Litres Baner
Чернобыль. Реальный мир

Денис Вишневский
Чернобыль. Реальный мир

Вместо предисловия

Катастрофа на Чернобыльской АЭС, произошедшая 26 апреля 1986 года, несомненно является одним из самых резонансных событий конца XX века. По предполагаемому количеству людей, погибших и пострадавших в результате радиоактивного загрязнения среды, по географии зараженных территорий и масштабам нанесенного экономического ущерба эксперты оценивают эту аварию как крупнейшую за всю историю ядерной энергетики. Однако с течением времени острота переживаний, связанных с ней, стирается, вспоминают об аварии и ее жертвах все реже… Плохо это или хорошо, но катастрофа на Чернобыльской АЭС стала частью нашей истории и, естественно, у нового поколения она не вызывает тех переживаний и ассоциаций, что и у современников.

Тем более удивительно, что спустя 20 лет такие понятия, как «зона отчуждения», «четвертый блок», «Припять», «Чернобыль» и «радиоактивное загрязнение», вновь оказались в поле интереса людей и преимущественно молодых. Дело в том, что в марте 2007 года компания GSC Game World выпустила компьютерную игру «S.T.A.L.K.E.R.»: Тень Чернобыля». События этой игры-стрелялки разворачиваются как раз на территории зоны отчуждения Чернобыльской АЭС.

Популярная игра, естественно, породила интерес к реальным прототипам виртуального мира – «настоящей» зоне отчуждения. То, как большинство людей представляет эту зону, можно назвать набором мифов, весьма далеких от реальности. Это вполне объяснимо характером катастрофы – радиация не видна, а опасность, которую она несет, малопонятна. Даже ученые до сих пор не имеют единой и непротиворечивой картины тех событий и их последствий, ну, а само появление зоны отчуждения для многих является зловещим знаком. Естественно, все вместе рождает в умах людей необъяснимый страх, а все, что мы не можем понять, но хотим объяснить, мы мифологизируем.

Средства массовой информации лишь подливают масла в огонь: тиражируют укоренившиеся легенды о «зоне смерти», «выжженной земле» и «расплодившихся мутантах». Попытка довести до широкого круга людей истинное положение дел с помощью проведения пресс-туров на место аварии помогла, но не слишком. Стандартный визит в зону отчуждения включает посещение ЧАЭС, города Припяти, нескольких предприятий Зоны отчуждения или «самоселов». Излишне говорить, что этих впечатлений и информации слишком мало для того, чтобы получить объективное представление о зоне отчуждения.

Книга, которую вы держите в руках, посвящена реальной зоне отчуждения. Авторы ставили перед собой задачу ясно и доступно описать это место, причины его появления и связанные с этим драматические события. Мы попробуем рассказать о современной Чернобыльской зоне, ее уникальных, малознакомых широкой общественности объектах и, главное, о людях. Людях, оставшихся или возвратившихся после эвакуации и живущих своей жизнью в зоне отчуждения, – «самоселах». А также о людях, для которых Чернобыльская зона стала разновидностью интересного и привлекательного экстремального туризма – «сталкерах». Мы постараемся понять, чем же так притягательна для них зона отчуждения.

Чернобыльская зона отчуждения – одно из самых загадочных и неисследованных мест нашей планеты. Ее уникальность связана как с причиной возникновения, так и с объектами, которые находятся внутри тридцатикилометрового охранного периметра.

То, что Чернобыльская зона отчуждения появилась вследствие взрыва ядерного реактора атомной электростанции, знают все. Потому и воспринимают ее как место радиационного апокалипсиса. Да и сама катастрофа надолго скомпрометировала тезис о безопасности атомной энергетики для окружающей среды и человека. О какой безопасности может идти речь, если только из одного разрушенного реактора вылетело столько опасных веществ, что пришлось экстренно эвакуировать административный район размером с небольшую европейскую страну? Кстати, создание зоны отчуждения вокруг ЧАЭС не имеет аналогов ни по оперативности, ни по количеству отселенных жителей, которых пришлось эвакуировать вследствие техногенной катастрофы.

Этот массовый исход человека с обжитых территорий, назовем его так, по историческим меркам произошел почти внезапно.

До аварии чернобыльское Полесье люди обживали уже тысячу, а по некоторым свидетельствам, две с половиной тысячи лет. Заселяя отдаленные от цивилизации территории, они постепенно создавали дороги, вырубали и выжигали леса, осушали болота, распахивали пустоши и изменяли русла рек.

В XX веке человеческая деятельность привела даже к локальному изменению климата Чернобыльского района. Здесь были созданы грандиозные искусственные водоемы – Киевское море и пруд-охладитель ЧАЭС, значительная часть которого была теплой и не замерзала даже зимой.

Авария все изменила. Заставила человека уйти, бросить построенные им города, села и инфраструктуру. В результате остановились и замерли на десятилетия крупные промышленные предприятия, уникальные военные объекты, стали зарастать луга и пашни. Они, как и все остальное, оказались в зоне радиационного загрязнения.

26 апреля 1986 года тихое и мирное течение провинциальной жизни Полесского края сменилось ощущением фронтовой обстановки. За считаные дни в сознании людей разрушились веками сформированные понятия о добре и зле, оказалось, что привычный и казавшийся таким надежным и долговечным жизненный уклад может рассыпаться, как карточный домик. Все, во что искренне верили эти люди, мгновенно стало призраками прошлого. Последние надежды на возвращение к прежней жизни исчезали вместе с селами, которые были в непосредственной близости от ЧАЭС. Отдельные дома и целые населенные пункты были уничтожены и захоронены с помощью тяжелой спецтехники. На 30 км вокруг злополучной электростанции ритм мирной жизни навсегда остановился.

Ощущение военного положения усиливалось присутствием в зоне аварии многочисленных силовиков. По сути, ликвидация последствий взрыва и была войной с радиацией – врагом опасным и невидимым. Стратегия была такова: убрать из опасной зоны мирное население, оградить эту территорию и «заткнуть» реактор – воспрепятствовать дальнейшим радиоактивным выбросам. Далее в спокойном режиме планировали очищать территорию и строить саркофаг над четвертым энергоблоком. Ликвидаторы, солдаты этой войны, задействовали огромное количество строительной и военной техники. Возле разрушенного энергоблока работали машины, созданные конструкторами на случай ядерной войны.

Пока одни специалисты боролись с последствиями, другие напряженно изучали радиационную обстановку. Эти данные были «на вес золота». Они нужны для того, чтобы адекватно и быстро оценить сложившуюся ситуацию и прогнозировать дальнейшее развитие событий.

Целый год продолжался активный этап ликвидации. И только тот, кто был там, способен оценить, что это был за год, насколько тяжелыми были условия работы. Тем не менее Саркофаг, получивший официальное название – объект «Укрытие», был построен, под ним ликвидаторы надежно спрятали реактор, сотворивший такую беду. Обработали, т.е. провели дезактивацию всех наиболее загрязненных участков вокруг Саркофага и самой станции, а радиоактивные материалы захоронили в специальные могильники.

Как это ни парадоксально звучит, но весь этот невероятный труд стал одним из последних подвигов титана по имени Советский Союз. Ведь такой колоссальный объем работ в зоне радиационного заражения был возможен только в одной стране мира. Только сверхгосударство, которое имело гигантский человеческий ресурс, который можно было быстро мобилизовать на выполнение сколь угодно сложных и масштабных задач в условиях, где здоровый мужчина погибает от облучения за несколько часов. Только сверхгосударство, обладавшее гигантским научным потенциалом, могло создать столь уникальный объект, как Саркофаг. Конструкция этого исполина настолько же уникальна, насколько условия его строительства – чудовищны. Только сверхгосударство – обладатель мощнейшего технического ресурса могло восемь месяцев управлять погодой, рассеивая облака над территорией площадью в три тысячи квадратных километров. Только в Советском Союзе была возможность бороться с радиоактивными песчаными бурями, заливая латексом и клеем ПВА десятки квадратных километров территории вокруг взорвавшегося атомного монстра.

И только сверхгосударство могло взять и построить новый город на голом месте, с нуля и в кратчайшие сроки. Вероятно, великое множество создаваемых и решаемых сверхзадач и стало причиной того, что супердержава развалилась на куски, похоронив под ними свои нередко бессмысленные достижения. Свидетельства этому еще и сегодня можно лицезреть на территории чернобыльской зоны, которую часто называют заповедником социализма.

Авария привела к потере не только материальных, но и духовных ценностей. Были уничтожены древние села и памятники старины. Некоторые специалисты оценивают эвакуацию и последующие события как этническую и культурную катастрофу, окончание многовековой истории полесского народа. На территории современной зоны отчуждения, а вовсе не только в экзотических и отдаленных странах, как мы привыкли думать, существовала своя, как говорят ученые, «удивительная этническая культура», обладавшая древними знаниями и уникальными обычаями. Теперь, когда ее носители вынужденно рассредоточились на огромной территории бывшего Союза, ее можно считать безвозвратно утраченной, и переоценить значение этих печальных фактов для нашего общества невозможно. Люди, лишенные критериев для национальной самооценки, быстро перенимают чужую, не свойственную им поп-культуру, приходящую с Запада и Востока.

История же Чернобыля может служить наглядным примером решения проблем, связанных с религиозной и национальной нетерпимостью. Этот древний город многие века служил вместилищем нескольких религий, в нем мирно проживали евреи, христиане, католики, а также староверы и сектанты. Длительное мирное сосуществование разных культур сформировало уникальную атмосферу провинциального города, которая отразилась в особой архитектуре и обычаях края. К примеру, до 1927 года на территории чернобыльского района находилось 18 действующих храмов. С приходом Советской власти значительная часть религиозных сооружений была утрачена, к моменту аварии осталось только три, а сегодня – всего лишь два храма. В 1996 году Воскресенская церковь в селе Толстый Лес – архитектурный памятник XVII века, сгорела дотла от умышленного поджога.

 

И все же зона отчуждения еще хранит свидетельства древней культуры и истории в расположенных здесь памятниках. Это древние городища, возраст которых оценивается в тысячи лет, курганы периода татарского нашествия, руины монастыря староверов, православные храмы и памятные знаки на местах сражений во время Второй мировой войны. Да и обычные бытовые предметы, которые сохранились в оставленных селах, не менялись на протяжении нескольких веков. Это послания из другой эпохи, другого мира. Люди ушли, но их история осталась.

Особняком стоят образцы совсем другой культуры и совсем другой эпохи – развитого социализма. В качестве примера можно привести «осколок холодной войны» объект «Чернобыль-2» и город атомщиков Припять. Дополняют картину оставшиеся везде следы ликвидации катастрофы – заброшенные базы для строительства Саркофага, техника и многое другое.

Осознание, что зона отчуждения – это надолго, если не навсегда, стало одним из самых печальных выводов по итогам катастрофы. В какой-то мере это было поражением всей современной индустриальной цивилизации. Сколь ни была развита научная и инженерно-техническая мысль, она не смогла решить задачу очистки такого большого участка земли от радиоактивного загрязнения. Следовательно, единственным выходом из создавшегося положения было законсервировать его, отказаться от использования земель, предприятий и жилых домов. Покинуть их до тех пор, пока находиться здесь не станет безопасно.

С тех пор в зоне отчуждения нет жителей, есть только персонал, который выполняет особые задачи. Это режимная территория, попасть сюда без разрешения сложно, ее охраняют по всему периметру, действует целая система контрольно-пропускных пунктов и различных режимов охраны объектов.

Но не одним лишь присутствием или отсутствием человека определяется ценность территории. Есть еще природа, животный мир. С точки зрения влияния аварии на флору и фауну прилегающих территорий, иначе как парадоксальной ситуацию не назовешь. Природа здесь поражает обилием животных, а в живописных ландшафтах трудно увидеть даже намек на то, что два десятилетия назад здесь произошла ужасная трагедия. Сейчас это фактически самый крупный заповедник в Европе.

С точки зрения управления это особая территория. После аварии и до 1989 года она находилась под управлением Минсредмаша, советского полувоенного ведомства, которое занималось атомными проектами. Сейчас зона находится под началом МЧС Украины. Здесь располагаются службы и предприятия, созданные для решения задач по контролю над этой все еще опасной территорией. Почти все они в своих названиях имеют слово «специальный», которое указывает на особые условия работы в зоне отчуждения.

Кроме этого, зона является уникальным научным полигоном для изучения воздействия радиации на живые объекты и оценки последствий крупных экологических катастроф.

Не менее уникальным последствием катастрофы стали «самоселы» – люди, которые вернулись в зону на места своего «доаварийного» проживания. Как правило, это весьма немолодые коренные жители Полесья, которые вопреки всему хотят сохранить свой прежний образ жизни. И, надо отметить, им это удается. А в условиях изоляции им просто ничего не остается, как вернуться к самым архаичным способам ведения хозяйства. В нынешней повседневной жизни «самоселы» мало используют такие атрибуты цивилизации, как радио, телефон, а основное транспортное средство здесь все еще гужевая повозка.

Естественно, людям любопытным, склонным к экстриму и авантюрам, хочется воочию увидеть и саму овеянную легендами зону, и «самоселов», которых радиация не берет. Так появилась еще одна категория людей, которых можно здесь встретить, – это сталкеры, нелегально проникающие сюда на свой страх и риск. На сегодня сталкеры – это самое новое и наименее изученное явление зоны. Мы уже говорили, что немаловажную роль в становлении новой молодежной субкультуры сыграла мегапопулярная игра «S.T.A.L.K.E.R.». Ведь ее поклонники имеют уникальную возможность прикоснуться к полюбившемуся игровому миру в реальности. И это выгодно отличает данную игру от аналогичных шутеров, фильмов и литературных сочинений, в основу которых ложится фантастический сюжет, а события развиваются в вымышленном мире. При этом следует отметить, что игровой мир в «S.T.A.L.K.E.R.» точно соответствует реальным прототипам. Такая правдивость игры сделала ее еще более увлекательной для поклонников, а потому со временем появился другой успешный проект – литературный цикл «S.T.A.L.K.E.R.».

Как мы видим, последствия Чернобыльской катастрофы разнообразны и наиболее четко они проявляются на территории зоны отчуждения. Занимаясь подбором материала для этой книги, авторы задались вопросом «какую тему выбрать главной?». Понятно, что описать все аспекты жизни зоны, ее прошлого и настоящего вряд ли удастся.

Исходя из интереса посетителей сайта http://chornobyl.in.ua/, мы выделили две основные темы – сталкеры и самоселы. Это тот самый человеческий фактор в последствиях аварии. Такой интерес неудивителен, как говорил Снаут в фильме Тарковского «Солярис»: «Человеку нужен человек». Поэтому мы излагаем известные нам факты о зоне отчуждения в приложении к человеку. Мы попробуем ответить на вопрос «чем является чернобыльская зона для людей, которые добровольно с ней контактируют?». Даже если за этими контактами лежат разные мотивы.

Территория зоны

Нельзя понять людей и их сообщества без учета ситуации, в которой они находятся. Для этого мы в начале опишем современный мир радиационного анклава, а также обратим внимание на некоторые факты из его прошлого. Это поможет читателю понять устои нынешней зоны отчуждения и проникнуться сутью царящей там атмосферы. Также позволим себе дать небольшую справку по вопросам воздействия радиации на живые организмы. А поскольку зона отчуждения непосредственно примыкает к эпицентру аварии, то величина радиационного загрязнения в ее границах достигла максимально опасных величин. Поэтому мы начнем наше описание именно с радиации.

С чем едят радиоактивность?

Ядерный реактор

Безусловно, устройство это технически очень сложное. Вот только за сложным механизмом работы кроется простой и известный уже не одну тысячу лет процесс превращения воды из жидкого состояния в газообразное (водяной пар). Ядерный реактор – это своего рода котел, в котором нагревается вода, а полученный пар подается на турбину. Вращаясь под действием напора пара, турбина крутит генератор. Он, в свою очередь, вырабатывает электричество, которое мы с вами используем, включая настольную лампу, телевизор или компьютер.

Основное отличие атомной станции от других электростанций – в способе нагрева воды и получении водяного пара, вращающего турбину. Где-то для его выработки сжигают газ, уголь или мазут, на атомной станции используют ядерное топливо. Данный нагревающий элемент находится непосредственно внутри специального «котла» – ядерного реактора. Управлять процессом сложно: необходимо в точности соблюдать тонкие пропорции между выделяемым теплом, количеством подаваемой воды и конечным продуктом – образующимся паром. При этом не менее важно следить за ядерными реакциями. Если все нормы, предусмотренные конструкторами, соблюдены, взрыв реактора невозможен.

Чернобыль наглядно продемонстрировал, что человек сумел зажать энергию атома в железобетонном кулаке ядерного реактора, но стоит ему ослабить всего лишь один палец, и накопленная мощь вырвется на свободу, сметая все рукотворные преграды на своем пути.

Четвертый реактор Чернобыльской АЭС взорвался от избытка давления пара, которое персонал, к сожалению, не смог вовремя предотвратить. Впрочем, по сей день не ясно, вина ли это сотрудников станции или просчет конструкторов, да теперь это уже и не столь важно. Специалисты извлекли уроки из аварии и уверяют, что новые ядерные «котлы» уже так просто не взорвутся.

События 1986 года дали человечеству понять, что, оседлав атом, важно осознавать и уважать величину покоренной силы. Энергия ядерного реактора чудовищна, и потеря контроля над ней чревата катастрофой. Вдумайтесь, ведь взрыв на ЧАЭС – это не ядерный взрыв, а всего лишь выброс пароводяной смеси из разогретого до предела реактора. Но и этого было достаточно, чтобы, словно игрушку, подбросить на несколько метров вверх крышку реактора весом две тысячи тонн. Не выдержали натиска и железный крепеж защиты, и циркониевые трубы с ядерным топливом. Лишенный крышки ядерный котел изверг горячий столб водяного пара, пыли и сажи на высоту до двух километров. Накопленной энергии было настолько много, что содержимое недр ядерного вулкана летело в атмосферу на протяжении десяти дней. Невзирая на то что люди делали все возможное и невозможное, чтобы закрыть фонтанирующий радиоактивным йодом, цезием, стронцием и плутонием кратер.

Радиоактивные вещества

По оценкам ученых, за пределы разрушенного реактора выпало всего около четырех процентов радиоактивного топлива одного энергоблока (всего на Чернобыльской станции их было четыре). Этого хватило, чтобы проживание людей на пяти тысячах квадратных километров территории стало невозможным, чтобы возникла необходимость бросать целые города, села и деревни. И это только в самом эпицентре катастрофы.

Радиация попала и в верхние слои атмосферы, что привело к распространению ядовитой копоти практически по всему миру. На европейских атомных станциях сработали системы защиты.

Радиоактивные облака два раза облетели нашу планету и, рассредоточившись по Южному полушарию, выпали с дождями, осели с пылью на землю. Чернобыльские радионуклиды были обнаружены в Азии, Африке, Северной Америке и даже в Японии.

Смертоносные облака несколько недель загрязняли пассажирские самолеты. Известны факты, когда в больших аэропортах проводили дезактивацию летательных аппаратов, осуществлявших авиарейсы из США в Европу. Именно эти колоссальные последствия сделали взрыв на чернобыльской станции самой широкомасштабной техногенной катастрофой за всю историю человечества.

Эта катастрофа в истории «мирного атома» беспрецедентна и по количеству радиоактивных веществ, поступивших в окружающую среду – порядка 50 млн Кюри. Много это или мало? Чтобы стало понятно, приведем такой пример. Чернобыльскую катастрофу часто сравнивают с трагедией в Хиросиме. А для придания еще большей драматичности говорят, что взрыв ядерного реактора в 50 раз сильнее взрыва ядерной бомбы, сброшенной на японский город. Это не вполне корректное сравнение. Справедливо сравнивать не мощность, а активность радиационного загрязнения окружающей среды. Так вот, выброс при взрыве на ЧАЭС действительно в 50 раз активнее, чем радиоактивный выброс от хиросимской бомбы.

А вот мощность взрывного устройства в бомбе составляла 10–15 тысяч тонн тринитротолуола в тротиловом эквиваленте. После ее взрыва высвободился лишь 1 млн Кюри радиоактивных веществ. Это равно одной тонне радия, то есть при аварии в Чернобыле в окружающую среду, образно выражаясь, вылетело пятьдесят тонн радия.

По остальным факторам, сопутствующим взрыву ядерной бомбы (ударная волна, световое излучение, проникающая радиация и электромагнитный импульс), чернобыльская катастрофа с атомной бомбардировкой Хиросимы конкурировать не может. Например, ударная волна возле ЧАЭС была столь мала, что в зданиях, отстоящих от эпицентра взрыва на 200–300 метров, даже стекла в окнах уцелели.

Куда же осели 4% опасной и невидимой радиации, которую исторг из себя взорвавшийся реактор? По оценкам ученых, 1,5 % находятся в пределах территории, получившей впоследствии название чернобыльской зоны отчуждения. За ее черту на территорию Украины, Беларуси, России и других сопредельных стран поступило также не больше 1,5%. Около 1% радиоактивных веществ сосредоточено непосредственно на территории промышленной площадки Чернобыльской АЭС, а остальная часть (96%) ядерного топлива укрыта под конструкциями Саркофага.

Однако реальные масштабы катастрофы может продемонстрировать всего одна цифра: общее количество людей, которые в различной мере подверглись радиоактивному облучению и проживают на территориях, где это облучение продолжается и сегодня, составляет около 24 млн человек.

 

Необычайный интерес ученых вызвали сами радиоактивные выпадения, поскольку они кардинально отличаются от всего, что было изучено до катастрофы. С того момента, как изобрели ядерное оружие и начали проводить первые испытания, параллельно искали и методы борьбы с последствиями радиационного поражения. И нашли: за сорок лет была разработана стратегия, с помощью которой даже после обмена ядерными ударами государства могли жить и выращивать необходимую сельхозпродукцию. В США и СССР существовали целые институты, разрабатывающие подобные технологии.

Но после аварии на ЧАЭС наука столкнулась с новым типом радиоактивных выпадений. Оказалось, что в составе чернобыльской пыли присутствовали так называемые горячие частицы — высокоактивные частички ядерного реактора. В момент взрыва температура достигала нескольких тысяч градусов. Такие экстремальные условия породили вещества с не известными доселе свойствами. Например, ученые обнаружили частицы с трансурановыми элементами, которые, в отличие от остальных, крайне плохо смываются дождем с поверхности земли и растений. Но самое удивительное не в этом! Мельчайшие частицы ядерного топлива оказались вплавленными в оболочку из стали, песка и бетона – материалов, из которого был построен реактор. Смертоносный «блэндер» все перемешал и выдал человечеству нечто новое.

Горячие частицы имеют микроскопические размеры, достигают лишь тысячных долей миллиметра, но обладают высокой радиоактивностью. Они почти не растворяются в воде и биологических жидкостях (например, в крови человека), потому легко могут попасть в организм с водой, загрязненными продуктами питания или с воздухом. При своих микроскопических размерах горячие частицы способны создавать в легких или желудке человека большие очаги облучения, а это, в свою очередь, нередко приводит к серьезным заболеваниям или даже к раку. Такие выводы сделали на основе изучения воздействия горячих частиц на организмы животных. Для этого коров и свиней содержали на полигоне возле села Чистогаловка, а поблизости работали машины, которые специально поднимали зараженную пыль вверх, чтобы та попадала в легкие животных.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14