Тридцать на двоих

Дарья Лаврова
Тридцать на двоих

Древняя китайская пословица гласит:

«Невидимой красной нитью соединены те, кому суждено встретиться, несмотря на Время, Место и Обстоятельства. Нить может растянуться или спутаться, но никогда не порвется».

Я счастлив за тех, которым с тобой, может быть, по пути.

И. Бродский


© Д. Лаврова, 2021

© «Центрполиграф», 2021

© Художественное оформление серии, «Центрполиграф», 2021

1

За день до встречи она съездила на условленное место, чтобы узнать точное время, которое займет дорога от квартиры до ракеты. Моросил дождь. Аня вышла на конечной троллейбуса номер 73, натянула капюшон и побежала в сторону аллеи Космонавтов. На минуту задержалась у памятника Валентине Терешковой, прошла мимо Циолковского. Поднялась по ступенькам и обошла кругом монумент «Покорителям космоса». Это место и раньше ей нравилось.

Ане потребовалось двадцать пять минут, чтобы добраться до него. Эта встреча была для Ани важной, она не хотела опаздывать, пусть даже на пару минут. Лучше приехать немного раньше, чем заставлять кого-то ждать, считала она.

Вернувшись домой, Аня думала, как одеться. Одежды у нее было немного. Она была почти равнодушна к вещам, а подарочные деньги, которые появлялись после праздников и дней рождения, складывала в копилку, чтобы в будущем купить что-нибудь более интересное и важное, чем просто одежда. Например, машину или дачный участок.

У Ани было самое необходимое – две пары хороших джинсов, несколько свитеров, три футболки. Платья Аня не носила. Возможно, она выглядела слишком просто для девушки шестнадцати лет, но ей было удобно, а еще нравилось, что у нее никогда утром не возникало вопроса, что же надеть в школу.

Аня познакомилась с Мирой в социальной сети месяц назад. Если верить фото, Мирослава Симонова была очень общительной девушкой. Почти на всех кадрах она была с подругами. Высокая блондинка с яркими губами, в рваных джинсах, с банкой слабоалкогольного коктейля в руке. Мира выглядела супер, но чуть старше своих лет. Ей никак нельзя было дать меньше двадцати.

Они переписывались каждый день и решили, что пора встретиться. Познакомиться в реале. Предстоящая встреча сбила Аню с толку. Ей почему-то очень хотелось понравиться Мире. А как может понравиться простая девчонка в сером свитере, джинсах, прошлогодних кроссовках и с хвостиком бесцветных волос на макушке? Впервые в жизни Аня подумала, что «серая мышь» – это о ней.

На фото в социальной сети Мира была высокой, стройной, яркой. Аня же, наоборот, среднего роста и сутулая. Она смотрела в зеркало и видела бесформенное пухлое тело, которое скорее хотелось спрятать во что-нибудь удобное и свободное.

Аня решила надеть наиболее новые джинсы и свитер, купленный всего три месяца назад. Хорошо помыть голову и нормально накраситься. Подвести глаза черным карандашом, прокрасить ресницы и нанести немного блеска на губы.

После всего Аня почти нравилась себе в зеркале. Она собиралась на эту встречу, как на первое свидание с парнем, которого у нее никогда не было. Это казалось ей странным, но почему-то очень нравилось.

Встречу назначили на час дня. Погода заметно изменилась за сутки, было солнечно и тепло, как и должно быть в начале мая. Новые листья только начинали осторожно распускаться, чтобы к концу праздников сделать город изумрудно-зеленым и свежим.

Аня взяла с собой проездной и пятьсот рублей. Этого должно было хватить на бутылку газированной воды, мороженое или хот-дог и еще, может, осталось бы немного.

Последний раз Аня так волновалась пару лет назад во время сдачи экзаменов конце девятого класса. Но тогда все обошлось.


Подруга Машка всегда говорила ей, что, если очень сильно волнуешься, значит, все пройдет отлично, а если спокоен и равнодушен, то что-то пойдет не так, как хотелось. Аню это успокаивало. Если так думать, то встреча с Мирой пройдет удачно.

Именно с этими позитивными мыслями Аня вышла из троллейбуса и направилась к монументу «Покорителям космоса».


Когда Аня поднялась по лестнице, на месте, где всегда собиралась шумная молодежь, никого не было. Она решила пройти вдоль ракеты, чтобы сесть на парапет над входом в неработающий Музей космонавтики и уже там спокойно дожидаться Миру. Может, она просто опаздывает. Но стоило Ане сделать пару шагов, как из-за поворота появилась высокая девушка. Ветер трепал ее светлые волосы. Аня с волнением шла ей навстречу. Когда они поравнялись, девушка заговорила первой.

– Анька? – спросила она и, не дождавшись ответа, крепко обняла Аню. – Я так рада, что мы наконец-то встретились, ты себе не представляешь. Ну, привет!

– Привет! – растерялась Аня, с интересом разглядывая Миру.

– Пошли гулять! – широко улыбалась Мира. – Знаешь, я постоянно везде опаздываю, поэтому специально перевела свои часы на двадцать минут вперед. Чтобы раньше выходить. И ведь все равно опаздываю. То пробки, то маршруток нет, то еще что-нибудь. В общем, если тебе нужно узнать точное время, то это не ко мне.

Девушки спустились вниз и пошли ко входу на ВВЦ. Мира говорила очень много, рассказывала о себе – Ане даже показалось сначала, будто новая подруга специально подготовила такой длинный и подробный рассказ о себе. Тем не менее рассказ был интересным, Аня внимательно слушала и старалась запоминать.

– У меня давно не было парня, – рассказывала Мира. – Почти два месяца ни с кем не встречаюсь. Но мне кое-кто нравится. В группе Вконтакте познакомилась с одним парнем. Написал, что я прикольная и умная. Его зовут Денис, он тоже из Москвы. Мы с ним переписываемся каждый день в Ватсапе, он постоянно комментит мои фотки Вконтакте. И даже в любви признается! Кстати, ты же заходишь на мою страницу?

– Конечно, – ответила Аня. – Обожаю твои фото и стихи, жаль только, что их мало. Они у тебя классные. Необычные такие! И как будто взрослые и мудрые.

– Правда? – просияла Мира.

– Да, они правда крутые.

– Я так люблю, когда меня хвалят! – призналась Мира. – Просто обожаю. У меня есть общий чат с моими подружками, я тебя добавлю. Кстати, стихов у меня еще много. Я часто пишу. Если хочешь, могу прислать тебе, почитаешь.

– Обязательно присылай, – сказала Аня. – Я сегодня же почитаю.

В реальности Мира оказалась еще лучше, чем на фото. Модельный рост, длинные ноги, светлые, почти белые волосы и темные брови. Мира была яркой, фотогеничной и знала свои лучшие ракурсы.

К тому же она была из тех людей, что слышат на улице любимую песню и тут же начинают танцевать, будто их никто не видит, или подпевать во весь голос. Ее жизнерадостный настрой и энергия были заразительны. Мира не могла не нравиться.

Аня никогда не была задумчиво-молчаливой девочкой, но рядом с Мирой ей с трудом удавалось вставить слово в их диалог.

Они купили по банке коктейля в палатке и сели на скамейки у неработающего фонтана «Каменный цветок».

– Я здесь бываю почти каждый день, – говорила Мира. – Здесь недалеко моя гимназия, и подруги рядом живут. Когда допьем, покажу тебе, где тут делают самые-самые лучшие хотдоги!

Мысль о еде обрадовала Аню. С утра перед встречей она так сильно волновалась, что даже не позавтракала толком – выпила чашку кофе с молоком. Так что к часу дня чувство голода уже давало о себе знать.

Мира с наслаждением пила коктейль «Отвертка» из водки с апельсиновым соком из большой жестяной банки ярко-оранжевого цвета. Аня купила джин-тоник вдвое меньшего объема.

– Я не люблю джин-тоник, – рассказывала Мира. – В прошлом году я сильно перепила на дне рождения у лучшей подруги, и мне потом было очень хреново. Ты себе не представляешь. С тех пор я не пью джин-тоник. Мне кажется, по вкусу он похож на шампунь.

– Мне нормально, – пожала плечами Аня. Ей было немного грустно, что их с Мирой вкусы на этот раз не совпали, но вслух она об этом, конечно, не сказала.

Немного выпив, Мира стала еще более веселой и разговорчивой, чем раньше, и вновь принялась рассказывать про Дениса. Они еще не виделись, а она уже почти считала его своим парнем.

– У меня на него большие планы, – говорила Мира. – Мы должны встретиться через месяц максимум. После моего дня рождения. Мне будет пятнадцать. Если он не предложит, приглашу сама. Тебя, кстати, тоже приглашу. Надеюсь, ты никуда не уедешь в середине июня?

– У меня экзамены и выпускной, а потом поступление, – ответила Аня. – Скорее всего, я все это лето пробуду в городе. Может быть, на неделю уеду на дачу, но это будет точно во второй половине лета.

– Отлично! – радовалась Мира. – Ты приглашена. А куда, кстати, поступать будешь?

– Финансы и кредит, – сказала Аня. – Ничего особенного.

– А вот я пока не знаю, куда податься. Есть еще год, чтобы определиться. Так на чем я остановилась? Денис. Вечером пришлю тебе его фотку. Если он действительно выглядит так, как на фото, то это будет супер. Мы встретимся здесь же, у метро, погуляем по ВВЦ часика два, а потом поедем ко мне домой обедать. Мама к этому времени приготовит что-нибудь вкусное. Денис такой милый. Он уже хочет познакомиться с моими родителями! Ты когда-нибудь слышала о таком?

Аня качала головой и улыбалась, а Мира продолжала:

– Я даже уже решила, что надену. Надеюсь, будет тепло. У меня есть красные шорты и красный топик, короткий. Девчонки говорят, что я в нем офигенно выгляжу, а я своим девчонкам верю, особенно Юльке. Они точно фигни не скажут. Говорят, что Денчик оценит. Я пришлю тебе ссылку на его страницу. Посмотри обязательно, как будешь дома. Ладно, что я все о Дэне. Давай лучше о тебе. Чем ты будешь заниматься после школы?

С каждым глотком тепло все больше и больше разливалось по телу Ани. Ей становилось спокойнее. Она чувствовала себя счастливой и радовалась оттого, что их встреча идет именно так. Все совсем не так, как Аня представляла накануне и к чему готовилась. Все было по-другому. Хорошо. Круто. Но по-другому. И от этого было еще радостнее на душе. Аня уже освоилась в компании Миры и увлеченно рассказывала ей о своих планах на ближайшее будущее:

 

– Хочу проучиться год на дневном отделении, а потом перевестись на вечернее и пойти работать. Не хочу сидеть на шее у родителей. Хочу начать им помогать как можно раньше. Как исполнится восемнадцать, получу права и буду копить потихоньку на свою машину. Пока так. Учеба, работа, машина… а дальше видно будет. Ну, и парня, конечно, хочется.

– Ни фига себе у тебя планы! – удивилась Мира. – Это круто, когда точно знаешь, чего хочешь. А замуж когда?

– Об этом рано еще думать, – улыбнулась Аня. – Я не знаю. Как получится. Это сложно спланировать.

– Ну в каком возрасте ты хочешь выйти замуж?

– Наверное, до двадцати пяти. Сложный вопрос, – ответила Аня. – Сначала нужно получить образование, найти работу, денег заработать, квартиру купить… Наша училка английского нам всегда говорит, что девочкам нужно быть самодостаточными и ни от кого не зависеть материально.

– Ты говоришь, как будто тебе сорок лет. Тебе точно шестнадцать?

– Я правда так думаю, – сказала Аня. – Думаю, это правильно.

– Ладно, забей, – рассмеялась Мира. – Может быть, через пару лет я тоже буду так думать, кто знает. Тут недалеко есть парк аттракционов. Была там?

– Да, катались с подругами на колесе обозрения осенью. Совсем не страшно.

– Ни за что на него не соглашусь, я боюсь высоты. Мой любимый – «Корабль мечты». Не каталась? Он слева от главного входа находится.

– Не помню такой.

– Ты много потеряла! Можем сейчас сходить. Он нереально крутой. Ты не пожалеешь!

– А на что он похож?

– Пойдем! – Мира уже допила свой коктейль, вскочила на ноги и потянула Аню за собой. – Он похож на большую лодку, которая раскачивается туда-сюда, как маятник, так что несколько раз оказываешься вниз головой, а когда летишь, то просто дух захватывает. Главное, всю мелочь из карманов заранее выложить и сесть правильно. Перед началом тебя прижмет к сиденью, чтобы не выпала из кабины. В прошлые выходные одному мужику так прижало яйца, что он орал все три минуты, пока корабль качался. Было так смешно. Но нам с тобой в этом смысле можно не волноваться.

За разговорами девочки быстро дошли до парка аттракционов. Играла музыка, пахло шашлыком. В кассу «Корабля мечты» собралась очередь из пары десятков человек. Сто рублей за билет для взрослого.

* * *

Гигантский желтый маятник с надписью Traum Boat неторопливо раскачивался из стороны в сторону, с каждым разом поднимаясь все выше и выше, пока наконец не сделал один полный оборот, а за ним еще два – под оглушительный визг тех, кто купил билет и решился на нем прокатиться. Позже аттракцион замедлился на время, но все еще продолжал раскачиваться, чтобы снова разогнаться и сделать три оборота, но уже в другую сторону. Посетители кричали еще более громко и восторженно, чем в первый раз. Разнокалиберная мелочь, оставшаяся у кого-то в карманах, со звоном сыпалась вниз.

У Ани дух захватывало, когда желтый маятник делал полный оборот и на несколько секунд они оказывались перевернутыми вверх ногами. Это было и страшно, и круто одновременно. Аня не пожалела, что согласилась и потратила на это целых сто рублей. Сама бы она ни за что на такое не решилась. Ей бы просто в голову не пришло купить билет на такой аттракцион! Если бы не Мира, она бы никогда не узнала, как это здорово.

Когда Аня сошла с аттракциона, ее ноги подкашивались, а голова приятно кружилась. Она даже удивилась, что ее не стошнило после такого испытания. Мира улыбалась рядом и выглядела счастливой.

– Я сойду с ума, если не съем хот-дог, – сказала она. – Пойдем, я покажу тебе, где продаются самые-самые вкусные!

* * *

Свежая и мягкая белая булка, разрезанная пополам, горячая сосиска внутри, сверху алый кетчуп, немного майонеза и горчицы. Хот-дог аппетитно дымился в руке Ани. Ей казалось, это был самый вкусный хот-дог в ее жизни. Идеальный. Самый лучший. Мира доедала свою сосиску, запивая новым коктейлем, и довольно щурилась на солнце.

– А у тебя есть парень? – спросила она.

– Нету, – покачала головой Аня. – И не было никогда.

– Тебе почти семнадцать лет и у тебя ни разу не было парня? – удивилась Мира.

– Ну да.

– Как так получилось? Ты же очень симпатичная девчонка.

– Не знаю, – пожала плечами Аня. – У меня есть подруги, и с парнями я тоже дружу с детства. Не знаю.

– Когда ты начнешь учиться в своем институте, у тебя обязательно кто-нибудь появится. Я в этом уверена!

– Мне бы очень этого хотелось. Все мои подруги уже с кем-то встречаются.

– Только не жди, что парни сами к тебе подойдут. Если кто-то нравится, бери инициативу в свои руки и ничего не бойся. Денчик мне понравился, и я первая написала ему. Современные девушки могут сами выбирать, с кем встречаться, а не ждать, пока их кто-то заметит и оценит. Так и до тридцати лет прождать можно. Я считаю, это правильно.

– Тридцать – это не так уж много. Моя тетя вышла замуж в тридцать.

– А ведь нам с тобой тоже тридцать, ты не заметила?

– В смысле? – не поняла Аня.

– Тебе шестнадцать, а мне почти пятнадцать. Но пока четырнадцать. В сумме будет тридцать! – смеялась Мира.

– Тридцать на двоих! – поддержала Аня. – Точно.


Они гуляли обнявшись до четырех часов дня. Ане казалось, что они с Мирой были знакомы всю жизнь – просто сегодня впервые увидели друг друга. Все эти часы рядом они говорили, смеялись и даже танцевали, не стесняясь серьезных прохожих и посетителей выставки. Танцевали рядом со старым ипподромом, танцевали в парке аттракционов. Музыка там играла быстрая и громкая – то, что надо. Мира говорила, что они с Аней – кармические близнецы.

День пролетел незаметно, в шести часам вечера Аня с Мирой ехали вместе на троллейбусе. Мира выходила рядом с кинотеатром «Марс». Аня ехала дальше, до метро «Алтуфьево».

– В следующий раз я обязательно спою в караоке, – сказала Аня.

– Вместе споем! – улыбнулась Мира.

Мира крепко обняла ее и поцеловала в щеку липкими от блеска губами.

– Спасибо, что пришла, Анька! Было безумно приятно погулять.

– Мне тоже. Почему ты такая хорошая? – спросила Аня, все еще обнимаясь с Мирой.

– Потому что ты плохая, – смеялась Мира. – А противоположности притягиваются. Проверь почту вечером. Я тебе пришлю свои стихи. И фотки Дениса.

Мира вышла из троллейбуса, и Аня еще долго махала ей рукой в окно троллейбуса. Без нее стало сразу пусто и грустно. Вроде и был рядом человек всего минуту назад, а теперь уже нет. Аня задумалась и чуть не проехала свою остановку.

Пока она шла домой, от Миры пришло сразу несколько сообщений в Ватсап.

Там были фото незнакомого парня. Темные и нечеткие. Тем не менее парень на фото был симпатичным – коротко стриженный брюнет с черными глазами, смотрит уверенно – даже нагло. Заметно, что высокий. Денис. Денчик. На вид восемнадцать лет.

Мира говорила, что ее главная слабость – высокие, смуглые, кареглазые брюнеты. Так что Денис был как раз в ее вкусе. «Мой тип», – улыбалась она.

Чуть позже Мира прислала несколько стихотворений. Она писала, что очень рада новому знакомству и что Аня понравилась ей. «Будем общаться и дружить!» – написала Мира в заключение.

Весь оставшийся вечер улыбка не сходила с лица Ани. Она не помнила, когда в последний раз ей было так хорошо, спокойно и тепло внутри. Стих, который прислала Мира, Аня сразу распечатала, чтобы в любой момент перечитывать его и восхищаться талантом новой подруги.

Стих был простой, но очень складный и правильный, как показалось Ане. Достаточно было два-три раза перечитать его, и он запоминался сам собой.

 
Тень любви на нас обоих,
Я с тобой. Ты не со мной.
Одиноко. Было двое.
Я твоя, а ты не мой.
 
 
Два пути, одна дорога.
Сигареты? – Не курю.
Тьма и свет. Немало, много.
Все, пока, благодарю.
 
 
Тень тоски в моих ресницах.
Не твоя, но я с тобой.
Путаница. Чьи-то лица.
Но не сдамся. Плачь и пой.
 
 
День вчерашний повторится.
Наша радость – никогда.
Я с тобой. Тебе приснится
Вся любовь моя, судьба.
 
 
Тень печали на обоих.
Два пути. Назад нельзя.
Было двое – стало трое.
Кто ты есть? А может, зря?[1]
 

В тот день Аня так и заснула, зажав в ладони листок с распечатанным стихотворением, а проснувшись, до вечера прождала звонка или сообщения от Миры. Она не обещала звонить, но Аня почему-то была уверена, что она позвонит или напишет и теперь они будут общаться еще чаще.

До конца каникул Мира не объявилась. Аня не хотела навязываться. Ее счастливое настроение, причиной которого стало знакомство с Мирой, сменилось унылым ожиданием продолжения.

Тогда она решила, что скромности не место в дружбе. Она стала писать и звонить Мире сама. Сразу полегчало, будто камень с души упал.

Мира была все так же приветлива, как и во время их встречи, будто ждала ее звонка или сама собиралась вот-вот позвонить, но Аня ее опередила на каких-то пять – десять минут.

Мира редко называла Аню по имени. После их первой встречи она стала называть ее «дорогая». Ане понравилось. Это было необычно и приятно. Ее еще никто так не называл. Дорогая.

– Что еще за Мира? – спрашивала мама. – Она из школы?

Все одиннадцать школьных лет круг общения Ани состоял из одноклассников, и девочек по имени Мира среди них никогда не было.

– Нет, мы в Интернете недавно познакомились, – объяснила Аня.

– Этого еще не хватало.

– Мы уже виделись вживую, гуляли на ВДНХ. Она очень хорошая.

– Сколько ей лет?

– Ей почти пятнадцать.

– Связалась с какой-то Мирой, надо же. Тебе школьных подруг мало? Лучше б ты к ЕГЭ готовилась.

– Я и готовлюсь.

– Что-то я не видел, как ты готовишься, – поддержал папа.

– Не волнуйся, пап, – успокаивала Аня. – Все поступают, и я поступлю.

– Я надеюсь.


Аня терпеть не могла свою тесную темную комнату на первом этаже пятиэтажного дома. Она жила в ней с детства и все не могла привыкнуть. Когда-то давно здесь жила прабабушка. Она умерла, когда Аня пошла в школу. На молодых фото – красивая, с благородными чертами лица. Говорили, что Аня похожа на нее. Сама же Аня почти не помнила ее.

Помнила только запах лекарств и йода в комнате и еще зеленые лапы алоэ в железных банках из-под горошка. Прошло больше десяти лет, а Ане до сих пор казалось, что она чувствует запах йода в своей комнате.

Перед окном стоял старый лакированный стол с железной лампой. Темно-желтые занавески. В углу тумбочка на ножках. Створка не закрывалась, ключа не было. На стене висел разноцветный ковер. Под ним – скрипучий диван. Шкаф для книг, шкаф для одежды. Жесткое кресло. Пыльная люстра. В маленькой комнате было очень много вещей. И очень мало света. Чтобы включить люстру, нужно дернуть за веревку у двери. Иногда Ане казалось, что ей не хватает воздуха. Почти вся мебель была старой. Из нового – только стул. Над креслом Аня повесила плакат с Леонардо Ди Каприо. Нашла в каком-то молодежном журнале. Этот плакат был единственным, что напоминало о том, что в этой комнате живет девочка-подросток.

Родители не спешили делать ремонт и менять мебель. Они не рассчитывали задерживаться в этой квартире надолго. Пятиэтажки уже начинали сносить, а жителей переселяли в новые хорошие квартиры. Оставалось только дождаться очереди. Зачем делать ремонт в старой квартире, если скоро переезжать в новую? Аня успела окончить школу, а о переезде речи не было.

Аня стеснялась своей комнаты. Она бы и хотела как-то улучшить ее, привести в порядок. В эту комнату, пропахшую йодом и лекарствами, было стыдно приводить друзей. Было неловко даже просто собрать подруг на день рождения. Аня говорила, что у них ремонт, и собирала подруг в «Макдоналдсе».


Аня сидела за столом и пыталась заставить себя позаниматься хотя бы пару часов, но никак не могла сосредоточиться. Могла бы она позвать Миру к себе? Ей почему-то казалось, что Мира поняла бы все правильно и не стала бы смеяться.

Внимание рассеивалось, а мысли уже были в завтрашнем дне, потому что Мира пригласила ее к себе домой и пообещала познакомить с подругами. И это было несравнимо интереснее, чем ЕГЭ, до которого оставалось меньше двух недель.

 

Отчасти она немного завидовала Мире – она только окончила десятый класс, и впереди у нее было два месяца беззаботных летних каникул. Не нужно думать об экзаменах, проходных баллах, поступлении, можно просто отдыхать и наслаждаться жизнью, не забивая голову ничем сложным и важным. Просто развлекаться и жить на полную катушку.

Аня знала, что поступит. Самое главное – собраться с мыслями и пережить эти трудные месяцы, увидеть себя в списках зачисленных и со спокойной душой отрываться с новыми друзьями оставшееся лето.

2

В середине девяностых на Череповецкой улице, недалеко от метро «Алтуфьево», появилось пятиэтажное светло-серое здание с большими зеркальными окнами. В тот год Ане исполнилось шесть, и в школу она еще не ходила. Она жила в этом районе с рождения и ни разу не видела таких необычных красивых зданий. Этот зеркальный дом был как будто из другой жизни. Может, даже из сказки – настолько он отличался от всего того, что привыкла видеть Аня.

Здание построили быстро. Аня спрашивала у родителей, что это за дом, но они не знали. Никто не знал. Вывеска Сбербанка появилась на этом здании чуть позже. Проходя мимо по дороге из школы, Аня всегда останавливалась, чтобы немного полюбоваться банком. Зеркальный фасад, светлая плитка, белая лестница, блестящие перила. Иногда из дверей выходили люди. Мужчины и женщины в строгих костюмах. С зелеными платками на шее. Ане было интересно, что там внутри, но о том, чтобы зайти и посмотреть, даже и не мечтала. Куда уж там. Это для других людей. Для богатых и обеспеченных. Таким недоступным казалось ей это место с зеркальными окнами.

Позже родители рассказали, что это банк. Люди хранят в нем свои деньги, а иногда берут у банка в долг, если очень нужно. Аня узнала, что работают там обычные люди и работа у них тяжелая и ответственная. С деньгами всегда так. Постепенно банк перестал казаться ей таким недоступным.

Когда Ане было семь, она решила, что будет работать там, когда вырастет. Будет учиться, стараться, много заниматься, подтянет математику, и тогда ее обязательно возьмут туда на работу.


В начальной школе Аня подружилась с Ангелиной. Они сидели за одной партой.

Кто-то говорил, что она дружит только за жвачки «Love is…». Особенно за клубничные, и чтобы внутри вкладыши со словами о любви. И чтобы пузыри надувались.

Аня не знала, как было с другими, но с ней Лина дружила за копченую колбасу. Во втором классе она носила с собой бутерброды. Просила маму, чтобы делала два, потому что Лина тоже захочет и она с ней поделится. Лина ела и пересказывала вечернюю серию какого-нибудь сериала, который в то время показывали.

Лина была тощая и длинная, но, несмотря на это, уверенная в себе. Застенчивым и скромным девочкам всегда ставили ее в пример. А еще Лина училась лучше всех. И дело не в том, что у нее был вирус ботанства или синдром отличницы. Просто очень умная была, с детства. А еще смелая. Когда Аня рассказала Лине про банк, та взяла ее за руку и после школы отвела туда. От волнения у Ани вспотели руки.

– Моя старшая сестра здесь работает в кассе, – объяснила Лина. – Не бойся.

– Ей нравится? – спросила Аня.

Лина пожала плечами и рассмеялась:

– Говорит, что это собачья работа, но ей нравится! Пойдем.

Лина с трудом толкнула стеклянную дверь и пропустила Аню. Отделение казалось огромным. Внутри все было похоже на музей. Высокие потолки, блестящие металлические колонны. Внизу – кассы за стеклом. Сверху – балкон полукругом, по бокам – светлые лестницы. Много людей. Девочек никто не заметил.

– Как тебе?

– Супер! – прошептала Аня. – Когда я вырасту, буду работать в банке.

– Да ладно! – смеялась Лина. – Нам только восемь лет. Можно еще десять раз передумать.

В конце месяца девочки брали дневники, садились и пересчитывали свои пятерки и четверки. У Лины была одна четверка на весь дневник, а у Ани целых три. И все по математике. Это огорчало. Заставляло напрягаться, брать пример. Не отставать. Лина помогала ей, сама того не зная. Аня собралась, засела за учебники. Четверок по математике у нее больше не было.


В шестом классе Аню посадили за одну парту с Машей – толстой и болезненной девочкой. Из-за частных простуд она много пропускала и плохо училась, особенно по точным наукам. Она списывала у Ани математику и физику. Ане было не жалко.

Маша слушала Ивана Дорна. Аня была немного влюблена в Петра Налича. Маша посмеивалась над ней. Казалось, у них мало общего. Маша не была интереснее и лучше остальных. Скорее, даже наоборот. Сначала Ане было с ней скучно, но позже она привыкла. Привязалась. Незаметно и без особых на то причин.

Маша тоже привыкла к Ане. Тихая одноклассница с хорошей успеваемостью и примерным поведением очень нравилась родителям Маши. Они поощряли эту дружбу и надеялись, что Маша будет брать с Ани пример.

А вот Аню тянуло к другим девочкам. Она хотела брать пример с самых веселых и ярких. Она старалась дружить со всеми, пытаясь незаметно подражать самым интересным. Например, Свете, высокой и худой блондинке с короткой стрижкой.

В то время когда все девочки ходили с длинными волосами, Света выглядела особенной – более взрослой, более уверенной – в свои двенадцать лет. Красивый ребенок, который вот-вот превратится в девушку. К тому же Света умела шутить. В ней рано проснулось чувство юмора, рядом с ней всегда смеялись, и было весело. Ане нравилось думать, что они со Светой чем-то похожи.

Перемены стали любимым временем, когда можно поболтать, придумать что-нибудь интересное, пошутить над мальчишками, посмеяться – особенно посмеяться, – это было лучшей частью дня. Аня старалась поговорить со всеми, но успевала не всегда. Маша, которая оставалась без внимания, очень расстраивалась и грустила.

В тот год девочки начали заводить анкеты в пухлых тетрадях. На первой странице писали вопросы, лепили яркие наклейки, а после давали тетрадь своим подругам и знакомым, чтобы заполнили и сделали рисунок на память.

Интересные и необычные вопросы девочки списывали друг у друга. Среди простых вопросов о любимом цвете, фильме, музыкальной группе и песне были вопросы о личном.

«У тебя есть возлюбленный?» – спрашивалось в анкете.

Самым последним был вопрос: «Что ты думаешь обо мне?»

Обычно здесь писали что-то хорошее и доброе – на память, чтобы было приятно перечитать все это спустя пять-десять лет, посмотреть на все другими глазами, со стороны, улыбнуться детским проблемам и глупостям, а потом спрятать эту тетрадь в старую коробку со множеством других сентиментальных мелочей.

Девочки старались как можно лучше украсить свои анкеты, не жалели денег на наклейки и времени на рисунки и оформление. Тетради берегли, старались передавать друг другу незаметно и тихо, чтобы мальчишки не заметили и не отобрали. На страницах анкет были все девичьи тайны, о которых им никак нельзя было знать. Кто в кого влюблен, кто с кем дружит.

Такая анкета были и у Ани. Света оказалась одной из первых, кто отвечал на вопросы. Света ходила в художественную школу и могла быстро нарисовать все что угодно. Заполняя анкеты подружек, она рисовала целующиеся парочки – девочки так просили. Аня тоже хотела себе в тетрадь такой рисунок от Светы. Получив назад свою уже потрепанную тетрадь, она с нетерпением листала ее страницы, чтобы скорее увидеть желанный рисунок, но его не было…

Аня пробежалась глазами по ее ответам, дошла до последнего вопроса и все поняла.

«Что ты думаешь обо мне?»

«Я думаю, что ты очень плохая подруга. Ты не умеешь ценить ДРУЗЕЙ».


Света ничего не нарисовала Ане, потому что считала ее плохим другом. Почему именно она так считает, Света не уточнила. В школе они общались, как прежде, и не обсуждали эти слова, но Аня еще долго думала об этом и спрашивала себя, что же она сделала не так. Никому не нагрубила, никого не обижала, никого ни разу не предала, а на вопрос «Кто твоя лучшая подруга?» всегда перечисляла пять одноклассниц, с которыми дружила больше всех.

Одной из этих девочек была Маша, друзей у которой было намного меньше. Сначала она тихо ревновала и злилась. Ей хотелось, чтобы Аня дружила только с ней и не смеялась на переменах в компании других девчонок. Хотелось быть особенной, лучшей подругой, которая может быть только одна. Однажды она сказала Ане сделать выбор – или она, или остальные девчонки.

Аня не спала всю ночь и выбрала Машу. Она не перестала дружить с другими, но Маша теперь была на первом месте.


Позже, на летних каникулах, Аня листала эту тетрадь. Она любовалась рисунками и блестящими наклейками с диснеевскими героями, перечитывала ответы подруг и заметила, что кто-то закрасил ручкой те слова, что написала о ней Света. Строчки были так хорошо закрашены, что прочитать или хотя бы угадать ранее написанное казалось теперь невозможным.

1Здесь и далее используются стихи автора.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru