Николай Второй. Октябрьская революция 1906 года. Книга девятая

Дмитрий Александрович Найденов
Николай Второй. Октябрьская революция 1906 года. Книга девятая

Глава 1. Иван Романов

Судьба двойного агента,

будь он вымышленным или реальным,

редко бывает счастливой

М.Л. Хьюи

7 мая 1899 год. Кремль.

Я сидел в своём кабинете и ждал, когда ко мне пригласят моего старшего сына Ивана. За окном уже было темно, но на улице горели фонари, освещая внутреннюю территорию Кремля. Постучавшись в кабинет, вначале вошёл мой секретарь и, получив от меня согласие, пригласил в кабинет моего сына.

В кабинет вошёл довольно высокий молодой парень, которому можно было дать лет двадцать, с твёрдым взглядом и уверенностью в себе, повинуясь жесту, он присел в кресло перед столом и посмотрел на меня.

– Ты готов? – спросил я.

– Нет, к такому подготовиться невозможно, но я оцениваю свои шансы на успех в шестьдесят процентов. Дальше смысла тянуть нет. Сейчас удобный повод переехать учиться в Европу и начать работу над предстоящей операцией.

– Тогда слушай внимательно. Ты отправишься в Швейцарию, где поселишься по одному из указанных в легенде адресов. Там ты поступишь в частную школу, где продолжишь обучение. В течение полугода тебе необходимо встретиться с Плехановым и войти с ним в тесные отношения, сразу свою фамилию не открывай, но, когда он будет готов и ты скажешь, кто ты на самом деле, предложи ему создать революционную газету с целью свержения монархии в Российской империи и передачи власти народу. По легенде, которую мы разыграем, ты решил уйти из семьи, так как придерживаешься марксистских взглядов. Ты должен убедить его в своей верности марксистским идеям и готовности участвовать в религиозном движении. Только проси сразу всем не раскрывать своей фамилии. В швейцарском банке у тебя будет открыт счёт, на который ежемесячно будут поступать деньги для твоего содержания. Когда встанет вопрос, где взять деньги, ты предложишь забрать их у капиталистов и использовать на борьбу против них. Проще говоря, ты предложишь ограбить банк. Так как ты получаешь деньги в банке Ландолт и Цие, то спланируешь ограбление именно его, для чего тебе придётся сменить внешность и использовать оружие. Лучше всего, если с тобой будет напарник, который подтвердит, что ты действительно ограбил банк. Схему ограбления тебе необходимо выучить наизусть. Когда спланируешь нападение, то ты должен как минимум за три дня явиться в банк и положить в свою ячейку дату и время нападения. Все записки шифруй по нашему коду, если что-то будет нужно, оставишь в ячейке камеры хранения. О нашем договоре никто не будет знать, человек, который работает в банке, только посредник, и ничего сообщить не сможет.

Теперь про вступление, завтра утром мы должны с тобой разругаться прямо на обеде. Там будет присутствовать вдовствующая императрица Мария Фёдоровна и Великий князь Сергей Александрович с супругой. Основные фразы я заготовил, но можешь добавить и свои, только не переусердствуй, всё должно выглядеть натурально. Ты пытаешься убедить меня, что народ нужно освободить от тирании и дать развиваться самостоятельно. Нужно отменить частную собственность, а все земли и деньги поделить между населением страны и всё в таком же духе. Твои доводы должны выглядеть наивными и детскими, после чего ты в обиде просишь отправить тебя учиться в Европу и покидаешь обед. Сразу после этого ты покидаешь Кремль и отправляешься в один из домов к своему другу, с которым ты по моей просьбе наладил отношения. Тебя, конечно, вернут, но ты совершишь ещё одну попытку прилюдно покинуть Кремль. Через день на семейном совете я приму решение отправить тебя на учёбу в Европу, а точнее в Германию, откуда ты сбежишь и отправишься в Швейцарию. Через неделю тебя найдут мои агенты, и я пришлю тебе официальное письмо с просьбой не агитировать за идеи Маркса, а продолжить свою учёбу, за что тебе будет полагаться ежемесячное содержание. Учти, что после встречи с Плехановым, когда ты расскажешь кто ты на самом деле, за тобой начнётся слежка со стороны Службы Безопасности. Ты ненароком обмолвишься, что за тобой следят и укажешь на данный факт. Слежку будут вести показательно, поэтому убедить в этом Плеханова труда не составит.

Во время ограбления банка под видом загримированной девушки ты ранишь полицейского, который попытается тебя остановить. После этого над тобой будет висеть обвинение в покушении на представителя власти. Ну а дальше тебе придётся справляться самому. Возможные варианты развития событий ты знаешь, связь через газеты для разных стран мы оговорили. Банковские ячейки в разных странах для связи со мной ты выучил. По возможности я буду тебе подсказывать и предупреждать, но постарайся действовать самостоятельно. Где взять деньги на будущую революцию, я тебе объяснил и легенду проработал. Часть денег будешь брать у капиталистов, стремящихся к конституционной власти в нашей стране, как и что им обещать, я тебе уже тоже озвучивал, – сказал я.

– Не переживай, отец, мы за последние пять лет, перебрали все возможные варианты, и я выучил весь план наизусть. Я справлюсь.

– Главное, помни, что после моего отречения, ты попадёшь в сферу влияния чистильщиков, не дай им повода убить тебя и почаще используй двойников. Нельзя допустить, чтобы тебя убили. Я, конечно, справлюсь, и у меня есть запасные планы, но этот самый эффективный, я люблю тебя, сын. Ещё помни, чтобы я не говорил по поводу тебя, в большинстве случаев это будет ложь. Я никогда от тебя не откажусь, хотя официально мне это и придётся сделать, – сказал я, вставая и подходя к сыну.

При моём приближении он встал и посмотрел мне в глаза, повинуясь порыву, я обнял его и сильно прижал к себе. В ответ сын обнял меня, мы так простояли несколько минут, после чего я отпустил его, и он вышел из кабинета.

Через полчаса вошёл князь с докладом. Я специально пригласил его с ежеквартальным отчётом, чтобы отвлечься от тягостных мыслей. Заодно с этим будет дана оценка ситуации аналитиками и экспертами.

Усевшись в кресло и по традиции налив себе чаю, он начал доклад,

– Обстановка в мире достаточно стабильная, по крайней мере, в европейской части. Германия продолжает наращивать промышленный потенциал в Австрии и вкладывает большие средства в инфраструктуру. Ей сильно мешает огромный внешний долг, как вы и просили, наша страна напрямую в финансировании Германии не участвует, но поддерживает это через банки, на которые мы имеем влияние.

Через два с половиной месяца заканчивается контракт на строительство Константинополя, и по условиям договора мы должны будем заплатить внушительную премию за выполнение работы по строительству городской инфраструктуры, жилых домов и промышленных предприятий в срок. Сумма премии составит восемьдесят миллионов рублей, не считая дохода, полученного от строительства. По данным разведки уже известно, что эти средства Вильгельм направит на закупку новой военной техники. Наш человек в штабе армии говорит, что в стране продолжается агитация за расширение Германии и огромные средства тратятся на армию в ущерб остальному бюджету. Недовольство в стране в последнее время растёт очень сильно, что выливается в забастовки и бунты. Только месяц назад в Лотарингии, на угольных шахтах произошла забастовка, вылившаяся в погромы и стычки с полицией. Бастовало не менее восьми тысяч человек, часть из которых выдвигали требования свержения монархии, а некоторые требовали возврата территорий Франции. Забастовка была подавлена очень жестоко с использованием армии и оружия. Точных данных о жертвах нет, но речь идёт о сотнях человек убитыми и ранеными. Бастующие получали поддержку из Франции, у них создан департамент, который занимается агитацией по отделению Лотарингии и возврату всех отобранных приграничных территорий. Ещё они занимаются дестабилизацией обстановки внутри Германии и попытками устроить революцию по аналогии во Франции. Главная идея – это создание Республики Германия.

Действия этого департамента замечены и в нашей стране, но пока не так активно, как действие неизвестной организации, занимающейся очень тонкой пропагандой и агитацией в России.

Через две недели в Германии заканчивается выпуск японских офицеров, обучающихся в военном училище три года, их количество около ста двадцати человек разных специализаций.

Подтвердились данные, что немцам удалось создать свою собственную, промышленную установку для получения жидкого кислорода. Наши специалисты считают, что через полгода они откажутся от закупок этого сырья у нас.

По лётной программе у них опять неудачи, их самолёты уже стабильно могут подниматься в воздух и приземляться, но маневрировать у них не получается.

Даже у англичан первые самолёты намного удачнее, хотя, если бы мы не вмешивались, у них уже был бы самолёт, способный нормально летать. К сожалению, они усилили секретность на своих объектах, и все работы в этом направлении нам не удаётся отслеживать, поэтому в скором времени они составят нам конкуренцию.

В Англии сообщается о серьёзной болезни королевы Виктории и возможной её смерти, тем более, у неё развилась паранойя, и она везде слышит русские дирижабли. Идут разговоры об отречении её от престола.

Программа строительства английского флота завершается в этом году. Великобритания восстановила свой потерянный флот и даже немного превысила показатели до Первой мировой войны. Флот отличается полной защитой оружейных башен, включая средний и малый калибры. Большим количеством противозенитных орудий и наличием системы противоторпедной защиты на кораблях. Они также разработали свою собственную систему радиосвязи, хуже качеством, чем мы, но это они должны в ближайшее время устранить. Наши специалисты уже готовят системы перехвата и глушения связи под новые параметры. Рабочий экземпляр они готовы предоставить через месяц.

В гражданской сфере в Англии идёт усиленная модернизация промышленности, к сожалению, они делают успехи в некоторых направления начинают постепенно догонять нас. Помимо этого, они затеяли судебные тяжбы по многим нашим патентам, но пока всё в нашу пользу. Единственное, что вызывает опасения, так это их программа по строительству дирижаблей. По нашим данным, они построили их около восьмидесяти штук, и все они вооружены специальными пушками для борьбы с другими дирижаблями. Даже Германия со своими сорока дирижаблями отстаёт от них.

 

Что касается Бельгии, то она пока придерживается наших договорённостей и даже во внешней политике стала советоваться с нами по некоторым вопросам.

В Исламском Халифате в очередной раз переворот, в котором участвуют англичане, но по данным разведки сил удержать власть у них не будет.

В Израиле опять готовятся к попытке расширить свои территории, но там против них сплотились все мусульмане и выступает много добровольцев из разных мусульманских стран. Они в очередной раз запрашивают у нас помощь, но опять бесплатно или в долг, который у них и так огромный.

Китай усиленно переобучает армию, им, как всегда, в этом помогают англичане, но продают они им не современное оружие, а устаревшее и списанное. Зато они стали активно использовать воздушные шары, и их в стране большое количество. В Корее опять вспыхнуло восстание против японцев, которое сейчас жестоко подавляется. По нашим данным, только в этом году Япония получит первую прибыль с вложенных в Аляску денег.

В Соединённых Штатах Америки очередной кризис власти. Который вызван продолжающимся экономическим кризисом. Большие военные расходы, связанные с провокациями со стороны чёрных штатов и желанием вернуть Техас и три штата, завоёванные им, ведут к обнищанию населения. Расслоение в обществе с каждым годом только увеличивается, а расходы и налоги растут. Сейчас Техас становится промышленным и финансовым центром в регионе. Как вы и распорядились, мы перевели часть капитала американского банка в Техас и открыли там отдельный банк.

Наши арендованные участки в районе Клондайк и в соседних реках приносят ежегодно чистой прибыли более сорока миллионов рублей это без учёта дополнительных статей дохода в том регионе. Ещё оттуда мы получаем большое количество золота, которое идёт в Константинополь, – доложил князь.

– Нужно срочно начать тайные переговоры с Англией, Францией, Италией, Испанией, США и Техасом. Мы должны продать технологию добычи кислорода как можно быстрее. Для всех переговоры ведите тайно от других, чтобы цена была для нас приемлемая. Надеюсь, в производстве антибиотиков у нас нет конкурентов?

– Нет, по нашим данным, никто не смог и близко подойти к процессу их производства. Скажу даже больше, сейчас на завершающей стадии есть ещё три вида антибиотиков, в течение месяца по ним будет подробный доклад.

– Хорошо. Тогда будет ещё просьба, отправить сообщение агенту Зевс:

«Олимп Зевсу. Начинайте вторую стадию операции «Коба», согласно плану», – надиктовал я сообщение.

– Вы так и не скажете, что это за агент и для чего это всё? – спросил князь.

– Извините, князь, есть вещи, которые я даже себе не доверяю. Придёт время, и вы обо всём узнаете. Лет так через двадцать, – ответил я.

– Я понял, а что делать с агитаторами?

– Следите за ними, если нарушат закон, то принимайте меры. В ближайшее время будут выборы в Государственную думу, и сейчас делать резкие и необдуманные шаги не стоит.

И подготовьте мне отчёт через пару дней, по тому, что мы будем иметь в Государственной думе и в Земском совете, – отдал я распоряжение и закончил нашу встречу.

Когда князь вышел, я ещё долго сидел, размышляя, не делаю ли я ошибки с моим сыном.

Помимо двух приёмных детей, у меня два сына и супруга беременна третьим. Ей волноваться нельзя, но и откладывать операцию не имеет смысла. Возможно, мне придётся ей всё рассказать, если она очень близко воспримет то, что должно произойти.

Глава 2. Операция «Коба»

Давайте согласимся с образованием Израиля.

Это будет как шило в заднице для арабских государств

и заставит их повернуться спиной к Британии.

Иосиф Виссарионович Сталин

13 мая 1899 года. Кремль.

Я с Еленой стоял на крыльце и смотрел, как наш сын садится в машину, которая должна его отвезти на вокзал. После недавнего скандала, что он устроил во время обеда, на котором присутствовали гости, было принято решение отправить его учиться в Европу. Он уже сделал одну попытку уйти самостоятельно, но его вернули. После чего на семейном совете, в котором принимали участие помимо меня с супругой, князь Кочубей, мой бессменный адъютант, и вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, было решено отправить его на учёбу в Европу. Свою роль недовольного и фанатичного революционера он сыграл на отлично. Сыпал цитатами из «Капитала» Маркса и другой литературы подобного толка. Во всех бедах русского народа он обвинял именно царскую семью, пытаясь всем доказать, что время монархии закончилось и пришло время Республики, управляемой народом. Дискуссия в основном велась между мной и сыном, а остальные выступали в качестве зрителей, конечно, никто не догадывался, что мы заранее всё отрепетировали, поэтому они с удивлением смотрели на наш спектакль, иногда стараясь вмешаться в нашу перепалку. В итоге я показательно вспылил и выставил его за дверь, после чего на семейном совете было решено отправить его учиться в Европу, как он того и хотел.

Теперь, когда сын подошёл прощаться, я демонстративно отвернул голову в сторону, что было отмечено всеми. Уже завтра бульварная пресса разнесёт новость, что приёмный сын Иван в немилости у царя и отправлен не учиться, а в ссылку, подальше с глаз долой. Он обнял Елену, после чего кинув короткую фразу всем: «Прощайте!», сел в машину. Князя я заранее попросил обеспечить ему охрану до Берлина, а о дальнейшей судьбе сына я сообщу после его отъезда.

Когда машина с сыном отъехала от нас и скрылась за ближайшим зданием, супруга всплакнула, и я обнял её, чтобы утешить:

– Как же он теперь, а если что с ним случиться, – спросила она, пряча лицо у меня на груди.

Я нагнулся и прошептал ей на ухо, стараясь успокоить,

– Я просил князя присмотреть за ним до Берлина, а там, может, одумается.

– Ты дашь ему возможность вернуться, если он передумает? – спросила она, подняв на меня свои заплаканные глаза.

– Конечно, не переживай, я уверен, что всё образуется, и нагулявшись, он вернётся к нам. Ты же видишь, что он тебя любит всё равно, несмотря на все его либеральные взгляды.

Успокоив жену, я отправился к себе в кабинет.

Через час ко мне зашёл князь с папкой в руках и, усевшись в кресло, налил себе чаю.

Он молчал очень долго, минут пятнадцать, после чего всё же сказал:

– Иван успешно сел в поезд и отправился в Берлин. За ним присматривают три сотрудника, а на следующей крупной станции к нему подсядет семейная пара наших агентов, которые едут в Берлин.

– Спасибо, князь, я благодарен вам за это.

– Ваше Величество, я знаю вас очень давно, и вы даже меня смогли убедить, что всё происходящее ваша семейная драма, но вы никогда бы не позволили этому случиться, если бы это не входило в ваши планы. Может, всё-таки посвятите меня в них, чтобы я не наделал ненужных ошибок.

– Виктор Сергеевич, с чего вы решили, что это всё какая-то игра? – спросил я, отрываясь от изучения статистики по губерниям.

– Можете говорить спокойно. Утром кабинет проверили на предмет прослушивающих устройств, а в телефоне стоит шумоподавление, поэтому нас никто не услышит при всём желании.

– Я не понимаю, о чём вы говорите, князь.

– Последние три года, ваш сын серьёзно изменился и стал изучать специфические книги и навыки. Актёрская игра в театре изучалась им до того момента, как только он освоил мастерство перевоплощения и умения актёрской игры. После этого его интерес резко пропал, но он периодически обновлял свои навыки. Изучение схоластики и ведения сократического диалога, изучение философских практик. Обучение принципам шифрования и опыта агентурной работы. Слежка, шпионаж, применение и обращение с современными спец средствами и ядами. Да и много других навыков, ненужных приёмном сыну императора, если только его не собираются отправить для внедрения в подпольную ячейку, хотя некоторые знания мне кажутся всё-таки выходящими за все рамки, поэтому я не до конца понимаю, с какой целью был тот спектакль, что вы устроили на семейном совете. Признаюсь, что понять это я смог только сегодня после отъезда. Можете не переживать, уж если я не смог догадаться, то никто не поймёт, что всё это игра на публику.

– И где же мы прокололись? – спросил я.

– Ваш сын отлично освоил актёрскую игру, но вы в этом не так сильны. В какой-то момент я понял, что ваша злость на сына наигранная, поэтому я и пришёл сюда. Если вы затеяли какую-то игру, то должны посвятить меня в этот план, иначе в какой-то момент я могу не осознанно вам помешать своим рвением.

Я задумался и несколько минут обдумывал сказанное князем, признавая, что он по-своему прав.

– Хорошо, я расскажу вам свою задумку, но вы должны поклясться, что никто об этом не узнает.

– Клянусь, что заберу эту тайну с собой в могилу.

– Я решил сделать из своего сына оппозиционного революционера. Он должен внедриться в революционную среду и возглавить революционное движение, став ярым противником самодержавия. Опираясь на знания будущего, я составил ему план, которого он будет придерживаться. Если всё получится, то я передам управление страной Государственной думе, сохранив возможность вернуться, когда отечество будет в опасности. Если у сына не получится прийти к власти, то у меня есть и другой вариант, но более кровавый. В любом случае, во время Второй мировой войны, если всё сложится как нужно, я отстраню нынешнее руководство и временно возглавлю страну, а уже после завершения войны проведём очередные выборы и восстановим монархию.

– А вы не боитесь, что ваши чистильщики могут предпринять попытку его устранения?

– Боюсь, но он знает об этом и постарается не вызывать у них ненужный интерес. И чем позже они ими заинтересуются, тем меньше их останется, и тем больше у него будет шансов выжить. Он постарается оставаться в стороне от массовых репрессий, да и надеюсь, что примут закон, по которому каждая смерть в лагере или колонии будет расследоваться. Мы постараемся избежать ненужных жертв, но лагеря будут, и их будет много. Общество должно понять, что свобода – это абстрактная величина и в принципе невозможна.

– Но это очень рискованно, неужели нет другого способа? Ведь мальчик привязался к вам, и он действительно любит вас и практически боготворит.

– Я сам отношусь к нему как собственному сыну, и мне не доставляет удовольствия отправлять его на эту операцию, но я должен выполнить миссию, возложенную на меня. Поверьте, мне не легче, чем ему, и это самый простой путь к намеченной цели. Когда народ получит власть, он не сможет ей правильно распорядиться, все отбросы общества постараются получить власть в свои руки, не имея моральных принципов и ограничений, они спихнут со своей дороги всех порядочных и честных людей. Это приведёт к хаосу и анархии, которую постараются остановить те, кто в тот момент дорвался до власти, а не имея законных рычагов, они начнут террор. Кровавый террор. И я хочу иметь своего человека у власти для возможности влиять на ситуацию и не допустить массовых казней и геноцида. Если процесс передачи власти пройдёт мирно, то можно будет избежать Гражданской войны, это главная цель. Миллионы спасённых жизней будут наградой за эту жертву. Да риск очень большой, но не нужно забывать, что мы все ходим под прицелом, и в любой момент какой-нибудь террорист может удачно бросить бомбу в любого из нас, – ответил я.

Князь задумался на минуту, а потом спросил:

– Чем я могу помочь?

– В первую очередь не мешать и постараться сохранить ему жизнь, в независимости, чем он будет заниматься. Он может участвовать в ограблении и покушении на жизнь полицейских, а возможно, и будет замешен в убийствах. В самых критических ситуациях мы ему поможем. Если у него получится внедриться, я подсуну ему пару агентов, которые будут ему помогать. Они уже входят в состав двух разных революционных группировок. Если потребуется, мы внедрим ещё людей в его окружение. Приготовьтесь к тому, что он будет участвовать в реальном покушении на меня, и при этом будут реальные жертвы, но доказать его вину не должны. Все агенты, внедрённые в его окружение, будут работать автономно без связи с нами. Это залог того, что их не раскроют, а проверять их будут очень хорошо, поэтому никаких училищ и легенд, все они должны быть реальными людьми и всё время находиться на виду, чтобы их нельзя было обвинить в работе на нас.

Но, если вы хотите мне помочь, нужно устранить одного человека. Это очень важно.

 

Джугашвили Иосиф Виссарионович, в конце декабря его должны принять в качестве вычислителя-наблюдателя, в Тифлисскую физическую обсерваторию. Нужно его физическое устранение, так как здесь нельзя по-другому. С ним нужно устранить ещё несколько человек. Прости, Господи, меня за этот грех, – сказал я и перекрестился, после чего добавил:

– Лев Давидович Троцкий, родился седьмого ноября одна тысяча семьдесят девятого года в деревне Яновка, Херсонская губерния.

Феликс Эдмундович Дзержинский, родился тридцатого августа семьдесят седьмого года, в родовом имении Дзержиново, Ошмянский уезд, Виленская губерния.

Этих людей нужно устранить вне зависимости от того, как будет развиваться обстановка в стране. Это лидеры предстоящей революции, и они будут сильно мешать нам выполнить наш план. Прошу взять это под личный контроль, и желательно, чтобы не могли подумать на нас. Ещё через полгода сыну потребуются большие деньги, нужно подвести к нему кого-то из промышленников, разделяющие марксистские убеждения и способных профинансировать его работу. В то же время нужно будет его арестовать за революционную деятельность, но на месяц не больше. Его отпустят из-под ареста вместе с другими, благодаря хорошему адвокату и нарушениями при расследовании.

Одним словом, его внедрение нужно проводить очень осторожно и без явного контроля. На первое время за ним должна ходить охрана, особо не скрываясь и не самых опытных. Они должны обеспечивать только его безопасность, не вмешиваясь ни во что. Через пару месяцев он начнёт выпускать подпольную газету «Искра», деньги он возьмёт в результате ограбления банка, там я уже всё устроил, но выйти на него не должны ни в коем случае.

– Я всё понял, прежде чем предпринимать какие-либо действия, я буду получать на это разрешения у вас. Но у меня тут возник ещё один вопрос. Закончив победой Первую мировую войну и избежав войны с Японией, как я понимаю, мы устранили угрозу революции в ближайшее время. Тогда получается, что те агитаторы, которые ходят по крестьянским домам и среди рабочих, это также ваших рук дело, – с утверждением сказал князь.

– Я долго и не собирался это скрывать, но раз додумались, то проследите, чтобы им сильно не мешали. Просто строго придерживались закона. Мне нужно, чтобы к одна тысяча девятьсот пятому году обстановка стала напряжённой и сложились обстоятельства для революционных изменений. Примерно в это время я рассчитываю на принятие конституции под давлением бунтов и забастовок. Собственно, после этого я планирую покинуть страну и уеду в Константинополь, забрав с собой всех верных мне людей. Когда начнётся смута, а она не может не начаться, элиты не смогут договориться между собой, и в стране начнётся затяжной кризис. К этому времени всё золото должно быть вывезено из Государственного казначейства под видом возврата займов на войну, взятых в нескольких банках. Фактически они вернутся в казну Константинополя, перед этим я продам все акции, в которых участвую лично, на этот же год придётся окончание действия большинства патентов с бесплатным использованием, за которые придётся платить в Константинополь. Доходность предприятий резко сократится, это усилит волнения. Научные институты должны в этом году окончательно перевести всех своих специалистов моё королевство, оставив на местах только младших сотрудников. После моего отстранения, помимо патентов, придётся платить за проходы всех моих проливов полноценную стоимость, что снизит конкурентоспособность всей промышленности.

Помимо этого, за три года до моего отстранения будет накапливаться зерно на всех моих складах, и в нужный мне момент на рынке появится огромный его избыток, что обрушит цены на зерно очень сильно, а учитывая, что мы ежегодно увеличиваем количество производимого зерна на семь – десять процентов, государственные закупки рухнут до критических минимумов, что вызовет сильнейшее недовольство крестьян, а через два года, когда они разорятся, мы, наоборот, взвинтим цены, и зерно будет невозможно купить за рубежом. В стране будет голод, и моё королевство будет оказывать гуманитарную помощь.

В конце этого года я выпущу собственную валюту, а все наличные рубли начнём менять на золото и валюты других государств. Ещё я возьму большой кредит в рублях и пять лет буду скупать необходимые мне материалы и изделия длительного хранения, что ещё больше разгонит производственный потенциал в стране до момента, когда меня попросят покинуть страну. За пять лет я должен буду раскачать экономику страны так, что эффект от этого будет похлеще войны. Кризис при этом затронет все страны, и я планирую неплохо на этом заработать. Займы будут очень большие в тех странах, где возможна сильная девальвация валюты. На них будут покупаться активы, которые не теряют стоимости, и уже через год я их продам, неплохо заработав на этом, а могу и подождать дольше, чтобы получить ещё большую прибыль. Уже сейчас, после встреч с представителями многих банков, я могу делать займы под полтора-два процента под залог находящегося у меня золота. А за год инфляция может составить от тридцати до ста процентов. Имея внушительный капитал, я ещё буду скупать и предприятия, заводы, фабрики, шахты, также как это делал в Америке. Всё это вызовет падение спроса на продукцию из Российской империи, и конечно же, безработицу, а что будет при большой безработице в стране, мы уже знаем по опыту Соединённых Штатов Америки.

Это я рассказал только часть всего, но на самом деле всё намного сложнее и масштабнее. К примеру, при падении цены на зерно, через два года я скуплю много фермерских земель в Аргентине, Бразилии и в других странах, так как только я буду знать, когда восстановится спрос. В следующем году начнут выдаваться займы фермерским хозяйствам по всему миру под низкий процент, а перед тем, как спрос на зерно упадёт, процент увеличится. Фермеры в любом случае не смогут отказаться от этого, рассчитывая на урожай, но при падении цены в два раза в течение двух лет, многие из них обанкротятся, и я получу их земли в своё пользование.

И давайте пока оставим это на потом. Позже я вас посвящу в свой план, когда окончательно его сформирую, – ответил я, заканчивая разговор.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru