Абсолютный доступ

Джеймс Роллинс
Абсолютный доступ

Ковальски быстро посмотрел на своего напарника.

– Бывший кабинет Элизабет?

Зачем отправлять ее в кабинет моей бывшей?

– Мы знали, что кабинет доктора Полк был пуст. Директор выбрал это место для рандеву еще и потому, что вы хорошо ориентируетесь в здании. На тот случай, если у нас возникнут проблемы.

Замечательно… Я действительно начинаю ненавидеть это место.

Вздохнув, Ковальски повел Джейсона на лестницу и зашагал вниз. Ступени заканчивались в лабиринте узких проходов, что тянулись под всем музейным комплексом.

Путь вперед тускло освещался светом красных огоньков сигнализации. Это была одна из старейших частей здания, почти не тронутая проводившейся время от времени реконструкцией выставочных залов. Мраморный пол под их ногами за многие десятилетия были вытерт до блеска подошвами многочисленных посетителей. По обеим сторонам тянулись деревянные двери с матовыми стеклянными окнами, и на каждом окне было выгравировано название научного отдела: «Энтомология», «Минералогия», «Зоология позвоночных», «Ботаника».

Ковальски знал путь к кабинету Элизабет наизусть. Сейчас он пытался сосредоточиться, пытался уловить малейшие признаки опасности, но в укромных уголках его разума зашевелились воспоминания. Он вспомнил, как они с Элизабет устраивали в ее кабинете пикники, вспомнил, как ему нравилось слышать ее смех, купаться в ее улыбках. Он вспомнил, как они вдвоем забирались в старые тоннели паропровода под музеем, чтобы покурить сигары, которыми иногда баловалась даже она. Вспомнил он и полуночные часы, когда дремал на ее диване, пока она заканчивала каталогизировать новую партию экспонатов из Греции или Италии, вспомнил также другие их занятия, не связанные с наукой и музейный делом, когда они сливались в объятиях. При этих последних мыслях кровь как будто быстрее заструилась по жилам – и прилила к нежной части туловища.

Увы, сейчас не до этого.

Увы, Джо не смог избежать менее приятных воспоминаний о том, как его нетерпение порой раздражало ее, когда улыбку сменяли насупленные брови, когда слова, сказанные с обеих сторон, ранили в самое сердце. Оба натуры горячие и порывистые, они порой не задумывались о том, как отзовется в душе другого то или иное слово. Возможно, со временем они научились бы обращаться друг с другом бережнее. Увы, его слишком часто отправляли за границу выполнять задания, о которых он не имел права рассказывать даже по возвращении. Точно так же ее порой целыми неделями не бывало дома: она отправлялась то на пыльные археологические раскопки, то на серьезные научные конференции. Неудивительно, что со временем ежедневные звонки, которые поначалу длились часами, в конечном счете прекратились, сведясь до обмена куцыми текстовыми сообщениями.

И когда конец наступил, это не было театральным актом предательства. Просто подобно тому, как после прилива всегда бывает отлив, в их отношениях наступило охлаждение, и они оба были вынуждены признать неизбежное. Будучи умнее из них двоих Элизабет поняла это первой и однажды, за долгим холодным ужином, изложила ему факты.

Тем не менее душевная рана все еще не затянулась.

Наконец впереди замаячила темная дверь. На матовом стекле было написано «Антропология». Под этим словом, на маленьких крючках, висела черная металлическая табличка с серебряными буквами, на которой было написано «Элизабет Полк, доктор наук».

– Вот мы и пришли, – зачем-то произнес Ковальски, хотя это было понятно и так.

Удивленный тем, что она оставила табличку, Джо наклонился, чтобы отцепить ее. Не успел он сделать это, как грянул пистолетный выстрел, и стекло над его головой разлетелось осколками.

* * *

Мгновенно опустившись на одно колено, Джейсон выхватил из кобуры свой «ЗИГ-Зауэр P226» и, резко повернувшись, дважды нажал на спусковой крючок. Он стрелял вслепую по коридору в направлении недавнего выстрела, главным образом чтобы отбить у снайпера желание повторно открыть стрельбу. Нельзя сказать, что это ему удалось. Из темноты последовал второй выстрел. От дверного косяка возле его плеча полетели щепки.

Затем возле его уха грянул еще один выстрел.

Из коридора донесся сдавленный вопль. Ковальски сжимал обеими руками пистолет, из дула поднимался дымок.

– Быстро внутрь! – рявкнул он.

Джейсон нырнул за великана-сослуживца и ухватился за дверную ручку. К счастью, дверь была не заперта. Толкнув ее плечом, он ввалился внутрь. Ковальски последовал его примеру. Как только тот оказался внутри, Джейсон захлопнул дверь кабинета, выбив при этом несколько осколков стекла, и, хотя от этого было мало толку, закрыл дверь на замок.

– Сара! – пригнувшись, крикнул он в темную комнату. – Это Джейсон Картер.

Из-за стола донесся легкий вздох.

– Я здесь.

Джейсон заметил, как из укрытия поднялась тень.

– Не вставайте, – предупредил он.

– Похоже, они следили за нами, – буркнул Ковальски и приподнялся, чтобы выглянуть в разбитое окно.

Это имело смысл. Им следует проявлять большую осторожность. Враг не мог знать, где скрывалась доктор Гутьеррес.

Пока мы сами не привели их сюда, – подумал Джейсон.

Либо его с Ковальски заметили, когда они заходили в здание, либо вражеский отряд уже был внутри и напал на них по пути в этот кабинет. В любом случае они оказались в ловушке.

– Сюда, – шепнул Джо и, пригнувшись, двинулся прочь от двери. – Тут сзади есть небольшая кладовая.

Джейсон последовал за ним и потянул за собой доктора Гутьеррес.

В джинсах и белом лабораторном халате, она встала с ним рядом, одной рукой прижимая к груди черную кожаную сумку, и прошептала:

– Спасибо.

Пока не благодарите нас.

Джейсон огляделся по сторонам. Кабинет был просторным: стеллажи вдоль стен, большой письменный стол и старый кожаный диван. Но, кроме стопки случайных бумаг, он был тщательно вычищен. Ковальски повел их к узкой двери на противоположной стороне, тем более что та была приоткрыта.

Они втроем пробрались в следующую комнату – в два раза больше кабинета; она была разделена высокими металлическими полками. Возле одной из стен стояла пара деревянных поддонов. Джейсон предположил, что кладовая использовалась в качестве плацдарма для работы доктора Полк над ее коллекцией древностей.

Ковальски закрыл массивную сосновую дверь. И все же для врага она не стала бы серьезным препятствием, тем более что возможности запереть ее изнутри не было. Но, похоже, это не особенно беспокоило Ковальски. Он решительно направился к середине комнаты, где наклонился к массивной решетке на полу, закрытой на навесной замок.

Опустившись на одно колено и используя для подсветки мобильник, Ковальски покрутил взад и вперед цифры наборного замка. Позади них из соседней комнаты донесся звон разбитого стекла. Джейсон тотчас представил, как в отверстие в окошке к задвижке тянется чья-то рука.

Поторопись

Ковальски освободил замок и одной рукой поднял тяжелую решетку. Внизу зияло темное отверстие.

– Слева есть короткая лестница. Это спуск в один из служебных тоннелей под музеем.

Джейсон не стал оспаривать план своего напарника или то, куда он может их привести. На данный момент их целью было всегда находиться на шаг впереди врага. Держась за стальные перекладины, Картер спустился первым, затем подал руку Саре. Второпях оступился, и одна его нога соскользнула. В результате остаток пути вниз он прополз. Впрочем, на его счастье, до пола была всего пара ярдов. Он неловко приземлился, однако сумел устоять на ногах и благополучно спустил на землю Сару.

Над их головами Ковальски с тихим лязгом закрыл решетку и, не касаясь ногами перекладин, соскользнул вниз по лестнице. Великан явно проделывал это и раньше.

Джейсон отцепил фонарик-«карандаш» и поводил лучом вдоль стены тоннеля. Здесь было душно, пахло мокрым цементом, и было слышно, как где-то капает вода.

По потолку тянулись старые трубы, густо заросшие паутиной.

– Где мы? – спросила Сара.

Ковальски протиснулся между ними и повел их вперед.

– Это старые линии теплоцентрали и служебные тоннели. Мы с Элизабет иногда забирались сюда, чтобы покурить. – Он похлопал по стенам. – Здесь было самое безопасное место, и из него можно было не подниматься обратно на улицу.

Джейсону послышалась в его голосе смесь печали и задумчивости.

– Куда мы идем? – спросила Сара, озвучив при этом также и тревогу Джейсона.

Ковальски откашлялся, прочищая горло.

– Это место – начало лабиринта. Считается, что эти тоннели когда-то тянулись аж до самого Белого дома, но ради вящей безопасности бóльшая их часть была перегорожена и замурована.

Повернув за угол, он указал вперед.

– Там есть лестница, ведущая к служебному входу в музей.

Они вновь повернули за угол, когда сзади раздался громкий лязг.

Враг обнаружил их путь к спасению.

Джейсон провел лучом фонарика по полу тоннеля. Их следы по грязи будет несложно заметить и пойти по ним.

Приглушенные голоса позади них между тем звучали уже громче.

– Пора уносить ноги, – предупредил Ковальски, подталкивая их вперед.

И вновь Джейсон не поставил под сомнение его план.

Сунув свою грозную пушку обратно за пояс, Джо последовал за остальными вверх по бетонной лестнице. На ходу он судорожно рылся в своем бумажнике.

Где же ты, черт возьми?..

К этому моменту Джейсон достиг верхней площадки грязной бетонной лестницы. Желтая аварийная лампа скудно освещала окружающее пространство, а главное, древнюю стальную дверь. Она выглядела так, будто ее установили в день открытия музея, но сейчас ее надежно запирал современный электронный замок.

Джейсон потянул за ручку. Бесполезно.

Наконец пальцы Ковальски вытащили из вороха бумажек, набитых в боковое отделение его потрепанного кожаного бумажника, карточку. А именно, старое служебное удостоверение работника музея. В углу, едва различимое в свете одинокой лампы, было крошечное фото Элизабет Полк. Каштановые волосы обрамляли высокие скулы, на носу – миниатюрные очки. Элизабет подарила ему эту карточку вскоре после того, как они начали встречаться, чтобы ему было легче приходить к ней на работу и уходить из музея. По идее, ему полагалось вернуть карточку или уничтожить, но он не смог сделать ни того ни другого.

 

Откуда-то снизу доносился стук подошв по каменному полу.

– Ковальски… – зашипел на него Джейсон.

Джо быстро шагнул вперед, молясь, чтобы на карточке все еще сохранился код этого служебного хода. Провел карточкой по щели под красным огоньком… огонек остался красным.

Твою мать… Джейсон в ужасе смотрел на него. Доктор Гутьеррес прижалась к его плечу. На ее лбу выступили капли пота, губы были крепко сжаты, лицо перекошено гримасой страха. Похоже, они угодили в западню.

Ковальски потер магнитную полоску карты-ключа о рукав куртки.

– Иногда эти старые замки привередничают.

Боже, я надеюсь, что этого не случится.

Снизу раздался крик. Похоже, враг решил больше не прятаться.

Джейсон резко повернулся и стволом пистолета разбил единственную, забранную проволочной сеткой лампочку. На них тотчас опустилась тьма – какое-никакое, но укрытие. Притянув женщину к себе, он направил пистолет на лестницу и выстрелил, в надежде на то, что это остудит пыл их преследователей.

Ковальски между тем вновь провел карточкой по замку.

Ну, давай, Элизабет, не подведи меня.

Несмотря на его молчаливую просьбу, крошечный огонек все так же горел красным.

Какого черта!

Задаваясь вопросом, заслуживает ли он этой участи, Джо покрутил карточку в руках. И кончиками пальцев почувствовал, что магнитная полоса была не на той стороне. В темноте он провел по замку неправильной стороной!

Перевернув карточку, он привел ею по считывающему устройству. Тотчас замигал зеленый огонек и, к его великому облегчению, раздался щелчок блокирующего устройства. Он схватил ручку и толкнул дверь.

Все втроем они ввалились в коридор. Захлопнув за ними дверь, Ковальски на миг устало прислонился к ней. На той ее стороне раздались приглушенные выстрелы; пули, рикошетом отлетая от стали, как бы говорили им, что нет времени праздновать эту маленькую победу.

– Нужно идти дальше, – произнес Джейсон. – Невозможно сказать, сколько их еще может быть здесь.

Ковальски кивнул.

– Следуйте за мной.

Он оттолкнулся от двери и побежал по коридору к лестнице. Это была та самая, по которой они с Джейсоном попали в подвальный этаж. Все бросились обратно к боковому выходу. Ковальски вновь сжимал в руке свой массивный пистолет. Открыв дверь и придержав ее, он махнул рукой, делая Джейсону и доктору Гутьеррес знак – мол, поторопитесь, – а сам окинул взглядом автостоянку, выискивая признаки засады, и прислушался, не раздадутся ли звуки погони изнутри музея.

«Джип» стоял всего в нескольких ярдах от входа. Джейсон посадил молодую женщину на переднее пассажирское сиденье, а сам запрыгнул на заднее. Встав спиной к защитной дуге, вскинул свой «ЗИГ-Зауэр» и поводил им из стороны в сторону, прикрывая товарища.

– Давай сюда! – крикнул он.

Ковальски откатился от двери, давая ей самой закрыться за его спиной, и, подбежав к передней части «Джипа», запрыгнул на водительское сиденье. Он уже почти сел за руль, когда откуда-то позади музея раздался пронзительный вой сирены. Он тотчас вспомнил слова Джейсона о том, что из-за разбитого окна сработала сигнализация.

Поворачивая ключ в замке зажигания, Ковальски заметил в дальнем углу автостоянки свет одинокой фары. Мотоцикл, а на нем двое в шлемах. Тот, что сидел сзади, приподнялся на сиденье, прижимая к плечу винтовку.

Ковальски наконец повернул ключ. Двигатель закашлялся и смолк.

Тишину ночи разорвал винтовочный выстрел.

Лобовое стекло треснуло.

Вот же сукин сын

Джейсон открыл ответный огонь, стреляя поверх защитной дуги. Ковальски нажал на акселератор и, с тревогой подумав о том, правильно ли он установил проводку на катушке зажигания, вновь попробовал завести двигатель ключом. Тот снова закашлялся… а затем содрогнулся и утробно заурчал.

Довольно неплохо.

Ковальски врубил заднюю передачу и вжал ногу в пол.

«Джип» рванул назад, за что удостоился стона от Джейсона, который больно врезался грудью в защитную дугу. Впрочем, его выстрел сделал свое дело – мотоцикл резко взял в сторону. Теперь их противник был вынужден зигзагами пробираться сквозь рощицу деревьев на Двенадцатой улице.

– Держитесь! – крикнул Ковальски, воспользовавшись моментом, и крутанул руль.

«Джип» резко развернулся. Чтобы не вывалиться на ходу, Джейсон одной рукой вцепился в защитную дугу.

Доктор Гутьеррес сползла со своего сиденья и чуть не врезалась в бок Ковальски, но тот успел вовремя переключиться на первую скорость. Нажав на газ, он повел «Джип» к Мэдисон-драйв, тянувшейся вдоль фасада музея.

– Ковальски! – крикнул Джейсон.

Но тот уже заметил угрозу. На них, двигаясь по Мэдисон-стрит с противоположных сторон, летели еще два мотоцикла. Один ехал в потоке машин, на всей скорости петляя между ними, тем более что в этот час машин было мало. Другой мчался по улице с односторонним движением.

Позади раздались хлопки выстрелов. Это по ним открыл беспорядочный огонь первый мотоциклист. Пули звонко цокнули и отскочили от бампера и кузова.

Джейсон наобум повел ответный огонь.

«Джип» между тем уже был возле края стоянки. Ковальски быстро оценил ситуацию. Ему была ненавистна сама мысль о перестрелке на улице, где могут пострадать невинные люди. А попытайся он выехать на Мэдисон, его все равно прижмут с обеих сторон.

Это оставляло ему единственный выбор.

– Пригнитесь и держитесь крепко! – приказал он своим пассажирам.

Затем поддал газу, быстро переключил скорость и рванул через Мэдисон, пролетев при этом перед носом вечернего автобуса и между двумя сближавшимися мотоциклами. «Джип» ударился о дальний бордюр, высоко подскочил над мостовой и пробил временное ограждение вокруг участка Национальной аллеи, где проводился ремонт газона.

В следующий миг он тяжело приземлился на все четыре колеса и, не сбрасывая скорости, продолжил движение.

Простиравшийся перед ними ландшафт представлял собой кучи земли и гравия и множество коварных ям. Этот участок строительных работ протянулся на полмили – от Седьмой улицы почти до подножия Монумента Вашингтона.

– Что ты делаешь? – крикнул Джейсон.

– А на что, черт возьми, это похоже?

– Похоже, ты не знаешь, что делаешь!

– Именно! Это называется импровизация!

Джейсон лишь громко простонал. Ковальски на головокружительной скорости еще дальше углубился в этот раскопанный участок земли. В зеркале заднего обзора он увидел, как следом за ними на всей скорости летят три мотоцикла. Враг явно не собирался легко сдаваться.

Ковальски тотчас вспомнил свое недавнее намерение испытать «Джип» на бездорожье.

Похоже, я вот-вот получу такой шанс.

* * *

«Джип» покатил дальше по стройке, а Джейсон еще крепче вцепился в защитную дугу. Впереди в ночное небо вонзался ярко освещенный шпиль Монумента Вашингтона.

Пока «Джип» подскакивал на ухабах, Джейсон из последних сил старался удержать равновесие на заднем сиденье, тем более что изношенная обивка треснула и он одной ногой застрял в пружинах.

Сзади грянул винтовочный выстрел. От двери багажника с цоканьем отлетела пуля. По-прежнему цепляясь одной рукой за защитную дугу, Джейсон вскинул свой «ЗИГ-Зауэр» и наугад выстрелил в ближайшего мотоциклиста. Тот ехал метров на тридцать перед остальными двумя и, похоже, был готов сократить расстояние самостоятельно.

С этого мотоцикла последовали новые винтовочные выстрелы. И вновь пули ложились низко, зарываясь в пыль или отскакивая от бампера.

Должно быть, они пытаются прострелить задние колеса

Но если так, значит, Сара им нужна живой. Но почему?

– Держитесь! – крикнул Ковальски.

Как ты думаешь, что я здесь делаю?

Передний мотоцикл несся прямо на них, но Джо описал крутой поворот, на всей скорости огибая высокую кучу рыхлой земли на обочине. «Джип» опасно накренился. Ковальски мастерски сбросил скорость, а затем снова нажал на педаль газа.

Шины «Джипа» вгрызлись в кучу земли, подняв шлейф пыли, похожий на петушиный хвост. На преследующий их мотоцикл обрушился фонтанчик земли и мелких камней. От неожиданности водитель потерял равновесие и упал.

Ковальски слетел с обочины и покатил дальше. Джейсон приподнялся и оглянулся.

Один готов

Два других мотоцикла врезались в бордюр, высоко взлетели, ловко приземлились на задние колеса и помчались за ними.

Оба мотоциклиста снова открыли огонь по «Джипу».

Джейсон услышал, как возле его уха просвистела пуля. Две другие задели верхний край лобового стекла. Ковальски толкнул Сару, почти запихнув ее под приборную доску. Джейсон поспешно распластался на сиденье.

Внезапное изменение тактики их преследователей говорило об одном: обстоятельства изменились. Мотоциклисты явно получили по радио от начальства новый приказ.

Стрелять на поражение.

* * *

Ковальски одним глазом следил за окутанной темнотой местностью перед собой, а другим поглядывал в зеркало заднего вида. Два злобных черных шершня упорно сокращали расстояние.

Мотоциклисты на миг прекратили стрельбу и пригнулись, предпочитая увеличить скорость.

Он тотчас понял их план. Они решили обойти их с флангов и перекрестным огнем обстрелять «Джип».

Ага, держите карман шире… сейчас вы на моем поле.

Хотя, по большому счету никакого поля уже давно не было. В течение последнего месяца Джо не раз поднимался на крышу Замка и наблюдал за тем, как тяжелое строительное оборудование снимает старый газон, как, громыхая, въезжают грузовики с новым верхним слоем грунта, как экскаваторы роют ирригационные траншеи и глубокие ямы для будущих подземных водохранилищ. Рев моторов тяжелой техники и болтовня строительных рабочих действовали на него успокаивающе. Для него это был белый шум, его собственная версия стука дождя или трубных «песен» китов.

– Ты что задумал? – крикнул ему Джейсон с ноткой паники в голосе.

Впереди путь им преграждала новая гора земли, достигавшая второго этажа.

– Вверх, – коротко ответил Ковальски.

Он не сомневался, что «Джип» справится с этой горой земли. Главное – получить полный вращательный момент, какой можно только выжать из двигателя. Джо на мгновение сбросил скорость и переключил передачу. Два мотоцикла уменьшили разрыв, готовясь обойти «Джип» с флангов. По надрывному реву мотоциклов он понял: преследователи выжимали из своих двухтактных двигателей предельную скорость.

Но будет ли этого достаточно для крутых склонов куч рыхлой земли?

Это мы сейчас выясним.

Докатив до подножия горы, Ковальски нажал на педаль газа и одновременно врубил первую передачу. Колеса «Джипа» пару секунд крутились на месте, но затем протекторы зацепились за почву. Словно пришпоренный жеребец, «Джип» рванул вперед и, моментально разогнавшись, взлетел вверх по крутому склону, демонстрируя свою прыть и силу.

Доктор Гутьеррес ахнула и вновь упала на сиденье. Ковальски услышал, как Джейсон чертыхнулся за его спиной.

Враг продолжил погоню. Мотоциклы въехали на склон насыпи. Оба мотоциклиста были опытными гонщиками. Чтобы не увязнуть в рыхлой земле, они неслись, вихляя из стороны в сторону задними колесами, и вскоре поравнялись с задним бампером «Джипа». Их отражения заполнили собой оба боковых зеркала. Выхватив из кобуры пистолеты, мотоциклисты приготовились открыть по «Джипу» огонь.

– Ковальски! – простонал Джейсон.

Гребень земляной кучи был всего в нескольких ярдах от них. Однако они никогда не доберутся до верха, если их догонят.

Ну что ж…

Джо вдавил тормоз в пол и резко остановил «Джип».

Маневр оказался слишком неожиданным, и преследователи не успели отреагировать. Пролетев на всех парах мимо застывшего на месте «Джипа», мотоциклы достигли верха горы и взлетели в воздух. Ковальски попытался представить, что они увидели под собой со своих железных коней.

Мрачно усмехнувшись, он снова повел «Джип» вверх и вперед. Вкатив на самый верх, увидел, как два мотоцикла взлетели высокой дугой, а затем рухнули в глубокий котлован на противоположной стороне насыпи. Кстати, образовалась она после того, как строительная бригада вырыла глубокий резервуар, предназначенный для хранения более двухсот тысяч галлонов воды.

Минус еще два.

Оба мотоцикла с грохотом рухнули на дно ямы.

 

Джейсон похлопал Ковальски по плечу. Тот дал задний ход и скатился с насыпи.

– Я у тебя в долгу.

– Дюжина кубинских сигар ручной работы – и мы в расчете. – Ковальски повернулся к доктору Гутьеррес. Та была бледна, явно потрясенная тем, что произошло у нее на глазах. – Так почему вы так важны для них?

Джейсон дал Саре пару минут, чтобы отдышаться, и лишь после этого Ковальски продолжил допрос. Как только «Джип» покинул участок строительных работ и вернулся на Мэдисон-драйв, Джейсон подался вперед на заднем сиденье. Позади них мигали огнями машины «Скорой помощи», спешившие к Национальной аллее.

Самое время убраться подальше отсюда – и получить ответы на некоторые вопросы.

– Сара, можете рассказать нам, над чем вы работали в Смитсоновском институте? Почему вы были в музее?

Она повернулась к нему. Ее глаза все еще были огромными от испуга, но дыхание уже сделалось ровным.

– Я здесь на стажировке, работаю в рамках программы Смитсоновского института «Древняя ДНК».

Джейсон уже знал это из ее личного дела.

– Какую работу вы делаете для них?

Сара задумчиво покачала головой.

– Задача нашей программы – изучение генетической изменчивости и изменений, происходящих со временем у разных биологических видов. С этой целью мы с коллегами извлекаем и анализируем ДНК из древних источников.

– Древних источников?

– Из окаменевших костей, археологических артефактов или, как в случае сегодняшнего вечера… – Она подняла с пола свою кожаную сумку и положила ее на колени. – Из музейных экспонатов.

Посмотрев на сумку, Ковальски скривился.

– Что еще за образцы?

– Каждому из нас выделено для изучения отдельное таксономическое семейство видов. В моем случае – это гоминиды. Это понятие охватывает всех человекообразных обезьян. Орангутангов, горилл, шимпанзе и бонобо, или карликовых шимпанзе.

– Но есть и еще один вид, – добавил Джейсон. – Гоминиды также включают в себя род Homo, в который входим и мы, люди.

Сара кивнула и пристально посмотрела на него, явно удивленная его глубокими познаниями.

– Верно. Я собрала и задокументировала геномные образцы самых известных видов, от самых древних до современных людей. – Она перечислила их. – Homo erectus, Homo habilis, Homo neanderthalensis и некоторых других, менее известных наших предков. Вот почему я была в музее сегодня вечером. Чтобы собрать образцы ДНК из недавно полученного комплекта окаменелостей.

– И вы хранили эти результаты в своем лабораторном компьютере?

– Таков порядок.

Джейсон откинулся назад, пытаясь понять, зачем китайцам могли понадобиться такие эзотерические научные данные. Это просто не имело смысла. Но на данный момент это может подождать. Он вспомнил порученную ему задачу: обезопасить не только доктора Гутьеррес, но и ее компьютер. Помимо защиты файлов, которые не были украдены при первой кибератаке, Джейсон все еще надеялся, что на ее компьютере могут остаться какие-то цифровые следы, которые укажут на личность преступника.

– Сара, мне нужен доступ к вашему компьютеру… сегодня вечером… прежде чем кто-то испортит то, что там есть. После того как мы отвезем вас в безопасное место…

Она тотчас повернулась к нему.

– Я поеду с вами.

– Зачем?

– Мой компьютер имеет двойную защиту, как с помощью буквенно-цифрового пароля, так и системы «Мирис Айлок».

– Это что такое? – спросил Ковальски.

Джейсон застонал, зная ответ. Это был коммерчески доступный сканер радужной оболочки глаз, используемый для идентификации личности.

– Похоже, нам еще рано расставаться.

* * *

Пятнадцать минут спустя Ковальски вел «Джип» по узкой, извилистой дороге, проходящей через парк Рок-Крик. Путь по лесному массиву привел их в дальний конец территории Национального зоопарка. Здесь специальный служебный въезд обеспечивал легкий доступ к кампусу исследовательских лабораторий Рок-Крик.

– Ворота должны быть за следующим поворотом, – подсказала Сара, дрожа на холодном ветру, задувавшем в открытые двери.

Ковальски включил обогреватель на максимум, но это было все равно что в метель греть руки над свечкой. Вскоре он поймал себя на том, что от холода сам начал непроизвольно клацать зубами.

– Мой кабинет находится недалеко от забора, – пояснила Сара. – Директор распорядился оцепить кампус силами полиции зоопарка. По идее, нас уже должны ждать у ворот.

Джейсон наклонился ближе к своему напарнику.

Сара подняла белую карточку служебного пропуска.

– Если нет, то у меня есть пропуск.

Свернув за поворот, они оказались перед забором, ограждавшим комплекс по всему периметру. Небольшие служебные ворота стояли открытыми, освещенные единственным фонарем. Ковальски не заметил ни охранников, ни обещанного полицейского оцепления.

Они с Джейсоном обменялись настороженными взглядами.

– Возможно, сотрудники оставили ворота открытыми для нас, – предположил Джейсон. – Или же они ждут нас в кабинете Сары?

Или же из моей задницы вылетят свиньи.

На подъезде к воротам Ковальски нажал на газ, на тот случай, если кто-то попытается устроить им у забора засаду. Ни один из его пассажиров не стал просить, чтобы он ехал медленнее.

Он на всей скорости влетел через ворота на территорию зоопарка. По обе стороны дороги располагался безликий комплекс офисных зданий, какой можно встретить где угодно. За ним, за другим забором, располагался собственно парк.

– Мой кабинет расположен во втором здании слева.

Похоже, этим вечером освещено было только ее окно. На фоне этого окна вырисовывалась одинокая фигура.

– Это Джилл Мастерсон, – с облегчением вздохнув, сказала Сара, явно обрадованная, что видит знакомое лицо. – Она лейтенант, служит в полиции парка.

Продолжая стрелять глазами в поисках возможной угрозы, Ковальски подъехал к женщине-полицейскому.

Оставив двигатель на холостом ходу, он прислушался. Его уши уловили лишь ночные звуки, издаваемые обитателями соседнего зоопарка. Ветер донес аромат цветущей вишни, а также тяжелый мускусный запах звериной мочи.

К ним подошла лейтенант Мастерсон.

Это была стройная, крепкого телосложения женщина лет тридцати, одетая в новенькую, с иголочки полицейскую форму. Ее каштановые волосы были заправлены под фуражку. Судя по ее хмурому лицу, она была не в восторге от ночного дежурства.

Лейтенант представилась, после чего добавила:

– Я не знаю, почему мой начальник велел охране парка открыть ворота и обеспечить безопасность этого здания. У нас здесь все было тихо. – Она коротко улыбнулась Саре. – Но, похоже, у вас был не самый приятный вечер, доктор Гутьеррес.

– И я буду счастлива, когда он закончится.

Все трое выбрались из машины и направились к офисному зданию.

– Я думал, здесь будет больше полицейских, – прокомментировал Джейсон.

Мастерсон вопросительно посмотрела на него.

– В этот час? Мы же не городская полиция. После того как нам урезали бюджет, у нас едва хватает людей на дежурство в дневные часы. Но мне удалось собрать трех офицеров. Я поручила им осмотреть здание и убедиться, что там все в порядке. У меня внутри все еще остается один человек.

– А где двое других? – уточнил Ковальски.

– После того как мы убедились, что все в порядке, я отправила их обратно в парк. Мы получили сигнал о том, что в киоске возле входных ворот несколько минут назад разбили стекло. Они пошли проверить…

По их лицам она поняла, что что-то не так.

– В чем дело?

– Как и в музее, – простонала Сара.

Джейсон заставил их ускорить шаг.

– Всем внутрь. Нужно поскорее взять под охрану компьютер и установить на нем защиту. Вызывайте по рации ваших людей, лейтенант.

Она выполнила его просьбу и подтвердила, что внутри все тихо.

Тем не менее Ковальски вытащил свой верный пистолет – точную копию того, что был и у лейтенанта Мастерсон. Джейсон достал мобильный телефон и позвонил Пейнтеру, чтобы, пока они входят в главную дверь, ввести его в курс дела. Сара торопливо повела их в свой кабинет в дальнем конце здания.

– Помощь на подходе, – сообщил Джейсон, выключив телефон.

Будем надеяться, что они прибудут вовремя.

Они проходили по вестибюлю, когда тишину нарушил громкий рык.

Ковальски мгновенно застыл на месте. Сара обернулась и нервно улыбнулась ему.

– Это Антон, амурский тигр, – пояснила она, – его держат в клетке в соседнем отделе репродуктивных наук. На этой неделе у него брали сперму в рамках программы по восстановлению численности тигров, находящихся под угрозой исчезновения.

Сара заглянула в боковой коридор.

– Антон, как правило, просто душка, милый котенок, но всем известно, что он капризен, если его разбудить слишком рано.

Я тоже.

Они поспешили в дальнюю часть здания. В кабинете Сары их уже ждал полицейский из числа подчиненных лейтенанта Мастерсон. Представившись как Джон Кресс, он присоединился к своей начальнице, взявшей под охрану коридор, а Джейсон последовал за Сарой в глубь лаборатории. Небольшое пространство было тесно заставлено оборудованием из нержавеющей стали, полками со стеклянной посудой, пипетками и высокими морозильниками. Здесь же стоял рабочий стол с тремя компьютерами.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru