Litres Baner
Мажоры

Дарья Кова
Мажоры

Глава 1

Марианна

Жизнь пошла наперекосяк год назад. Родители один за друг сильно заболели, и мне пришлось перевестись на заочное отделение, чтобы не только работать, но и выкручиваться, оплачивая их лечение. Все накопления, что были, а их собралось у родителей не мало, растрачены на операции. Их страховка закончилась, не успев начаться. Более того, она даже не включала весь перечень заболеваний и процедур, которые были у них. Лечение мамы и папы ежемесячно обходится в кругленькую сумму. Но я ее зарабатываю. Чудом получила должность главного ученого в косметической фирме. Мне доверяют производство самых дорогих кремов. Выше меня только директор лаборатории.

Все потому, что химию я любила с детства, поэтому участвовала в различных олимпиадах. Именно там меня заприметили разные университеты, пригласив в качестве студента после окончания школы с бесплатным обучением. Мне полагалась даже стипендия. Но от всего пришлось отказаться на третьем курсе, не могла я одновременно работать полный день и учиться очно.

Решение далось слишком трудно. Я даже плакала несколько ночей. Но иного пути нет, родителям лечиться в клиниках еще минимум год, а за каждый день нужно платить. Работой в Макдаке или курьером по вечерам и в выходные такой суммы не заработать, даже если совсем перестать спать. Поэтому я с большой радостью согласилась на предложение лучшего концерна по производству косметики в США. Мне дали работу сначала ведущего ученого, а уже через пару месяцев и главного.

Жизнь стала налаживаться. Я тянула лямку, понимая, что скоро все закончится. Реабилитация у мамы и папы завершится, и я смогу немного расслабиться. Но не тут то было. Слишком рано я обрадовалась…

* * *

– Марианна, – зашел в лабораторию владелец концерна. – Добрый день! – улыбался ослепительной улыбкой.


– Здравствуйте, Джон, – обратилась я к нему слишком фамильярно, но на то были свои причины, он ведь сам просил звать его исключительно по имени.

– Вы такая молодец! Для нашей компании настоящее сокровище!

– Спасибо! – опустила стыдливый взор.

– Нет правда! Не нужно смущаться! Вы настоящий профессионал. За то время, что вы у нас работаете, именно благодаря вам обороты компании увеличились. А все почему? – задал, как ему казалось, риторический вопрос.

– Почему?

– Вы не только прекрасно знаете химию и биохимию, но и слышите наших потребителей! Вы смогли внести корректировки в составы так, что они стали еще лучше! Не перестаю вами восхищаться, а вам всего-то 20 лет. Так?

– 21, – не могла понять, к чему он клонит.

Я конечно любила, когда мою работу ценят, но всегда скромничала. На то я и химик, чтобы разбираться в формулах.

– Да, 21, – кивал он, словно, разговаривая сам с собой. – Замечательный возраст. Ладно, это все сантименты. Я ушел от темы. Дело в том, что я, дорогая Марианна, решил уйти от дел. Устал уже. Тем более, вижу, что взрастил достойную замену. Мой пост займет, что неудивительно, мой сын Джефф. Он с минуты на минуту придет в лабораторию. И моя первая ему рекомендация на посту председателя директоров – взять вас исполняющим обязанности директора лаборатории. Если справитесь за три месяца, пост ваш. Что скажете, Марианна? – улыбался импозантный мужчина.

Глядя на него с открытым ртом, не верила. Неужели правда? Неужто мне предлагают пост, на который многие мечтают попасть годами. И это все мне! 21-летней девушке, пусть и помешанной на химии.

Не успев дать ответ, услышала за спиной мужской голос.

– Извините за опоздание. Отец, – пожал он руку Джону Стивенсу. – Вы, я так понимаю, Марианна Колчин?

– Марианна Колчина, – ответила молодому мужчине.

Он протянул мне руку, и я растерянно пожала его правую кисть, такую крепкую и властную, что я немного опешила. А вот моя влажная от волнения рука скорее вызывала брезгливость. Мельком окинув взглядом нового шефа, заострила внимание на его глазах. Таких проникновенных и… хитрых, что ли.



Взгляд его карих глаз завораживал, он выражал столько власти, алчности и самодурства. Кажется, его отец был куда лучшим шефом… Хотя… кто знает, может я ошибаюсь.

– Русская? – вдруг спросил молодой мужчина, непроизвольно облизнув губы.

– Да, – ответила ему, не уточняя, что в моей крови целая гремучая смесь.

Родители покинули Россию, когда мне был всего один год. Они, молодые инженеры, приехали в Сан-Франциско, получив грин-карт еще много лет назад. Но то, что мы родом из России, не говорит о том, что я на 100 % русская. В моей крови течет кровь разных народов, в числе которых: русские, украинцы, татары, евреи, армяне, белорусы, казахи и киргизы. Впрочем, может есть и другие национальности. Такой коктейль сделал из меня темноволосую кудрявую девушку с холодным взглядом немного раскосых зеленых глаз. Необычно? Еще бы.



– Ладно, – пожал мне руку Джон. – Марианна, думаю, вы прекрасно сработаетесь. А мне пора, – взглянул на часы. – Кстати, Джефф не женат, он свободен, – растянул губы в «голливудской» улыбке и вышел из лаборатории.

Неловкая пауза повисла в воздухе, ощущаясь инеем на коже. Я почти перестала дышать, не зная, что еще ему сказать. Может, показать проект с новым кремом для женщин…

Неосознанно облизнув сухие губы, смотрела как потерянная на колбу, стоящую на столе.

– Марианна, что скажете, если мы с вами обсудим детали, – на секунду замолчал, – детали нашей совместной работы в кафе неподалеку от лаборатории?

– Да, конечно, – изобразила подобие улыбки.

Взглянув на часы, висящие на стене, сдвинула брови. Окончание рабочего дня через двадцать минут, надеюсь, эти посиделки в кафе не более, чем на полчаса, а то мне еще к родителям ехать…

Глава 2

Джефф шел уверенной походкой по коридорам и вестибюлю здания, я, прихватив сумочку, сняв лабораторный халат, следовала за ним, нервно поглядывая на часы. Неужели все нюансы будущего назначения нельзя обсудить завтра? Я конечно приятно удивлена тому, что мою работу столь высоко ценят, что готовы предоставить место директора лаборатории, но у меня все же есть и свои личные обязанности.

Обещала родителям заскочить в больницу, хорошо хоть, что они в одном здании, только вот в разных корпусах, лечатся. И если обсуждение «совместной работы» затянется даже на час-полтора, то я не успею в приемные часы и нарушу это столь простое обещание. Маме с папой и так тяжело, они в свое время приехали в страну, такие задорные и востребованные. Заработали очень неплохо на своих знаниях, но кто же знал, что маму скосит рак молочной железы, а папу серьезное аутоимунное заболевание – красная волчанка, да еще и диабет.

– Марианна, – нажав кнопку лифта, Джефф развернулся ко мне. – У меня есть очень интересная концепцию в модернизации работы концерна, но без лаборатории ее не добиться. Хотел с вами обсудить все нюансы.

– Хорошо, – лаконично ответила я, даже боясь на него взглянуть.

Стены узкой кабины лифта давили, сжимая сознание. У меня ведь клаустрофобия. Я одна боюсь ездить в лифтах, а если рядом еще кто-то, то мой страх усиливается. Поэтому обычно использую лестницу.

Не зная, куда девать взгляд, пялилась на кнопки и индикатор этажа. 5-4-3-2-1…

Первой выскочив из кабины, пыталась отдышаться, делая вид, что со мной все в порядке. Джефф посмотрел на меня удивленно и заинтересованно, а потом указал рукой в сторону выхода.

– Пойдемте.

Идя невероятно уверенной походкой, производил впечатление крайне самовлюбленного мужчины. Возвращающие охране пропуски в здание две молодые стажерки сразу же заприметили сына владельца компании. Впрочем, это неудивительно, слишком много энергетики от него разносилось по всему периметру. Девчонки приосанились, быстро поправляя прически после тяжелого дня. Видно, бегали на побегушках у кого-то, вымотались.

Перешептываясь, восхищенно провожали его взглядом. А потом увидели, что Джеффа сопровождаю я. Обе сразу же не стали скрывать со своих лиц эмоций. Досада, злоба, даже нотки ненависти ко мне.



Вздохнув, усмехнулась. Они что на полном серьезе думают, что такой парень, как Джефф, обратит внимание на кого-то из них? Или на меня? У него в «девушках» явно модели и кинозвезды. Впрочем, мне дела до этого нет. Пусть хоть с парнями резвится. Это его жизнь. Да, он красив, статен, богат. И что? Из-за этого сразу нужно терять «человеческий» облик и пытаться выглядеть лучше, чем ты есть на самом деле?

Думала я так критично, а делала совершенно другое. Идя за ним, достала из кармана блеск и быстро обновила подсохшие губы. Растопыренными пальцами «причесала» волосы, а потом немного растерла щечки. Выйдя из здания, поймала аромат его духов, морских с древесными нотками. «Под ложечкой» почему-то засосало, а дыхание от волнения перехватило. Кафе располагалось неподалеку, всего в нескольких десятках метров. Пересекая их по пешеходному переходу, этот красавец даже не думал оглядываться и ждать меня. Он шел так, словно, был на 146 % уверен, что я иду следом.

Придерживая дверь кафе, Джефф пропустил меня первой, окинув взглядом так, что я кожей почувствовала… Нас ждет не разговор о бизнесе и «кремах», а что-то погорячее. С другой стороны, может это только в моем опостылевшем от одиночества и безнадеги мозгу. В реальности же все иначе. Новый шеф пригласил потенциального директора лаборатории на «собеседование». Он же должен посмотреть, с кем ему работать.

 

Метрдотель усадил нас за стол, вручив меню. Ощущение, что это скорее свидание, а не деловая беседа, не покидала меня ни на секунду. Хотя никаких причин этому не было. Кроме, разумеется, слишком «заинтересованного» взгляда новоиспеченного босса.

– Пожалуйста, бутылку Брунелло ди Монтальчино, – заговорил с официантом Джефф.

– Простите, у нас только калифорнийские, – растянул и без того тонкие губы молодой человек.

– Ладно, самое лучшее красное калифорнийское, – выражая на лице брезгливость, произнес Джефф. – Марианна, вы же не против красного вина?

– Нет, – почти шепотом ответила я, совсем не понимая, зачем вообще брать алкоголь.

Не сказать, что веду ЗОЖ, но пила последний раз вино года два назад. Мне сейчас точно не до питья спиртных напитков. Чего он хочет? Или без вина ужин – не ужин?!

Заказав нам обоим стейк с овощами на гриле, совсем не спросив моего мнения, отложил меню и с интересом уставился на меня в упор. Отведя глаза, не знала, что и сказать. Вроде как этот Джефф пригласил поговорить о делах, но о них он помалкивает, зато ведет себя слишком странно…

– Марианна, не могу говорить на голодный желудок. Вы, наверное, думаете, зачем позвал, если до сих пор ничего по работе так и не сказал. Не переживайте, сейчас выложу все свои наработки, обсудим то, что меня беспокоит, – произнеся последнее слово, достал из кармана телефон и ответил на сообщение, улыбаясь уголком губ.

В душе сразу же заиграла то ли «ревность», то ли грусть. Наверное, общается со своей девушкой, а я, такая наивная дуреха, вдруг на секунду решила, что он заинтересовался.

Через минуту официант подал напитки и незаметно удалился. Джефф разлил вино по бокалам, иногда мельком бросая на меня взгляды. Развязав галстук, положил его свернутым на стол. Вручив мне фужер, взял свой и, откинувшись на спинку кресла, вкусил предложенное официантом вино.



Схватив сухарик из «быстрого перекуса», звучно зажевал его. Я слегка усмехнулась, видно, и правда голоден. Но такой жест не то, чтобы разбил, но немного поцарапал ту стену, что разделяла нас. Социальную стену…

– Отец долгие годы строил этот бизнес. А я, не поверите, совсем не хотел идти по его стопам, – вдруг Джефф заговорил даже слишком душевно. – Я экстремал. Мое хобби – прыжки с трамплина на лыжах. Даже стал чемпионом мира в этом виде спорта, – как бы невзначай произнес, явно, гордясь своими успехами. – А теперь отец отошел от дел и поставил мне ультиматум занять его место. Я конечно брыкался, но сейчас решил немного вклиниться в тему. Вдруг что получится.

Глядя на то, как он чуть ли не безразлично говорит об успехах отца в индустрии косметики, в то же время гордясь своими достижениями, поняла, проблема «отцов и детей» у них явно стоит довольно остро. Видно, Стивенсу старшему пришлось прилично поднажать, раз такой импульсивный мужчина с ветром в голове решил сменить деятельность.

– У меня есть несколько идей. Вот смотрите. Мы концентрируемся в основном на женщинах от 30 до 50 лет. Почему нет кремов для молодежи? Разве 20-летние девушки не используют все эти штуки? – усмехнулся.

– Ну почему же? У нас есть в линейке крема для молодых девушек, вы, видно, не совсем изучили ассортимент. Просто выбор для женщин от 30 и правда шире, потому что им требуется больше сил для ухода за собой. Молодая кожа, знаете ли, не нуждается в таком количестве средств.

– Мне кажется, нужно делать акцент на 20-летних девушках. Больше кремов им. И меньше 50-летним, – слишком сильно жестикулировал, говорил, явно, совсем не понимая тему.

Он, видно, откуда-то набрался информации или «рекомендаций», что спросом рулит только молодежь. И поэтому, не успев вступить в должность, сразу решил крушить все идеально выстроенное. Сдерживая себя, чтобы не закатить демонстративно глаза, показывая всем своим видом: «Джефф, вы идиот, а не бизнесмен», пыталась сформулировал в голове корректную фразу.

Глава 3

– Я конечно понимаю, что вы считаете, лучше сконцентрироваться на 20-летних, но это не тот бизнес, где стоит делать акцент только на молодежи. Да, например, ночные клубы посещают, в основном, молодые. А вот клубы для скрэббла[1] посещают, в основном, пожилые. Вот и здесь так. У нас достаточно средств для ухода за кожей молодых девушек. Более того, слишком перегружать кожу тоже не стоит. Тем более в молодом возрасте, когда она сама сияет.

– А вы пользуетесь косметикой нашего концерна? – пристально уткнувшись взглядом на мое лицо, немного сменил тему Джефф.

– Да, конечно, – ответила спустя некоторую паузу.

Честно говоря, я думала, что он пустится со мной в жаркие споры, указывая выскочке, вроде меня, свое место. Но нет, Джефф и не планировал, судя по всему, спорить со мной.

– У вас очень красивая кожа. Такая бархатистая, – вдруг произнес. – Можно? – поднес руку к моей щеке с явным намерением потрогать.



Не зная, что ответить на такой «вызов», просто кивнула. Закусив губу, не дышала, чувствуя его легкое прикосновение.

Джефф пристально смотрел в мои глаза, ввинчиваясь взглядом в самую душу. Я же понимала, что мои щеки пылают. Сгорая от стыда и неизвестности, не понимала, что вообще происходит. Он со мной флиртует или лишь решил удостовериться, что косметика действует.

– Попробуйте вино, Марианна. Оно и правда очень вкусное. Совсем не ожидал, что в Калифорнии научились делать вино. Я же долгие годы жил в Европе. В основном в Италии.

Поднеся бокал к губам, облизнула их. Смотрела пристально в глаза Джеффа, такие порочные, что ли.



Звон в ушах не умолкал. Казалось, я теряю голову, погружаясь в пучину неизвестных ранее мне чувств сексуального интереса. Не отпив, поставила бокал на стол.

Вдруг очень захотелось с ним немного «пошалить»… Но как? Как это сделать «цивильно»?! Он мой новый шеф, сын так уважаемого мной Джона Стивенса. Просто так закрутить «шашни» с ним не получится. Во-первых, он публичная личность. Во-вторых, кто вообще сказал, что я ему интересна. Может, впервые в жизни общается с обычной девушкой, а не моделью. Вот и любопытствует.

– Как вы решили заняться химией? – спросил Джефф, вновь уводя меня от основной темы.

– С детства обожала химию. Поэтому мой путь был предопределен, – пожала плечами.

– Интересно, – одобрительно кивнул.

Официант пришел с нашим заказом, поставив тарелки на столе, и вновь тихо удалился. Взглянув на огромный кусок мяса, поморщилась. Не сказать, что я вегетарианка, но продукты животноводства ем редко. Тем более в таком большом объеме никогда и не пробовала. Видя мои метания, Джефф улыбнулся.

– Следите за фигурой?

– О, нет. Просто мясо не очень люблю.

– Да? – удивился. – А я подумал, что вы девушка темпераментная. Всегда считал, что между мясной диетой и озорным темпераментом стоит знак равенства.

Глядя в его таинственные карие глаза, не могла понять, чего же он хочет. Наша беседа уж никак не похожа на деловой разговор. Джефф флиртует, манит, соблазняет… И, кажется, я легко поддамся…

Взяв нож и вилку, вонзила столовые приборы в добротный кусок мяса. То ли играя, то ли решив доказать, что я действительно «темпераментная», отрезала кусочек и положила его в рот.



Медленно разжевывая мягкую идеально приготовленную еду, смотрела на довольного результатом Джеффа. Он меня спровоцировал, а я всего лишь поддалась, став, своего рода, марионеткой.

– Как вино? – взглянул на не тронутый мной бокал.

Словно, повинуясь его невидимым нитям вновь, потянулась к фужеру. На секунду затормозила руку, не зная, что делать. Стоит ли выпить пару глотков, он все-таки начальник. Да, конечно очень красивый, но все же шеф. Посему пару глотков мне точно не повредят. Взяв в руки бокал, сделала первый.

– Вино прекрасно! – ответила с некоторым запозданием на его вопрос.

И Джефф пустился в рассказы о том, как был недавно в Непале, покоряя Эверест. Слушала его с замиранием сердца, особенно, ту часть рассказа, где из-за слишком быстрого восхождения, у него чуть не началась горная болезнь, и ему пришлось в экстренном порядке спуститься. Человек, явно, не любит «растягивать удовольствие», даже если спешка грозит последствиями…

Сама не знаю как, но я немного напилась. Понимать это стала тогда, когда опустошила третий бокал. Обычно не пью, а если и позволяю себе «стаканчик», то крайне редко. Поэтому три фужера вина меня развезли очень даже «не хило».

– Джефф, мне нужно домой! – понимая, что наше общение идет куда-то не туда, решила остановиться, пока еще хоть что-то соображаю.

Он конечно красавчик и «все такое», но я не собираюсь с ним спать на первом свидании! Или… или собираюсь?! Глядя на его мужественные скулы, к которым так и тянуло прикоснуться, сдерживала себя, что есть сил.



– Сейчас приедет мой водитель, отвезу тебя, – ответил с хитрецой в глазах.

Махнув официанту, дал понять, что ждет счет. Пулей прибежавший парень вручил его Джеффу. Он расплатился и, взяв меня за руку, повел на выход. Прохладный вечерний воздух немного охладил мой пыл, но ненадолго. Через минуту машина представительского класса остановилась возле нас, и Джефф усадил меня на пассажирское сидение, удобно разместившись рядом.



Все еще почему-то держа меня за руку, дал команду водителю ехать. Куда, зачем, почему – я и не спрашивала. Мне очень хотелось спать. Положив голову ему на плечо, немного задремала. Но Джефф не дал мне «спать», он захватил меня в свои объятия, целуя так, как никто до него. Голова закружилась, а в ушах забила барабанная дробь.



– Не нужно! – тихо вырвалось из меня.

Не слушая нерешительные возгласы, целовал, сводя с ума своими прикосновениями. Я уже готова была ему отдаться прямо в машине, забыв об остатках разума и всех правилах приличия, как вдруг авто остановилось возле шикарного дома.

– Приехали, – улыбнулся Джефф и потащил меня к входу.

Идя за ним, четко понимала, что сейчас может произойти. Какая-то часть меня кричала мне остановиться. Другая же с радостью и вожделением следовала за ним. Поднявшись на лифте даже слишком чинно, не нарушая никакие правила «приличия», мы вышли и направились к его квартире.

В голове я прекрасно осознавала. Если сейчас с ним пересплю, что будет с работой, неизвестно. Может, получив «свое», укажет на дверь. С другой стороны, знать заранее не могу. Возможно, мой отказ тоже будет воспринят ни как что-то само собой разумеющееся. Метания мыслей сводили с ума. Я очень хотела остаться, но запрещала себе это делать. Нельзя. Он мой шеф, а я сотрудница, которую сегодня повысили. И если соглашусь, как буду выглядеть в его глазах? Как падкая до мужиков особа, которая не может удержать на себе трусы?

Открыв дверь, Джефф завел меня внутрь и сразу же зажал в страстных объятиях. Мое противостояние, которые было только в голове, давало слабину. Я поддавалась на его ласку, манящую, легкую и обещающую неземное блаженство. А он… Он завел меня в спальню, уже снимая с меня блузку. Оказавшись в лифчике, начала собирать крупицы разума.

– Нет! Я не могу! – заверещала как ужаленная.

Схватив блузку, помчала к выходу, не оглядываясь. Мне нужно домой! Срочно! Пока не произошло то, о чем я, возможно, буду жалеть. Потянув руку к замку в надежде открыть дверь, зависла. Она распахнулась, на пороге стоял молодой и чертовски красивый мужчина. Хлопая глазами, смотрела на него, не понимая, что происходит.

 
1Скрэббл (англ. Scrabble – «рыться в поисках чего-либо») – настольная игра, в которой от двух до четырёх играющих соревнуются в образовании слов с использованием буквенных деревянных плиток на доске, разбитой на 225 квадратов.
Рейтинг@Mail.ru