Диверсия – мое ремесло: полк «Бранденбург 800 и другие»

Денис Юрьевич Соловьев
Диверсия – мое ремесло: полк «Бранденбург 800 и другие»

Диверсионные подразделения 3-го рейха – полк «Бранденбург 800» и подразделения «СС-Ягдфербанд».

Управление военной разведки и контрразведки (абвер). С приходом к власти Гитлера и установлением нацистской диктатуры, существенно изменились система и роль карательных и разведывательных органов Германии. Разведка стала одним из важнейших инструментов осуществления агрессивной внешней политики. Руководители нацистской Германии создали организацию, приспособленную к ведению разведывательно-подрывной работы против других стран, в том числе и против Советского Союза. Подобного рода деятельность должна была обеспечить, с одной стороны, добывание политической, экономической, военной и военно-технической информации о потенциальных противниках Германии, а с другой – их непосредственный подрыв изнутри. До 1941 г. правом ведения разведки на территории других стран обладали военная разведка – абвер и 6-е управление РСХА, которые являлись главными организаторами и исполнителями подрывной работы, нацеленной на СССР. В середине 1941 г. к ним присоединился и МИД Германии. Одно из главных мест среди спецслужб нацистской Германии занимал абвер – военный разведывательный и контрразведывательный орган. В феврале 1934 г. абвер был включен в отдел военного управления имперского военного министерства. До прихода национал-социалистов к власти абвер имел небольшой штат из 150 сотрудников, но уже в июне 1935 г. его составляли 956 человек. Возглавлял этот орган с 1935 по 1944 г. адмирал В. Канарис который превратил германскую военную разведку в одну из мощнейших в мире. Во время реорганизации в феврале 1938 г. и создания верховного командования вермахта (ОКВ) абвер был включен в состав управленческой группы по общим вопросам ОКВ, а с 1 июня 1938 г. преобразован в управление разведки и контрразведки. В его состав входили шесть отделов: центральный (личный состав и финансы), абвер-I (разведка), абвер-II (саботаж и диверсии), абвер-III (контрразведка), управленческая группа «Заграница» и отдел военной цензуры. Кроме того, в составе ОКВ также имелся тесно связанный с абвером зондерабтайлюнг (особый отдел), состоявший из отделений «Г» и «И». Отделение «Г» отвечало за изготовление фальшивых документов, паспортов и прочего. Отделение «И» занималось дешифрованием перехваченных радиограмм противника и совершенствованием способов тайной связи с агентами, заброшенными в тыл противника. Организационная структура абвера: Функции главных структурных подразделений абвера заключались в следующем: Абвер-I – сбор разведывательной информации об иностранных армиях и флотах, подготовка агентов-радистов, радиоперехват, изготовление документов прикрытия и оперативной техники. Абвер-II – подготовка диверсионно-террористической агентуры и заброска ее в тыл противника; разработка и изготовление средств террора и диверсий, организация дивер-сионных и террористических актов; организация так называемых национальных легионов, сформированных из немцев, проживающих на территориях стран-противников; подразде-ления для захвата стратегически важных объектов. Для осуществления подрывных операций

на территории вероятных противников абвер-II имел в своем в распоряжении воинское формирование особого назначения – дивизия «Бранденбург-800». Абвер-II состоял из двух подотделов: «Запад» и «Восток». Отделение «Восток» занималось подготовкой диверсионной и террористической деятельности против СССР, Польши, Балканских стран, Ирана, Ирака, Аравии, восточной части Африки, Индии и других стран Востока. Кроме того, в подчинении отдела абвер-II находились диверсионная школа в Квенцзее, лаборатория по изготовлению взрывчатых веществ «Лаботегель», офицеры связи авиации (люфтваффе) и ВМС (кригсмарине) и секретариат. Абвер-III отвечал за контрразведывательное обеспечение вооруженных сил нацистской Германии, военно-административных и военно-хозяйственных учреждений и объектов оборонного значения. Одним из ведущих подразделений отдела абвер-III являлся реферат III F (контршпионаж). В его функции входили организация контрразведывательной работы за границей, внедрение агентуры в разведывательные органы противника и борьба с иностранными разведками, действовавшими на территории самой Германии, а также возлагались задачи ведения радио игр с противником. До 1939 г. реферат III F состоял из двух отделений: «Ост» («Восток» – СССР, Балканские страны, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Чехословакия) и «Вест» («Запад» – Великобритания, Бельгия, Голландия, Франция, Швейцария), затем количество отделений возросло до шести. С июня 1941 г. как самостоятельный орган реферата III F был создан так называемый штаб «Валли». На периферии страны в военных округах разведывательная и контрразведывательная работа германской военной разведки была сосредоточена в так называемых абверштелле (сокращенно АСТ). В свою очередь, абверштелле имели подчиненные им органы – абвер-небенштелле (сокращенно АНСТ), расположенные, как правило, вблизи границы. АСТ обозначались номером военного округа или названием города, в котором они дислоциро– вались. Например, абверштелле при штабе 1-го военного округа в Кёнигсберге именовалось абверштелле-I или абверштелле «Кёнигсберг» (сокращенно АСТ-I или АСТ «Кёнигсберг»). Как правило, абверштелле состояли из двух групп: группы разведки I и группы контр– разведки III, а также реферата «Зет», отвечавшего за финансовые вопросы и подчинявше– гося непосредственно руководителю АСТ. В начале 1940 г. в приграничных АСТ на Западе и Востоке в их состав были включены группы II, занимавшиеся саботажем и диверсионной деятельностью. Кроме того, группа контрразведки иногда включала в себя реферат III F, занимавшийся изучением каналов проникновения иностранных разведок, перевербовкой и использованием в контрразведывательных целях разведчиков иностранных государств. Этот

же реферат организовывал и проводил радиоигры с разведкой противника. В абверштелле в среднем работали по 20–25 офицеров и 10–15 человек технических сотрудников (обычно на двух офицеров приходился один сотрудник технического персонала). Перед началом Второй мировой войны количество офицеров и технического персонала в АСТ было увеличено примерно вдвое. В июне 1938 г. произошла реорганизация абвера, в результате чего были созданы новые абверштелле, а при германских посольствах в дружественных или нейтральных Германии государствах – так называемые кригсорганизацион (военные организации; сокращенно КО). До войны на территории Советского Союза абвер своих представителей не имел, и разведывательная работа велась с позиций КО в Болгарии, Румынии, Финляндии, Иране, Турции. Например, в Финляндии размещался орган военной контрразведки кригсорганизацион «Финлянд», основной задачей которого была разведывательная работа против Советского Союза в районах Карельского и Ленинградского фронтов. КОФ осуществлял шпионско-диверсионную деятельность на участке от Мурманска до Чудского озера путем засылки в тыл частей Красной армии шпионов и диверсантов Канарис установил правило, что офицер группы абвера «Заграница», находящийся в каком-либо иностранном государстве, не должен во избежание дипломатических осложнений заниматься разведывательной или контрразведывательной деятельностью против этого государства. В соответствии с планом «Барбаросса» абвер усилил разведывательно-подрывную работу против СССР. Главное внимание германская разведка уделяла подрыву военной мощи Красной армии. С этой целью в расположение частей и соединений действующей армии, в тылы фронтов засылались тысячи шпионов, диверсантов и террористов. Из общего количества вражеских агентов, забрасываемых в СССР, непосредственно в зону боевых действий Красной армии в 1941 г. направлялось 55%, в 1942 г. – 54%, в 1943 г. – 53%, в 1944 г. – 63%,в 1945 г. – 88% В своих планах тайных операций на восточном фронте руководство абвера отводило важную роль русской эмиграции. Бывший генерал-майор императорской и белой армий, член Русского общевоинского союза (РОВС) В. П. Бресслер показывал, что с 1941 до середины 1943 г. некоторые члены РОВС служили в немецкой армии переводчиками, как и члены Союза русских офицеров, Союза служивших в российском флоте, Балтийского союза. В. Канарис и Ф. фон Бентивиньи. После начала военных действий на восточном фронте в сентябре 1941 г. были созданы АСТ «Украина» с подчиненным ему АНСТ «Киев», АСТ «Юг Украины», АСТ «Крым» и АСТ «Остланд» с подчиненными ему АНСТ «Ревал» (другое название – «Бюро Целлариуса»),«Ковно» и «Минск» при группе армий «Север». Все русские сотрудники абвера были включены в состав его фронтовых органов и работали на оккупированной советской территории. Наибольшее число русских белоэмигрантов было сосредоточено в абвернебенштелле «Юг Украины», проводившей контрразведывательную работу на территориях Херсонской, Сталинской, Запорожской, Кировоградской, Одесской областей, а с 1942 г. – в Крыму. Эмигранты возглавляли контрразведывательные резидентуры, самостоятельно вербовавшие агентуру. Помимо вербовки в абвер велась постоянная работа по привлечению в ряды Русского общевоинского союза и Народно-трудового союза (НТС). О том, как германской военной разведкой (абвер-I) проводилась подготовка к нападению на СССР и какие сведения удалось получить о советском военном потенциале, дал показания ее бывший начальник генерал-лейтенант Г. Пиккенброк: «Агентурная работа против Советского Союза была особенно усилена с 1938 года, но проводить ее в СССР было очень трудно, так как въезд туда был ограничен и контролировать агентуру было почти невозможно, кроме того, агентура часто проваливалась. В связи с этим немецкой разведкой была приобретена агентура в большом количестве за счет поляков-пограничников, которые находились на содержании Германии, но польское правительство об этом ничего не знало. В начале войны против СССР генеральному штабу сухопутных сил Германии было хорошо известно о дислокации, вооружении и боевой готовности Красной армии в пограничных, западных районах Советского Союза… несмотря на все мероприятия, проводимые по раз-ведке. Все-таки данные о резервах Красной армии были ничтожными». Другой высокопоставленный руководитель абвера генерал-лейтенант Ф. фон Бентивиньи, возглавлявший в 1939–1944 гг. отдел абвер-III (военная контрразведка), после ареста показывал: «До 1939 г. структура и деятельность русской разведывательной службы была мало известна германскому генштабу. Более подробные данные начали поступать после присоединения Прибалтийских стран к Советскому Союзу, так как в Прибалтике имелось большое количество немецких агентов. После оккупации Польши в Варшаве был захвачен архив 2-го бюро польского генштаба, располагавшего обширными материалами о русской разведке. Регулярно мы получали также информацию о России из Финляндии от органов финской разведки. К началу войны с Советским Союзом нам были в основном известны советские разведорганы в приграничных районах Прибалтики, Западной Украины и Бело-руссии. В отношении закордонной работы советской разведки было установлено, что она базируется, как правило, на официальные дипломатические представительства, в связи с чем за каждым сотрудником советского посольства и консульств было учреждено тщательное наблюдение». Заместитель начальника отдела абвер-II (саботаж и диверсии) полковник Э. Штольце на допросе отмечал, что в марте или апреле 1941 г. руководитель отдела абвер-II полковник Лахузен поставил его в известность о скором военном нападении Германии. В связи с этим Штольце получил задание организовать и возглавить специальную группу под условным наименованием «А» для подготовки диверсионной и разложенческой работы в советском тылу. Лахузен также передал приказ оперативного штаба вооруженных сил, подписанный фельдмаршалами Кейтелем и Йодлем, который содержал основные директивные указания по проведению подрывной деятельности на территории СССР после нападения Германии на Советский Союз. «Данный приказ был впервые помечен условным шифром «Барбаросса». Абвер перед войной не имел полного представления о противнике, с которым ему пришлось столкнуться на советско-германском фронте. С сентября 1939 г. руководству абвера было запрещено вести разведывательную работу против СССР» Ф. фон Бентивиньи Г. Пиккенброк. Разведывательно-диверсионные действия активизировались особенно в последнюю неделю перед нападением на Советский Союз. С 15 июня 1941 г. германское командование приступило к переброске на территорию СССР диверсионно-разведывательных групп и диверсантов-одиночек, которые имели задание с началом военных действий разрушать линии телеграфно-телефонной связи, взрывать мосты и железнодорожное полотно на основных коммуникациях советских войск, уничтожать воинские склады и другие важные объекты, захватывать в тылу Красной армии железнодорожные и шоссейные мосты и удерживать их до подхода передовых частей германской армии. В ночь с 21 на 22 июня 1941 г. германская разведка на ряде операционных направлений перебросила через границу наземным и воздушным путем значительное количество мелких диверсионных групп, участники которых были переодеты в гражданскую одежду и в форму военнослужащих Красной армии. В ОКВ имелись данные, что Красная армия насчитывает 116 стрелковых, 20 кавалерийских дивизий, 40 моторизованных и танковых бригад. Аналитические материалы и фактические сведения, поступавшие верховному командованию вермахта и лично Гитлеру из различных источников, убеждали в быстрой победе над СССР. Начальник штаба верховного командования сухопутных войск вермахта генерал-полковник Ф. Гальдер докладывал Гитлеру в феврале 1941 г., что общая численность танков в СССР составляет чуть больше 10 тыс., главным образом старых образцов. Главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. фон Браухич 1 мая 1941 г. на совещании в ставке дал такой прогноз развития событий: «Упорные сражения в приграничной полосе продлятся не более четырех недель. В дальнейшем можно рассчитывать на ограниченное сопротивление». Таким образом, немецкий генеральный штаб и его рабочий орган – военная разведка активно помогали формированию иллюзорных взглядов германского командования, в результате чего оно уверовало, что Красная армия слаба, а советский режим непрочен. До лета 1942 г. на советско-германском фронте действовали три армейские группировки, именовавшиеся вначале армейскими группировками «А», «В» и «С», или группировками «Зюд» («Юг»), «Митте» («Центр») и «Норд» («Север»). Соответственно этому, приданные им разведывательные абверкоманды именовались I А, I В и I Ц, или «I Зюд», «I Митте», «I Норд». Диверсионные команды имели аналогичные наименования с добавлением цифры II (абверкоманда II А и т. д.), а контрразведывательные команды – цифры III (абверкоманда III А и т. д.). Одновременно эти же команды носили наименования по позывным своих ра– диостанций («Меркурий», «Сатурн», «Орион», «Марс», «Нептун»). Система наименований абвергрупп, подчиненных командам, была аналогичной, с добавлением после буквы номера армии, которой была придана абвергруппа (абвергруппа I А 11 – придана 11-й армии) и т. д.

 

В начале 1942 г. абвером были сформированы армейские группировки «Зюд А», «Зюд Б» и «Дон», к которым по его линии добавились новые абверкоманды и абвергруппы. К этому же времени относится и изменение наименований абверкоманд и абвергрупп, им была присвоена новая нумерация. Разведывательные команды и группы получили нумерацию от 101 и выше, диверсионные – от 201 и выше, контрразведывательные – от 301 и выше. Кроме того, были созданы абверкоманды и абвергруппы по линии экономической разведки, которые также придавались армейским группировкам и армиям. Подполковник Г. Шиммель, который возглавлял абверкоманду-104 и одновременно был начальником разведотдела I С при штабе группы армий «Север», отмечал: «За период моей работы в разведотделе I С при штабе Северного фронта, т. е. с 1 июля 1942 г. и до 30 июня 1944 г., в тыл Красной армии на территорию Советского Союза было выброшено разведчиков в количестве 25–30 групп, в каждой группе насчитывалось от 2–3 до 4 человек. Таким образом, в тыл Красной армии заброшено было разведчиков не менее 70 человек. Группы разведчиков нами забрасывались главным образом в районы железных дорог Ленинград —Тихвин, Ленинград – Вологда, Рыбинск, Бологое и Торопец. Эти железные дороги нами контролировались, и мы располагали данными о передвижениях войск и боеприпасов к фронту по указанным выше железным дорогам. Накануне и в годы Второй мировой войны абвер постоянно совершенствовал и разрабатывал новые методы и средства своей работы, брал на вооружение новейшие достижения науки в области коротковолновой радиосвязи, микрофотографии, химии, радиопеленгации и т. д. Например, в 1940 г. на вооружение отдела абвер-II была поставлена бесшумно стреляющая винтовка, получившая широкое применение почти во всех терактах и диверсиях. В ходе экспериментальных работ в лаборатории в Штансдорфе был создан портативный коротковолновый радиопередатчик большой мощности, поступивший на оснащение агентов-радистов, засылаемых в неприятельский тыл. Также был разработан фотоаппарат малых размеров с большой светосилой, позволяющей скрыто производить съемки объектов. Этими фотоаппаратами величиной со спичечную коробку снабжалась агентура разведывательных и контрразведывательных подразделений. Фотоснимки имели размеры типографской точки, и огромное их количество можно было провозить и передавать скрытно, не боясь провала. Были сконструированы так называемые бильдаппараты для фотографических съемок с высоты 10–13 тыс. метров и многое другое. Только накануне нападения фашистской Германии на Советский Союз, весной 1941 г., всем армейским группировкам немецкой армии были приданы по одной разведывательной, диверсионной и контрразведывательной команде абвера, а армиям – подчиненные этим командам абвергруппы. Абверкоманды и абвергруппы с подчиненными им школами явля-лись основными органами немецкой военной разведки и контрразведки, действовавшими на советско-германском фронте. В первые недели июня 1941 г. абвер направил сформированные подразделения разведки в оперативное подчинение трех групп армий – «Север», «Центр» и «Юг». В течение дня 21 июня штабы армий выдвинули эти подразделения вперед, в боевые порядки танковых дивизий и разведывательных батальонов. 22 июня между первым и вторым часом ночи абвер получил от этих подразделений донесения о том, что они заняли исходные позиции. При их участии молниеносное наступление германской армии приводило к значительным успехам. Так, группа фронтовой разведки в Брест-Литовске сумела захватить секретные документы в помещении УНКВД. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны, катастрофические изменения на фронтах германской армии отразились на деятельности абвера. 12 февраля 1944 г. был издан совершенно секретный приказ Гитлера № 1/44, которым объявлялось об учреждении единой немецкой разведывательной службы во главе с рейхсфюрером СС Г. Гиммлером. Абвер-I и абвер-II были включены в состав РСХА в качестве управления военной разведки. Произошли определенная централизация и объединение разведывательных и контрразве-дывательных органов, но эти изменения не могли существенным образом повлиять на ход военных действий. Для руководства разведывательно-диверсионной и контрразведывательной работой против Советского Союза в июне 1941 г. был создан специальный орган управления абвера «Заграница» на советско-германском фронте, условно именовавшийся штаб «Валли». Он подчинялся соответствующим отделам управления абвера «Заграница» и отделу иностранных армий «Восток» при ОКХ12 и докладывал этим органам о результатах разведывательной и подрывной деятельности против Советского Союза. Начальником штаба «Валли» являлся подполковник Г. Шмальшлегер. В соответствии со структурой центрального аппарата управления абвера «Заграница» штаб «Валли» имел в своем составе три отдела. Отдел «Валли I» – руководство военной и экономической разведкой на советско-германском фронте. В его подчинении находились разведывательные команды и группы, приданные штабам армейских группировок и армий для ведения разведывательной работы на соответствующих участках фронта, а также команды и группы экономической разведки, проводившие сбор разведданных в лагерях военнопленных. Отдел «Валли II» – руководство абверкомандами и абвергруппами по проведению диверсионной и террористической работы в частях и в тылу Красной армии. Им руководили майор Зелигер, обер-лейтенант Мюллер и капитан Беккер. С июля 1941 г. отдел размещался в местечке Сулеювек вблизи Варшавы, а затем был эвакуирован в Германию. Отдел «Валли III» – руководство всей контрразведывательной деятельностью подчиненных ему абверкоманд и абвергрупп по борьбе с советскими разведчиками, партизанским движением и антифашистским подпольем на оккупированной территории СССР в зоне фронтовых, армейских, корпусных и дивизионных тылов. Кроме абверкоманд в непосредственном подчинении штаба «Валли» находились: Варшавская школа по подготовке разведчиков и радистов, переведенная затем в Восточную Пруссию в местечко Нойгоф; разведывательная школа в местечке Нидерзее (Восточная Пруссия) с филиалом в г. Арис, организованная в 1943 г. для подготовки разведчиков и радистов, оставляемых в тылу наступающих советских войск. В своей практической деятельности команды, созданные по линии отдела «Валли I»(военная разведка), занимались сбором разведывательных данных о Красной армии и обо– ронительных сооружениях на участках фронта армейских группировок и армий, которым они были приданы. За время войны на советско-германском фронте действовали шесть разведывательных абверкоманд, в подчинении каждой из них находилось от трех до шести абвергрупп, некоторые из которых вели также борьбу с партизанами при помощи специаль– но созданных для этого отрядов особого назначения. Разведывательные данные команды и группы собирали через забрасываемую в советский тыл агентуру и путем опроса советских военнопленных. Разведывательная агентура вербовалась из числа антисоветски настроенных военнопленных и местных жителей в оккупированных районах. При вербовке агентов среди военнопленных предпочтение отдавалось лицам, добровольно перешедшим на сторону немцев, подвергшихся в прошлом репрессиям со стороны советской власти, имевшим род– ственников на оккупированной территории, а также пленным, давшим показания о частях Красной армии. Завербованная агентура направлялась в школы и на курсы, действовавшие при командах и группах, и после соответствующей подготовки забрасывалась в тыл советских частей. Кроме того, команды и группы получали уже обученных агентов из варшавской, брайтенфуртской и других разведшкол штаба «Валли». Например, после нападения на СССР на базе брайтенфуртской школы был создан проверочно-подготовительный лагерь, в который направлялись отобранные для вербовки советские военнопленные. В марте 1942 г. лагерь был реорганизован в самостоятельную разведшколу, подчиненную штабу «Валли». Часть агентуры никакой специальной подготовки не проходила, а в течение нескольких дней инструктировалась по существу полученного задания и после этого забрасывалась в тыл советских войск. Инструктаж обычно проводил начальник группы или специально выделенный для этой цели сотрудник. Перед выброской за линию фронта агентура абвера экипировалась в форму советских военнослужащих или в гражданскую одежду, снабжалась продовольствием, оружием и документами прикрытия, изготовленными в разведорганах или изъятыми у пленных и собранными на поле боя. Переброска агентов в тыл советских войск проводилась с самолетов на парашютах или пешим порядком через линию фронта. При отступлении частей вермахта агенты оседали в специально подготовленных для этих целей местах. На самолетах агентура перебрасывалась на расстояние 150–200 км за линию фронта группами по два-три человека, из которых один радист. Для осуществления этих задач штабу «Валли» придавались самолеты из так называ-емой «группы Гартенфельдта», входившей в состав «эскадры Ровеля». В зависимости от характера задания срок пребывания в советском тылу устанавливался от одной недели до нескольких месяцев. Связь с такой агентурой поддерживалась по радио или через агентов-связников. Для обратного перехода линии фронта лазутчики снабжались паролями, обозначавшими, как правило, наименование разведоргана или фамилию его начальника. Засылка в ближайший тыл пешим порядком осуществлялась обычно ночью в удобных для скрытого перехода местах – на стыках частей, в болотистой или лесистой местности. В целях зашифровки и прикрытия переброски агентов немецкая разведка часто прибегала к различным комбинациям, в частности инсценировала выход из окружения, побег из плена, возвращение после спецзадания советского командования. Возвратившиеся после выполнения задания агенты содержались при группе или команде изолированно от других, подвергались тщательному допросу и проверялись через особо доверенную агентуру. Вызывающие подозрения агенты направлялись для допроса в органы тайной полевой полиции (ГФП), а также полиции безопасности и СД. В завершающий период войны наряду с агентами из числа советских военнопленных немецкая военная разведка широко использовала агентуру из числа венгров, румын, чехов, поляков, главным образом членов различных профашистских организаций. Диверсионно-разведывательные команды и группы отдела «Валли II» (саботаж и диверсии) занимались вербовкой, подготовкой и переброской агентуры с заданиями диверсионно-террористического, повстанческого, пропагандистского и разведывательного характера. На советско-германском фронте в годы войны действовали шесть диверсионных команд. В подчинении каждой абверкоманды находилось от двух до шести абвергрупп. Эти команды и группы создавали из изменников Родины специальные истребительные подразделения (ягдкоманды), различные националистические формирования и казачьи сотни для захвата, сохранения от разрушения до подхода главных сил вермахта стратегически важных объектов в тылу советских войск. Иногда они использовались для войсковой разведки переднего края, захвата языка, подрыва отдельных укрепленных точек. При подобных операциях личный состав ягдкоманд экипировался в форму военнослужащих Красной армии. При отступлении агентуру абверкоманд, групп и их подразделений использовали как поджигателей и подрывников населенных пунктов, мостов и других инженерных сооружений. Агентура разведывательно-диверсионных команд и групп забрасывалась в тыл Красной армии с целью разложения военнослужащих и склонения к измене Родине. Для этой же цели распространялись антисоветские листовки, проводилась устная пропаганда на переднем крае обороны при помощи репродукторов. При отступлении немецких частей в населенных пунктах оставлялась антисоветская литература, а для ее распространения вербовались специальные агенты. Кроме того, команды и группы отдела абвер-II по месту своей дислокации проводили активную борьбу с партизанским движением. Агенты экипировались и снабжались документами прикрытия в соответствии с легендой и получали задания на проведение подрывов поездов, железнодорожного полотна, мостов, уничтожение оборонительных сообщений, военных и продовольственных складов, стратегически важных объектов, совершение террористических актов в отношении офицеров и генералов Красной армии, партийных и руководящих работников. Диверсантам выдавались взрывчатые вещества и зажигательные средства в портативной упаковке, замаскированные в сумках противогазов, вещевых мешках, консервных банках, в виде пищевых концентратов и т. п. На выполнение задания агентам отводилось три – пять, иногда и более дней, после чего они по паролю возвращались на немецкую сторону. Агенты с заданиями пропагандистского характера перебрасывались без указания конкретного срока возвращения. В последний период войны абверкоманды приступили к подготовке диверсионно-террористических групп для оставления в тылу Красной армии. С этой целью заранее закладывались базы и хранилища с оружием, взрывчатыми веществами, продовольствием и одеждой, которыми должны были пользоваться эти группы. Контрразведывательные команды и группы, созданные по линии «Валли III» (контр-разведка) и действовавшие в тылу группировок вермахта, которым они были приданы, проводили активную агентурно-оперативную работу по выявлению советских разведчиков, партизан и подпольщиков, а также собирали и обрабатывали трофейные документы. На со-ветско-германском фронте дислоцировались пять контрразведывательных абверкоманд, в подчинении каждой из них находилось от трех до восьми абвергрупп, которые придавались армиям, а также тыловым комендатурам и охранным дивизиям. Контрразведывательные команды и группы перевербовывали задержанных советских разведчиков, через которых проводили дезинформационные радиоигры. С 1942 по конец 1944 г. германские спецслужбы провели «около 110 блоков радиоигр» с советской контрразведкой. Часть перевербованных агентов перебрасывалась в советский тыл для внедрения в органы НКВД – НКГБ и разведотделы Красной армии с целью изучения методов работы этих органов, выявления подготовленных и заброшенных в тыл немецких войск советских разведчиков. О некоторых результатах контрразведывательной работы против советских спецслужб с июня 1941 по январь 1944 г. дал показания генерал-лейтенант Ф. фон Бентивиньи: «За время моей службы в абвере, т. е. до января 1944 г., немецкими контрразведывательными органами арестовывалось в среднем от 300 до 600 советских агентов в месяц. В это число отнесена также разоблаченная агентура партизанских отрядов. В связи с массовой заброской советскими органами агентуры штаб «Валли» отображал на специальных картах районы наиболее плотного скопления вражеских агентов и объекты, разведкой которых агентура озадачивалась. Исходя из этих данных, можно было делать выводы о ближайших военных планах советского командования». Для изучения форм и методов работы советской контрразведки в отделе абвер-III составлялись статистические таблицы о количестве арестованных советских агентов и диверсантов по всем армейским группировкам на восточном фронте. Например, в январе 1944 г. было захвачено 419 агентов. Одним из наиболее распространенных методов агентурной работы немецкой военной контрразведки была провокация. Так, агенты под видом советских разведчиков или лиц, переброшенных со спецзаданиями в тыл немецких войск командованием Красной армии, поселялись у советских патриотов, входили к ним в доверие, давали задания, направленные против немцев, организовывали группы для перехода на советскую сторону. Затем все патриоты подвергались аресту. С этой же целью из агентов и изменников Родины создавались псевдопартизанские отряды, в которые вовлекались патриотически настроенные советские люди, желавшие вести борьбу с оккупантами. Позже их арестовывали. Создавались и псевдопартизанские отряды из агентов германских спецслужб в целях дискредитации партизанского движения. Такие отряды организовывали бандитские налеты, грабили, убивали мирное население, сжигали деревни и села. Контрразведывательные команды и группы вели активную агентурную разработку подозрительных лиц, а полученные данные передавали в СД и ГФП для реализации. В июле 1944 г., то есть после переподчинения абвера РСХА, приказом рейхсфюрера СС штаб «Валли» был переименован в орган «Лейтштелле-Ост фюр Фронтауфклерунгс», а разведывательные, диверсионные и контрразведывательные абверкоманды и абвергруппы – соответственно в фронтауфклерунгс-команды и фронтауфклерунгс-группы и вошли в состав военного управления (милиамт) и 6-го управления РСХА. В 1939 г. в ходе германо-польской кампании немецкой военной разведкой в Словакии из уцелевших в боях бойцов «Эббингауз» в курортном местечке Слияч была сформирована рота специального назначения, действовавшая в то время против Польши, в задачу которой входило предотвращать уничтожение железнодорожных путей, переправ, мостов, заводов и других сооружений отступавшими польскими войсками. Позднее подразделение было передислоцировано в г. Бранденбург у р. Хафель, поэтому военнослужащих этого подразделения стали называть бранденбуржцами. В 1939–1940 гг. по мере роста численности десантных рот на их основе был сформирован батальон специального назначения № 800. Успех его действий на территории Голландии, Бельгии, Люксембурга и Северной Франции способствовал принятию решения о создании на его базе в октябре 1940 г. отдельного полка специального назначения «Бранденбург». Полк состоял из пяти батальонов четырехротного состава, штабной роты, роты связи, команды специального назначения и отдельной так называемой «вассер компани» (водяная рота). В батальонах, ротах и взводах имелись специальные подразделения агентуры, «доверенных лиц», парашютистов, диверсантов и лыжников. «Бранденбург-800» находился в распоряжении отдела абвер-II германской военной разведки. Штаб полка дислоцировался в Берлине, там же находились штабная рота, рота связи и команда специального назначения. Первоначально подразделения «Бранденбург-800» комплектовались главным образом из немцев, владевших иностранными языками или проживавших ранее в оккупированных Германией странах. Обязательным условием приема в состав полка были преданность нацистскому режиму, хорошее физическое развитие, смелость, умение быстро ориентироваться в обстановке. После нападения Германии на СССР личный состав полка, затем преобразованного в дивизию, стал пополняться лицами, враждебно настроенными по отношению к советскому строю. Все военнослужащие «Бранденбург-800» были агентами абвера и обучались диверсионно-разведывательному делу. Каждый из них имел по две солдатские книжки: одну – на вымышленную фамилию для использования во фронтовой обстановке, а другую – с подлинной фамилией для немецкого командования. Накануне нападения на Советский Союз командование полка «Бранденбург-800» в целях маскировки предстоящих операций сформировало из фольксдойче, то есть немецких колонистов из разных стран Европы, владеющих русским языком, специальные отряды, экипированные в форму бойцов и командиров Красной армии и вооруженные советским оружием. В задачу полка входил захват оперативно важных объектов – мостов, туннелей, оборонных предприятий и удержание их до подхода авангардных частей вермахта. С началом войны против СССР основные подразделения полка «Бранденбург-800» были переброшены на советско-германский фронт. Девять рот, а также штаб 2-го батальона находились на Северном Кавказе; по одной роте действовало на Калининском и Ленинградском фронтах; две роты были переброшены на Карельский фронт.

 
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru