Нэнси Клэнси. Предсказательница будущего

Джейн О'Коннор
Нэнси Клэнси. Предсказательница будущего

Jane O’Connor

NANCY CLANCY SEES THE FUTURE

Text copyright © 2013 by Jane O’Connor

Illustrations copyright © 2013 by Robin Preiss Glasser

Published by arrangement with HarperCollins Children’s Books,

a division of HarperCollins Publishers

All rights reserved.

www.harpercollinschildrens.com

Перевод с английского Александры Мельничук

© Мельничук А.Э., перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2021

Machaon®

* * *

Кендал Меслер

за её бесценную помощь

Д. О’К


Бобу, моему прошлому,

настоящему и будущему

Р. П. Г.


Глава 1
Бумажные «гадалки»


Моя очередь спрашивать, – сказала Нэнси.

Был почти вечер. Они с Бри сидели в своём «клубе» и предсказывали будущее. Делать это было интереснее в темноте, поэтому девочки задёрнули занавески. Теперь «клуб» освещал только карманный фонарик. Батарейка почти села, и свет непрерывно мигал.



– Страшно, – сказала Бри.

– Жутко, – согласилась Нэнси.

Бри засунула пальцы в бумажную «гадалку». «Гадалок» они наделали столько, что со стороны их можно было принять за стайку разноцветных птичек, приземлившихся на ковёр.

– Сейчас я загляну в будущее, – тихо прошептала Бри. – Спрашивай что угодно.

Нэнси захотелось хихикнуть, но смех спугнул бы всю жуть. Поэтому она приказала губам не улыбаться и задала тот же вопрос, что и несколько раз прежде:

– Может, всё-таки мама сдастся и разрешит мне проколоть уши ко дню рождения?

– Выбери цвет.

– Фиолетовый, – ответила Нэнси, и Бри принялась открывать и закрывать лепестки «гадалки», произнося по буквам: Ф-И-О-Л-Е-Т-О-В-Ы-Й.



Не считая Нэнси, только у пяти третьеклассниц не были проколоты уши, да и то потому, что они боялись. А вот Бри вставили серёжки ещё в раннем детстве.

– Эй! Ты вообще слушаешь? – возмутилась Бри своим обычным голосом. – Я попросила назвать цифру.

– Семь, – сказала Нэнси.

Бри открыла и закрыла «гадалку» семь раз, после чего пришло время выбрать один из лепестков.

– Мм. Вот этот, со звёздочкой.

Бри прочистила горло:

– Вопрос: «Разрешат ли тебе проколоть уши ко дню рождения?» «Гадалка» говорит… – Бри отогнула лепесток и нахмурилась. – «Гадалка» говорит: «К сожалению, нет».

Сердце у Нэнси упало:

– Я так и знала.

– Да брось, это же ничего не решает, – повела плечами Бри. – Это всего лишь игра.

– Конечно, я и сама это знаю. – Нэнси вспомнила, сколько раз ей выпало «да» в ответ на тот же самый вопрос.



Предсказывать будущее по бумажным «гадалкам» было весело, но ответы оказывались ненадёжными. Их не стоило воспринимать всерьёз.



Когда Бри ушла домой, Нэнси застала маму с младшей сестрой на кухне. Джоджо так усердно черкала в раскраске, что почти продырявила страницу. Мама изучала холодильник.

– Всё же надо было после работы заскочить в магазин, – хмыкнула она. – Что ж, детки, видимо, на ужин у нас будут макароны с сыром или… – Мама заглянула в кладовую. – Или сыр с макаронами.

И тут они услышали шуршание шин на дорожке, ведущей к дому.

Джоджо вскочила с места:

– Папа приехал!

– Спорим, он привёз пиццу. – Слова вырвались сами собой, Нэнси даже не поняла, как это вышло.

Всего секунду спустя дверь кухни распахнулась, и – вуаля! – на пороге вырос папа с огромной коробкой из пиццерии. Нэнси была удивлена. Да нет, она была больше чем удивлена. Она опешила.



– Папа, я только что предсказала, что ты принесёшь пиццу. Ведь правда, мам?

– Ага. Именно так.

Франци вихрем слетела с лестницы и принялась носиться вокруг папы. Язык у неё вывалился наружу, из пасти текли слюни. А всё потому, что у собак превосходное обоняние. Третий «Д» как раз проходил пять чувств. Мистер Чудник рассказал, что у собак нюх примерно в тысячу раз лучше, чем у людей.



Нэнси помогла маме нарезать салат. Затем всё семейство уселось в столовой. Ужин дополняли свечи и настоящие салфетки, не бумажные. Это было одно из правил Нэнси. Ну, точнее, не совсем правило. Просто это создавало праздничное настроение.



Нэнси доедала второй кусок, когда в кухне зазвонил телефон.

– Думаю, это бабушка, – выпалила Нэнси.

Тем не менее к телефону Нэнси не пошла. Это уже было одно из правил родителей: никаких телефонных разговоров во время ужина.

После четвёртого «дзынь» послышался бабушкин голос:

– Привет, мои солнышки! Мы с дедушкой надеемся навестить вас через выходные.

– Вот здорово! – воскликнула Джоджо и втянула в рот тягучую полоску сыра.

Бабушка завершила сообщение громким чмоком.

– Разве я не говорила, что это бабушка?

– Погоди. Неужели у тебя есть сверхъестественные способности, о которых мы не знаем?

– Нет, пап. Конечно нет… По крайней мере мне кажется, что нет.

За десертом телефон зазвонил снова.

– Как думаешь, кто на сей раз? – допытывался папа.

Нэнси крепко зажмурилась, но, ещё не успев ответить, она услышала голос Бри:

– Мои родители собираются в больницу навестить знакомую, хотят посмотреть на новорождённого. Они отвезут нас с Фредди к Энни. Всего на час. Хочешь с нами?



– Ой, пожалуйста! Можно? – стала упрашивать Нэнси родителей. Семнадцатилетняя Энни была лучшей няней в мире. – Я ни разу не видела комнату Энни, Бри говорит, что она потрясающая.

Нэнси безошибочно предсказала следующий мамин вопрос:

– Ты домашнее задание сделала?

Каждому ученику третьего «Д» было задано написать о каком-нибудь особенном запахе. Нэнси выбрала тряпочный мешочек с сухими цветами, хранившийся в верхнем ящике её комода. Мешочек назывался саше. Произносится это слово с ударением на второй слог. Мешочек придавал нижнему белью дивный аромат.



– Мне осталось добавить несколько последних штрихов. – Это звучало лучше, чем «я ещё не закончила».

Мама всё ещё сомневалась.

– Мам, я допишу у Энни. Обещаю. Да что там, я, – Нэнси подняла правую руку, как свидетель в суде, – я даю тебе торжественную клятву!

О-ля-ля! Это маму убедило.

Глава 2
Будуар Энни


Четверть часа спустя родители Бри высадили Нэнси, Бри и её младшего брата у Энниного дома. Фредди уже был в пижаме. Пока Энни настраивала ему видеоигру в кабинете, Бри провела Нэнси по коридору.

– Та-да! – Бри выдержала паузу и распахнула дверь в комнату Энни. – Нэнси, ты хоть раз в жизни видела что-нибудь более потрясное?

Нэнси переступила порог и медленно повернулась кругом. До того дня она ни разу не бывала в комнате подростка. Вся мебель была встроенной. Письменный стол, книжные полки, комод, и даже кровать была спрятана в стене, пока Бри не потянула за ручку. Тогда – вуаля! – кровать появилась из стены будто по волшебству. Покрывало на ней было фиолетово-оранжевое, в полоску. Прикроватный коврик тоже был фиолетово-оранжевый, только не в полоску, а в горошек. О-ля-ля-ля-ля!



– Чур, я сижу на подоконнике, – сказала Бри.

Она достала из рюкзака список словарных слов на эту неделю и стала проверять себя. Диктант был назначен на четверг. До него ещё целых три дня. Но Бри была очень дисциплинированной ученицей. Она всегда делала домашнее задание загодя.

Вид зубрящей Бри напомнил Нэнси о её торжественной клятве. Пора добавить к её коротенькому сочинению «несколько последних штрихов».

«Миссис Девайн научила меня делать саше. Так по-французски называется мешочек с сухими цветами. Туда также можно положить палочку корицы или гвоздику, чтобы аромат стал ещё приятнее».

Готово!

Бри, зажмурившись, всё ещё произносила слова по буквам. Нэнси обошла комнату, рассматривая изумительные Эннины вещи. Лучше всего оказалось серёжковое дерево. Какие только серьги не покачивались на его ветвях – и жемчуг, и серебряные кольца, и грозди фиолетовых бусин, похожие на виноград. Серёжки в форме божьих коровок, сахарных трубочек, молний и голубей мира. Нэнси представила на себе каждую из этих пар.



Наконец пришла Энни.

– Мне очень нравится твой будуар, – сообщила ей Нэнси. Будуаром по-французски называлась спальня. Нэнси произносила это так: «бу-двах».

А потом Энни, Нэнси и Бри плюхнулись на кровать и принялись рассматривать журналы мод.

 

– Почему нет некоторых страниц? – спросила Бри.

Энни указала на пробковую доску над письменным столом. Оказалось, что она вырвала фотографии моделей с короткими волосами.



– Я вам не говорила? Я в субботу собираюсь коротко постричься.

– НЕТ! – в ужасе вскрикнули Нэнси и Бри.

У Энни были прекрасные волосы. Чёрные, блестящие и такие длинные, что она могла на них сесть. Она разрешала Нэнси и Бри расчёсывать их и укладывать в разные причёски.

– Это для программы «Косы любви». Они делают парики из настоящих волос для детей, которые проходят лечение от рака. Во время этой болезни часто выпадают волосы. Мы с моей лучшей подругой решили принять участие в акции.

– О! Какой великодушный поступок! – воскликнула Нэнси. Её соседка миссис Девайн всегда произносит такие слова, когда Нэнси делает что-нибудь особенно хорошее.

Рейтинг@Mail.ru