Путешествия. Козлов. Туркестанский поход

Денис Козлов
Путешествия. Козлов. Туркестанский поход

© Оформление и издание. ИП Богданов И.В. (издательство «ЛюМо»), 2019

© Козлов Д., текст и фото, 2019

Вступление

Средняя Азия манила давно. В Советском Союзе было 5 среднеазиатских республик. Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан. С ними и хотелось познакомиться. Однако возникли подводные камни, о которых и не подозревал. Первое и самое сильное разочарование – это закрытость государства Туркменистан. Если в остальные 4 страны визы не нужны, то в Туркмению шансы ее получить практически равны нулю. Гражданам Туркменистана, которые выехали за пределы страны, ее практически не дают. Даже в крайних случаях (таких как посещение болеющих родственников или похороны).

Правда, есть один вариант. Это транзитная виза. Для этого нужно либо с территории Узбекистана ехать в Иран, либо из Ирана в Узбекистан. Обязательно по суше. Дается такая виза на 2–3 дня. И при этом нужно обязательно отметиться и в Иране, и в Узбекистане. То есть покинуть Туркменистан, не возвращаясь назад. Но тогда, в 2014 году, признаюсь, я побоялся ехать в Иран. Так как ничего не знал про эту страну. Кто же знал, что через год я окажусь там уже целенаправленно?

В Туркменистане тоже есть что посмотреть. Города красивые: Ашхабад, Туркменбаши. Пустыня Каракум, Дарваза. Ашхабад – город, расположенный на большой высоте над уровнем моря, один из самых жарких городов мира. Поэтому в Ашхабаде очень много зданий из белого мрамора – один из самых «белых» городов в мире. Туркменбаши – курортный город на Каспийском море. Отстроен из стекла после получения независимости Туркменистаном. Каракум – пустыня, воспетая в советском одноименном хите. Ее название переводится как «черный песок». Кызылкум – красный песок. Дарваза. Для меня она стала бы гвоздем посещения Туркмении. Ее иначе называют еще «Дверь в преисподнюю» или «Врата ада».

В 1971 году возле деревни Дарваза в Туркменистане советские геологи обнаружили скопление подземного газа. В результате раскопок и бурения разведочной скважины они наткнулись на подземную каверну (пустоту), из-за чего земля провалилась, и образовалась большая дыра, наполненная газом. Буровая вышка со всем оборудованием и транспортом провалилась в образовавшуюся дыру, люди при этом инциденте не пострадали. Чтобы вредные для людей и скота газы не выходили наружу, их решили поджечь. Геологи предполагали, что пожар через несколько дней потухнет, но ошиблись. С 1971 года природный газ, выходящий из кратера, непрерывно горит днем и ночью.

В ноябре 2013 года известный путешественник и исследователь Джордж Коронис из Канады спустился на дно кратера для проведения исследований и сбора образцов. Ему удалось найти бактерии, которые живут на дне кратера при высоких температурах. Эти бактерии не встречаются нигде на поверхности Земли и чувствуют себя превосходно в небольшой экосистеме на дне раскаленного кратера.

Но Туркмения осталась закрытой для меня. Зато оставшиеся 4 республики были открыты к посещению. Самые строгие правила при посещении Узбекистана. Для въезда заполняется миграционная карта и сохраняется до выезда из страны. При выезде она предъявляется пограничникам. Кроме того, в Узбекистане каждую ночь нужно регистрироваться где-то на ночлег. Либо гостиница, либо частный гостевой дом. При первом и при втором варианте вам будет выдаваться талон с печатью и датами заезда-выезда. Эти талоны тоже надо сохранять. Может дойти до того, что при выезде из страны вам придется разложить эти талончики по порядку – чтобы каждая ночь была «закрыта», как было у меня. Две ночи я провел в поездах (ночные переезды). Для таких случаев билеты тоже сохраняются: они выступают вместо талонов о регистрации.

При пересечении границы необходимо помнить, что это мусульманские страны. Соответственно, требования к тому, что у вас с собой, более жесткие. Я не говорю про наркотики, оружие. Их, понятное дело, надо оставлять дома. А вот журналы для взрослых, книги, диски, видеокассеты (если у кого еще есть такой раритет) с содержимым 18+ могут стать поводом для задержания. В частности, я видел, как задержали женщину, у которой нашли журналы ХХХ. А у меня при выезде из страны просматривали фотоаппарат (что же я там нафотографировал, нет ли какой «запрещенки»).

Маршрут я прокладывал исходя из того, куда был самый дешевый перелет. Рейс в Душанбе утром в понедельник оказался очень дешевым, потому и отправной точкой моего Среднеазиатского похода был выбран Душанбе. Обратный перелет был самый дешевый из Астаны, потому завершиться поход должен был там. На все про все – две недели. Традиционно каждый день – новый для меня город. Исключение составил Ташкент – самый большой город Среднеазиатского региона. На его осмотр отвел себе два дня.

Наиболее насыщенной у меня получилась узбекистанская часть похода. В Узбекистане очень много старинных и интересных городов. Бухара, Хива, Самарканд, Шахрисабз. И относительно современные города, достойные внимания – Ташкент, Фергана, Андижан. Попутно «захватил» Учкудук и Ургенч. В итоге проехал кругом практически по всему Узбекистану. Не доехал, правда, до Аральского моря. А там побывать тоже было бы интересно, думаю. На кладбище погибших кораблей. Да и само Аральское море уже смотрит в сторону кладбища (в том смысле, что умирает) и через некоторое время может перестать существовать. В Узбекистане и горы, и пустыни, и много старинных городов. И самая богатая в Средней Азии кухня. Это признают и таджики, и киргизы, и казахи.

Таджикистан – это прежде всего горы! Даже не горы, а ГОРЫ! Там начинается Памир – самая высокая горная система на планете. Для альпинистов – фанатов гор рекомендуется восточный Таджикистан. В советское время там была тренировочная база альпинистов Союза. Плюс в восточном Таджикистане большой заповедник и еще одна достопримечательность (правда, труднодоступная) – Сарезское озеро. Это искусственный водоем, образованный естественной плотиной.

В 1911 году в результате землетрясения в горах сошел оползень, перегородивший реку Мургаб и снесший кишлак Усой. В честь этого кишлака образовавшаяся плотина получила название Усойской. А другой кишлак, который сейчас скрыт под водами образовавшегося озера, дал название самому озеру. Кишлак Сарез. Мало того, что озеро уже стало причиной гибели многих людей, сегодня оно также нависает угрозой. В случае прорыва Усойской плотины хлынувший поток воды может снести на своем пути многие населенные пункты, стоящие ниже по течению. В зоне риска почти 6 миллионов человек населения не только Таджикистана, но и Туркмении, Узбекистана, Афганистана.

Из городов, которые хотелось посетить в Таджикистане, в первую очередь столица – Душанбе и второй по величине город страны – Ходжент, он же – Хучанд. Но это сугубо моя традиция – посещать столицу и далее города в соответствии с убыванием по значимости. Местные жители же настоятельно рекомендуют к посещению Пенджикент. Там, по их словам, «настоящая Таджикия» – колыбель республики. Культура, история. В окрестностях города родился основоположник таджикско-персидской литературы, певец и музыкант Абу Абдулло Джафар ибн Мухаммад Рудаки. Но в мой маршрут Пенджикент не вписывался. Хотя он и расположен в 50 км от узбекской границы, но погранпереход там закрыт. А вот недалеко от Ходжента переход Бостон открыт. Это определило мой дальнейший маршрут.

В Кыргызстане по традиции хотел осмотреть столицу – Бишкек, и Ош (южная столица). Но, кроме этого, запланировал посещение озера Иссык-Куль, эту жемчужину Средней Азии. Я решил, что к тому времени уже несколько измотаюсь, и день «на море» мне не помешает. Позагорать, искупаться. Иссык-Куль некоторые ученые склонны считать морем (а вот Каспийское море – наоборот, озером). Из населенных пунктов, расположенных на озере, я выбрал Чолпан-Ата: остановился в самом популярном и обустроенном городе. Но, имейте в виду, что он и самый дорогой. Как Листвянка на Байкале. Вообще же вокруг озера много населенных пунктов.

Но еще один довод, склонивший чашу весов в пользу Чолпон-Аты – это логистика. До него проще всего добраться. В частности, из Бишкека. А в Средней Азии логистика – это отдельная история, очень много нюансов. Не все города между собой сообщаются. Между некоторыми городами курсируют только самолеты или такси. Это обусловлено ландшафтом. Железную дорогу не проложили, а автобусы не тянут перевал. Несколько таких «сообщающихся сосудов» мне попадались на моем пути. Но и, скажу сразу, Кыргызстан – это тоже для любителей гор. Гор там очень много. Для любителей пляжного отдыха – Иссык-Куль.

Казахстан – очень большой, поэтому, чтобы не разрываться, я для себя определил лишь действующую столицу Астану и прошлую Алма-Ату. Причем, на переезд из Алма-Аты до Астаны отвел себе несколько часов. Этот факт дальше сыграет определенную роль. Волею судеб я оказался еще и… где? где! в Караганде!

Итак, маршрут получился следующим:

Самара – Душанбе – Ходжент – Ташкент – Самарканд – Бухара – Хива – Ургенч – Учкудук – Самарканд – Шахри-сабз – Ташкент – Фергана – Андижан – Ош – Чолпон-Ата – Бишкек – Алма-Ата – Караганда – Астана – Самара.

День 1-й. Таджикистан. Душанбе

 
На Востоке, на Востоке
Что за небо – без луны?
На Востоке, на Востоке
Что за жизнь – без чайханы?
 
ВИА «Ялла». Музыкальная чайхана

Самара

Весь багаж, который я собрал себе в Туркестанский поход, уместился в рюкзак. Причем рюкзак был куда более пустой, чем когда я шел на Дальний Восток. Во-первых, потому что было лето и я направлялся в теплые страны, во-вторых, потому что планировал привезти больше сувениров. Поэтому в аэропорт я приехал, можно сказать, налегке: шорты, футболка, сандалии и практически пустой рюкзак на плече. Наконец объявили посадку на рейс Самара – Душанбе.

 

Параллельно шла посадка на рейс Самара – Анталия. В первой очереди – одни таджики. Во второй – одни русские. Мне надо было в первую. Уверенно занял свое место в ней. Когда же подходил к началу таможенного досмотра, таможенник сказал мне:

– Посадка на Анталию – через тот коридор. Вам, наверно, в ту очередь.

На что я невозмутимо и уверенно ответил:

– Нет, все верно. Я в Душанбе.

Чем вызвал удивленный взгляд не только работника таможни, но и некоторых моих будущих попутчиков. На таможне все прошло без сучка без задоринки (еще бы… ведь я практически голый летел и практически без багажа). А вот на пограндосмотре все прошло не так быстро. Пограничник был очень удивлен, увидев перед собой русского парня, лысого, высокого, крепкого телосложения, который летит в Таджикистан с одним лишь пустым рюкзаком.

– Куда летите?

– В Душанбе. Таджикистан.

– Цель визита?

– Туризм.

Тут я старался быть как можно более серьезным и невозмутимым.

– Давно ли у нас Таджикистан стал центром туризма?

– Там тоже есть что посмотреть, если знать историю.

– На какой срок летите?

– Две недели.

– Что можно смотреть в Таджикистане две недели?

– Не только Таджикистан. Узбекистан еще, Кыргызстан, Казахстан.

– Ваш багаж? – покачав головой и причмокнув, спросил пограничник.

– Вот, – показываю ему свой полупустой рюкзак.

Видимо, этот факт окончательно завершил мой образ контрабандиста, так как далее начался буквально допрос, который длился минут 20. Тут у меня закралось подозрение, что и при возвращении в Самару досмотр и расспросы будут не менее пристальными. Подозреваю, что меня «взяли на черный карандаш», но все же пропустили на рейс.

Вздохнув с облегчением, бодро зашагал навстречу новым приключениям и впечатлениям. Предстоял ночной перелет.

Лететь до столицы Таджикистана – часа 3–4. Надо сказать, что все это время салон самолета напоминал шапито. Намучились стюардессы с пассажирами – жуткие непослушники. Только дважды в салоне был порядок: это кормёжка и намаз. Как только за бортом начался восход, все пассажиры (кроме меня) стали молиться, не сговариваясь. Совпадение или нет, но сразу после намаза самолет пошел на посадку в аэропорту Душанбе. После того как мы вынырнули из-под облаков, я увидел незнакомый мне до этого пейзаж: горы, горы, горы. Южные, лысые.

Душанбе

При выходе после посадки самолета в зону таможенного контроля подошел некий человек в форме и фуражке, предложил свои услуги по заполнению необходимых бумаг и прохождению контроля без очереди. Второй фактор был соблазнительным, так как ожидание в очереди сокращало мое время для знакомства с городом. Оно уходило безвозвратно. Да и цена вопроса была какой-то небольшой.


Один из неоспоримых плюсов Душанбе – близость аэропорта, выйдя из которого, оказываешься уже в черте города. Пройдя немного, надо нырнуть в проулок (тут важно выбрать правильный), и он уже выведет к железнодорожным путям. Мы на верном пути! Преодолев метров 500 по путям, мимо локомотивного депо, подходим к пассажирским платформам. У одной из них стоит поезд. Без окон (жара же, юг). А из окна выглядывает… не-е-е, не может быть… Костя Райкин! Или просто похож.

В соседнем купе – малинник – таджички гурьбой сидят. Правда, при виде объектива фотоаппарата разбежались, замахали руками, запрещая фотографировать себя. То ли дело – мужчины. Улыбаются во все зубы либо делают вид, что не замечают. А дети – так вообще в восторге, когда их фотографируешь! Сами просят, чтобы их сфотографировали и потом непременно на экране показали им их фото.

Вообще таджики – очень общительные, приветливые, сами могут тебя остановить, попросить присесть ненадолго, поговорить с ними. Там это в порядке вещей, так как люди не спешат, все делается размеренно, не торопясь (исключение – переезды на такси между городами). Вышел в город через железнодорожный вокзал, то есть от аэропорта шел до него какими-то задворками, курмышами. А из дверей вокзала мне открылся Душанбе во всей красе.




Город произвел на меня сразу позитивное впечатление. Во-первых, солнце! Очень солнечный город! Было еще только раннее утро, а уже все залито ласковым светом. Во-вторых, зелень. Город буквально утопает в ней: газоны, цветы, деревья, парки. И зелень такая сочная, яркая. Ввиду засушливого климата везде организован искусственный полив, солнце играет в брызгах.

Люди приветливые, общительные. Как и в Иране – на следующий год я с этим же столкнулся. Это неудивительно, ведь таджики и персы – люди одной культуры. Все мне было любопытно тут с первых же минут пребывания. Местный колорит, особенности. Например, старики в халатах и тюбетейках, сидящие в сквере. Вокруг надписи. Все буквы по отдельности знакомые и понятные, а слово целиком читаешь – абракадабра какая-то получается. Интересный эффект: непонятные и труднопроизносимые слова, написанные русскими буквами. Что-то подобное я наблюдал на некоторых табличках в Хэйхэ[1].



По большому счету, я впервые оказался в Азии. Формально я в ней уже бывал. И когда по Уралу гонял, и когда по Дальнему Востоку странствовал. Но это все было в рамках одной страны. России. Особого азиатского колорита не уловил. Маленькое исключение – это те часы, которые провел в Хэйхэ. Поэтому здесь хотелось максимально ощутить местный колорит, впитать в себя особенности этого края. Оттого мой взгляд так жадно впивался во все то, что было для меня впервые и вновь.

От здания ж/д вокзала отходит центральный проспект города – проспект имени Рудаки. Рудаки – основоположник таджикской письменности и культуры. Большинство достопримечательностей столицы Таджикистана расположены вдоль этого проспекта. Но у меня в планах был еще один немаловажный пункт: подняться в горы и обозреть город с высоты, насладиться его панорамой. Благо, горы начинаются сразу же на окраине Душанбе.

В предгорьях раскинулся парк Победы. Именно туда я лыжи и навострил (насколько уместно говорить о лыжах в Средней Азии). Если идти по проспекту от вокзала к центру города, то парк Победы будет по правую руку, следовательно, нужно держаться правой стороны, точнее – свернуть в нужном месте направо. Можно от площади Айни свернуть на улицу Лахути. И, признаться, у меня был такой соблазн… Но решил, что на Рудаки больше интересностей будет. А уж свернуть можно будет, подобрав момент.





И этот момент я не упустил: свернул в еще один проулок типа того, которым вышел от аэропорта к ж/д вокзалу. По обе стороны – старинные глиняные дома, а над головой свисают ветви деревьев. Причем листва такого сочно-зеленого цвета. То ли она сама по себе такая насыщенная, то ли оттого, что солнце яркое.

Первые полчаса, пока прогуливался по городу, удивлялся тому, насколько отличается картинка города от того, как я представлял себе города Средней Азии. Хотя Душанбе – это столица государства. С чего я решил, что там будут хижины и лачуги? Они есть, но на окраинах. Собственно, через них я сейчас и шел в горы, в сторону парка Победы. А общее представление мое о городе резко менялось в сторону мегаполиса. И дальше оно еще больше укрепилось.

А пока я поднимался в горы. Можно было присесть под навес, заказать чай. Но меня интересовала панорама города. Я любовался открывшейся панорамой и изучал, что мне предстояло обойти, осмотреть вблизи. Был один отрицательный момент: над городом нависла какая-то дымка или пылевое облако. Но при этом город и ориентиры были видны. Главный ориентир – национальный флаг в парке имени себя. Флагшток – самый высокий в мире, внесен в Книгу рекордов Гиннесса. Полотно тоже хотели сделать рекордным по размеру, но не смогли переплюнуть Баку – там самое большое в мире полотно национального флага.

Полюбовавшись видами города и погуляв по парку, пошел вниз. Про себя отметил потрясающую красоту и чистоту в парке. Деревья и кустарники аккуратно подстрижены, на тротуарах – ни соринки. Красота, да и только! Приятно, что народ, по земле которого не прокатилась эта страшная война, так почитает героев и сынов, павших за свободу некогда общей Родины.




Входил в город улицами Дружбы Народов и Шотемура. А когда улица Шотемура привела меня снова на проспект Рудаки, я очутился в сердце Душанбе – парке Рудаки. За ним начинается правительственный комплекс. По нему гулять можно долго, что я и сделал. Красота там на каждом шагу. Думаю, это свойственно восточным странам – размах и помпезность в убранстве. Это был понедельник – рабочий день. В парке трудилась целая бригада работников по благоустройству. Чем дольше я путешествовал по Средней Азии, тем больше убеждался в том, что чистота и порядок тут впитываются с молоком матери.




Найти этот парк несложно – флагшток виден из любой точки города. Мне кажется, он даже из-за гор виден.

 
Из-за леса, из-за гор
Показал таджик топор,
Но не просто показал,
А к флагштоку привязал.
 

Сразу за парком Рудаки начинается территория Дворца наций. Выглядит очень красиво. Разумеется, возникло желание разглядеть поближе. Высокий забор, которым была обнесена территория дворца, прозрачно намекал на то, что погулять там не получится. Но посмотреть-то можно. Забор, как и намек, был прозрачный.

Но и поглазеть тоже не дали. Откуда ни возьмись по ту сторону забора появился автоматчик и жестом указал мне, чтоб я уходил. Против его гладкоствольного аргумента у меня был только фотоаппарат. Скорострельность у меня выше, но в убойной силе у него преимущество. Поэтому я и отступил с занятой позиции. Но, тем не менее, отойдя на нейтральную территорию, сфотографировал дворец. И волки сыты, и овцы целы. И охранник выполнил свой долг, и я добился своего.



По соседству с Дворцом находится еще ряд достопримечательностей (политического толка). Это, в частности, герб республики Таджикистан. Как и флаг – огромных размеров! И Национальная библиотека, и памятник Сомони, и здание правительства Таджикистана. Еще есть Национальный музей, но его я увидел позже.

Солнце, пока я гулял, припекало. Становилось все жарче. Лысину следовало остудить, для этого сунул голову под струю фонтана. Вода на вкус оказалась почему-то очень соленой. И какой-то странный привкус. Плюс очень мягкая вода. Тогда же подумал и о том, что надо бы чем-то прикрыть свой «серебряный шар», чтоб не напекло. А пока же обошел дозором достопримечательности парка, пофотографировал их. В отличие от Дворца наций, все можно было снимать беспрепятственно.




Прогулявшись по парку Рудаки и среди правительственных зданий, направился в сторону искусства: захотел приобщиться к персидско-таджикской культуре и посетить театр. Например, имени Лахути. Нашел его, но он оказался закрыт на летние каникулы. Поэтому пошел просто гулять по городу. Набрел на ткацкую фабрику и вспомнил, что искал какую-нибудь бандану себе на голову.



Проспект Саади Ширази. Подумал, что на большой ткацкой фабрике, наверное, должен быть кусок какой-нибудь тряпки, желательно белой. Действительно, при фабрике нашелся магазин, торгующий тканями. Попросил продавца продать мне кусок белой ткани размером полметра на полметра. На что мне просто оторвали погонный метр и со словами «Аллах с тобой» – протянули, улыбаясь. «Иншаллах», – ответил я, пожал плечами и пошел гулять дальше. Сложил отрез уголком, повязал на манер банданы и направился назад к проспекту Рудаки – моему ориентиру в Душанбе.

 

Гуляя, заметил необычную для меня картину. Бочка с квасом, и у нее два продавца, 6 и 8 лет. Тот, что постарше – деньги считает, а тот, что помладше, – квас наливает (потому что считать еще не умеет). Семейный подряд. Не мог не поговорить с этими предпринимателями. И сфотографировал, конечно.

Это два брата. Рассказывают, что в Таджикистане дети рано начинают работать, и это в порядке вещей. Кто хочет себе что-то купить – идет и работает. Если заработанных денег не хватит, то родители помогут. Но сам ребенок тоже должен постараться, заработать. Да и некоторые просто помогают родителям, зарабатывая на жизнь. Эти двое ребят были для меня первыми ласточками в этом смысле. Впоследствии в ходе своего вояжа я встречал детей, торгующих то сувенирами, то овощами. Да и вообще работающих. О них еще будет сказано немного ниже.



Отпив квасу, продолжил знакомство со столицей Таджикистана. Душанбе не переставал удивлять. Высотки из стекла и бетона. Чистота, красота. Кругом газоны, много зелени. Зелень постоянно поливается. Вдоль проспекта каналы с водой (арык). Такие я еще много раз увижу позже. Особенность южных городов – вода в дефиците, поэтому ее гоняют по кругу: из арыка вода стекает в резервуар, оттуда – снова в фонтан (либо в систему полива), излишки снова попадают в арык.

Отдельный момент – это транспорт в Душанбе, как и вообще в Средней Азии. Транспорт сигналит всегда! Ни на минуту не затихает звук клаксонов. ПДД как будто бы и нет – дорогу переходят где угодно, транспорт останавливается где угодно, даже троллейбусы. Притом что сотрудники ГАИ стоят везде вдоль дорог! Гаишники ВСЕГДА кого-то тормозят. Без дела не стоят ни минуты. При оформлении протокола обе стороны горячо спорят, даже стучат кулаком по капоту или крыше машины.



Довелось наблюдать, как разрешается спор между инспектором и автолюбителем. Я думал – дойдет до драки. Разве что подзатыльники друг другу не выписывали. Было жарко! Активная жестикуляция, крик, размахивания руками. Только отъехал один – как сразу же останавливают другого.

Троллейбусы. В первой половине дня видел, как из троллейбуса выглядывает мужик в кепке, что-то кричит и машет руками. Отметил про себя странность происходящего, пока не попал внутрь этого пепелаца. Сначала, прогуливаясь по одной из улиц, наблюдал, как троллейбус выходит из депо (хотя теперь я уже думаю, что они просто во дворе у какого-нибудь Мехди паркуются). Далее улица идет под уклон. Из салона выбегает мужик, пропускает движущийся (!) троллейбус вперед, догоняет его сзади, хватается за канаты, свисающие от рогулин. Те в свою очередь отрываются от проводов. Но троллейбус продолжает движение естественным образом под горку. А «пассажир» так и висит на «рогах». Когда движение по инерции прекращается, «повелитель рогатин» отпускает их, те поднимаются к проводам, а он сам забегает в салон. Транспорт едет дальше за счет электрической тяги. Я решил, что это такой способ экономии электричества. Это был первый сюрприз транспортной системы для меня.

Да, еще стоит отметить, что троллейбус был затюнингован «по-пацански»! Молдинги, лампочки на лобовом стекле снаружи (!) салона. Лобовые стекла тонированные. В общем, автобус кришнаитов, а не городской транспорт. Троллейбус-дембель! Аксельбантов разве что не было на нем. Я настолько был поражен этой картиной (и тюнинг, и фокусы с токоприемниками), что не успел запечатлеть это чудо. Остальные троллейбусы в городе были нормальными. Внешне.

1См.: Козлов Д. ПУТЕШЕСТВИЯ. КОЗЛОВ. Первый Дальневосточный поход. М.: ЛюМо, 2018.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru