Амазонки вне закона. Первая часть трилогии «Амазонки в Космосе»

Дмитрий Лисовский
Амазонки вне закона. Первая часть трилогии «Амазонки в Космосе»

Глава 5

В той части космоса, где находились преследователи, проходило согласование дальнейших планов преследования беглецов.

В точку рандеву вышел истерзанный «Бекас». Установив навигационное оборудование и залатав бреши, «Бекас» обрёл способность продолжить свою миссию. Толку от него без главных калибров было мало, но он вполне мог отвлечь на себя внимание беглецов. Да и не было больше резерва у флота. Один эсминец, приданный группе, не мог существенно изменить расположение сил.

Чтобы избежать повторения предыдущего фиаско, решено было выходить из прыжка в разных точках, разбросанных в одну линию перпендикулярно курсу беглецов. Такой нехитрый план принёс свои плоды.

В то время, как гончие ушли в короткий прыжок, каждый в свою точку выхода, «Глория» готовилась покинуть гостеприимный астероид. Нора, отдохнувшая и счастливая от переполнявших её душу чувств, немного расслабилась и допустила непоправимую ошибку.

Вместо того, чтобы отойти от астероида на маневровых двигателях и под его прикрытием отдалиться от гончих, были задействованы маршевые. Рано или поздно их бы всё равно обнаружили, но к тому времени судно набрало бы приличную скорость и у экипажа имелся бы запас времени. А так случилось то, что и должно было случиться при потере бдительности. Астероид начал вращаться, изменил немного свою траекторию. Эти изменения сразу бросились в глаза оператору РЛС на «Бекасе», активно сканирующему пространство.

Вскоре после этого были зарегистрированы плазменные потоки от работающих двигателей и чётко прослеживался курс уходящего корабля. На запрос «свой-чужой» судно никак не отреагировало и на «Бекасе» сразу сообразили, что за птица улепётывает в сторону туманности. Срочно были сообщены координаты остальным кораблям и гонка возобновилась с удвоенной энергией.

На «Глории» тоже заметили преследователей после идентификации полученного сигнала. Через несколько минут после первого сообщения сигналы из радиорубки посыпались, как из рога изобилия.

– Справа по борту параллельным курсом регистрирую судно.

– Справа по борту регистрирую ещё 2 судна в отдалении от первого, меняющих курс в нашу сторону.

– Так, похоже, приплыли.

– Сзади по курсу вижу судно. Характеристики уточняются.

Нора поняла о своей ошибке, но локти кусать было некогда. Нужно было искать выход из создавшегося положения и срочно. Скорости были явно не в пользу «Глории». Да и при моделировании ситуаций такой вариант не рассматривался.

– Горкли, срочно данные обстановки по курсу.

– Справа в пятнадцати градусах по курсу наблюдаем обширное метеоритное облако. Прямо по курсу группа астероидов.

– Лизи, проложи курс в обход облака слева, в притирочку. Астероиды пока прикроют нас и заставят стервятников убавить ход. Кормовые орудия товсь! Отставить! Орудие 8 товсь!

– А ведь этот козёл нас догоняет. Нора, уж не «Бекас» ли это? Слишком схожи характеристики. Да и на носу не регистрируются орудийные башни. Похоже, наша работа!

– Хоть с чем-то повезло. Если это «Бекас», а похоже, что это он и есть, то он занимает самую опасную для нас позицию. Но без главного калибра он не представляет для нас опасности. Подойдёт слишком близко, тогда шуганём его, а пока нечего тратить заряд на общипанную курицу. Орудие 8 отставить товсь.

– Если быть точными, то скорее уж петуха, а не курицу.

– И то верно, Юля.

На мостике появился Юхенсон с двумя техниками.

– Тумба, что вы здесь забыли?

– Нам надо протестировать радары в полевых условиях.

– Тогда почему здесь? Идите в радиорубку.

– Там работают Зиберт и Клишко, а нам нужно протестировать дисплей на головном компьютере и сравнить полученную картинку с исходящими данными.

– Ясно. Располагайтесь, но прошу не мешать

– Капитан, курс проложен. Программа в компе.

– Всему экипажу. Экстренное ускорение 5G. Всем занять перегрузочные кресла. Вахтенным вахту стоять. Отсчёт пошел. Пять, 4, 3, 2, пуск.

Все ощущения, присущие такому ускорению, навалились на корабль и его обитателей. Если экипаж был привычен к таким перегрузкам, то конструкторам было очень даже не сладко. Тем более тяжело было тем, кто занимался тестированием радаров. Своим манёвром беглецы отыграли несколько очков.

Шедшие на перехват вынуждены были сбавить скорость и менять курс с учётом новых данных. Одному из кораблей и вовсе пришлось применить экстренное торможение, чтобы не влететь в метеоритное облако.

Внеся изменения в курсах кораблей, свора попыталась обойти облако, но его размеры и плотность не позволяли сделать это. Облако было вытянуто в сторону туманности и преследователям нужно было или возвращаться назад, или идти к туманности параллельным курсом с беглецами. Всё время менялись исходные и это вносило нервозность и неразбериху среди экипажей. О согласованности в действиях кораблей и вовсе нет речи.

Очень скоро курсы беглецов и преследователей стали параллельными и их разделял только метеоритный поток. У гончих оставалась одна надежда на «Бекас». Со временем связь между кораблями пропала, так как их разделило метеоритное облако

Что-то нечисто было с этими беглецами. Сколько кораблей погибло, сколько людей, а результата нет. Может быть, они ведьмы? Или само провидение им помогает, но этому нужно положить конец. В туманности они все погибнут и в этой гонке уже нет смысла.

Подойдя вплотную к облаку, корабли пытались найти брешь в этом потоке, но не находили.

«Бекас» остался один на один с этими бестиями. Что делать? Один в поле не воин. Да и жутко становилось при мысли, что с «Глории» снова откроют огонь. А им и ответить нечем. Одно попадание, и залатанный наспех отнюдь не броневыми листами корпус расколется, как орех. Повреждённые уровни до сих пор не могут привести в порядок, хотя аварийная бригада работает, не покладая рук.

После некоторых раздумий Хосе Кастро принял решение прекратить преследование. «Бекас» начал торможение.

Сначала этот манёвр вызвал на «Глории» подозрение в каком-то подвохе, но, проанализировав ситуацию, Ольга Шадрина выразила уверенность в том, что «Бекас» прекратил преследование из-за риска потерпеть крушение. Вероятность такого исхода составляла почти 96%.

Справа от преследователей их прикрывало облако и появившиеся астероиды. Впереди их ждала неизвестность. Ещё ни один корабль землян не посещал туманности, и никто даже приблизительно не представлял, что их там ожидает.

А верно ли предположение, что никто не побывал в туманностях? Быть может, исчезнувшие корабли там и сгинули или до сих пор блуждают в поисках выхода? Как знать, как знать…

Вероятность погибнуть была очень высока, а с учётом полной неизвестности и вовсе приближалась почти к 100%. К такому выводу пришёл и Хосе Кастро, после чего решил прекратить гонку. В конце концов, адмирал Кортец далеко, да и вряд ли отдаст Хосе под трибунал за невыполнение невыполнимого задания. А смерть, она вот – рядом. «В крайнем случае, доложу, что беглецы стали невидимыми. А что, это идея. Другие корабли давно уже потеряли их из вида и ничего не смогут опровергнуть. Экипаж не подведёт: жить-то всем хочется. Останется подделать данные радиопоиска для проверки, если такова будет проведена». А пока Хосе решил лечь на обратный курс, снестись с другими судами и наладить патрулирование вдоль туманности. Эти действия сойдут за инициативу, глядишь – ещё и поощрят. Сказано – сделано. Так по жизни хитроумный трус становится героем. Про него могут слагать песни, легенды, и никому невдомёк, что герои чаще гибнут и подвиг их безвестен.

Решение посетить Конскую Голову не было безрассудным. Сейчас важнее было уйти от гончих, найти подходящий объект и повторить манёвр с астероидом. Соваться в центр туманности с таким запасом ДСВ нечего было и думать. Пройтись по краю и затеряться

Глава 6

Оставим на некоторое время наших героев, точнее – героинь, и посмотрим, что происходило в других частях Земной конфедерации.

Сама конфедерация начала именоваться Солнечной империей. Диего Гонсалес приобрёл титул императора. Неутешительные вести о провале блицкрига подтолкнули Гонсалеса выдать несколько непопулярных указов. Был введён запрет на рождаемость сроком на 10 лет. С этой необходимостью согласились даже китайцы. Одним лишь малочисленным племенам типа бушменов было наплевать на эти указы. Они про них и не слышали, как и о том, что люди летают в космос, воюют с инопланетниками, что они уже живут в империи и главный в ней император. Для них было главным не рассердить своего вождя. А то ведь ненароком заберёт твою жену в свою постель. А того ещё хуже – на тебя глаз положит. И ещё неизвестно, в постель ли тебя затянут или на обед подадут. А может быть и так, что подадут на стол после бурной ночи. Но, увы, эти племена не давали большого прироста населению Земли, потому и не будем на них отвлекаться.

Ещё одним указом было увеличение миграции на Венеру и Марс. Дальние сателлиты империи заселялись очень медленно. Поиск новых колоний был приостановлен.

На Марсе обнаружили ещё одно месторождение ДСВ, но было оно столь бедно, что едва покрывало потребности флота внутри системы.

В созвездии Альнитак бои продолжались с переменным успехом. Восточный континент был наполовину оккупирован, для захвата остальных территорий не хватало сил. Местное население почти поголовно ушло в партизаны. Как бы там ни было, но применять ядерное оружие земляне отказались.

На Земле полным ходом шла мобилизация желающих служить в космическом флоте. Таких было немало. Но, совсем необученные, они становились лёгкой добычей для альнитакцев, которые очень быстро научились эффективно партизанить. Как бы то ни было, но транспорты сумели доставить на поверхность планеты всё необходимое для монтажа горно-обогатительного комбината. Используя всех, кто попадал под руку, оккупационные власти очень скоро наладили добычу и обогащение ДСВ. Это была уже маленькая победа.

 

Первые партии очищенного катализатора пополнили в первую очередь запасы на кораблях экспедиционного корпуса. Затем возникла необходимость создания стратегических запасов драгоценного минерала и отправки его в метрополию.

Был сформирован первый караван и группа конвоя, состоящая из шести эсминцев. Конвой потребовался не так для защиты груза от нападения инопланетян, как от попыток загнать товар на сторону. После вывода к границам Альнитака каравану уже ничего не грозило. Но, подозревая в каждом капитане транспортников проходимца, Кортец решил конвой не отзывать. Вместе с караваном в метрополию ушла депеша с просьбой усилить флот корпуса новыми судами, сошедшими с верфей. А что таковые имеются, адмирал знал достоверно.

Как только первый караван покинул эту звёздную систему, со стороны звезды Альнилам появился флот противника. Это уже были не те жалкие 8 судёнышек, попытавшихся остановить земную экспансию в самом начале вооруженного конфликта. Это была целая армада.

Технически флот противника уступал землянам, но количественно существенно превосходил. Десять линкоров, столько же авианосцев, 50 эсминцев, столько же дредноутов, более сотни канонерок и других мелких судов. Было тут от чего растеряться командующему флотом.

Земляне же на этот момент вместе с прибывшим недавно подкреплением насчитывали 3 линкора, 5 авианосцев, 22 эсминца, 16 авианосных крейсеров, 4 рейдера, 12 канонерок и 30 торпедных катеров

Флот инопланетян снизил скорость до маневренной, принял боевой строй в два эшелона и ринулся в атаку.

Вначале боя никто из землян не заметил группу звездолётов, появившихся намного левее от основных сил. Прикрывшись светилом, они обошли его стороной и зашли в правый фланг землян. Лишь бдительность одного из операторов РЛС на канонерке позволила обнаружить врага в не самый критический момент.

Несмотря на всю бездарность Кортеца как полководца, надо отдать ему должное за очень своевременный приказ. Из боязни быть окруженным, он неосознанно приказал выдвинуть навстречу врагу всю палубную авиацию, чтобы не подпустить инопланетян на дистанцию выстрела. Это в последствии спасёт много техники и лётчиков, не позволив погибнуть им вместе с кораблями-носителями. Решение было глупым, но только не в данном случае. Иногда и глупость может блеснуть мудростью.

Не менее важную роль в успешном отражении атаки сыграли ещё 2 фактора. Первый из них это то, что правым крылом командовал прибывший вместе с подкреплением вице-адмирал Рассел Бейли. Император наделил его особыми полномочиями в случае дальнейших неудач на ТВД, Бейли должен был заменить Кортеца на посту командующего земным флотом.

Имея более гибкий ум, Бейли попытался указать адмиралу на некоторые недостатки в планировании операций, но был высмеян и поставлен на место. Он остался командовать приданными ему судами: линкором «Минестраль», двумя авианосцами, восемью крейсерами и половиной торпедных катеров. Сама по себе внушительная сила, не намного уступающая по огневой мощи силы землян вначале кампании.

Вторым важным фактором были сами инопланетяне. Как и земляне, они тоже не имели достоверной информации о противнике, о возможностях флота землян. Единственный выживший в первом столкновении минтакиец, уцелевший на гибнущем корабле и чудом добравшийся до своих на спасательной шлюпке, не мог поведать ничего особенного. В том бою защитные поля не активировались, так что враг не подозревал о их существовании. Не видел этот пилот и плазменных потоков и не мог ответить, каким оружием был разрушен его корабль. Минтакийцы были убеждены, что все их корабли были уничтожены лазерными пушками и ракетами, выпущенными с самолётов палубной авиации. На этом и строилась вся стратегия для флота и для каждого судна в отдельности.

Вынырнувшая из-за светила эскадра первая вступила в бой. Правый фланг активировал силовые щиты, что стало полной неожиданностью для нападавших. Все ракетные залпы и лазерные лучи были погашены защитными экранами.

Сняв защиту, земной флот огрызнулся ответным залпом, который буквально смёл атакующих. Авианосцы выпустили целую свору штурмовиков, которые принялись добивать врага с ближней дистанции. Инопланетяне даже не успели задействовать малую авиацию, столь неожиданным и уничижительным оказался ответный удар. Исход сражения на правом фланге был предрешен.

Основные силы флотов схлестнулись чуть позже. Кортец решил повторить все действия, применённые в первом бою. Палубная авиация должна атаковать противника, нарушить его боевые порядки и уйти в сторону, после чего должен последовать дружный залп из всех орудий, после чего силы флотов должны уравняться. А там уже скажется преимущество земной техники.

Увы, не всё так сталось, как гадалось. Малые суда были встречены плотным огнём из всего, что могло стрелять. Нанести большого урона мелким и юрким судам этот шквальный огонь не мог, но и земляне не достигли своей цели. Вреда врагу они тоже не нанесли и боевые порядки не нарушили.

Штурмовики и истребители отошли на фланги и после этого последовал залп из главных калибров. Залп был беспощадным, но Кортец ожидал большего. Всё же кое-что для борьбы с землянами инопланетяне предприняли. Где только было возможно, корабли в носовой части обшивались дополнительно метало-керамическими листами. Защита не ахти какая, но отклонить или ослабить плазменный поток могла.

На это и были сделаны ставки. Небольшой промежуток времени для сближения флотов инопланетяне получили.

Не достигнув желаемой цели, земляне по команде с флагмана задействовали силовые щиты. И тут их ожидала полная неожиданность. Уже упоминалось, что электронномагнитные пушки инопланетян стреляют не плазмой, а металлическими снарядами. Силовой защитный экран на самом деле не был непробиваемым, как это показывают в кино.

Экран – это электромагнитное поле, окружающее корабль. Чем крупнее судно и его силовая установка, тем сильнее поле экрана. При обстреле плазмой или лазером экран отклоняет лучи или даже проводит их по своей поверхности, в зависимости от силы луча и угла соприкосновения с полем.

При обстреле ракетами и торпедами экран выполняет функции детонатора. Ракеты и торпеды беспрепятственно проходят через щит, но при этом поле возбуждает взрыватели и снаряды взрываются, не достигнув цели. Корабль осыпает лишь осколками и только.

Так вот, простые болванки прошивали экран, слегка отклонившись, и по большей части достигали цели. Такие снаряды не взрывались, так как не начинялись взрывчатым веществом, но обшивку пробивали, как картон. И тут уж как повезёт, куда такая дура залетела. Может разрушить узел, механизм, нарушить проводку, убить кого-то, да мало ли что ещё. В любом случае корабль получал пробоину и происходила разгерметизация. Несколько таких брешей – и корабль уже не сражается, а борется за выживание.

Ну кто мог предвидеть, что где-то будут стрелять болванками в век, когда стрелковое оружие стало анахронизмом и давно стало лишь личным оружием для офицерского состава как дань прошлому.

Землян окатили холодным душем. Получив щелчок по носу, земляне открыли хаотичный огонь по противнику со всех видов вооружения.

Стреляя друг в друга ракетами, плазмой, болванками, флоты шли на сближение. Что будет дальше? Таран, абордаж, рукопашная? Хотелось бы увидеть такое зрелище, но всю картину боя испортил Рассел Бейли.

Оставив палубную авиацию добивать ошарашенного противника, Бейли уже сам вышел на левый фланг врага. По бортам обшивка кораблей инопланетян была слабее, поэтому потери с их стороны после залпа небольшой флотилии были ощутимыми. Не дав противнику опомниться, корабли Бейли дали второй залп.

Поняв, что их сейчас просто сметут, минтакийцы и альнитакцы поспешили сбросить скорость, перегруппировались и начали дружно отступать на исходные позиции у границ системы.

Преследовать их не стали. Без потерь обошлась лишь эскадра Бейли. Трудно было найти корабль без пробоин среди кораблей основных сил флота. Энергоресурс и боезапас были ограничены. Надо было зализывать раны. Первое серьёзное столкновение флотов завершилось в пользу землян. Как бы это не стало пирровой победой.

После анализа сражения Бейли решил больше не тянуть с изменением «статус кво». Связавшись с «Крейзи», он объявил о своих действительных полномочиях. Пытавшегося было что-то возражать Кортеца прервали на полуслове и велели ему пребывать в своей каюте.

Надо было брать бразды правления в свои руки. Главный штаб флота был расформирован. Офицеры, преданные Расселу, должны были стать ядром нового штаба фронта. «Крейзи» потерял статус флагмана, им стал линкор «Минестраль». На театре военных действий должно было наступить временное затишье. Обе стороны понесли существенные потери и нуждались в передышке.

У землян не было в этой системе ремонтной базы, поэтому ремонт подбитых судов производился на орбите. Если повреждения были более существенные, приходилось сажать такие суда на поверхность планеты вблизи горных разработок. Для ремонта кораблей, не поддающихся ремонту на орбите и не могущих совершить посадку на планету, требовался плавучий док. Бейли дал запрос в метрополию, но надежды на скорое разрешение этой проблемы не было.

У вражеского флота имелись базы на других планетах этой системы, но земляне не подпускали к ним корабли противника, хотя сами тоже не могли воспользоваться их услугами.

Начали поступать первые военнопленные, которых подбирали с подбитых самолётов и спасательных шлюпок.

При предыдущем командовании никто даже не задавался вопросом: откуда прибывал флот инопланетян, где они базируются, сколько их? Когда доставили первых минтакийцев и вовсе стало ясно, что бывшее командование было не только некомпетентно, но и преступно халатно. Их надо было отдать под трибунал.

Не догадываться, что против тебя воюет две цивилизации! Такое просто в голове не укладывалось. Срочно нужно налаживать разведку. Сколько времени было потрачено впустую. Сколько людей погибло из-за преступного головотяпства. Обо всём в метрополию была послана ещё одна депеша.

Пока на линкоре ожидали дальнейших распоряжений императора и главнокомандующего всех вооруженных сил империи, заглянем на окраины туманности Конская голова.

Глава 7

Медленно, но уверенно, «Глория» следовала проложенным курсом по краю туманности, не углубляясь к её центру. Периодически выныривая в относительно чистое пространство, они неизменно обнаруживали свой конвой. Пробовали менять курс – результат не менялся. Следы от плазменных потоков выдавали их с головой.

Уйти бы в глубь туманности и затеряться там в этом хаосе или хотя бы найти обширную область, способную затенить их корабль. Ясно было, что гончие не сунутся в эту преисподнюю. Но всё упиралось в дефицит ДСВ. Скоро придётся заглушить двигатели или идти на урановом топливе с черепашьей скоростью, которое тоже имеет ограниченный запас. Так и будут дрейфовать, пока корабль не найдёт своё последнее пристанище на одной из мёртвых планет или не сгорит в горниле одной из звёзд.

Положение «Глории» становилось критическим. Весь комсостав собрался в конференц-зал для поиска выхода из создавшегося положения. Пригласили так же кое-кого из конструкторов и тех членов экипажа, кто в своё время учился или закончил вуз.

Обсуждение проходило очень бурно. Перебивая друг друга, крича и чуть ли не ввязываясь в драку, каждый выдвигал свою версию и пытался отстоять её. О субординации никто не вспоминал: не до того было.

Как только очередной вариант был донесён до слушателей, его обсасывали со всех сторон и отбрасывали. В большинстве случаев причиной неприятия того ли иного проекта служило отсутствие спецоборудования, специалистов или дефицит ДСВ.

Все уже охрипли от криков. От выпитого в таких количествах кофе тоже лучше никому не стало. Спиртное же на нашем судне и вовсе было под строжайшим запретом. Атмосфера продолжала накаляться и, казалось, взрыв был неизбежен. Тут-то и раздалось уже знакомое нам: «Кх-кх, простите».

Вначале никто и не услышал это покрякивание. После многократного «простите, минуточку внимания» становилось всё тише и тише, пока все не сосредоточили свои взоры на взъерошенного Юхенсона. И в этих взглядах читалась надежда. Для большинства присутствующих Тумба уже стал непререкаемым авторитетом. О его первом появлении на мостике уже никто не вспоминал – настолько вырос его авторитет.

– Прошу вас уделить мне минутки три вашего внимания. Буду краток.

Тумба исподлобья глянул на Нору, та умильно смотрела на Тумбу и улыбалась.

– В силу того, что «Глория» принадлежи военно-космическому флоту, а не научному учреждению, на борту просто не может быть научного оборудования. Но, простите меня за мою самоуверенность, у вас есть мой мозг. Ещё раз простите за нескромность, но я и мои коллеги являемся конструкторами высшей пробы. Для нас не составит труда собрать спектрограф и другие приборы, могущие помочь в осуществлении ваших прожектов.

 

Что касается отсутствия спецов, то я не согласен. Их здесь достаточно. Кратковременный курс переобучения вполне позволит оператору РЛС работать на спектрографе и т. д.

Юхенсон осмотрел ошарашенных слушателей самодовольным взглядом, но, нарвавшись на укоризненное движение Нориного пальчика, потупился и покраснел так быстро и густо, как это делал он один.

– Всё верно, Тумба, ты опять доказал, что голова у тебя не только для того, чтобы ею есть. Сколько времени потребуется для создания спектрографа? Остальные приборы подождут.

– Да он по сути уже готов. Осталось подобрать к нему подходящий осциллограф и можно работать.

– Постой, как ты догадался, что нам понадобится спектрограф?

– А я и не догадывался. Просто от разбитых РЛС осталось много полезных штучек, вот я и балуюсь на досуге. Да и у Родригес на складах куча всяких фентиклюшек, пригодных для наших целей. Правда, Сивилла?

Та только пожала плечами. Мало ли, что у неё там есть?

Тумбу попытались было покачать, но он отбился от потянувшихся к нему доброжелателей. Он не был лишён тщеславия, но и некоторая доля скромности ему тоже была присуща. Как это уживалось в одном человеке, одному Богу известно. Такие вот они – талантливые люди. Их сам чёрт не разберёт.

– Друзья, давайте за работу. Слева по курсу в 23 есть перспективная область. Я предлагаю рискнуть. Так или иначе, нам отсюда живыми не выйти, а кокон я им не отдам. Дудки им! А так, хоть маленький, но шанс. Да и судя по данным, полученным при сканировании этой области, отмечу один прелюбопытнейший факт…

– Ту-у-умба! Ради Бога, не томи.

– В этой области наличествует звёздная система, в которой планеты вращаются вокруг своего светила практически в одной плоскости.

Юхенсон умолк, уставившись в недоумённые глаза присутствующих.

– Вы что, ничего не поняли?

– Тумба, если ты не перестанешь корчить из себя умника и не объяснишь толком, при чём здесь орбиты планет, я тебя убью.

– Постой, Нора, не убивай его, он нам ещё много пользы принесёт. Тумба, ты хочешь сказать, что в этой области есть система, в которой планеты приобрели устойчивые орбиты?

Юхенсон радостно закивал.

– Значит, это уже устоявшаяся система и, возможно, есть планеты, пригодные для жизни, или…

– Да, Юлечка, да, именно это я и имел в виду. Это уже не новообразование, что само по себе не свойственно туманностям. Хотя, что мы о них знаем? Но, исходя из исследований последних лет, не так уж и много звёздных систем, где нет планет, в той или иной степени пригодных для жизни. В основном это звёзды, гораздо крупнее нашего Солнца и гораздо горячее. Или уже угасающие, готовые превратиться в сверхновую.

А эта звезда близка по всем параметрам к нашему Солнцу. Вот спектрограф нам позволит провести более детальный анализ. И, чем чёрт не шутит, может быть, и ДСВ найдём. Я очень на это надеюсь.

Похоже, речь конструктора зажгла в сердцах экипажа нешуточную надежду. Глаза заискрились, на лицах появились улыбки! Зал наполнился радостным возбуждением, как будто всё хорошее уже случилось и не гоняются за ними цепные псы диктатора Диего Гонсалеса.

Оживление ещё не стихло, а Тумба забрал с собой своих коллег и отправился исполнять задуманное. Ход времени на корабле изменился. Если до сего момента оно ползло, то после совещания в конференц-зале понеслось галопом.

За бортом все объекты возобновили своё движение. Это только внутри звёздных систем, на малых скоростях движение может выдать только пролетающий мимо скиталец или проползающая планета, если вы проходите рядом. Зато в межзвёздном пространстве, да на световых и сверхсветовых скоростях движение заметнее. Что уж говорить о таком месте как туманность. Скопления всевозможных космических объектов в них на порядок выше, чем в стабильных системах. Скорость судна внутри таких образований не очень высока, чтобы успеть увернуться от очередного сюрприза и не вляпаться в другой.

Новая РЛС работала отменно. Старая система чётко обнаруживала и анализировала объекты, а вот курсы уже рассчитывались людьми. Новая же система всё делала сама: обнаружение, анализ, курс – всё рассчитывалось компьютером. Технари сработали отличную программу для навигаторов. Если возникнет необходимость, бортовой компьютер, благодаря новой программе, позволит двигаться даже в этом хаосе на более приличных скоростях.

А пока те, кому выпала возможность находиться возле иллюминаторов или лобового экрана, наслаждались грандиозным зрелищем – зарождением нового созвездия, новых звёздных систем и планет. Это действительно великолепное зрелище. Экипаж «Глории» был первым и единственным свидетелем превращения хаоса в упорядоченное движение светил и планет. И самым изумительным в этом было то, что люди не чувствовали себя пылинками мироздания.

Сами звёзды смотрели из своих колыбелей на этих дерзких созданий, осмелившихся бросить им вызов. Созерцали и удивлялись, что эти мелкие людишки ещё не подавлены их величием. И невдомёк им, что люди – это их потомки. Все они возникли из одного вещества – протоплазмы.

Вот только люди чувствовали это родство. Их всегда привлекали к себе звёзды, манили своей таинственностью, горячей холодностью. И вот они уже шныряют между звёзд, пока ещё не осознавая, что всё здесь для них родное, любое разумное существо во вселенной – это брат или сестра. Лишь звёзды взирают на всё живое свысока.

Хотя, кто его знает, быть может, звёзды разумны, но разум их нам не постичь. Кто знает, в чём заключён задум творца? И был ли творец? Всё же что-то или кто-то сыграл определённую роль в мироздании. И наши первые шаги в космосе тоже кем-то предопределены.

Так это или нет, нам никогда не узнать. Одно во всей этой теории однозначно верно – человечество есть неотъемлемой частью вселенной, её порождением. И это факт.

Пусть наш разум ещё молод и не постиг законов мироздания. Но мы уже заставляем эти законы работать на себя. Главное – это не обернуть их против себя. У человечества есть шанс приобрести опыт и знания до того, как оно убьёт себя.

Экипаж «Глории» боролся сейчас не только за свои жизни. Он боролся за выживание человечества, ибо оно уже ступило на путь самоуничтожения, схлестнувшись с братьями по разуму.

Когда-то, на заре воздухоплавания, человечество мечтало встретить разум в космосе. В романах и кинолентах обыгрывались различные варианты встречи с иным разумом. Но всегда человечество отличалось дружелюбием и лишь на агрессию отвечало адекватно.

Столкнувшись с иным разумом, люди повели себя совсем не миролюбиво. Не попытавшись даже вступить в контакт, он обрушились на миролюбивых альнитакцев. Всё встало с ног на голову. И дело вовсе не в том, что человечество по сути своей воинственно. Везде найдутся как голуби, так и ястребы. Всё дело в том, кто стоит у власти.

Пока у власти был президент Мадейрос, вопрос о нападении не стоял. Как только во главе правительства стал Гонсалес, вопрос об агрессии был решён в первые часы правления.

Доколе же люди не усвоят одну простую истину – не обязательно будущий правитель будет лучше прежнего. Кто бы ни был у власти, всегда будут те, кто недоволен правителем. Свершают перевороты, проводят перевыборы, предают, продают и всё возвращается на круги своя. После сатрапа будет правитель-либерал, после либерала, скорее всего, опять будет диктатор.

Кажется, что люди разучились думать. Одно лишь в головах – как выжить? Об остальном пусть другие думают, для этого их и выбирали. Человечество уже начало деградировать, не достигнув своего расцвета. Или уже достигнув?

Пока мы философствовали на отвлечённые темы, на борту «Глории» опять было созвано совещание, которое освещалось по общекорабельной связи.

– Дамы и господа! Прошу у всех внимания! Все вы знаете о положении, в котором оказался наш экипаж и группа конструкторов. Сейчас мы получили данные о звёздной системе, находящейся в небольшом удалении от нас слева по курсу. Светило аналогично нашему Солнцу как по массе, так и по спектру излучения. Это звезда шестой величины с вполне устойчивой планетной системой. Затенённые области не позволили нам просканировать большую часть системы, но уже сейчас можно утверждать, что планета земного типа. Есть ли там жизнь и, тем более, разум, узнаем позже.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru