Насильник

Дарья Кова
Насильник

Глава 1

Три года назад я вышла замуж. 5 марта 2016 года стал для меня самым счастливым днем в жизни. Так я считала до… До того момента, когда поняла, что для мужа я не более, чем домашняя мебель.


Начиналось это не сразу, а постепенно…

«Где мой завтрак?»

«Ты погладила мою рубашку?»

«Почему дома такой срач?»

«Отчего это ты устала? Ты же дома сидишь с ребенком и ни хера не делаешь!»

«Это я деньги зарабатываю, а ты сидишь на моей шее!»

«У тебя что совсем высохли мозги за время декрета?»

«Сиди молча, не вякай. Рот закрой!»

«Это ты меня разозлила. Сама виновата. Получила по морде, потому что заслужила…»

Если бы мне сказали, что жизнь после брака становится именно такой, я бы никогда не вышла замуж. А ведь вышла не за первого встречного, да и не по молодости-глупости. Вступила в брак, уже будучи самодостаточной 27-летней женщиной. У меня была карьера, перспективы и солидная зарплата. Все променяла на то, чтобы быть с мужчиной, которого полюбила.

И ведь мой муж поначалу был совсем другим. Что с ним стало за эти три года, я уму не приложу. Словно, его подменили. Хуже всего то, что и я сама изменилась… Раньше мужчины оборачивались мне вслед. Сейчас я не более, чем тень себя. Серая мышь, главная задача которой быть «хорошей женой и мамой». В этот список входит ряд обязанностей, что мне нужно выполнять. Впрочем, не важно, как я их делаю. Плохо – муж ругается. Хорошо – он все равно найдет к чему придраться и снова начинает скандал.

Сначала я не могла понять, что вообще происходит. Проблемы на работе? Другая женщина? Сожаление о сделанном выборе? Почему вдруг из доброго и нежного он стал превращаться в монстра.

Самой первой мыслью было подать на развод. Но у нас ребенок. И все, кому было не лень, отговаривали меня. Моя мама, подружки… Обсуждала я свои проблемы с ними всеми, но потом замкнулась в себе. Потому что не находила поддержки. Мне доставалось лишь осуждение. Мол, это я такая криворукая, раз не могу одновременно погладить ему рубашку, поменять ребенку подгузник и приготовить завтрак.

А с малышом были проблемы. Он часто простужался и болел, отнимая все время. Сначала отит в 2 месяца, потом воспаление легких в полгода. И во всем меня винил муж. Хотя я не делала ничего такого, что могло привести к снижению иммунитета. Всегда соблюдала режим, гигиену. Постоянно водила на осмотр к педиатру, делала все прививки строго по графику. Впрочем, именно на них я и грешила, потому что заболевал ребенок всегда после очередного укола. Но муж не слышал моих доводов. Для него я была плохой женой и мамой. Мне «учиться и учиться, он меня еще перевоспитает».

Было обидно, сил с ним спорить и доказывать у меня попросту не оставалось. Я не высыпалась. По ночам малыш будил постоянно, каждое утро я просыпалась, словно, вообще не спала, а разгружала целый вагон угля.

Каждодневные попреки изводили не хуже недосыпа. Я была на грани срыва. И тогда, когда психанула, послав мужа после новой порции попреков, получила от него звонкую пощечину, поняла – пора уходить.

– Это ты меня разозлила. Сама виновата. Получила по морде, потому что заслужила… – говорил он в свое «оправдание».

Глядя на мужа, которого любила, от которого родила сына, с которым мечтала наладить отношения, искала компромиссы, и которому старалась угодить, не верила в происходящее. Это как злая шутка, неуместная издевка. Я виновата в чем? В том, что с самого утра этого воскресенья, ты мне пилишь мозг? Говорят, это жены этим страдают. Я же всегда держала язык за зубами, чтобы ненароком не сказануть что-то обидное. Хотя причин быть недовольной у меня масса. Зарабатывает он много, только вот мне дает строго «под расчет», чтобы я могла купить домой еду, бытовую химию, лекарства и вещи ребенку. На все остальное практически запрет. После уговоров может дать мне денег на что-то конкретное для меня, но с удовольствием выслушает, какой он молодец, что содержит всю семью.

Когда получала пособие на ребенка, могла сама «выкручиваться» и ни разу не обращалась к нему. Когда же пособие платить перестали в 1,5 года Захара, тогда стала думать, где искать доход. А ведь Максим сам никогда не вызывался дать мне денег на мои «женские дела». НИКОГДА. Все время убеждала себя в том, что он копит на дом, машину, квартиру… Все это он купил, бизнес всегда шел очень хорошо. Только вот на меня не особо торопится тратиться. Я как обуза, на которую очень не хочется расходовать деньги, но которая должна-обязана-обречена.

Все эти недовольства держала в себе, молча слушая попреки. И вот сегодня вырвалось у меня то, от чего Максим вдруг «взорвался».

– Ты жмот, нытик и моральный урод, который пьет соки из своей жены. Что чувствуешь себя настоящим мужиком, когда жену оскорбляешь, обижаешь и унижаешь?!

После удара звонкой пощечины по моему лицу, Макс все еще пылал злостью. Казалось, он готов меня разорвать, сдерживаясь из последних сил. Сдерживаясь, должно быть, только из-за сына, а не из-за любви ко мне или запретов Уголовного Кодекса.



Растерянная, морально подавленная, стояла ухватившись рукой за пылающую огнем щеку. Слез не было. Но был шок. У меня, для которой вдруг шаткий «мир» рухнул в одночасье. Много раз читала на форумах, в разных историях в соцсетях, как муж неожиданно впервые поднимает руку на жену. Все эти ужасы казались такими далекими и невозможными для нас. И все они начинались одинаково. Сначала несдерживание языка, потом первая пощечина, уже после все остальное. Конечно же не все женщины страдают от побоев мужей, но их много. Настоящих цифр не узнать никогда. Но, по оценкам экспертов, цифры варьируются от 30 до 60 %. Многие женщины замалчивают проблемы, не желая выносить ссор из избы или стыдясь того, что допустили такое. Тогда, читая все эти истории, и думать не могла, что сама столкнусь с подобным. Ни от психопата, который вдруг попался где-то на улице, в подворотне, а от мужа. Любимого, дорогого, когда-то нежного со мной…

Стоя перед ним, не в силах что-либо сделать или сказать, напоминала статую. Какую-то из античности, которая выражала скорбь и боль. Еще через несколько секунд его взгляд помягчел.

– Извини, сорвался. Больше не повториться! – нежно обнял меня, убирая прядь волос с лица.

Ничего ему не ответив и не посмотрев в глаза, пошла к ребенку, который играл с кубиками на полу гостиной. Абсолютно без мыслей и намерений взяла первую попавшуюся игрушку, начиная играть с сыном.

Муж преспокойно лег на диван рядом с нами, взял в руки телефон.



Переписываясь с кем-то, улыбался. А потом встал, накинул ветровку, бросив подозрительную фразу.

– Буду поздно. Уложишь Захара, сама ложись. У меня дела.

Глядя на захлопнутую дверь, растеряно пыталась собраться с мыслями. Что мне делать?! Как быть? Брать ребенка и рвать к родителям, пока его нет дома. С другой стороны, он же не избил меня, а дал пощечину… Это считается насилием? Впрочем, обиднее всего мне было даже не от удара по лицу, а от его слов, которые ранили не хуже холодного оружия…

Глава 2

Все еще сидя на полу с ребенком, не торопилась собирать вещи. Тем более спешить-то куда. Муж приедет поздно… Хотя ведь обещал нам поездку в зоопарк сегодня. Уже полдень, он не только не вспомнил о своем обещании, но и брюзжал с самого утра, а потом еще и пощечину влепил.

Чувствуя, как по щеке скатилась слеза, анализировала. Я взрослая, 30-летняя женщина, а веду себя как ребенок. Нужно мыслить здраво и взвешенно. Терпеть его причитания не хочу, но и разводиться тоже, наверное, рановато. Я еще могу вбить в его голову, что нельзя так. Правильно?

Просто представив, что собрала вещи и поехала к родителям с ребенком, поняла, что это не выход. Мало того, что вряд ли поддержку найду. Мама сама терпела от отца издевки лет до 40, он даже пару раз руку на нее поднимал. А потом не знаю, что на нее нашло, но ровно на 40-ой день рождения ее, словно, подменили. Немного забитая, нервная и неухоженная женщина превратилась в уверенную особу, которая стала постоянно ходить к косметологу, парикмахеру, получила повышение и единолично 2–3 раз в год ездила на море. С отцом не разводилась, а просто игнорировала. Он стал «шелковым», изменив к ней отношение. Теперь в их браке она безоговорочный лидер. Словно, отец все время ждал, что она возьмет на себя бразды… И наконец дождался, счастлив.

Свои комментарии я не озвучивала. У меня совершенно другой склад ума. Мне больше по душе, когда мужчина во главе. Но, может, Максим ждет от меня того же. Может, мне пора выйти на работу, заняться собой. Ведь после родов я, по правде говоря, заметно «поплохела» внешне.

Какое может быть уважение к человеку, который с собой не в состоянии разобраться, ни то, что следить за ребенком, домом, заниматься работой. Умом-то я понимала, что должно быть понимание со стороны мужчины. Но не всегда такое бывает. Виной тому то ли воспитание, то ли мода. Женщины должны-должны-должны. Умалчивается при том, что должны мужчины.

Все еще чувствуя легкое покалывание на коже, прокручивала перед глазами эту чертову пощечину. Как он мог меня ударить? Разве не он говорил, когда мы только начинали встречаться, то никогда не поднимет руку на женщину. Вот оно это никогда случилось сегодня.

Чувство, что у Максима другая, не покидало меня. Только узнавать правду я не хотела. Было пару раз, брала его телефон и с облегчением выдыхала, когда не могла разблокировать. «Мирная» идиллия, пусть и призрачная, меня успокаивала. Переживать из-за потенциальных измен мужа не могла. Не верила просто. Не может он изменять… Так же, как и не может ударить женщину. Но он ударил. Поэтому его «вылазка» в воскресенье, когда все нормальные мужчины с семьей, меня еще больше заставляет верить в то, что хранить верность мне это последнее, что он будет делать. Уехал… Куда, не сказал. Зачем, не поведал. Но сердце-то мое чувствовало.

 

В голове был такой бардак, что я не могла собраться с мыслями



Вроде люблю мужа, не хочу уходить, но и оставаться то еще «испытание». Тяжело вздохнув, наконец приняла решение. Пока уходить не буду. С понедельника начну искать работу, а потом… Потом, как знать.

* * *

Максим пришел очень поздно. Я даже не смотрела на часы, чтобы удостовериться. Уже было глубоко за полночь. Лежа на кровати спиной к входу в спальню, делала вид, что сплю. Он, сильно пахнущий сигаретами и коньяком, лег в кровать, перед этим скинув одежду, и через несколько секунд захрапел. Лежащий в кроватке Захар проснулся от храпа «заботливого» папочки и начал хныкать. Взяв его на руки, прихватив с собой одеяло и подушку, пошла в гостиную. Разместившись там, убаюкала сына, посматривая на часы.

С сегодняшнего дня я начинаю новую жизнь. Хватит цепляться за мужа, смотреть ему в рот и ждать одобрения. Теперь мне ничего не нужно от него. Буду всего добиваться сама. Да, будет сложно, но это куда проще, чем терпеть его издевки. Если хоть еще раз на меня поднимет руку, сразу же уйду. А пока будем жить так…

* * *

Проснувшись в 7 утра, первым делом собрала Захара, решив на полдня завести его к бабушке. Чтобы я тем временем могла пройтись по собеседованиям. В воскресенье успела разослать свое резюме нескольким компаниям, совсем не ожидая, что получу так быстро приглашение. Получила их даже два. Одно – вакантное место сотрудником колл-центра в банке, другое аналогичное, только у сотового оператора. В инструкции было сразу сказано, что берут всех желающих. Они проходят двухнедельное обучение и те, кто выдержит бешеный ритм и стрессы, остаются в компании. Первым делом по плану пойду на собеседование в банке. А через два часа в офис сотового оператора.

Нарядившись в деловой костюм, сделав прическу, наведя макияж, смотрела на себя в зеркало. Да, в отражении была не та Я, какой была три года назад. Но вполне себе привлекательная женщина.



Круги под глазами выдавали недосып, отросшие корни волос – нехватку времени на себя. Но я еще все исправлю. Главное, верить в себя. Тяжело вздохнув и послав себе воздушный поцелуй, взяла Захара и пошла на улицу. Мужу и слова не сказала, он спал, не думая просыпаться. На работу-то мог себе позволить выезжать после десяти.

Это был мой первый «опыт» самовольства. Всегда, если куда-то собиралась, отчитывалась перед Максом. Куда, зачем, почему. Он эти условия поставил еще перед свадьбой. Зато сам как-то не спешил их выполнять. Правильно, по его мнению, ему это можно.

Доехав на автобусе до родителей, которые жили всего в паре километров, оставила у них Захара. На вопросы мамы, «чего это вдруг», ничего толком не ответила, лишь сообщив, что очень спешу. А уже выйдя из подъезда, первым делом пошла в ближайшее кафе. Чтобы просто выпить чашку кофе и отправиться на собеседование.

Деньги у меня были… Я их взяла у Макса. Залезла сама в кошелек сегодня утром. Вообще, иногда я это стала делать. Потому что самолично он мне их не дает. А зарабатывать, сидя дома, я не научилась. Стыдно ли мне? Нет, совсем нет. Почему я должна стыдится?

Муж не дает мне деньги на себя совсем. Какие были накопления, сдуру потратила после родов на все принадлежности для ребенка. Может, виной тому гормоны. Гордо вздергивая нос, тратила безумные деньги на кроватку, автокресло, люльку, коляску и все остальное. Покупала не то, что в среднем ценовом сегменте, а самое дорогое. Так «растыркала» все свои сбережения. Думала, что муж будет содержать. Да, он дает деньги на еду, вещи ребенку, лекарства, но по всем позициям я должна перед ним отчитываться. Отдаю чеки, и все он просматривает. Абсурд? Еще как!

Первое время, с тех пор, как мои накопления закончились, для меня такое его отношение было шоком. Потом свыклась. А еще позже научилась «выкручиваться», вытягивая у него несколько тысяч в месяц. Он и не замечал этого ни разу.

Заказав латте, сидела за столиком, наслаждаясь одиночеством и отсутствием обязательств хотя бы на несколько часов. Я была свободна и грезила о том, что скоро все изменится. Дежавю накатило неожиданно. Было время, когда я любила такие «вылазки», только на выходных. Приходила обычно утром в кафе и, засматриваясь на проходящих мимо людей в окно, пила свой любимый латте. Кажется, с тех пор утекло слишком много воды. Я совсем другая. Только вот отпив первый глоток, поняла, я все та же…



Через полчаса заряженная энергией отправилась на первое собеседование. Но зайдя внутрь, как-то сразу поникла. Среди других претендентов 20-летние девушки. Да, мне всего 30, но кто их знает этих рекрутеров…

Перед тем, как меня вызвали в кабинет, мне позвонил Макс. Держа в руках телефон, не решалась ответить, а потом услышала сокровенное: «Юлия Борисова, прошу, заходите в переговорную комнату». Невысокая шатенка запустила меня внутрь на короткое собеседование с директором департамента. Узнав за несколько секунд до того, как войти, о том, кто же ведет интервью, растерялась. Неужели самому главному руководителю нужно проводить собеседование?! Но, увидев мои расширенные от ужаса глаза, девушка ответила, что их шеф сразу понимает, кому стоит устраиваться, а кому нет. У него глаз наметан, определит за пару минут беседы.

– Юлия Борисова? – не глядя на меня, умопомрачительный брюнет задал вопрос.

Он меня не видел, поэтому не узнал. В его руках была лишь моя анкета без фото. Анкета с фамилией, которую он не знал, потому что то фамилия мужа, которую я взяла, вступив в брак. Я же узнала его сразу. Это Виталий, мужчина, покоривший мое сердце еще много лет назад, тот, с кем мы расстались, даже не успев начать встречаться…


1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru