Эва Эвергрин, полуволшебная ведьма

Джули Абэ
Эва Эвергрин, полуволшебная ведьма

Читатель, эта история – для тебя, потому что в тебе живет магия.

Мечтай без удержу и знай, что иногда капелька магии – больше чем достаточно.

Посвящается Юджину, моему свету посреди урагана.


Julie Abe

EVA EVERGREEN, SEMI-MAGICAL WITCH

Copyright © 2020 by Julie Abe

Illustrations copyright © 2020 by Shan Jiang

All rights reserved

Иллюстрации Шань Цзян

© М. Д. Лахути, перевод, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2020

Издательство АЗБУКА®

Часть первая
Начало пути

Глава 1
Волшебная книжная лавка


Звякнул колокольчик над дверью. Вслед за родителями я перешагнула порог. Кончики пальцев покалывало от магии. В лавке приятно пахло чернилами и свежеотпечатанными книгами.

Сегодня мой последний день в ранге ведьмы-ученицы. Совсем недолго осталось мне быть никчемной Эвой, которая вместо цветов призывает капустные кочаны, а вместо дождя получает солнечные ожоги. По крайней мере, я изо всех сил надеялась, что скоро все это закончится.

– Эва, ты готова? – Мама подтолкнула меня плечом.

Я крепче стиснула лямки рюкзака и заставила себя улыбнуться.

– Готова!

Из-за высоченной стопки книг на прилавке выглянула пара блестящих карих глаз за стеклами очков.

– Добро пожаловать в «Зачарованные чернила» – лучшую и единственную магическую книжную лавку королевства Ривель!

Хозяйка книжной лавки, Кайя Икко, склонилась в поклоне, взметнув полы черной мантии.

– Ах, Нелалитимус! И Исао! Мне так понравились пирожные с лимоном юдзу, которые Нела на днях принесла к чаю!

Обычно у меня слюнки текли от одной мысли о папиных знаменитых на все королевство пирожных, но сегодня только слегка замутило.

Папа улыбнулся:

– Я рад! В следующий раз непременно принесу свои новейшие творения.

Тут Кайя разглядела за маминой спиной меня, и в уголках ее глаз появились веселые морщинки.

– Эва! Приятно тебя видеть!

– Здравствуйте, специалист Икко!

Я застыла перед прилавком. Сердце так и колотилось. Все стены в лавке, до тусклого окошка в потолке, были заняты книжными полками. Одна из этих книг достанется мне, для экзаменационного квеста – если только у меня получится ее призвать.

– Давай, Эва! Ты сможешь, – шепнула мама, будто подслушала мои мысли.

Она поправила остроконечную шляпу у меня на голове и улыбнулась.

На первый взгляд мы с мамой похожи, почти как отражение в зеркале. Те же чернильно-черные волосы чуть ниже плеч, круглые карие глаза, легкий загар от работы в саду. И одинаковые черные ведьминские платья.

Но на этом сходство заканчивается.

Драгоценная брошь у мамы под горлом и черная ткань платья переливаются алмазным блеском в знак маминого ранга – великий магистр. А у меня платье просто черное, потому что я – всего лишь ученица. Настолько низкий ранг, что я официально еще не считаюсь ведьмой.

Другие ведьмы и волшебники больше похожи на маму, а не на меня. У них как будто в жилах течет магия и разве что капелька крови.

А во мне уж точно крови больше, чем магии.

Папа направился к полкам с немагическими кулинарными книгами, а мама наугад взяла книгу с полки и притворилась, будто читает, давая мне возможность немножко успокоиться. Страницы книги переворачивались сами собой, и сердце у меня застучало еще чаще.

– Кстати, Кайя, хочешь – пойдем в Зал Совета вместе? – позвала мама.

Кайя вынырнула из подсобки с целой стопкой книг в руках.

– Конечно-конечно! Но ты знаешь, я жду, пока будущий неофит призовет свою книгу.

Она специально для меня держала магазин открытым! Губы у меня невольно дернулись в улыбке.

Сейчас или никогда!

Я выпрямилась, изо всех сил стараясь казаться выше, хотя на самом деле макушкой еле доставала до верха самой низенькой книжной стопки.

– Я готова призвать книгу! – От волнения по спине пробежал холодок. – Откройте, пожалуйста, зачарованную полку!

Книги с грохотом посыпались у Кайи из рук. Она поправила очки и прищурилась, озадаченно сдвинув брови.

– Эва? Э-э, нет… Я думала, у тебя квест в будущем году…

Я поперхнулась на вдохе.

– В будущем году?

Кайя пошарила под грудой книг – одна из них дымилась по краям – и вытащила листок пергамента с официальной печатью Совета в виде полумесяца. Кайя пробежалась взглядом по строчкам.

– Эва… Тебя нет в списке. На этот год намечен только один волшебник… и это не ты.

Сердце мое заколотилось еще сильнее.

– Но во мне есть магия…

Да, моя магия наконец-то проявилась!

– И двенадцать мне исполнилось три луны назад.

– Кайя, это правда? – Мама стиснула книгу дрожащими руками.

Кайя перевернула листок, будто надеялась увидеть мое имя на обороте.

– За двадцать лет, что я здесь работаю, такого еще не случалось…

Я спросила, заикаясь:

– К-как же это… Я должна быть в списке!

Грудь сдавило, мне было трудно дышать. Что это значит? Мне пришел вызов из Совета: «Эвалитимус Эвергрин по получении сего обязана в первый день пятой луны явиться на Совет ведьм и волшебников для обсуждения ее ведьминского ранга». Мы с мамой и папой собрали рюкзак, мама подарила мне новенькую метлу, мы все-все приготовили, недоставало лишь волшебной книги из «Зачарованных чернил» и билета, который мне выдадут в Совете.

Кайя растерянно покачала головой:

– В этом году Совет включил в список только одного кандидата, и это…

Сзади звякнул дверной колокольчик, но я не могла оторвать взгляд от Кайи. А у нее глаза широко раскрылись при виде того, кто вошел в дверь.

– Это он!

У меня сердце заколотилось в горле. Кто…

– Специалист Икко, я пришел забрать книгу, – произнес очень знакомый высокомерный голос.

Я быстро обернулась и чуть не застонала вслух.

Конрой Нитта смотрел на меня, как и я на него, с еле скрываемым отвращением. Всего на два месяца старше, он всегда относился ко мне свысока.

Он смахнул невидимую пылинку с безупречно отглаженной черной сорочки. Брюки на нем сидели идеально, словно сшитые личным портным королевы.

Конрой Нитта кивнул моему папе, затем склонился над маминой рукой, отчего темная прядь упала ему на глаза.

– Счастлив вас видеть, великий магистр Эвергрин!

Потом добавил, как будто только что вспомнил:

– И тебя, Эва.

Я мысленно дала себе слово, что когда-нибудь он и меня назовет великим магистром. А все равно было обидно.

– Привет, ученик Конрой, – сказала я, здороваясь, как и полагается, по рангу.

– У тебя правда проявилась магия? – Конрой бросил взгляд на мой рюкзак.

– Конрой! – в один голос возмутились мои родители.

Когда мне было десять, он учился у мамы, и нам пришлось целый год жить в одном доме – это было худшее время в моей жизни. Подгадав, когда мамы с папой не было рядом, он шипел, что у него в голове не умещается, как это дочка самой могущественной ведьмы в королевстве оказалась совсем без магии. А у меня магия проявилась только в одиннадцать, когда Конрой уже перешел к другому учителю.

Сейчас Конрой наклонился ко мне поближе, чтобы мама с папой не услышали.

– О чем-то таком поговаривали… А, погоди, это ты пробовала остановить дождь и заснула в ручье? Типичный случай! – фыркнул он.

Словно в ответ на мои мысли, магия слабо кольнула кончики пальцев. Так хотелось выпен-дриться и показать пару заклинаний! Но в отличие от Конроя я не могла себе позволить расходовать впустую ни капли магии.

– Проявилась в прошлом году, – коротко ответила я. – С тех пор мама меня учит.

– В прошлом году?! И всего один учитель? – Конрой изогнул бровь. – Ты же знаешь, нам дается только один шанс сдать квест на ранг. Ты хоть летать умеешь?

Конрой в тот самый день, когда родился, вызвал волшебную метель и с тех пор учился не переставая у волшебников по всему королевству. Мамины друзья в Совете шептались, что Конрой, скорее всего, к шестнадцати годам получит ранг великого магистра. Большинство ведьм и волшебников становятся максимум специалистами – это третий ранг, средний из всех.

– Умею я летать… – буркнула я сквозь зубы. – И прекрасно знаю, что шанс только один.

«Единственный шанс» – эти слова эхом отдавались у меня в мозгу при мысли о квесте на ранг неофита. Но магия мне была необходима, и я на все была готова, лишь бы ее сохранить.

Другим ведьмам и волшебникам и в голову не приходило, что можно не сдать вступительный квест – самый легкий из квестов на ранг, которые проводит Совет. А мне вот не повезло.

Мама колдует как дышит – на ходу, за едой и даже во сне. Обычно ей и волшебная палочка не требуется. Вот хоть вчера – она за пару минут наколдовала, чтобы дом сам собой очистился от пыли, мочалка отмыла посуду, а горы книг выстроились по алфавиту. А я полчаса придумывала заклинание – чистим-блестим, все отчистить хотим – и еле наскребла на него магии, всего-то чтобы тряпка смела крошки с плиты и сама бросилась в мусорное ведро. После этого я заснула прямо на полу посреди кухни.

Колдовство вытягивало из меня магию со страшной скоростью. И мне, в отличие от многих, приходилось расплачиваться за каждое заклинание. Истощив скудные запасы магии, я немедленно засыпала.

– Заседание Совета начнется через несколько минут, – успокаивающим тоном сказала мама. – Они разберутся. Наверняка это просто ошибка.

 

– Какая ошибка? – спросил Конрой.

– Н-не важно! – быстро ответила я, а Конрой прищурился.

Мои пальцы невольно стиснули волшебную палочку так, что ногти впились в ладони. Я так легко не сдамся!

– Каждое заклинание Эвы – ошибка, это я точно знаю, – хмыкнул Конрой себе под нос.

Кайя тревожно переводила взгляд с меня на него и обратно:

– Так я призову книжную полку, тем более что вас тут двое.

Я с облегчением улыбнулась. По крайней мере, Кайя позволит мне получить книгу. Конрой насупился – ему явно не хотелось ничего делать вместе со мной.

Кайя взмахнула волшебной палочкой и произнесла нараспев:

– Книги для квеста, явитесь и пред нами окажитесь!

Круглый прилавок вокруг нее завертелся и с негромким рокотом ушел в пол. У меня дыхание перехватило. Наконец-то мой квест начинается!

Кайя отступила в сторону. На месте прилавка, поблескивая позолотой в пробивающихся через потолочное окошко солнечных лучах, возникла конструкция из десяти полок, уставленных волшебными книгами – большими и маленькими, новыми, с тиснеными обложками, и старыми, любимыми, зачитанными до дыр.

Я тихо, с почтением выдохнула:

– О!

Книги были прекрасны.

– Я первый! Мне некогда ждать. – Конрой надменно вздернул брови, словно бросая вызов, на который я ни в коем случае не смогу ответить.

Я мрачно уставилась на него.

Он махнул волшебной палочкой и продекламировал:

– Дайте знаний изначальных для моей дороги дальней!

Волшебные томики затрепетали тысячами бумажных крыльев, потом притихли, и в воздух взмыла книга в роскошном, отливающем бронзой переплете. Тоненькая книжица упала прямо в подставленные ладони Конроя, и он так быстро спрятал ее в карман черной мантии, что я не успела разглядеть заглавие. По-моему, он нарочно это сделал, мне назло.

– Удачи с книгой, Эва! – Конрой глянул на мою метлу, прислоненную к книжному шкафу. – Если, конечно, в тебе на самом деле есть магия.

– Хватит, чтобы наслать на тебя бородавку! – огрызнулась я, но он уже отвернулся.

– Приятно было повидаться, великий магистр Эвергрин и мистер Эвергрин! И конечно, спасибо вам, специалист Икко!

Конрой снова поклонился. Прощаться со мной он не стал.

– Что ж, увидимся в Зале Совета!

Он прошел мимо, задев меня плечом. Я стиснула кулаки, пряча их в складках юбки. Если бы я могла магией убрать это самодовольное выражение с его физиономии!

Конрой одной рукой прокрутил волшебную палочку и нацелил ее на дверь. Палочка замерцала.

– Я не зря средь всех избран, путь мой светом осиян!

Дверь сейчас же распахнулась, и солнечный луч упал прямо на Конроя, высвечивая золотые блики в его темных волосах. Он вышел неспешным шагом.

– Только магию зря тратит, – проворчала я.

Когда за ним закрылась дверь, в лавке стало заметно темнее. Мне хотелось превратиться в ураган, снести стены, догнать Конроя и вызвать его на магический поединок. Я уныло сгорбилась. По сравнению с ним мои способности – всего лишь легкий весенний ветерок.

Мама вздохнула:

– Племянник Хаято, что уж он может с этим поделать…

– Он может хотя бы сам не вредничать! – выпалила я.

Мама сдержала смешок, а папа рассмеялся не скрываясь.

– Я готова произнести заклинание! – Я подошла к заколдованным полкам и коснулась их волшебной палочкой. – Книга для меня, покажись при свете дня!

Чуть-чуть закружилась голова – заклинание вытягивало из меня магию. Кончик волшебной палочки слабенько засветился. Книги не полетели мне в руки, они подпрыгнули на полке и закружились, как танцоры на королевском балу.

– Проклятье! Я же не в том смысле сказала «покажись»!

У Кайи дрогнули губы. Она, небось, никогда еще не видела такой ведьмы, как я.

Тут по всему городу разнеслось гулкое «Бом-м-м!». Я оцепенела.

– Первый звонок! – сказала мама. – Не забывай – надо выбирать только те слова, которые помогают сосредоточиться на твоей задаче. Рифмы – это хорошо, их легче запомнить. Придумай заклинание, нацеленное именно на то, что ты хочешь сделать. Надейся на это! Верь в это!

Я кивнула, но в голове не было ни единой полезной мысли. Те же самые инструкции, слово в слово, я слышала уже тысячу раз, с тех пор как у меня проявилась магия, и все равно создание заклинаний давалось мне тяжело. Никак не получалось дотянуться до своей магии. Она была у меня в крови, но, когда я пробовала колдовать, она как будто съеживалась и куда-то пряталась.

Все мои тщательно заготовленные специально к этому дню заклинания словно вылетели за дверь вслед за Конроем. А я могла думать только о последствиях возможных косяков.

– У нас еще есть пара минут… – медленно проговорила мама.

Но не больше.

Я крепче сжала палочку в руке. Голова шла кругом. Обычно мой предел – пять простых заклинаний. Мне казалось, что это много, а потом я однажды утром стала наблюдать за мамой. За несколько минут она наколдовала штук двадцать заклинаний и глазом не моргнув.

А сегодня одна-единственная попытка вынула из меня всю магию. И все идеи для новых заклинаний.

В мозгу пусто.

Книги, словно дразнясь, водили хороводы на полке и поднимали пыль. Если бы Конрой не ушел, он бы сейчас плакал от смеха.

Может, так: «В дальний путь идем со мной! Книжный друг, смелее в бой!»? Нет уж! Не ровен час, книги передерутся еще. Совсем у меня слов не осталось, одни бесполезные ошметки…

Но тут ко мне подошли мама и папа.

– Эва, у тебя все получится! – шепнул папа своим низким успокаивающим голосом.

А мама молча сжала мое плечо. Прохладное прикосновение ее руки подбадривало.

Родители всегда верили, что я сдам квест. Они не теряют надежды, что я смогу стать ведьмой. Нельзя их подвести! Кровь застучала у меня в ушах, и магия хлынула наружу.

– Дайте, что необходимо, чтобы не сошли с пути мы!

Книги на полке затрепыхались, совсем как было с Конроем. Неужели сработало?

Я подставила руки, ожидая, что получу тоненькую книжечку, как у Конроя.

Книги переминались на месте. То одна, то другая выдвигалась вперед, как будто они толком не знали, которая мне требуется. А потом одна за другой стали срываться с полки и звучно шлепаться мне в руки: шмяк! шмяк! шмяк!

В конце концов сложилась стопка из тринадцати волшебных книг, выше моей головы. Я еле донесла их до столика, и мама помогла все упихать в рюкзак. Сверху я уложила принесенный из дома потрепанный справочник по вступительному квесту для ведьм и волшебников.

– Мам, а когда ты сдавала квест, у тебя тоже столько книг было?

– Что в дороге пригодится, сможет в сумке поместиться!

Мама, как обычно, мигом придумала заклинание, увеличивающее рюкзак. Повинуясь взмаху ее волшебной палочки, рюкзак заглотил все книги, хотя и раньше был уже доверху набит едой и всякими другими припасами.

– У меня книга была потоньше. Но это же просто рекомендованная литература, не обязательно их все читать.

– Книги сами подадут знак, если понадобится их прочесть, – прибавила Кайя. – При необходимости ты всегда найдешь нужную книгу.

Она взмахнула палочкой, и заколдованные полки исчезли.

Прозвучал второй звонок – звук колокола разнесся на всю Окаяму и эхом отдался у меня в ушах, как будто проник прямо в сердце. Мама, встретив мой взгляд, коротко кивнула.

Нужно было торопиться в Зал Совета и выяснить, почему меня нет в списке.

Наверняка это просто ошибка!

Глава 2
Совет ведьм и волшебников королевства Ривель


Мое будущее решится на заседании в Зале Совета – великолепном здании из стекла и камня на самом краю столицы. К западу от Окаямы реку Торидо силой магии разделили на два рукава, огибающих заколдованное стекло и по отдельности достигающих моря.

Мы с мамой, папой и Кайей почти бегом приблизились к сверкающему зданию. Мама и Кайя склонились в низком поклоне перед зачарованными деревьями Совета. Следом за ними и я поклонилась. На стеклянных и металлических листьях играли солнечные блики. Меня, словно по волшебству, тянуло подойти ближе.

– Нам туда! – Кайя кивнула в сторону входа.

Я стояла на месте, борясь с притяжением деревьев.

– До начала заседания всего один звонок!

– Сейчас пойдем! – откликнулась мама, махнув Кайе рукой, и улыбнулась мне. – Подойди взгляни!

Я неуверенно протянула к дереву неофитов дрожащую руку.

Шепнула:

– Скоро и я здесь буду!

Провела пальцем по шершавой коре – она казалась прохладной на ощупь. Одиннадцать бронзовых листьев с выгравированными именами нынешних неофитов печально позвякивали на ветру. Гроттель всегда потакает любимчикам – наверняка он выдаст патент Конрою раньше меня. Я стану тринадцатой.

По крайней мере, я на это надеялась.

Ветер нес от реки мелкие брызги, все вокруг блестело от воды, и в воздухе висела водяная пыль. Пять волшебных деревьев покачивались в такт, их стеклянные и металлические листья звенели, будто колокольчики.

Я шепотом повторила названия рангов, словно заклинание:

– Неофит, адепт, специалист, магистр, великий магистр.

Пять уровней. Если… нет, когда я сдам вступительный квест и стану неофитом, нужно будет сдавать еще квесты – на ранг адепта, потом специалиста. Большинство на этом и останавливается. Мало кто способен сдать три невероятно трудных квеста на ранг магистра.

Или таинственные квесты, которые необходимо пройти, чтобы стать великим магистром.

От одной мысли магия встрепенулась у меня в крови.

– Сам себе не верю – моя дочка уезжает выполнять вступительный квест! – Папа взволнованно сунул руки в карманы мантии песочного цвета. – У тебя будет свой собственный хранитель, он станет о тебе заботиться, а нас ты совсем забудешь…

У меня горло сдавило от таких слов.

– Один месяц всего, он быстро пройдет! И я бы никогда не забыла твои, пап, круассаны и пирожные! – торжественно заверила я.

Папа тихонько засмеялся – словно солнышко выглянуло из-за туч. Мама погладила его по плечу. Ей, наверное, ужасно хотелось его зачаровать, чтобы не так сильно тревожился, но установленные Советом законы не позволяют зачаровывать не-магов без их согласия.

– Я, наверное, пойду… Буду ждать вас здесь после заседания.

Папе, как не владеющему магией, запрещалось входить в Зал Совета. Такое правило много лет назад установил нынешний глава Совета, желая захватить побольше власти в королевстве. Немагических граждан туда пускают, только если они сопровождают королеву. В конце концов, сам Совет был создан, чтобы служить нашей правительнице.

Улыбнувшись на прощание, папа скрылся за коваными воротами – он думал повидаться в городе со своими друзьями-пекарями.

Я, не отрываясь, смотрела ему вслед. Папа спустился с холма и исчез в толпе на мощеной дороге, что вилась между узкими деревянными домиками с красными черепичными крышами, словно крытыми драконьей чешуей. По дороге то и дело проезжали грузовики, а владельцы лавок громко расхваливали свои товары. Все дороги вели в замок королевы. Расположенный в центре столицы, он сверкал стеклянными шпилями и арками чистейшего хрусталя, словно блистающее сердце. Может, когда-нибудь и я буду служить королеве. Но если ее замок – сердце королевства, то Зал Совета – его кровь.

Мой взгляд словно притянуло к себе дерево великих магистров, качающее ветвями в туманной дымке, в самом конце ряда – у входа в Зал Совета. На дереве было всего два листочка. Ветка со знаком Хаято Гроттеля, главы Совета, указывала в сторону моря. Мамина ветка была направлена в противоположную сторону – к нашему домику в Мияде. Солнечный луч осветил дерево, и стало можно разобрать мамино имя – Нелалитимус Эвергрин, – вырезанное на алмазном листе и украшенное позолотой.

Я отчаянно надеялась, что когда-нибудь на той же ветке появится и мое имя – Эвалитимус Эвергрин. И я, как мама, буду служить королеве в одной из хрустальных башен. Я глубоко вздохнула, как будто пропитываясь воздухом, напоенным надеждами и мечтами, хотя магия уже не переполняла нашу землю, как в давние времена. Я читала в исторических книгах: тогда в лугах и на деревьях расцветали волшебные цветы, а в реках текла колдовская сила. Постепенно магия истощилась, и ведьм с волшебниками тоже становилось все меньше.

– Знаешь, когда-то листья на них еле помещались, – сказала мама, задумчиво глядя на дерево в середине ряда. – Магия носилась в воздухе и впитывалась прямо в почву. Никто не удивлялся, если младенцы могли волшебством оживить игрушки. Детей просто отправляли в школу, и там они учились управлять своей магией. Почти все умели создать заклинание, чтобы исцелить рану или проклясть врага. А потом по всей земле магия как будто иссякла. Тогда и создали Совет, чтобы организовать оставшихся ведьм и волшебников.

 

Я не могла представить такое время, когда эти высокие, угловатые деревья сгибались под тяжестью колдовских листьев. Листья с именами нынешних членов Совета еле шелестели на ветру. Даже специалистов набралось меньше сотни, а это средний ранг. Судя по листьям, на тысячи городов и деревень королевства Ривель приходилось всего двести ведьм и волшебников.

– Нам ни к чему, чтобы слабосильные маги претендовали на наши звания, – хмыкнул у мамы за плечом надменный голос.

Хаято Гроттель.

Глава Совета возвышался надо мной, словно башня, отбрасывая мрачную тень. Его глаза смотрели из-под тяжелых век прямо на деревья, как будто меня тут вовсе не было. Шум двух рек гремел у меня в ушах зловещим предупреждением.

Помощница Гроттеля, ведьма-специалист Нория Доуэль, подбежала так поспешно, что чуть не споткнулась о подол своей черной ведьминской юбки. Торопливо поклонившись, она мельком улыбнулась нам с мамой, словно рассматривать каменные плиты под ногами было куда интересней, чем глядеть нам в глаза.

– В-великий магистр, заседание сейчас начнется, сэр… Нельзя терять время! Королевство крайне волнуют наши приготовления к приходу Разрушителя.

Налетел холодный ветер. Меня пробрала дрожь.

Мама резко выпрямилась:

– При всем уважении, Хаято, тем более было бы разумно поручить мне заняться Разрушителем.

– А я думал, вам больше нравится быть на побегушках у королевы! – Гроттель шмыгнул носом.

Не знаю, что уж он чуял, но от его насупленной физиономии тянуло кислым запашком зависти. Королева Алиана подружилась с мамой, еще когда была простой деревенской девчонкой. Они вместе спасали окрестные деревушки от свирепого четырехголового ночного дракона, который вылез из пропасти у границы с Констанцией и прорвался через магические барьеры. Мама с королевой Алианой не дали ему сжечь драгоценные посевы.

А Гроттель тем временем состоял в группе ведьм и волшебников, которая отвечала за магическую защиту на границе, но не удержала барьер, еще и сама понесла тяжелые потери. Похоже, он так и не забыл этого, тем более что именно мама примчалась на помощь и спасла его.

– Я могу и королевские задания выполнять, и противостоять Разрушителю, – ответила мама. – Поручите это нам с Эвой, мы решим проблему.

Я слегка икнула. Мы решим?

– Королева поручила Разрушителя мне. Нела, ты же не станешь перечить королеве Алиане?

Мама оскорбленно промолчала, а Гроттель с пакостной улыбочкой развернулся на каблуках, так что его черная мантия захлопала на ветру.

– Однако у меня, в отличие от некоторых, есть обязанности, которыми следует заняться. Например, заседания Совета, где не требуется присутствие немагических граждан!

Уходя, он бросил на меня беглый взгляд. Глаза его были холодными, как реки Торидо. У меня по спине пробежал озноб. Что же получается… Я покосилась на Норию – та переминалась с ноги на ногу у входа в зал. Он как-то подменил список неофитов? Убрал меня оттуда?

– А в ваши обязанности входит проверка слухов о том, что в королевстве действует бесконтрольная магия? – крикнула мама ему вслед. – Возможно, даже магия крови?

– Бесконтрольной магии такого рода больше не существует! – Гроттель так хлопнул дверью, что стекла в ней зазвенели.

– Попробовать стоило… – Мама невесело улыбнулась и вдруг, широко раскрыв глаза, обернулась к помощнице Гроттеля. – Проклятье, я хотела спросить… Нория, не знаешь, почему Эвы нет в списке?..

Шум двух рек заглушил раскатистый, торжественный удар колокола. Я так и подпрыгнула. По коже побежали мурашки.

– Последний звонок! Прощу прощения, мне надо бежать… – Нория с тревожной улыбкой схватилась за железную ручку двери. – Тьфу ты, пропасть, он ее запер!

Ассистентка Гроттеля ткнула в дверь волшебной палочкой.

– Позволь мне пройти, заседанье провести!

На кончике волшебной палочки вспыхнул бледный желтоватый свет. Дверные петли устало заскрипели. Нория проскользнула в Зал Совета.

Я заглянула в распахнутую дверь. Ведьмы и волшебники толпились в отделанном камнем Зале и болтали друг с другом. Все были одеты в черное, с небольшими цветными вкраплениями соответственно рангу. Заметив меня, они стали с любопытством разглядывать мой рюкзак и метлу на плече. Мамины друзья приветливо махали нам. Сердце глухо стукнуло у меня в груди. Наконец-то я займу свое место в Совете!

– Наверняка мы быстро разберемся с той нелепой ошибкой в списке, но нужно все-таки поговорить с Гроттелем после заседания, чтобы такого ни с кем больше не случилось. – Мамины глаза светились улыбкой. – Готова?

За этой дверью мне выдадут билет, и начнется мой квест на звание ведьмы-неофита.

Стук сердца отдавался в ушах, но я нашла силы улыбнуться в ответ.

– Я этого ждала всю жизнь!

Мне предстояло всерьез побороться за свою магию. Потому что, если не сдать квест, случится ужасное. И все двенадцать лет своей жизни я из кожи вон лезла, лишь бы этого не произошло.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru