Litres Baner
Соблазню тебя грубо

Дарья Кова
Соблазню тебя грубо

Глава 1

– Ты уверен, что тебе следует идти? – все никак не могла понять, зачем он едет.

– Милая, да все нормально. Я на часок заскочу поздравить, все-таки дружим больше тридцати лет, – поцеловал меня Паша в губы.

А потом склонившись к моему еще совсем небольшому животику, чмокнул и его.

– Пока, моя радость! – попрощался с малышом. – Буду скоро, милые мои, – произнес и закрыл за собой дверь.

Я смотрела с грустью ему вслед. Не очень-то хочется оставаться одной в пятничный вечер. Так ждала окончания рабочей недели, чтобы приятно провести выходные с Пашей. Мальчики уже спят, и я думала, что с мужем в кои-то веки посмотрим вместе фильм. Пообнимаемся всласть на диване во время просмотра, а потом… кто знает. Хотя конечно врач мне не рекомендовала «перенапрягаться». Все-таки есть небольшая угроза. Поэтому вот уже полтора месяца Паша «на сухом пайке»… Да и я тоже «изголодалась».

Но рисковать мы не хотим. Гиня говорит, что у меня маловато-то гормонов, поэтому для поддержки пью таблетки. Да и, по ее словам, папа у нас слишком взрослый. И чтобы это никак не отразилось на ребенке нужно перебздеть…

В нашей квартире, той самой, где мы с Пашей очень давно занимались во второй раз любовью, было тихо. Даже слишком. Зайдя в детскую, посмотрела как мои мальчики посапывают. Завтра не будет садиков. Наконец с утра высплюсь, не придется их собирать. Хотя дадут ли поспать… Скорее всего снова проснуться спозаранку. Поэтому не лучше ли мне самой лечь пораньше. Или все-таки стоит дождаться любимого. В его объятиях как-то спокойнее засыпается…

Сев за ноут, чтобы почитать новости или включить какой-нибудь сериал и посмотреть одну-две серии, увидела входящее сообщение от Ани! С ней мы уже давно не общались. По правде говоря, мне было немного стыдно признаваться, что я связалась с Пашей. Не потому, что он старше, а потому, что ей всегда говорила, что мне на него чхать… Хотя это никогда не было правдой.

Предыдущее сообщение было почти три года назад… Тогда мы обсуждали «наши отношения с папиками». Посмеялись, повспоминали и забыли. Несколько раз хотела ей написать, но ее почему-то не было в сети.

– Привет, мать! – написала она.

Глядя на ее сообщение, даже немного прослезилась. Может конечно все из-за гормонов, вся эта сверхчувствительность, но я и правда скучаю по ней… По «нашей» бесшабашной молодости.

– Привет, дорогая! – ответила ей. – Давно тебя в сети не было.

– У меня доступ к аккаунту был заблокирован, а потом вообще не до инета было. Я успела выйти замуж, родить сына, развестись. Даже в Тайланде пожила три месяца! Сама-то как?

Читая ее сообщение, поражалась тому, как насыщены для нее были эти три года. У меня и у самой большие метаморфозы… Только как ей сказать, что вышла за Пашу и жду от него ребенка. Не дожидаясь от меня ответа, Аня снова прислала сообщение.

– Прикинь, сижу сейчас в самом крутом ресторане города. Ну ты, наверное, не помнишь, «Цезарь» называется. Короче, тут «В»! Прикинь! У них, видимо, тут какой-то сабантуй! Мы с подружкой сидим за столиком далеко от них. Но я его узнала. Как всегда в центре внимания! Надеюсь, меня не увидит.

Дважды перечитав, не верила своим глазам. Вот это совпадение!

Готовая настрочить сообщение с «признанием», что вышла за «П» и жду от него ребенка, улыбалась как дурочка. И пришло еще кое-что от Ани.

– Ого! Тут «П»! Прикинь!!! – написала она.

Я невольно улыбнулась, и настрочила сообщение: «Знаю, он ведь мой муж. Поехал поздравить Виталика с днем рождения». Но не успела его отправить, как пришло еще смс от Ани.

– О, прикинь, он с какой-то малолеткой. 20-25 лет на вид. Ха-ха! Вот старый перец не меняется.

Держа палец над кнопкой «Enter», зависла… Что?!

Чувствуя приближающуюся тошноту, не понимала, что делать. Она шутит? Да? Пыталась унять дрожь в руках, но никак не могла.

– Ты не шутишь? – с большим трудом набрала, попадая мимо кнопок.

– Да где ж шучу? – ответила Аня и прислала фото…

Прижимая руки ко рту, роняла беззвучно слезы. На фотографии стоял Паша и обнимал какую-то девицу в короткой юбке за талию.


Голова разболелась так, как никогда в жизни. С силой ударив по столу, не почувствовала облегчения. Мать твою, сукин ты сын, Павел! Какого хрена меня обрюхатил? Какого хрена женился на мне? Какого хрена заставил поверить, что любишь! Не прошло и года с момента, как я приехала, а ты уже нашел себе бабу! Бабу, мать твою, пока я сижу дома беременная и жду тебя, хренов ты мудак!

Слезы лились рекой. В груди защемило. По совету врача я купила тонометр, чтобы мерить давление. Взяв его и надев манжет на руку, нажала кнопку. Меня трясло так, как будто голая и мокрая стояла на улице в 30-градусный мороз.

Тонометр показал давление 160 на 130… Встала и пошла на ватных ногах к аптечке. Гиня просила купить лекарство от давления.

«Мало ли, беременность третья, не 20 лет тебе, а 30, может скакать, купи» – вспомнила я ее совет. И поблагодарила себя, что все же воспользовалась им и оснастила лекарством свою аптечку. Выпив таблетку, пошла умыться. Голова кружилась, в глазах темнело. Потом решила полежать.

Ноутбук все сигнализировал о новых сообщениях от Ани. Я их конечно посмотрю, но позже. Сейчас мне важно сбить давление. Для меня важнее не отношения с мужем, а хорошо выносить ребенка.

Стараясь не думать о его выходке, лежала на нашей супружеской постели. Там, где мы предавались безрассудствам, там, где Паша мне постоянно признавался в любви. Слезы безысходности накрыли мое лицо. Кажется, я сделала неправильный выбор. Лучше бы не возвращалась к нему. Лучше бы оставила нашу любовь в прошлом…

Закрыв глаза, визуализировала приятные образы. Давно еще поняла, что люди сами притягивают к себе негатив плохими мыслями. Только вот жужжащая в голове постановка, что я никогда не думала ни о чем подобном, не давала нормально сосредоточиться. Я всегда верила в его верность. Да что верила. Я была в ней уверена! Не мог мой любимый мужчина столько лет ждать, думать, вспоминать, не терять надежды, чтобы в один момент увлечься какой-то девицей.

Может, у него есть оправдание. Может, стыдно стало перед друзьями? Перед Виталием. Он же еще тот плут. Любого святошу может сбить с пути истинного. А Паша не захотел спорить, решил просто «изобразить». Если все так, то я конечно немного «подуюсь», но прощу. Если же дело в другом, то простить вряд ли смогу. Да и зачем? Из-за ребенка?

Подумав о малыше в животе, настраивалась на хорошее. Ладно, будь, что будет. Мне главное выносить ребенка…

* * *

Паша пришел глубоко за полночь… От него несло алкоголем и сигаретами. Особо не пьющий муж и совсем не курящий выглядел для меня, словно, чужой мужчина. Не желая с ним вступать в полемику, решила дождаться утра. Но у него был явно другой настрой. Паша начал «приставать». Разбудив меня, изображающую спящую красавицу, досматривающую десятый сон, страстно целовал.

Запах алкоголя и сигарет неприятно щекотал в носу. Отворачиваясь, делала вид, что очень хочу спать. Но спать я не хотела, меня так и подмывало высказать все. Только вот язык будто приклеился к нёбу.

– Как же я тебя люблю, Леночка! – стонал невнятно, стаскивая с меня трусы.

Его жаркие поцелуи кружили голову не хуже паров алкоголя, и я сдалась…


Глава 2

– Помнишь наш первый раз? – посмотрел пристально в глаза в темноте ночи.

Ничего не ответив, принимала его ласку и страстные поцелуи. Я помнила другое. Как несколько часов назад безудержно рыдала. Я помнила слова давней подруги, которая тебя увидела с девушкой. Как она высмеивала твою «извечную тягу к молоденьким»… Тихо роняя слезы, не сопротивлялась, не высказывала все, что в душе. Не время еще…

– Леночка, – отвлекаясь от поцелуев, вновь пристально посмотрел в глаза.

Как же я любила его глаза, знала их цвет и точный оттенок, знала их неповторимый рисунок и блеск. То, как он смотрел всегда ими на меня. Со страстью, любовью, которую никак не сыграть или изобразить. Ведь он любил меня. Да и любит сейчас. Я вижу это даже в полумраке. Почему же шел с той девицей в обнимку? Зачем? «Рисануться» перед друзьями, мол, есть еще порох в пороховницах.

– Я люблю тебя больше жизни! – бормотал, целуя все жарче и неистовее.

Развернув меня на живот, потянул на себя. Извиваясь под ним, начала сопротивляться, но мои слабые попытки не были им замечены. Паша вошел…



– Ай! – вскрикнула от боли и злости.

Гинеколог говорит аккуратно с «этим» делом, а он так сразу резко и глубоко… Закусив от обиды губы, попыталась оттолкнуть, но он, словно, был слеп к моим действиям. Все еще бормоча признания в любви, проникал, покорял и брал все то, что по праву принадлежало ему. Я бы так не злилась, если бы не то фото, да и рекомендации врача. Но он, словно, о них совершенно забыл. Неужели так сильно возбудился на променаде, что решил снять напряжение дома с женой… Что та девица не дала?!

Меня так и выворачивало ляпнуть ему что-то колкое, но каким-то чудом сдерживала себя. Новая поза, в которой он меня держал, заходя сзади немного под углом, приносила немыслимое наслаждение, но злила еще больше. За год наших отношений он ни разу ее не пробовал. Откуда вдруг так неожиданно захотел то, что не практиковал…

Обида, накрываемая наслаждением и злостью, туманила мозг. Хотелось вырваться, убежать, скрыться от него, от его похотливых глаз. Его такой искренний влюбленный взгляд стал казаться лживым. То, во что верила долгие годы, вдруг перевернулось с ног на голову… А ведь после той скамейки я думала, что все только начинается…

 
* * *

Об изменах мужа мне сообщила его любовница. Глеб очень сильно скрывал сей факт, но в один «прекрасный» день она мне отправила сообщение. Было это на Рождество… Католическое Рождество, которое мы по традиции мужа, всегда отмечали. То был обычный праздничный день. 25 декабря начиналось ничем не примечательно. Глеб сказал, что заедет на полдня на работу, а потом будет дома «как штык». Я же занималась домашними хлопотами, попутно выполняя и свою работу, которую брала в декрете. Не из-за нехватки денег, а чтобы мозг немного напрягать и отвлекать от подгузников, кубиков и алфавита.

Как вдруг мой телефон оповестил о входящем сообщении. Обычно мне писал только муж, ну и за редким исключением подруги. Впрочем, не до дружеского общения было. Все семья-семья-семья. В хорошем расположении духа взяла со стола телефон, чтобы ответить любимому. Но мое жизнерадостное настроение сменилось тревогой и ужасом. Я получила сообщение от какой-то женщины в мессенджере. Она прислала совместное фото с Глебом, на котором они обнимались и целовались. Хуже всего то, что фото было совсем свежим… Сегодняшним… Он был в той же самой одежде, в которой, якобы, поехал на работу.

То есть он сказал мне, что полдня будет заниматься делами, а по факту поехал к женщине, не только обманывая меня, но и лишая сыновей общения с собой в праздничный день. Фото сопровождала лаконичная запись: «Я люблю твоего мужа. Отпусти его!»…

Мне было больно. Чертовски больно. Я-то дура думала, что мы с ним на всю жизнь. Даже, когда узнала, что Павел меня до сих пор любит, решила, что буду только с мужем. А он… Он давно нашел другую. Только разрывать брак как-то не спешил. Вешал лапшу на уши и мне, и той девице.

Я не устраивала скандал, сообщила Глебу о том, что знаю, тихо и спокойно. Хотя поначалу хотела ему выцарапать глаза. А потом, когда он пришел в обед «после работы», сразу же меня приобняв, отстранилась и, поняв, что выхода у нас нет, обозначила план развестись.

В первые минуты, которые, по праву, можно назвать состоянием аффекта, я готова была крушить дом и все, что попадется под руку. В особенности его подарки и вещи. А потом как-то отлегло. Подумала, зачем держать при себе мужчину, который не любит. Из-за детей?! Это глупо. Может, поначалу это кажется не эгоистичным, но на самом деле это чистой воды эгоизм. Я, как и он, имею право на настоящую любовь, чистую, верную. Да и дети не должны наблюдать родителей, которые мало того, что не любят друг друга, так еще и пышут ненавистью.

Глеба я конечно еще любила, но обида выжгла в груди такую рану, что я стала его ненавидеть. Хотя внешне была спокойна как удав. Озвучив свое решение, кусала себе локти, поливала подушку слезами. А потом как отрезало. Видно, не так я его любила. Видно, больше пострадало мое самолюбие обманутой женщины, любовь которой не ценили и которую легко променяли на другую, даже с учетом того, что я подарила мужу двух замечательных сыновей.

Горевала я долго. Ограничив личное общение с Глебом, не запрещала ему общаться с детьми. Сыновья не виноваты в наших взрослых проблемах, а вот мне самой было тяжко. Отгоревав «положенный» срок, стала думать о себе. Обо мне с Пашей. Точнее о нас я думала постоянно, но решилась наконец «действовать» только через полгода после предательства мужа. Собрала чемодан и поехала с детьми в родной город. Оставив сыновей родителям на несколько часов, пошла в наш парк…

Все дорогу почему-то думала, что делаю это зря. Что Паша не будет меня ждать… Но вновь отрывая нашу старую переписку, снова загоралась верой, что все будет хорошо. Впрочем, так это и оказалось.

Увидев его, сразу же узнав, не верила глазах. Казалось, это сон, мечты, воплотившиеся в реальность или «хороший фильм». Но нет, он сидел с букетом роз, ожидая меня в то же самое время и в ту же самую дату, которую мы оговорили ранее. Его глаза горели счастьем и любовью, как и мои тоже. Казалось, мы можем все наверстать и будем любить друг друга вечность…

Только наша вечность продлилась всего год. Не верю в это. Не хочу верить. Столько лет любить одного мужчину, а потом узнать, что он не ценит твою любовь.

Быть может, это моя вина. А как еще объяснить? Получается, я дважды обманутая любимыми женщина. Дважды! Сначала Глеб предал меня, потом Паша.

Кусая локти, вспоминала наш первый совместный после долгой разлуки день. Вспоминала нашу свадьбу… Как же я тогда была счастлива. Именно настолько, насколько сейчас я не счастлива…

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru