Адмирал Империи

Дмитрий Николаевич Коровников
Адмирал Империи

Глава 1.

Было почти три часа ночи по местному станционному времени, когда произошло возмущение энергетического поля межзвёздного перехода, и в систему «Бессарабия» из соседнего «Мадьярского пояса» вошёл одинокий корабль.

– Да, ладно, – недовольно пробурчал Вит Кузнецов – дежурный диспетчер таможенного поста ТС-4, – мне не может так не повезти. Какой-то чёртов тракер «припёрся» сюда за пятнадцать минут до окончания моей смены и именно в тот момент, когда на станции накрылись оба сканера! Великолепно, мне на работе придётся торчать ещё часа два, пока досмотровая команда вручную не проверит прибывшего…

Действительно, день у Вита сегодня не задался, причём, не только у него. Техника и аппаратура на станции вели себя очень странно. Сначала отказался работать погрузочно-разгрузочный кран у главного пирса, и Вит узнал о себе много новых слов от вечно недовольных космических дальнобойщиков. Затем, периодически стало заклинивать шлюзы доков, из-за чего чуть не пострадал пассажирский транспорт с «Мадьярского пояса». В довершение всего, вышли из строя основной и дублирующий сканеры, дистанционно проверяющие суда на запрещённые грузы, а также полностью пропала дальняя связь. Что-то подобное уже случалось на прошлой неделе, но чтобы так массово и одновременно выходило из строя всё оборудование, такого на ТС-4 ещё не было. Местные техники сбились с ног, безуспешно пытаясь разобраться в причине происходящего, но так ничего и не нашли. Из-за всех этих поломок у поста скопилась огромная очередь из сухогрузов, лайнеров и топливозаправщиков, которую хоть как-то, практически «вручную», удалось разгрузить лишь под конец смены.

– О, это же наш старый добрый «Мотылёк»! – радостно воскликнул диспетчер, взглянув на появившуюся информацию о приближающемся к станции корабле. – Отлично, хотя бы не нужно будет обшаривать все трюмы, достаточно формальной проверки…

Все служащие таможенной станции прекрасно знали и это судно, и его забавный экипаж, состоящий всего из двух человек.

«Мотылёк» был частным транспортом, совершавшим регулярные рейсы между двумя системами и поставлявшим продовольственные и технические грузы на ближайшие космические объекты, в том числе на данную станцию.

Владелицей и капитаном «Мотылька» была Капитолина Генриховна Бах, которую все знали под прозвищем Большая Капа. Это была необъятная в объемах женщина очень бойкая по характеру. Несмотря на свой вес, она носилась по кораблю, как угорелая, часто сама разгружала привозимый товар и чинила неисправности, если на судне случалась какая-то поломка…

Старшим помощником и по совместительству мужем, при ней числился Счастливчик Гена – маленький щуплый мужичок из тех, чей возраст нельзя определить на глаз. Гена являлся полной противоположностью своей избраннице. Спокойный и неторопливый как удав, в своей жизни он любил три вещи: спать, пить пиво и смотреть бесконечный сериал «Космические менты».

Эти два человека настолько контрастировали и внешне, и в общении между собой, что это всегда очень веселило окружающих. Капитолина Генриховна, обладая крутым нравом, постоянно попрекала бедного Счастливчика за его нерасторопность и безделье. Гена, как правило, смиренно сносил подобное с собой обхождение, но иногда под действием алкоголя его мужская гордость просыпалась и «Мотылёк» сотрясался от жестокого спарринга между любящими супругами. Итог боя был известен заранее – побеждала грубая физическая сила, она же – Большая Капа…

Вот и сейчас с экрана монитора на Кузнецова глядело помятое лицо Счастливчика со свежей гематомой под глазом. Взъерошенный, с дикими глазами Гена всё же попытался улыбнуться:

– Привет Вит, как жизнь? Давно тебя не видел. Всё на разные смены попадали…

– Счастливчик, как я погляжу, ты опять проиграл очередной раунд бесконечной битвы добра со злом, – рассмеялся диспетчер в ответ. – Что случилось на этот раз?

– Ты же знаешь мою Капулю, ей особая причина не нужна, – махнул рукой Гена, стараясь больше не продолжать болезненную для него тему.

– Ха-ха, Капулю! Ты её так называешь? Поистине, любовь не знает границ, – прыснул со смеха Вит, но тут же осёкся. – Надеюсь, Капитолина Генриховна меня сейчас не слышала… Кстати, я что-то твоей дамы сердца не наблюдаю… Где она?

– Её здесь нет, она в рефрижераторном отсеке…

– В рефрижераторе, неужели ты всё же победил, крепыш? – снова развеселился Кузнецов. – Прихлопнул свою пассию и оттащил в холодильник, чтобы не разлагалась?

– Брось, Вит, – Гена был явно не в духе. – Она там опять что-то ремонтирует. Лучше скажи, после проверки на сканере, к какому причалу подходить?

– Ладно, шутки в сторону, – диспетчер принял деловой тон, – твой причал – номер два… А к сканерам можешь не соваться, они приказали долго жить…

– Что, оба сразу?!

– Да, оба, не только у тебя день плохой… Пока заглуши двигатель, а я пришлю сейчас к тебе на борт досмотровую группу. Ты же понимаешь, так положено…

– Вит, это шутка что ли? Какая досмотровая группа?! – непонимающе посмотрел на диспетчера, Гена. – Ты нас знаешь не первый год… На «Мотыльке», я тебя уверяю, всё чисто. Кроме контрабандных селенианских огурцов, ничего запрещённого здесь нет…

– Да знаю я, знаю, какой из тебя преступник, – махнул рукой Кузнецов, соглашаясь. – Но ты же в курсе какая ситуация сейчас во всех «пограничных» системах… Поговаривают о большом шухере с «янки», поэтому нашим местным воякам пришёл приказ с «Новой Москвы» – досматривать все прибывающие транспорты с иностранными идентификационными кодами…

– Так ведь «Бессарабия» не пограничная система… Откуда здесь могут появиться «янки»?

– «Мадьярский пояс», откуда ты только что прибыл, хоть и нейтральная звёздная система, но всё же считается иностранной, – неохотно стал пояснять Вит. – В общем, не суть… Ты пойми, если не будет соблюдён протокол, меня начальство также отделает, как тебя – твоя Капуля. Не волнуйся Счастливчик, проверка это так, для галочки. Ребята просто поднимутся на борт и всё, ничего особо досматривать не будут…

Кузнецов посмотрел на экран с информацией, кто по графику из патрульных кораблей находится сейчас на дежурстве.

– О, отлично, – воскликнул он, – высылаю к тебе старых знакомых… 146–й, слышите меня? – диспетчер связался с казачьей «чайкой», стоящей у крайнего причала, – Необходимо осуществить проверку грузового судна «Мотылёк»…

– Нет, нет, нет! – запротестовал Гена, замахав руками. – Все кто угодно, только не эти чокнутые со 146-го!

– А что с ними не так? – заинтересовался Вит, ожидая услышать очередную весёлую историю.

– Вы, казаков у себя на станции совсем что ли не кормите?! – Счастливчик был крайне возмущён. – Эти паразиты при нашей последней встрече, съели и выпили весь квартальный продуктовый запас на моём корабле!

– Было бы чего, там есть, – в эфире послышался хриплый голос с «чайки». – Кроме огурцов своих водянистых, ничего не возишь…

– Извини Гена, – пожал плечами Вит, улыбаясь, – никого другого, кроме твоих голодных друзей, у меня под рукой нет, так что придётся потерпеть…

Старенький обшарпанный патрульный катер с номером «146» на обоих бортах подошёл к застывшему на полпути к станции транспорту и пристыковался к его корпусу. Четверо из пяти членов команды «чайки», взяв оружие, приготовились взойти на «Мотылёк».

– Открывай, Гена – щучий сын, мы знаем, что ты там! – заорал Козырь, тарабаня по запертому входному люку прикладом своей винтовки.

– Нет, ты слышал, что он о нас сказал?! – возмутилась Поля, проверяя заряжен ли пистолет, – Видите ли, мы его объели… А ну-ка, Гена, отворяй ворота, вот сейчас мы точно всё съедим…

– Кстати дорогуша, ты хоть и самая маленькая, но почему-то, самая прожорливая из всей вашей банды, – заявил Счастливчик девушке, открывая люк и с неохотой запуская казаков внутрь корабля.

– Что?! – оторопела та.

– Здесь я согласен, – поддержал его Козырь, окидывая взглядом свою напарницу, – и эта твоя прожорливость уже заметна невооружённым глазом…

– Да ты что, совсем страх потерял?! – Поля с размаху врезала кулаком Козырю по плечу и повернулась к Счастливчику. – А тебе сейчас второй глаз подобью! Теперь я знаю, что жена бьёт тебя, за дело…

– А что, я неправду сказал? – удивился Гена.

– Да я ем как пчёлка, попью нектар с цветка и уже сытая… – Поля оглянулась на своего командира, ища его поддержки, и театрально захныкала. – Иван Савельевич, они говорят, что я – толстая… Это правда что ли?

– Нет, не правда, – ответил тот с серьёзным лицом…

– Все слышали?!– обрадовано воскликнула казачка.

– Но, ешь ты действительно много, – продолжил Иван Савельевич с таким же невозмутимым видом, под смех всех остальных, – видно не в коня корм…

– Да вы что, сговорились! – Поля сжала в ярости кулаки. – И вообще, это Фрол в тот раз всё выпил и съел, – кивнула она на четвёртого из их команды. – Посмотрите, какой он здоровый…

Фрол действительно был огромного роста и широкоплеч настолько, что сумел протиснуться в открытый люк «Мотылька» только боком. Наперевес через шею у него висел крупнокалиберный пулемёт. У казаков была традиция всё своё оружие носить с собой везде и всегда, даже в мирной жизни. И сейчас все они были вооружены до зубов, хотя боевые скафандры не надели, так как знали к кому «в гости» они направляются.

В отличие от остальных, Фрол всё время молчал и был похож на большого доброго слона. После слов девушки казак лишь добродушно улыбнулся, понимая, что она шутит.

– А ну-ка, прекратили балаган! – строго сказал своим подчинённым Иван Савельевич и повернулся к Счастливчику. – Привет, Гена… Где твоя капитанша?

– Здравствуй, – кивнул тот, в ответ. – Что-то там с рефрижератором случилось, она с ним возится…

– У вас тоже, как и у нас на станции, всё полетело к чертям… Ладно, – кивнул сотник, – хоть мы здесь чисто для проформы, но документы на груз всё равно посмотреть надо.

 

– Вся документация в рубке, пошли туда, – засуетился Гена, и слегка прихрамывая, поковылял по коридору.

– Сашка, слышишь меня? – Иван Савельевич крикнул через плечо в открытый люк своему пилоту, оставшемуся на «чайке». – Двигатель можешь не глушить, мы быстро, минут десять – пятнадцать…

– Знаю я ваши «пятнадцать», – послышался ответ недовольного Сашки, – последний раз вас два часа не было, а я, между прочим, всё это время просидел за штурвалом, пока вы там животы набивали. Сегодня так же будет?

– Нет, ну максимум кофейка попьём, – послышался ответ удаляющегося командира.

– Мне что-нибудь прихватите…

Досмотровая группа двинулась вслед за Счастливчиком по направлению к мостику. Казаки прекрасно ориентировались на корабле, на котором не раз весело проводили время.

– Геннадий, есть, что покушать-то у тебя? – поинтересовалась Поля, опасливо косясь глазами на своих товарищей.

– Нет ничего, отстань прорва! – огрызнулся тот, даже не обернувшись. – Ты всё съела в прошлый раз.

– Злой, – буркнула девушка, – и жадный стал. Ладно бы Большая Капа так отвечала, она хоть криптонемка и у неё прижимистость в генетическом коде прописана, но ты-то русский! Где же твоя природная хлебосольность?

– Какой он русский, после того, что натворил! – хмыкнул Козырь.

– В смысле? – не поняла Поля.

– В самом прямом… А ты что, не знала? Этот проходимец взял фамилию жены, – пояснил казак. – Не ведаю, добровольно он это сделал или Капа применила силу, но только сейчас перед нами не просто Геннадий, а Геннадий Бах!

– Ого, вот это неожиданно! – искренне удивилась Поля. – Гена, ты зачем это сделал? Признайся, она тебя пытала? Хотя, чему я удивляюсь…

– Отстаньте, никто меня не пытал.

– А какая у тебя фамилия до этого была?

– Иванов.

– Шутишь?! Ты поменял фамилию «Иванов» на «Бах»?! – Поля даже остановилась. – Куда катится этот мир!

– Да, враг не дремлет, – засмеялся Козырь. – Не смогли нас завоевать, так с другого бока заходят, или верней сказать, с тыла… Поля, а ты знаешь, что у нас в 4-м полку появился казак по фамилии Шульц?

– Я в шоке, – ответила та, – ты этой информацией сейчас мне просто аппетит испортишь.

– Отставить шовинизм! – жёстко прервал их диалог, Иван Савельевич. – Вы казаки Империи или кто?! В российских звёздных системах все народы равны между собой. Кто это забыл – я могу напомнить! И если даже когда-нибудь рядом с вами появится казак с фамилией Ли, вы будете относиться к нему так же, как к остальным! Все меня поняли?!

– Да брось командир, мы же просто шутим, – засмеялась девушка. – Видишь, как Счастливчика передёрнуло, даже не улыбнётся… Ты чего такой хмурый, господин Бах?

– А зачем нам тащиться в капитанскую рубку? – недовольно спросил Козырь. – Что мы там не видели – панель управления? Пошли сразу в кают-компанию, там хоть посидим в комфортных условиях…

– Нечего вам там делать, – запротестовал Счастливчик, – до мостика идти всего минуту, не развалитесь…

– И то верно, – поддержал Козыря, Иван Савельевич, хитро прищурившись, – Гена тащи документы прямо туда…

Группа повернула в сторону жилого отсека, но внезапно Счастливчик попытался преградить им путь.

– Иван Савельевич, не ходи туда, – сказал он. – Я сейчас принесу планшет, проверите накладные и распрощаемся…

– Да, что с тобой сегодня? – улыбаясь, изумлённо посмотрел на него казак. – Почему мы не должны идти в кают-компанию? Признавайся, ты действительно заделался контрабандистом? Тогда, почему как все не спрятал запрещённый товар в грузовом отсеке? Нет, теперь я точно туда пойду, мне даже интересно стало…

– Я давно догадывался, что Гена не чист на руку, – подхватил тему Козырь, подмигнув остальным. – А я ещё думаю, почему «Мотылёк» так часто бегает туда-сюда, из одной системы в другую…

– Я бы сказал, что наш «Мотылёк» – мотыляется, – пошутил Иван Савельевич. – Кстати, может, поэтому его так и назвали.

– Точно, – рассмеялась Поля, – и насколько я помню, корабль всегда приходит на станцию в ночные смены.

– О, как раз в связи с этим… Сашка! – крикнул в своё переговорное устройство, Иван Савельевич, обращаясь к пилоту, оставшемуся на «чайке». – Найди песню про мотылька в плей-листе у меня. Помнишь, которую я недавно слушал… Включи и сделай погромче…

– Она же древняя, как псалмы, – недовольно отозвался тот,– ей уже больше двухсот лет! Это что, песня вашей молодости?

– Выполняй, что велят старшие!

– Ладно-ладно, включаю… – буркнул Сашка, ища нужный файл. – По заявкам наших ветеранов звучит ретро-композиция конца 20-го века: «Ты мой ночной мотылёк»… Дамы могут приглашать кавалеров, или как там тогда говорили…

По отсекам корабля зазвучал приятный женский голос из далёкого прошлого…

– Я просто обожаю музыку тех веков, – зажмурился Иван Савельевич.

– Песенка точно в тему, командир! – закивал Козырь, вслушиваясь в текст и даже начиная слегка подтанцовывать. – Как думаете, что всё-таки семейка Бахов тайно перевозит к нам из «Мадьярского пояса»?

Так казаки, веселясь и балагуря, добрались до входа в кают-компанию.

– Сейчас мы это и узнаем, – ответил Иван Савельевич, открывая дверь…

Первое, что он увидел, или вернее, кого – была его старая знакомая Большая Капа, которая связанной лежала на полу и дикими от ужаса глазами смотрела сейчас на Ивана Савельевича. Рядом с женщиной в большом кожаном кресле сидел молодой темноволосый воин в чёрной боевой броне. Всё остальное пространство каюты занимали несколько десятков солдат, направивших свои автоматические винтовки на только что вошедших. По красному цвету в одежде, прикрывавшей надетые на них доспехи и высоким стилизованным шлемам, казаки сразу узнали своих давних кровных врагов. Это были янычары – солдаты основных штурмовых подразделений османского флота.

Русские мгновенно вскинули оружие и защёлкали предохранителями.

– Попили кофейку, – выдавил Козырь.

– Что-то аппетит у меня совсем пропал, – промолвила Поля.

– Простите меня, ребята, – со слезами на глазах повернулся к казакам, Гена, – я не мог предупредить вас… Они приказали молчать, иначе убьют мою жену…

– Понимаю, – хмуро кивнул Иван Савельевич, в это время, пытаясь незаметно включить свой переговорник на громкую связь, – но боюсь, что они убьют её в любом случае…

– Не старайся, – увидев движение казака, сказал, улыбнувшись, осман, сидящий в кресле, – «глушители» связи уже работают, ты не сможешь никого предупредить.

Действительно, музыка перестала играть, как только они вошли внутрь отсека.

Турецкий офицер поднялся с кресла и медленно подошёл к казакам вплотную. На его доспехах, на идентификационном жетоне светилось имя и звание:

«Яман Каракурт. Капудан-паша. Линкор «Абдул Кадир»».

– Какая неприятная паучья фамилия у тебя, паша, – медленно произнёс Иван Савельевич, в упор смотря на османа. – Ответь мне, что ты и твои головорезы здесь делаете?

– Казаки очень некультурные и, я бы даже сказал, дикие люди, – тот снова улыбнулся, – даже перед собственной смертью стараетесь произнести что-нибудь обидное. Но ты прав, я паук, а ты и твои друзья – маленькие беззащитные мотыльки, которые угодили в мою ловушку.

– Не такие уж и беззащитные, – вставила слово Поля, уперев прямо в грудь капудан-паше ствол своего пистолета.

– Однако в красоте женщин вашему народу нельзя отказать, – как ни в чём не бывало, продолжал осман, хищно осмотрев девушку с ног до головы. – Эту не убивать, – приказал он, обернувшись к своим солдатам.

Несколько янычар державшие на прицеле казачку переключили свои винтовки на «холостой» режим заряда.

Девушка в страхе сделала шаг назад и растерянно посмотрела на своего командира.

– Ладно, повеселились и будет, кончай базар! – сказал Иван Савельевич, грозно обводя янычар взглядом. – Осознаёте, что последует за вашими действиям? Вы незаконно пересекли государственную границу с оружием, захватили гражданское судно, совершили насилие над мирными людьми, а теперь угрожаете смертью представителям власти…

– Более того, я исполню эту угрозу очень скоро, если вы не опустите своё оружие, – перебил его Каракурт, снова садясь в кресло.

– Повторяю вопрос: Что вы все здесь делаете?

– Это же очевидно, – офицер пожал плечами, – мы хотим попасть на станцию, а вы стоите у нас на пути. Если бы не эта проверка, мои люди уже давно бы выполнили задание. Я отстаю от графика, поэтому даю вам всего тридцать секунд для того, чтобы сдаться. Надеюсь, все находящиеся здесь понимают, что у вас нет шансов победить? Время пошло!

Капудан-паша демонстративно поставил таймер на встроенном в доспехи ручном планшете и включил звук. Секунды начали громко отчитывать отведённое время.

– Ну, что скажете казаки, руки кверху или будем драться? – посмотрел на своих подчинённых Иван Савельевич. – Паукообразный прав, нас мало и мы без брони, поэтому шансов нет…

– Да, но сдаваться как-то не с руки, – поморщился Козырь, нервно переводя винтовку с одного янычара на другого, – к тому же, эти ушлые ребята в любом случае всех нас перережут…

– Я им живой не дамся! – сказала Поля. – Предлагаю размазать мозги этих краснокафтанных по стенам отсека!

– Да, – Фрол был как всегда немногословен.

– Паук, – обратился Иван Савельевич к Яману Каракурту, – ты сам всё слышал – сдаваться мы не будем. Сейчас ты выиграешь этот бой, но не думай, что сможешь уйти от возмездия за свои преступления…

– Всё в воле Всевышнего! Я ценю храбрость своих врагов, даже таких грубиянов, как вы – ответил тот, отворачиваясь от казаков в кресле. – Огонь!

Кают-компания мгновенно наполнилась громом выстрелов и стонами умирающих…

…– Какого лешего они начинают стыковку?! – спросил сам себя, Вит Кузнецов, наблюдая на экране, как «Мотылёк» начал подходить к причалу станции. – Эй – 146-й, вы закончили проверку? Всё в порядке? Почему вы все молчите?!

В эфире ему никто не отвечал, только в динамиках, вместо песенки про «ночного мотылька» вдруг загремели литавры старого османского марша янычар…

Глава 2.

Четвёртый терминал космопорта «Новой Москвы» был до отказа забит военными. Редкие гражданские робко жались к стенам, не зная куда себя деть, чтобы не быть сбитыми и растоптанными марширующими колоннами космодесантников и морских пехотинцев. Полным ходом шла погрузка войск на транспорты…

У одного из трёхмерных информационных табло стояла совсем юная девушка в форме курсанта Военной Академии. Не обращая никакого внимания на шум и суматоху царившие вокруг, она что-то увлечённо искала в архивных файлах. Ловкими, чуть заметными глазу, движениями пальцев, девушка открывала очередную папку, читала её название и снова за ненадобностью удаляла её…

– Может здесь… – неуверенно сказала она, нажимая на очередной текс и пробегая глазами по его первым строкам.

«Между людьми было много войн, жестоких и диких. С древнейших времён кровь лилась, для удовлетворения амбиций земных правителей и военачальников, в угоду их гордыни и тщеславию. Не перестала она литься и в бесконечном пространстве космоса, заполняя своими кристаллами разгерметизированные отсеки погибших кораблей, и обагряя собой поверхность уже новых планет…»

– Это, что за лирика?! – нахмурилась девушка, сбрасывая файл в корзину. – Я не запрашивала фантастический роман. Мне необходима реальная информация о начале войны… О, кажется, нашла…

Она прочитала название одной из папок:

«Выписка из Военной императорской энциклопедии. Раздел: Мировая внешняя политика России в первой половине 23-го века»

– Включить аудиозапись с видеовставками…

Ровный безэмоциональный голос электронного секретаря начал свой рассказ:

«Внешняя политика Американской Сенатской Республики – АСР, начиная ещё с «земного» периода её существования, всегда была направлена на утверждение своего абсолютного господства в мире. С наступлением эры космической экспансии, несмотря на, казалось бы, огромные новоприобретённые территории и ресурсы, данная политика ничуть не изменилась. Зачем тратить средства на разведку и освоение новых звёздных систем, когда, без особых усилий, можно отнять их у, более слабого.

С этой целью Сенат – высший законодательный орган АСР развязывал захватнические войны, нарушая, ранее заключённые договоры, или переписывая их под себя. «Малые» республики и государства с иными формами управления, постоянно возникающие на просторах осваиваемой части Галактики, рано или поздно, вынуждены были подчиняться американскому влиянию. Не в силах противостоять такому сильному противнику, они, в конечном счёте, приобретали статус колоний, либо доминионов Американской Сенатской Республики, становясь сырьевой базой для подпитки её новых захватнических планов. Такая же участь ждала и крупные державы, в случае, если те, осмеливались бросить вызов гегемону.

 

Российская Империя стала одной из таких держав. Извечный исторический соперник американцев, свободолюбивая и непобеждённая, наша страна, одновременно, и пугала, и злила своих противников. Являясь, на тот момент, самым большим, по «национальной» территории государством, Россия рассматривалась Сенатом Республики, как главная цель на пути к мировому господству.

Справка: «национальная» территория, или «национальная» звёздная система – сектор пространства под юрисдикцией, того или иного субъекта права, недоступная для кораблей других держав, в отличие от «нейтральной» территории, на которой действуют международные правила, свободный проход и возможность присутствия любых кораблей.

К тому же, сто тридцать пять «собственных» звёздных систем, с освоенными экзопланетами и развитым промышленным комплексом, так манили «прибрать их к рукам».

Сильный военно-космический флот и армия «планетарной обороны» русских, не особо пугали Гексагон и сенаторов-ястребов – они были абсолютно уверены в своём военном превосходстве.

Справка: «Гексагон» – Штаб-квартира министерства космической обороны АСР расположенная на планете Вашингтон-8, являющейся нынешней столицей Республики.

К этому моменту, главные противники американцев в космическом пространстве: Тысячезвёздная Империя Хань, Франко-Итало-Германский Союз и Арабский Халифат, уже, либо были ими повержены, либо сильно ослаблены. Боевая мощь этих государств изначально, до вступления в открытый конфликт с АСР, была куда больше российской, не смотря на это, все они потерпели поражение в противостоянии с непобедимым американским флотом. Главным фактором этой непобедимости многие считали – присутствие во флоте Сената, легендарного пятизвёздного адмирала – Коннора Дэвиса.

Помимо собственного имени, у этого человека было много прозвищ, так называемых – боевых никнеймов:

Справка: «Боевой никнейм» – вид антропонима, дающееся офицеру или адмиралу, как правило, за боевые заслуги, реже, за особенности поведения или черты характера.

«Бичом Божьим» и «Последним паладином Галактики», легендарного адмирала хвалебно называли в среде американской военной и политической элиты, но многие знали его под более простым именем – «Мясник Дэвис». Кличку «Мясник» он получил за неоправданную жестокость по отношению к своим противникам в секторе боя. Дэвис преследовал поверженный вражеский флот, до тех пор, пока у того оставался в строю, хоть один целый корабль, при этом, не давая его экипажам возможности эвакуироваться. Пленных, адмирал не брал принципиально. Сам он называл подобные действия – «моя маленькая прихоть», а огромное количество жертв – «сопутствующими моей маленькой прихоти, потерями».

– Враг не просто должен быть разбит – он должен быть уничтожен физически, – говорил адмирал. – Мы не можем позволить себе такую роскошь, как милосердие, ибо милосердие в условиях тотальной войны – есть слабость, а слабость – это гибель Сенатской Республики…

Подобная кровожадность ничуть не мешала Дэвису считаться самым титулованным и авторитетным флотоводцем за всю историю космических войн. И действительно, за свою тридцатилетнюю карьеру, адмирал не потерпел ни одного поражения. Конечно, были у него очень тяжелые баталии, спорные по своим результатам. Например: сражение в системе «Авалон», с французами и германцами, или легендарная битва у планеты Галисия-9, где 1-му американскому флоту противостояла огромная объединённая коалиция из кораблей арабов, ханьцев и русских. Одержанные Дэвисом победы в этих сражениях, можно назвать – «пирровыми», из-за огромного количества собственных потерь, но всё же, это были победы. За адмиралом всегда оставался сектор сражения, а противник отступал, что по международной военной классификации означало – автоматический выигрыш. В десятках других столкновений, результат был одинаков – бегство врага и его тотальное истребление до последнего вымпела…

Практически всеми признавалось, что, именно благодаря флотоводческому таланту адмирала Коннора Дэвиса – Американская Сенатская Республика, к началу 23-го века достигла пика своего военного могущества. К 2210 году произошло окончательное воссоединение всех 55-ти звёздных дистриктов, они же – штаты, под контролем Вашингтона-8 – долгая гражданская война была завершена:

Справка: Гражданская война дистриктов 2204-2210 годов. Ожесточённый внутренний конфликт между тремя американскими секторами. Завершилась победой сектора «Север» под управлением Республиканского Сената. Главную роль в этой победе сыграл 1-ый ударный флот адмирала Дэвиса.

Теперь Республика контролировала в общей сложности, более двухсот национальных и вассальных звёздных систем, с населением в четыре миллиарда человек. Большинство соседствующих с АСР, государственных образований были вынуждены признать над собой превосходство Сената, и существовали сейчас в русле его политики. Единственным препятствием на пути к мировому космическому господству американцев оставалась Российская Империя.

Это была держава, чьи «экспедиционные» эскадры, участвовавшие в качестве основных союзников французов, итальянцев и немцев в Великой Европейской Войне, так и не были разгромлены Дэвисом.

Справка: Великая Европейская война 2202-2204 годов, она же – «Война Лиги» – вооружённое противостояние между американскими и европейскими колониями. Закончилась полным поражением последних, несмотря на широкую коалицию с русскими и ханьцами.

Постоянными точками напряжения между Россией и АСР являлись пограничные конфликты, которые происходили даже, несмотря на то, что общей космической границы между двумя нашими государствами, вообще не существовало.

Стараясь не вступать в прямое столкновение, американцы провоцировали соседние страны на агрессивные действия, направленные против Российской Империи. Давно забытые исторические обиды ими умело разжигались с новой силой, и русским боевым кораблям, стоящим на страже территориальной целостности Империи, снова и снова приходилось сходиться в боях, то с османскими галерами, то с польскими лёгкими крейсерами в постоянных пограничных столкновениях.

Следствием этого явились две полномасштабные войны начала века:

Первая война – это, так называемая «Польская кампания» 2209 года, в которой, с нашей стороны, принимал участие Балтийский флот и введённая в его состав – Императорская Гвардейская эскадра.

Справка: Космические флоты Российской Империи продолжали носить свои исторические названия: Черноморский, Северный, Балтийский, Тихоокеанский. Также, прежние имена сохраняли многие боевые корабли, дивизии и эскадры.

С другой стороны, нам противостоял объединённый флот Речи Посполитой и союзный ей – экспедиционный корпус АСР. По результатам этой войны, не смотря на существенные потери понесённые нашей стороной, под юрисдикцию России отошли несколько «русскоязычных» республик из состава бывшей Венденской Конфедерации:

Справка: Конфедерация «Венден» – искусственно-созданное государственное образование из малых торговых и промышленных республик в секторе пространства, ранее принадлежавшем Российской Империи.

Вторым серьёзным столкновением стала Русско-османская война 2212-2213 годов, которая была развязана военной элитой «Нового Стамбула». На начальном её этапе, боевые действия проходили крайне неблагоприятно для Российской Империи, сказалась внезапность нападения османских групп вторжения на наши приграничные звёздные системы. Однако, в дальнейшем, умелые и решительные действия нового командующего Черноморским флотом – адмирала Ивана Самсонова, изменили ход войны. В нескольких крупных сражениях русские космические моряки и лётчики полностью разгромили, численно превосходящие их, турецкие эскадры, в итоге вынудив султана Селима подписать позорный для его страны – «Константинопольский мирный договор»…

Хотя, оба этих конфликта закончились победой и триумфом русского оружия, но ведение боевых действий, потребовали большого напряжения сил и ресурсов всего государства. К тому же, результаты войн толкнули поверженных: Варшаву и Стамбул в цепкие объятия их «верных» друзей – американцев.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru