Линия крови

Джеймс Роллинс
Линия крови

Глава 7

1 июля, 21 час 24 минуты по восточноафриканскому времени
Босасо, Сомали

Стоя у изгороди, Такер смотрел, как в его Каина целятся из штурмовой винтовки. От этого зернистого изображения на экране по коже пробежали мурашки. Ему уже не успеть, не спасти друга…

Чисто инстинктивным движением он выхватил пистолет, черный «ЗИГ-Зауэр», поднял ствол и дважды пальнул в воздух. Звуки выстрелов раскатистым эхом разнеслись над строительной площадкой.

Солдат на экране отвел ствол и даже присел от неожиданности.

А Такер уже пришел в движение и помчался к укрытию, где прятался Каин. Затем надавил на телефоне зеленую кнопку в виде крохотного уха и поднес его к губам. В приемнике за левым ухом собаки прорезался голос хозяина:

– ВЗЯТЬ! РАЗОРУЖИТЬ!

Изображение на экране превратилось в неразборчивое мелькание.

Такер, пригнувшись, продолжил бег.

Уже иду, дружище!

Каин ощутил вкус крови, услышал, как хрустнула кость под мощным давлением его челюстей. Он вцепился в противника мертвой хваткой. Болезненный крик прорезал тишину ночи. Затем нога в солдатском ботинке ударила его по ребрам, и он отлетел в сторону.

Ночь завертелась, закружилась, он покатился по земле, подобрав под себя лапы.

Его добыча сидела скорчившись и прижимала руку к груди; запястье прокушено насквозь, автомат на земле. Теперь оба охотника смотрели друг на друга, переводя дух.

И вот Каин рванулся вперед, вцепился зубами в ткань у лодыжки врага, метнулся в сторону и вырвал из-под противника согнутую в колене ногу. Тот повалился на землю, ударился головой о камень. Очки ночного видения отлетели, стали видны узкие глаза охотника. Каин впитывал запах страха, исходивший от этого человека, ощущал на языке вкус его крови.

Но охотник оказался не один.

В чьей-то другой руке сверкнуло лезвие – и устремилось вниз. Но Каина уже не было на том месте. Он, стелясь над самой землей, убегал в ночь.

Причем еще и с добычей, крепко зажатой в зубах.

21 час 25 минут

Грей бежал вдоль сетчатой металлической изгороди, как вдруг со стройплощадки донеслись звуки выстрелов: оглушительные автоматные очереди и отдельные хлопки из более мелкого оружия.

Всего несколько секунд назад, добежав до этой улицы, он слышал два громких пистолетных выстрела, прогремевших в полной тишине.

Два выстрела.

И прозвучали они с другой стороны, не там, где сейчас шла канонада.

Должно быть, капитан Уэйн.

Предположение его подтвердилось. Грей услышал, как Такер отдает команды своему четвероногому напарнику. На улице его видно не было, и Грей бросился к воротам на углу. Они оказались не заперты, и он, держа пистолет наготове, вбежал на стройплощадку.

Разбитая бульдозерами дорога вела к тому месту, где разгорелся бой.

Подбегая, он заметил тела на земле. Люди Амура.

Грей метнулся в сторону, укрылся в тени бетонных блоков. На площадке показался коммандос и пнул носком ботинка одно из тел. Раненый умоляющим жестом вскинул вверх руку. Коммандос опустил ствол. Грянул выстрел – и рука безжизненно опустилась на землю.

Они убивают здесь всех и каждого.

Впрочем, схватка закончилась так же быстро, как и началась. Еще несколько автоматных очередей прозвучали уже вдали.

Грей дотронулся до микрофона у горла.

– Такер, ты где? Ответь!

Но ответ пришел не по рации.

Откуда-то слева, вдали от мертвых тел, снова донеслись звуки яростной перестрелки. Коммандос бросился в ту сторону.

Грей едва не выругался, обогнул груду бетонных плит и, пригнувшись, двинулся туда же. Звуки стрельбы снова сместились – очевидно, неугомонный Такер играл с охотниками в кошки-мышки.

Грей пробирался через лабиринт строительного мусора на звуки стрельбы, не забывая при этом следить, что происходит вокруг. И вдруг увидел Такера. Тот с пистолетом в руке бежал вдоль длинного ряда мусоровозов, стараясь оставаться незамеченным.

Грей направился к нему, но не успел сделать и трех шагов, как впереди, в нескольких ярдах, мелькнула какая-то тень. Мужчина находился спиной к нему и загораживал Такера. Это был тот самый коммандос, прикончивший последнего из людей Амура. Он заметил Уэйна и открыл по нему стрельбу из автомата.

Пули со звоном рикошетили от мусоровоза. Такер попытался увернуться. Но одна из пуль угодила ему прямо в грудь и отбросила назад; он всем телом ударился о крыло машины, а потом медленно сполз на землю. Пистолет выпал из руки.

Грей приподнял ствол, двумя прыжками преодолел расстояние и выстрелил коммандос в основание черепа. Солдат рухнул на колени, потом завалился лицом вниз. Все его тело бешено содрогалось от предсмертных конвульсий. Грей прошел мимо него и пинком выбил автомат из пальцев коммандос.

Такер пытался встать, прижимая ладонь к груди.

Чертовски повезло, что на нем бронежилет из кевлара.

Но везение длилось недолго.

Откуда-то справа послышался хлопок пистолетного выстрела – Грей так и не увидел откуда. Такер пригнулся, пуля просвистела мимо его уха и вонзилась в огромную шину мусоровоза. Прозвучали еще несколько выстрелов, пули поднимали фонтанчики пыли у ног Такера и его левой руки. Он стал отползать в сторону и вскоре исчез из вида.

Грей бросился вперед, но стрелка по-прежнему не видел.

Где?!

И тут коммандос выбежал на открытое место. Бежал он пригнувшись, вскинув ствол, и направлялся к тому месту, где Такер нашел себе укрытие. Свободную руку он прижимал к груди под каким-то неестественным углом, и та была вся в крови. Было очевидно – этим человеком движет слепая ярость.

Грей пытался прицелиться в нападавшего, но тот перемещался слишком быстро, к тому же был защищен бронежилетом и шлемом. Грей тем не менее выстрелил – и остался с пустой обоймой. Но коммандос был так сосредоточен на своей цели, что даже и глазом не моргнул, когда пуля срикошетила от его шлема и угодила в дверцу грузовика.

И вот он тоже скрылся из вида, продолжил преследовать Такера.

Грей бросился следом, выбрасывая на ходу опустевшую обойму и вставляя новую. Несколько шагов – и он увидел коммандос; тот склонился над Такером. Товарищ его лежал на земле, рядом с кабиной грузовика, одно плечо было сплошь в крови. Коммандос неспешно приподнял ствол и прицелился Такеру в голову.

Грей понимал, что остановить его не в силах. Но тут произошло чудо.

21 час 26 минут

Дымящийся ствол пистолета медленно опустился и нацелился Такеру прямо между глаз. Плечо у Уэйна жгло от боли. Он посмотрел на ствол, потом заглянул в глаза этому человеку. И прочел в них слепую ярость.

Равную по силе его ярости.

Еще когда коммандос подбегал, Такер заметил, что запястье у него сломано, что плоть в этом месте изодрана в клочья. Он сразу понял: работа Каина. Так, значит, этот тип угрожал его четвероногому другу.

И еще он прочел в сощуренных его глазах радость – от того, что сейчас совершит убийство.

Равную по силе его радости и жажде мести.

Равную по силе жажде мести еще одного существа.

Откуда-то из темноты послышался грозный рык, коммандос повернулся на этот звук и направил ствол в ту сторону. Воспользовавшись моментом, Такер вытащил из-под грузовика автомат, который прежде принадлежал коммандос, развернулся и выстрелил противнику прямо в лицо. Отдача так и отбросила Уэйна назад.

Едва он распластался на земле, как появился Грей. Подбежал, потом вдруг так и замер от удивления.

– Как… где ты его взял?..

Такер, все еще лежа на спине, обернулся и всмотрелся в темноту под мусоровозом. Там притаился Каин, дышал учащенно, а глаза его горели от ярости. Он выполнил команду хозяина – не только сбил с ног и держал врага, но и разоружил его. Такер представил, как верный пес, всегда такой послушный и исполнительный, волок этот автомат, зажав в зубах кожаный ремень. Он всегда выполнял команды хозяина – в точности и до последнего слова.

– Хороший мальчик, – пробормотал Такер, глядя в темные умные глаза собаки. – Хороший мальчик, молодец.

21 час 35 минут

Грей шел по улице к гостинице «Джабба». После спасения Такера оба они быстро покинули стройплощадку. Сопротивления больше не встретили. Завершив свое задание, оставшиеся в живых коммандос – скорее всего, наемники – ушли и растворились в ночи. Тот, кто нанял этих убийц, очевидно, хотел, чтобы Амур замолчал раз и навсегда. Должно быть, его расспросы насторожили пиратов, принимавших участие в похищении Аманды, и вызвали быструю ответную реакцию.

И вот Грей с Такером вернулись в путаный лабиринт улиц новой части города. Ненадолго остановились – лишь для того, чтобы перевязать плечо Такеру. К счастью, пуля лишь царапнула левую часть предплечья.

Такер закончил объяснять, что с ним произошло.

– На экране мобильника я видел, как Каин побежал куда-то в сторону этих мусоровозов, ну и пошел его искать.

– И нарвался на неприятности.

Такер нахмурился, покосился на пса, послушно трусившего рядом. Потом наклонился, снял с Каина жилет, свернул и сунул его под мышку здоровой руки.

– Я никогда не оставлял его в беде, коммандер. И не оставлю. И Каин тоже приглядывает за мной с тем же усердием. Меня теперь уже не было бы в живых, если б не он.

А я не оказался бы в опасности, если б ты исполнял приказы.

Но на этот раз Грей решил промолчать.

А Такер меж тем продолжил:

– Ну и, оказавшись там, Каин, должно быть, меня учуял и спрятался поблизости.

– А потом притащил тебе автомат, – в голосе Грея слышалось уважение и недоверие одновременно.

– Я же приказал ему разоружать противника. Он хорошо обучен.

Однако Грей подозревал, что подобной слаженности действий одним обучением не добьешься. За этим стоит нечто большее, неразрывная связь между собакой и ее хозяином; нечто более глубокое и сложное, чем простое повиновение жестам и голосовым командам.

 

Как бы там ни было, но отделались они легко, выйдя из этой передряги почти целыми и невредимыми. Вся группа Амура уничтожена бандой наемных убийц, зато теперь, в том числе и благодаря Каину, они знают, что дочь президента Аманду держат где-то на западе страны, в горах Кал-Маду.

Грей не успел придумать хотя бы приблизительный план дальнейших действий – еще издали заметил, что у входа в гостиницу «Джабба» происходит что-то неладное. Столы перевернуты, лотки и окна разбиты. Прямо на асфальте сидели мужчины, зализывая раны. Все это выглядело как последствия массовой драки.

– Что происходит? – спросил Такер.

– Понятия не имею.

Грей торопливо взбежал по ступенькам. И увидел, что в вестибюле гостиницы творится сущий хаос. В соседнем помещении ресторана на большом экране показывали футбольный матч. Столы и стулья сломаны и перевернуты, несколько мужчин невозмутимо потягивают чай из чашек, точно ничего не случилось.

Грей прикоснулся к микрофону и стал вызывать по рации Ковальски и Сейхан. Но ответа не получил.

Такер заметил, как он встревожился.

Они вместе поднялись по лестнице. Их двухместный номер находился на втором этаже. Грей шел впереди по плиточному полу коридора, звук шагов смягчала ковровая дорожка в персидском стиле. Он, бесшумно ступая, подошел к двери. Изнутри доносились приветственные возгласы и гул толпы – видимо, телевизор был включен и по нему транслировали тот же матч.

Грей достал пистолет и взялся за ручку двери.

Такер вскинул ладонь и показал Каину – знак полной боевой готовности.

И вот Грей ворвался в комнату… и обнаружил там Ковальски. Тот в трусах лежал на диване в гостиной, с приложенным к глазу куском льда в полотенце.

Ковальски вяло отреагировал на их появление – махнул рукой и снова уставился на экран телевизора.

Грей оглядел помещение. Все вроде бы на месте.

– Почему не отвечал на мой вызов? – спросил он.

Ковальски покосился на журнальный столик – там лежали его наушники и рация, – потом провел рукой по влажным волосам.

– Просто принимал душ и забыл…

– Ладно, проехали, – перебил его Грей. – Что там внизу произошло?

Ковальски с болезненным стоном спустил ноги на пол.

– Ты ж сам велел устроить заварушку, когда мы доберемся до гостиницы.

– Я хотел просто отвлечь внимание, а разгорелась Третья мировая война.

Ковальски пожал плечами.

– Да, ситуация немного вышла из-под контроля. То есть я хотел сказать, этим мусульманским ребятам – ни секса тебе, ни алкоголя – надобно как-то выпускать пар.

Грей немного расслабился, сунул пистолет в кобуру.

– Где Сейхан?

Только тут Ковальски отнял от лица пакетик со льдом – открылся красный, заплывший синяком глаз.

– Я думал, она с вами, ребята.

– С нами? Как это понимать? – сердце у Грея тревожно сжалось. А от следующих слов Ковальски ему стало еще хуже.

– Она пошла искать вас.

Глава 8

1 июля, 22 часа 22 минуты по восточноафриканскому времени
Босасо, Сомали

Сейхан сидела на бетонном полу, в подвале без окон. Над головой висела электрическая лампочка без абажура. Сильно пахло хлоркой; посреди в полу была дырка, видимо, для отправления естественных нужд.

Хорошего мало.

В левой руке пульсировала боль – упав на землю в темном проулке, Сейхан сильно порезалась о стекло пальцем. Ее схватили, немедленно отняли все снаряжение и средства связи, накинули на голову плотный капюшон и потащили куда-то. Она вслепую, то и дело спотыкаясь, прошагала пешком несколько кварталов – в спину упирался ствол. Затем ее забросили в открытый кузов грузовика или большого внедорожника – она догадалась об этом по ветерку, натуженному реву мотора и жуткой тряске. Пришлось уцепиться за дверную раму, чтобы удержаться на месте; раненую руку при каждом толчке пронзала жуткая боль. Ствол, упиравшийся в ребра, останавливал всякое желание бежать. Они проехали минут десять, не больше, затем остановились, и Сейхан поняла, что находится не так уж и далеко от гостиницы. Но в этом городе-лабиринте казалось, что ее доставили на другую планету.

И вот с головы сорвали капюшон, а затем приказали ей раздеться до трусов и лифчика и бесцеремонно обыскали еще раз. Лишь после этого ей наскоро перевязали раненую руку, хотя кровь просачивалась сквозь бинт и продолжала капать на пол. Потом разрешили надеть одежду, но она все равно чувствовала себя полуголой.

А затем Сейхан посадили на металлический стул и привязали к нему скотчем. Она пыталась раскачать его, но сразу поняла, что бесполезно – ножки были привинчены к бетонному полу.

Она кляла себя за проявленную неосмотрительность, при этом часть вины возлагала на Грея. Если б этот придурок не умчался тогда сломя голову…

Но в глубине души Сейхан знала: это и ее вина тоже. И она действовала столь же импульсивно, как Грей. И больше всего беспокоило то, что она понимала причину подобного поведения. Сейхан вспомнила тот поцелуй в больнице. Оба они нуждались друг в друге, но по разным причинам. И причина ее сегодняшней безрассудной выходки крылась именно в том поцелуе. В страхе за него, в боязни потерять его – вот она и оступилась, наделала глупостей…

Нечего было выбегать через задний ход в этот темный безлюдный проулок за гостиницей. Разве на брифинге перед отправкой на задание их не предупреждали, что город этот – рассадник киднеппинга? Единственное, что хоть немного утешало в этот момент, так это то, что похитили ее вовсе не пираты.

Дверь в камеру наконец отворилась, и вошли двое. У одного в руках толстая папка, у другого – в точности такой же металлический стул, как тот, на котором она сидела. Стул поставили прямо перед ней, и мужчина, напавший на нее в проулке, уселся и положил на колени папку. Невысокий, но крепко сбитый, с коротко подстриженными светлыми волосами, начавшими лысеть на макушке, он был наделен даже некоторым шармом.

Его напарником оказалась женщина – стройная индуска с матово-смуглой кожей и темными глазами с поволокой. Она заняла место за спинкой его стула, там и застыла. Как и мужчина, она была одета в брюки цвета хаки и застегнутую на все пуговки голубую рубашку, безупречно отглаженную, отчего эта вполне обыденная одежда походила на униформу.

Сейхан встретилась с ней взглядом.

– Ты что, одна из тех, кто следил за нами этим вечером? Ты была в зеленом саронге, да?

Женщина промолчала.

Затем Сейхан уставилась на папку. И увидела прикрепленный к обложке свой старый снимок. Зернистый, довольно скверного качества, но узнать ее было можно.

– Так, попробую догадаться. Вы не из команды Амура Махди, верно?

Мужчина ответил ей твердо и вежливо, с британским акцентом:

– Вопросы здесь задаю я. – Затем он открыл папку и просмотрел первые несколько страниц. – С учетом многочисленных прозвищ и псевдонимов даже не знаю, как вас и называть.

– Что, если заклятым врагом, подойдет? – мрачно пошутила Сейхан.

У женщины чуть дрогнули губы, но то была не улыбка – скорее осуждение.

Мужчина оставил этот комментарий без внимания.

– Ваш наниматель совершил на нашей территории акт терроризма. И было это несколько лет тому назад возле Британского музея, где всем заправляла террористка по имени… – тут он порылся в бумагах, – по имени Кассандра Санчес. Отвратительное, доложу вам, деяние.

Сейхан так и похолодела. Кассандра, как и она сама, была оперативным агентом «Гильдии», ее подослали к Пейнтеру Кроу еще до того, как он стал директором «Сигмы». О самой операции Сейхан знала немного – только то, что женщина тогда погибла.

Все это время Сейхан пыталась сообразить, кто именно схватил ее, перебирала в уме различные варианты. Из-за участия в прошлом в деятельности «Гильдии» она находилась в списке самых разыскиваемых личностей множества иностранных разведок. Акцент мужчины помог немного сузить круг поиска. Возможно, они из БСРС – Британской секретной разведывательной службы, которую называли еще МИ-6. Но было в облике и манерах этих людей что-то военное.

– Вы из СРП, – заключила она.

Мужчина выпрямился, как-то особенно пристально взглянул на нее.

– Впечатляет.

Специальный разведывательный полк являлся новым подразделением британских сил особого назначения, был создан относительно недавно для организации и разработки операций, требующих прикрытия, и в частности – для проведения антитеррористических операций. Это была самая секретная и действенная из служб, причем единственная, куда набирали женщин.

Сейхан не сводила глаз с индуски.

Мало кто имел хотя бы отдаленное представление о работе СРП. Но они вполне могли проводить операции в Сомали. За последние лет десять пираты не раз похищали граждан Великобритании. Мало того, беззаконие, творившееся в сельских районах страны, привело к тому, что там стали создавать свои тренировочные базы исламские террористические организации.

И вот она, к несчастью своему, случайно угодила в сети СРП.

Мужчина продолжил:

– Мы получаем изображение с камер, установленных в местном аэропорту. Отсюда и снимок. Вам еще повезло, что нашли вас именно мы. Насколько мне известно, агенты «Моссада» получили приказ стрелять в вас без предупреждения.

Сейхан продолжала анализировать эти разрозненные сведения:

– Вы следили за нами… как-то нарочито неуклюже. Хотели, чтобы мы заметили слежку.

– Да, и ожидали, что вы постараетесь от нее избавиться. Что и произошло. Выскользнули через заднюю дверь и угодили прямо к нам в руки. – Мужчина всем телом подался вперед. – Но с кем вы путешествуете? Кто эти двое? Пока что удалось выяснить, что оба бывшие американские военные, но это все. На них ничего нет, все чисто, безупречно, а потому выглядит подозрительно. Они что, агенты «Гильдии» или же просто наемники, отправленные сюда? Но с какой целью?

Сейхан колебалась, не зная, что и ответить. О том, что она предала интересы «Гильдии» и теперь работает на «Сигму», никому не было известно. Лишь горстка людей из правительства США знала это. А преступления, совершенные ею в прошлом, не позволяли официально признать нынешний статус. Так что если ее схватят – как, к примеру, сейчас, – никто ее не признает и не придет на выручку. Она сама по себе и рано или поздно исчезнет навсегда.

– Если отказываетесь сотрудничать и дальше… – начал мужчина, но тут дверь за его спиной с грохотом сорвалась с петель и в комнату влетел и запрыгал по полу какой-то серебристый предмет.

Сейхан закрыла глаза, жалея о том, что не может еще зажать и уши.

В замкнутом пространстве грянул взрыв. Веки ожгло жаром, а уши заложило так, что ее затошнило. Она резко выдохнула и открыла глаза. И разглядела в дыму что-то маленькое, низенькое, ворвавшееся в помещение через дверной проем. Потом ощутила прикосновение к ноге чего-то мохнатого и мягкого, почувствовала холодный влажный нос, обнюхивающий ее окровавленные пальцы.

– Лучше поздно, чем никогда, – хрипло пробормотала она, не слыша собственного голоса.

Грей с Такером ворвались в камеру с пистолетами в руках. Два агента СРП распростерлись на полу, приняв на себя главный удар светошумовой гранаты. Однако женщина нашла в себе силы и прицелилась в Сейхан. Ослепленная взрывом, она все же сумела выхватить оружие, но стреляла наугад, в направлении стула, где сидела их пленная.

Грянул выстрел, пуля срикошетила от бетонного пола, несколько осколков впились в босые ноги Сейхан. Пес резко отскочил от ее стула.

Грей направил ствол на индуску, и тут Сейхан крикнула:

– Стоп! Не надо! Не стреляй!

Подошел Такер, ударил женщину рукояткой пистолета. Она повалилась на пол и выронила оружие из рук. Уэйн наклонился и подобрал его.

– Они из британских спецслужб! – крикнула Сейхан и на этот раз услышала свой голос, глухота прошла.

Грей указал на парочку.

– Следи за ними, не позволяй им встать, – скомандовал он Такеру. – Надо разобраться, что к чему.

Затем Грей развернулся к Сейхан, в его руках блеснул маленький военный топорик. Он разрубил сковывавшие ее путы, стараясь действовать как можно осторожнее. Потом низко нагнулся, при этом опустил ладонь ей на колено, и прикосновение это точно пронзило все ее тело электрическим током.

– Ты в порядке?

В ушах до сих пор звенело, но она услышала его и кивнула.

– Я нормально. И палец порезала нарочно. И не перевязывала рану, цеплялась этой рукой за раму в машине. В надежде, что эта чертова собачонка честно заработает свою сахарную косточку.

Такер услышал ее слова.

– Значит, специально для Каина оставила кровавый след? Что ж, умно.

Чего тут умного? Просто все рассчитала.

 

Еще во время перелета в Африку она изучала этого нового потенциального члена команды, оценивала слабые и сильные стороны собаки, прикидывала, можно ли будет на нее положиться при исполнении задания. В отчете было написано, что специально обученная собака может учуять запах всего одной капельки крови в большом олимпийском плавательном бассейне. Она вовсе не планировала проверять обоняние Каина, но была рада, что утверждение это оказалось правдой.

Сейхан поднялась на ноги. Ее еще немного пошатывало, но слух окончательно пришел в норму.

– Ну а что делать с людьми из СРП?

– Еще одного взяли у гостиницы, – сказал Грей. – Связан и находится в заднем проулке, вырубился полностью. Второго Ковальски затащил наверх. Пока мы прорывались внутрь, навалился на него, как разъяренный бык; боюсь, что ногу парню сломал.

– Нога определенно сломана, – донесся от двери мрачный голос. Ковальски переступил порог и указал на лестницу, ведущую в подвал. – Заткнул ему пасть кляпом и связал. И какие же теперь нас ждут неприятности за то, что мы надрали задницы британским солдатам?

Ответ донесся с пола. Мужчина наконец очнулся, глаза его слезились.

– Всегда думал: эти ваши американские разговорные выражения – куча дерьма! – Он оглядел собравшихся. – Кто вы такие, черт побери?

Грей убрал оружие в кобуру, потом протянул руку помочь мужчине подняться.

– Мы те, кому нужна ваша помощь.

Мужчина подозрительно уставился на руку Грея, затем все же ухватился за нее и встал.

– Несколько странный способ просить о помощи, вы не находите?

Ковальски хмыкнул и предоставил единственно приемлемое, как ему показалось, объяснение:

– Так мы ж американцы! Чего еще от нас ждать?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru