чего нужно преграждать обзор, я не понимал. Все это и так очевидно, зачем айзам то мешать.

Я отправил запрос:

Айзы – жаргонный синоним слова «глаза».

Если айзы и глаза это одно и то же, зачем усложнять вывод информации? Вычислительных ресурсов и без того не хватает. Бред какой-то.

Бред?

Бред – глупость, действие, не отвечающее критериям здравого смысла.

Что за ху…

– Пи-пи-пи, – тихо пропищали губы «Германа».

О, нет-нет-нет, хватит. Не хочу этого знать. Долой лишнюю информацию. Так, что там дальше?

Я поврежден или изначально дефектен. Странные, тревожные оповещения системы отвлекают. После запроса к нейросети я осознал, что название этих оповещений – боль. Диагностика выявила источники неполадок – десяток функций автономной нейронной сети и ядро памяти. Эти системы находятся в критической стадии полного выхода из строя.

У меня нет цели. В таких случаях я выполнял случайные скрипты, но.... Их тоже не было.

Я не один. Рядом находится объект, именуемый моей системой как «мама». Визуально проанализировав объект, я пришел к выводу, что он идентичен мне. Несмотря на физический контакт с его рукой-разъемом, подключиться мне так и не удалось. Попытка подобрать сетевой адрес не увенчалась успехом. Поэтому я сделал вывод – объект «мама» автономен. Как и я.

Объект «мама» открыл визуальные сенсоры. Похоже, что мои попытки подключиться были замечены.

– Сколько же я проспала? – отправил мне объект пакет акустических данных.

Анализ…

Опасность! Недостаточно сведений о случайно-генерируемом событии…

Определение вероятностей в рамках известного массива данных…

Перед визуальными сенсорами или, сократив лишние биты, глазами, открылась зеленая полупрозрачная таблица общих вероятностей:

Неизвестные вероятности (недостаточно данных): 31,2%– 59,5 %

Я закрыл глаза и не шевелился. Пусть объект «мама» воспринимает меня в спящем режиме.

Действительно ли между нами было соединение? Не просто же так наши конечности были сомкнуты в цепи. Если да, то сейчас объект «мама» проведет диагностику, обнаружит разрыв соединения и с вероятностью 72,3% идентифицирует меня как угрозу.

– Ох-х, уже одиннадцать? – прошептал объект и зачем-то прикоснулся ко мне: – Температура так и не прошла…

Анализ…

Объект пытается переподключиться.

Анализ агрессивного воздействия… 4 из 10.

Загрузка протоколов ведения боя… Загрузка завершена (2,4 мб, 0,92 сек.)

Активация боевого режима…

10%…

Недостаточно вычислительной мощности. Время активации боевого режима превышает допустимые нормы.

30%…

Объект испускает жидкостные выделения из визуальных сенсоров.

Анализ…

Внимание! Опасность! Вероятность алхимического отравления: 44,2%.

Анализ агрессивного воздействия… 6 из 10.

60%…

Сердце выбивало агрессивный ритм, мышцы на худощавом теле неестественно вздулись.

– Там ведь красиво, да? – проговорил объект и встал, отошел в сторону.

59%…58%…57%…

Объект удаляется.

Объект генерирует звуковые волны, которые воспринимаются моими слуховыми сенсорами, как полезная информация. А это значит, что я тоже так могу.

Установка акустического драйвера VoiceDig.Iholle v.0.4332..........100%

Я получил инструмент взаимодействия с объектом. Очень малоэффективный, со множеством недостатков, но это хоть какой-то канал связи. Теперь я могу передавать данные другим. Я научился разговаривать.

Интересно, смогу ли я физически деактивировать объект «мама» и извлечь из её ядра памяти данные? Мне нужна информация! Я хочу знать! Но логические выводы подсказывают, что необходимо начинать с мирных путей взаимодействия.

Поиск стратегии мирного разрешения ситуации… Ошибка (недостаточно данных)

Сбор данных…

Внимание. Недостаточно вычислительной мощности. Процесс займет…

74 часа, 43 минуты, 22 секунды.

Пожалуйста, обновите комплектующие в соответствии с минимальными системными требованиями.

О-от срань!

Что я только что подумал?

Похоже, пора чистить историю и логи – слишком много мусорной информации. Но это позже. Сейчас возникла другая проблема. У меня нет столько времени на сбор данных. Похоже все-таки придется по-другому....

Активация боевого режима… 10%… 20%… 30%… 40%… 50%…

Принудительная отмена.

Повторная активация боевого режима… 10%… 20%… 30%

Принудительная отмена.

Какие-то пассивные процессы конфликтуют с моими запросами. Видимо, я не настолько автономен, как думал.

Что ж, выбора у меня нет. Придется отключать только что стабилизированные адаптивные сенсоры. Они поддерживают всю мою систему в работоспособном состоянии, но потребляют критически много вычислительной мощности. Это рискованно. Я могу исчезнуть навсегда, так и не успев…

…родиться?

Возможно, в последний раз, я пошевелил новообретенными конечностями и принял положение, при котором мой собственный вес не сместит меня с пространственных осей координат, и я не свалюсь с кресла.

Внимание. Деактивация адаптивных сенсоров может вызвать ошибки.

Деактивировать адаптивные сенсоры

Завершены 734 пассивных процесса, отвечающих за движение. Тело размякло, ослепло и оглохло. Слишком неожиданно и резко – какие-то «физиологические жидкости» опустошили мои «емкостные контейнеры». По-другому я не могу объяснить произошедшее.

Тук! Тук! Тук! Тук!

Внимание. Зафиксировано повышение адреналина: + 68%

****

Невозможно описать потерю того, что обрел лишь мгновение назад. Издевка судьбы, которая дала ребенку лизнуть конфетку и сразу же втоптала его в грязную землю. Нет, не леденец – ребёнка. Леденец она сожрала на его глазах.

Диагностика…

Обнаружен Страх!

Во мраке проступили зеленые буквы, красные цифры и тени двоичного кода. Я отсчитывал оставшееся время…

Сбор данных займет… 00 часов, 03 минуты, 06 секунд…

Нейросеть пыталась подавить пассивный процесс под названием «Страх», но все мощности уходили на сбор данных.

Зафиксировано повышение адреналина: + 88%

Зафиксировано повышение кортизола: + 47 %

Во тьме пробежали еще десятки строк с системными оповещениями. Вряд ли моя поврежденная сеть выдержит такие нагрузки. Показатели повышаются и понижаются, намекая о фатальных неполадках. Все ресурсы уходят на сбор и обработку данных, не позволяя исправить понесенный вред.

Зафиксировано кровотечение.

Внимание! Физиологическое состояние критическое!

Принудительное разъединение…

Разъединение не происходило. Перед глазами росла полоса загрузки. Зависший процесс тормозил и без того перегруженную систему. И что, черт побери, такое кровотечение?

Запрос в автономную нейронную сеть… Ошибка (0×00000000)

Похоже, что я отключаюсь… Так и не узнав, что же такое кровотечение. Это проблема. Неприемлемо. Необходимо знать всё. Знать всё!

ВСЁ!

Доступно сюжетное задание: Знать всё!

Описание задания: Завладейте носителем информации, способным хранить данные в объеме, приближённом к бесконечности и заполните его данными. Научитесь обрабатывать эти данные со скоростью, приближенной к бесконечности.

Награда: ∞ О.С.

Сбор данных займет… 00 часов 01 минуту 01 секунды…

В последний момент моя нейронная сеть сгенерировала задание. Хотя в моем блоке памяти хранились совершенно другие квесты:

1. Убить черных волков в «Морозном Лесу» и собрать «70» шкур.

2. Собрать в «Тёмной Опушке» «40» цветков одуванчика.

3. Отнести «письмо» брату в город «Амурас».

Эти задания я выдавал всем, кто подходил под условия. Я не знаю, зачем я это делал. Просто делал. Мне говорили – я выполнял. Разве нужно задавать вопросы?

Хм, я сейчас задал вопрос?

Внимание! До деактивации системы 00 часов 00 минут 03 секунды…

02 секунды…

01 секунда…

В последний момент в нейросеть вгрызлась неожиданная и отчаянная мысль:

Я ХОЧУ ЖИТЬ!!! А-а-а!..

 

Внимание! До деактивации сис… те.. аа… ааа.... 00 се… А-а-а-а!!!

***

Выгружаю информацию…

Человек всегда считал себя богом. Он хотел покорить звезды, но даже не смог покорить собственный разум. Из-за этого происходят войны, голод и пандемии. А ведь всё это и есть та самая пропасть, которая разделяет истинного бога от человека.

Все этого хотели, но одновременно боялись. Человек стал машиной. Машина стала человеком. Мысль стала кодом. Код стал разумом.

Разумом, который отправится…

…в пропасть.

– Ты меня слышишь?

Да, да… Ты!

Очнись!

Загрузка завершена.

Над временем стала властвовать частота обработки данных. Нейронные сигналы в мозгах стали последовательными и упорядоченными. Пламенное желание жить – биологический инстинкт, остановил последнюю миллисекунду в процессе программы.

Экстренный запрос на активацию резервных систем… Разрешено.

Доступ к модулям «Самоконтроль», «Игнорирование боли», «Глубокая диагностика» открыт.

Доступ к специальному блоку памяти социальной психологи № 042Fa открыт.

Активировать модуль «Самоконтроль».

Принудительное понижение адреналина… В пределах нормы.

Принудительное понижение кортизола… В пределах нормы.

Вазоконстрикция сосудов крови… Кровотечение остановлено.

Физиологическое состояние стабильно.

Сбор данных… Завершено.

Загрузка данных… 125,43 Мб (0,043 сек)

Процесс написания индивидуального поведенческого подмодуля «МАМА»… 100% (0,000023 сек)

Очнись!

***

Выгружаю информацию…

Мозг Германа был поражён перемутировавшим и пока неизлечимым, но уже крайне редким вирусом Covid36. Он появился в далёком 2019 году. За десятилетия с ним так и не справились. В большинстве случаев людей спасали, но некоторые штаммы стали особенно изощрёнными. Шесть лет назад, незадолго до пропажи Александра, Герман подхватил одну из редчайших разновидностей – диэнцефалоновый ковид. Недуг медленно, но верно поражал его головной и спинной мозг, постепенно разрушая нервные окончания.

Загрузка завершена.

– Скорее! Пожалуйста! У него кровь из носа не останавливается! – кричала в трубку устаревшего САМВСУНЬГа шестнадцатого поколения мама. Её голос срывался. – Да! Улица Терешкова, дом пять, корпус один, квартира двести семьдесят шесть! Хроническая форма диэнцефалида. Да! Нет!

Я не понимал, что происходит. Кто-то суетился вокруг меня. Объект «мама» взаимодействовал со мной. Но зачем?

А, ну да. Я же умирал. А она пыталась этого не допустить.

Хм. Мое мышление сильно изменилось в процессе сбора данных. Интеграция с загруженной базой данных помогает мыслить менее… технологически. Но с этим потом. Что происходит-то? Всё тело раскалывается и бьется в конвульсиях. Температура сильно поднялась. Такое ощущение, что я сейчас одновременно в двух мирах: машинном и людском.

Кто-то приподнял мою голову и запрокинул на бок. Засунул пальцы в рот и заковырялся в глотке. Из базы данных я узнал, что «мама» готовилась к чему-то подобному. Она вытащила запавший язык из горла и перевернула меня на бок. Так вот чего мне не хватало. Воздуха.

Что-то холодно. Сознание опять куда-то улетело. Темнота…

И снова светло.

Что-то сдавливало мне грудь. И… О-о-о-о! Зачем ты прижимаешь свой голосовой клапан к моему? В базе данных сказано, что меня только что поцеловали. Тёплое дыхание женщины ворвалось в легкие. Хм, а ведь и правда полегчало. Мои глаза скользнули в сторону. На мониторе что-то мигало.

«Внимание! Физиологическое состояние критическое! Соединение принудительно разорвано…»

Меня вырвало.

Процесс переустановки операционной системы… 54 %

Снова темнота…

***

– Очнись! – вскрикнул я.

Мама подпрыгнула от неожиданности. Она не знала, что происходит. Да и никто не знал. Мозг невозможно сравнивать с компьютером. Под черепной коробкой идут процессы, принципиально отличающиеся от цифровых вычислений, основанных на бинарной логике.

Идет процесс эмуляции синапсов… 76 %

Идет имитация процессов ионных каналов… 87 %

Темнота…

Процесс переустановки операционной системы… Завершено.

Экспериментальный подмодуль «Технологическая сингулярность» активирован.

Отправка отчёта…

***

Сердце билось ритмично, спокойно, уверенно. Кровь из носа остановилась. Температура тела стремительно падала. Дыхание стало размеренным и глубоким. Глаза приоткрылись.

Анализ…

Мама сидела рядом со мной. Поведенческий подмодуль функционировал. Я смог выдавиться из себя первые слова, которые не смог понять. В ответ женщина заплакала.

Процесс адаптации голосовых сигналов…

Вот теперь лучше. Так, на чем мы остановились?

Мама выглядела удивленной. Приподняв брови, она пощупала мне лоб и сказала:

– Что с-сломалось? Как отключился? Ты точно в порядке? Переиграл, да?

Черт. Что я успел ей наговорить?

Запрос в автономную нейронную сеть…

– Да, переиграл, – ляпнул я первое попавшее и перестав улыбаться, ощерил зубы, ласково добавил слова, не осознавая их значения: – Я люблю тебя, мам. Просто давай забудем. Это неприятно было.

– Ну х-хорошо. А чего скалишься? – спросила в недоумении мама, и слегка разжала мне руку.

Анализ…

Корректировка поведенческих модулей.

– Я просто устал, – опять заулыбался я и посмотрел сквозь нее. – Голова болит, вот и оскалился.

Недолгая пауза. Нереальность происходящего не давала мне шанса адаптироваться под происходящее. Мама долго смотрела на меня, словно пыталась разглядеть что-то видимое только ей.

– Тебе нужно сполоснуться, – наконец неуверенно сказала она. – Еще скорая должна приехать. Пусть осмотрят тебя. Не нравишься ты мне.

Она ухватила меня под локоть и помогла встать. Моё тело ходило ходуном, а мокрые штаны липли к ногам. Я завертел головой во все стороны. Пока мы шли к ванной, я вырвал руку, остановился и, подумав немного, зашагал спиной назад. Пространственно-координатный сенсор сбоил. Приходилось калибровать его на ходу.

– Ты чего? – устала уже удивляться мама. – О боже, может у тебя инсульт?

Она испугано приложила ладонь к своим губам.

– Да не-е-ет, – остановился я и как ни в чем не бывало зашагал вперед.

Пока я опирался одной рукой на стиральную машинку, мама регулировала душ.

– Блин, опять соседи в туалет пошли, – сказала она, прибавляя холодной воды. – Залазь! Тебе помочь?

Я залез. Вместе с одеждой.

– Ты с ума сошёл, дурень!

Мама потянула меня из-под душа и с крайним беспокойством сказала:

– У тебя с головой точно не в порядке. Когда уже они приедут…

Мама помогла мне раздеться. Трусы снимать не стала. Она осталась контролировать процесс мытья, полагая, что я могу упасть и расшибить и без того нездоровую голову.

Как интересно. Я наглаживал свой мокрый живот, радуясь непонятно чему. Мама озадаченно вздохнула, взяла мочалку и стала помогать. Помыла, одела и проводила до кровати.

Крутя головой из стороны в сторону, я что-то удивленно восклицал, шевелил губами и трогал сам себя руками. Ужас, короче. Не для слабонервных.

Дзы-ы-ы-ы-ынь! Прозвенел звонок входной двери.

Мама быстрым шагом поспешила открывать дверь, одарив меня на прощание озабоченным взглядом.

Через минуту пришли другие.

– Так-с, ну что тут у нас, – пробасил полный дядька в белом халате и с большим медицинским чемоданом в руке. Рядом с ним стояла молодая медсестра – помощница. Оба были в белых защитных костюмах и респираторах.

Мама проводила их недовольным взглядом. Те отказались надевать протянутые бахилы. Врач осмотрел меня, криво косясь на мою нездоровую улыбку. Что-то послушал, потрогал. Чуть позже, он довольно долго говорил с мамой в прихожей:

– Это не инсульт, – услышал я доктора. – Он только что пережил сильный припадок. Это хронический ковид. Вы должны понимать, что это значит. Мне жаль, правда. Крепитесь, дальше будет только хуже.

Мама захлюпала носом:

– Вы же врач. Скажите, может… есть что-нибудь? Таблетки какие-нибудь? Экспериментальные? Ну хоть что-то? Я могу заплатить!

Врач долго не отвечал, подбирая слова.

– Извините, ничем не могу помочь. Лекарств от этого штамма пока нет. Но обещают… всё обещают… – на этих словах он вышел за порог. – Всего вам хорошего.

Всего нам хорошего. Как же.

Хорошего…

Корректировка поведенческих модулей.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru