Litres Baner
Доминант

Дарья Кова
Доминант

Глава 1

Страшно… Слишком страшно…

Когда я лишь задумалась о мысли помочь родителям столь фривольным способом, то не предполагала, что все окажется таким пугающим. Думала, быстро отделаюсь и забуду как плохой сон…

«Ариана, ты должна в 6 вечера приехать в отель и подняться в президентский люкс в красном пальто. Под ним только нижнее белье и чулки. Волосы распущенные, на лице яркий макияж. Дверь в номер будет открыта. Доминант будет тебя ждать» – прочитав снова текст в записке, начала кусать губы.

У меня всего три часа. Три часа на то, чтобы подготовиться. Красное пальто и сапожки к нему мне уже доставили от имени моего покупателя.

Машина прибудет за полчаса до момента Х.

Тяжело, наверное, расставаться с девственностью… Особенно когда твой первый не парень, в которого ты влюблена, а неизвестный очень богатый тип.

Выдохнув, пошла в душ сделать эпиляцию и вымыться.

Намыливая свое тело, чувствовала, как слезы непроизвольно текут по щекам…

Затянувшийся кризис сильно ударил по моей семье. Родители за дом выплатили половину ипотеки, но потерянная работа поставила перед вопросом: продавать недвижимость и гасить кредит или искать другие способы спасения имущества.

Когда мама жаловалась мне по телефону, она и не предполагала, что проблему удастся решить именно мне. Она просто плакалась, жалуясь на ужасных банкиров, что не желают давать отсрочку, а требуют выплат немедленно.

Соседка по студенческому общежитию предложила простой и действенный способ. Два дня в полной власти баснословного богатого мужчины и долг закроют. Правда, что значит быть «в его полной власти», она не уточнила, но дала контакты закрытого аукциона.

Я помню тот день поминутно…

Выйдя на сцену в купальнике, смотрела в полную темноту зрительного зала. Ведущий аукциона назвал стартовую цену в 3 миллиона рублей, что нужно было оплатить банку. Тот, кто предложит больше, забирает меня в качестве приза… а точнее своей вещи на два чертовых дня.

Некий Доминант поднял цену до 5 миллионов.

Так что я даже в плюсе…

Будет на что начать жизнь с чистого листа…

В коридоре гостиницы было зеркало. Взглянув в него, чувствовала пульсацию в ушах. Казалось, все нереально. Что все это какое-то сновидение, не желающее заканчиваться…

Номер 777 с золотым глянцевым номерком на огромной двери занимал весь этаж.

Протянув руку к ручке, выдохнула и вошла…

Темнота…

Нет, сумрак…

Играет легкая эротическая музыка. Что-то вроде John Hiatt…

– Ариана, – голос прозвучал тихо, но пробрался до моей души. – Добрый вечер…

– Добрый вечер, – пропищала я.

– Возьмите шампанского.

Мужчина сидел в полумраке на большом кресле, мне виднелся лишь широкоплечий силуэт. На столике возле меня стоял бокал с игристым напитком. Потянувшись, взяла его и отпила глоток.

То, что я не пью, его совершенно не беспокоит. Мне нельзя ему ничего говорить, если он сам не скажет. Впрочем, я и не пила алкоголь. Так… Пригубила. Необычный вкус остался на губах.

– Нежно, очень аккуратно расстегните верхнюю пуговицу пальто.

А сглотнула ком в горле.

Потянувшись рукой к пуговице, расстегнула ее. Мелодия стала чуть громче, Доминант сказал для этого короткую фразу колонке.

– Теперь вторую, – его голос стал чуть тише.

В моей голове была лишь одна мысль…

Ариана, просто сделай это. Всего лишь два дня. Два дня, зато ты спасла своих родителей, даровавших тебе жизнь. Пора отплатить им за это…

Вторая пуговица ловким движением моей руки была расстегнула.

– Медленнее. Не нужно торопиться. Нам некуда спешить.

Я застыла, не смея пошевелиться.

– Ариана, расстегни третью пуговицу.

Мучительно медленно поднесла руку и расстегнула пуговицу.

Оставалась еще одна, но и с ней уже было видно мое белье. Только я почему-то не чувствовала стыда. Стыдно должно быть не мне, а ему. Он меня купил. Я пошла на это по нужде. Он же явно не из добрых побуждений. Хотел бы помочь, дал бы деньги так. Никто не говорит, что без возврата. Я бы их все равно вернула. Постепенно, но вернула бы. – Расстегни четвертую пуговицу и медленно спусти со своих плеч пальто.

Делая на автомате, медленно расстегнула пуговицу.

– Нет, нет. Делай это эротичнее… Я хочу видеть чувственную девушку, а не биоробота.

«Эротичнее»… Кто бы знал, что это означает. Во всяком случае, в его понимании.

Топорно повиливая бедрами, расстегнула последнюю пуговицу и начала спускать пальто с плеч. Голова кружилась. Да и стоять на этих огромных шпильках то еще испытание.

– Я хочу, чтобы ты станцевала, – вдруг его голос ворвался в мой «мирок», в котором я спряталась.

Танцы в стиле ночного клуба вряд ли подойдут. Мы с подружками любили иногда так позажигать. Пойдем в пятницу вечером в «злачное заведение» с одной конкретной целью: натанцеваться в толпе на целый месяц вперед. Сейчас же последнее, чего мне хотелось, это танцы.

Начиная странно вилять бедрами, увидела себя в отражении большого зеркала. Грива моих темно-каштановых волос – единственное, что не вызывало во мне странных чувств. За волосами хотя бы можно было спрятаться. Остальные части тела были слишком сексуальны. Они так и «кричали» о сексе… О сексе, который у меня с этим непонятным типом все равно будет.

Даже подумать страшно, за что он заплатил целых 5 миллионов. Это явно не традиционный секс в миссионерской позе. Это целый марафон, после которого я, скорее всего, буду рада, что осталась жива.

Накручивая себя еще сильнее, уже умирала от страха, но задницей все равно виляла. Вот оно откровение. На что мы готовы ради своих близких… Для себя бы я этого делать не стала. Но для родителей согласилась. Никто им помочь не мог. И я бы не простила себе, что не поступилась принципами морали ради родных.

– Нет, нет. Делай это медленнее и сексуальнее.

Глубоко вдохнув, старалась отключиться от реальности. Нужно сделать то, что он говорит. Ведь не просит ничего такого. Ну подумаешь сексуальный танец…

Касаясь своего тела руками, двигалась под такт музыки.

– Повернись. Очень медленно. Повернись вокруг себя, – каждое слово как удар молота о наковальню, хотя он ни на йоту не повысил голос.

Говорит так же тихо и немного замедленно.

– Остановись, – вдруг голос его стал немного громче, когда я повернулась к нему спиной.

Я не видела его и не слышала, но знала, что он стоит за моей спиной…

Твердая рука коснулась моего плеча. Кожа сразу же отозвалась, покрывшись «пупырышками». Я перестала дышать. Вслушиваясь в звенящую тишину номера, в которой лишь заметно тише стала играть музыка.

Рука Доминанта скользнула ниже. Сначала по лопатке, потом по позвоночнику, спускаясь отрывисто. Касаясь моей кожи одним пальцем, вдруг остановился на пояснице. Застав в таком положении, закрыла глаза. Вот сейчас он начнет меня лапать за мои прелести, а потом «отжарит», как ему вздумается. Что ж, я сама подписалась.

В тишине, слегка нарушаемой эротичной песней, послышались тихие шаги прочь.

– Продолжай. Медленно повернись и расстегни о-о-очень медленно бюстгальтер.

Я его не видела, но прекрасно знала, что он вернулся в свое кресло, чтобы снова быть наблюдателем. Пока он меня не тронул и спасибо ему на этом…

Глава 2

– Ариана, да чего ты так переживаешь? Никто и не узнает! Это же закрытый аукцион, туда с улицы не приходят. Покупателями становятся очень высокопоставленные люди, им самим не хочется раскрывать свои лица. Мало ли, общественность может прослыть. Так что не волнуйся! Заработаешь деньжат, поможешь родителям.

Взглянув на подругу, пыталась понять, откуда она вообще знает про такие аукционы и почему мне решила помочь.

– Ладно, хорошо. Я согласна.

– Вот и отлично. Аукционы бывают дважды в месяц. Тебе очень повезло, что ближайший только через два дня! Надо тебя причепурить и обязательно какой-то сноб захочет лишить тебя девственности.

– Это отвратительно! – холодок пробежал по коже.

– У тебя нет вариантов размышлять. Твоим родителям дали времени до понедельника, потом они продадут дом с молотка.

– Да знаю я! – перешла на крик.

– Ну знаешь, я помочь тебе хочу, а ты орешь.

– Извини.

– Так ты участвуешь? – Лиля посмотрела на меня с прищуром.

– Да. Да, черт побери!

– Теперь снимай бюстгальтер. Сначала одну лямку, потом другую, – Доминант снова заговорил.

Музыка все еще играла, но стала чуть тише.

Спустив лямку, так же виляла бедрами.

– Ты не стараешься. Мне нужна страсть в твоих движениях, а ты двигаешься как неотесанный мужик. Где твоя женская сущность? Расслабься. Я не сделаю тебе больно. Во всяком случае, пока, – от его слов как не стало спокойнее, но я заставила себя немного успокоиться.

Правда сердце так тарабанило, что оглушало тихую музыку.

– Брось лифчик к ногам, – как-то резко он сменил тон.

Хрупкая деталь моего гардероба оказалась на полу. Я перестала дышать.

– Скажи, что ты чувствуешь. Ты возбуждена?

Его вопрос меня поставил в тупик. Одно дело делать что-то по его указке, другое – говорить то, что чувствую. А что я должна чувствовать? Что по его мнению должна чувствовать девушка?

Радоваться? Плакать? Что должно быть в ее душе?

Да, я безмерно рада, что мне удалось помочь родным, но способ, мягко говоря, меня совсем не устраивать. Только выбора у меня не было. Когда у тебя пару дней на то, чтобы найти сумму, которую тебе честным трудом и за три года не заработать, не на то пойдешь.

– Да, я возбуждена, – ответила звонким голосом.

Обычно он у меня немного погрубее, но в его присутствии я вдруг перешла на фальцет.

– Как ты любишь доставлять удовольствие мужчине?

 

Чего??? Он вообще в курсе, что я… девственница?

– Я не умею. Не знаю как, – довольно шустро ответила я.

– Продолжай танцевать и снимай трусики, – снова он вернулся к стандартной манере речи. – Очень медленно… Только не бросай их на пол, отдай их мне.

Последнее совершенно выбило меня из колеи. Сказать, что я была в шоке, ничего не сказать!

Стоя, полностью обнаженная в одних лишь туфлях на высоких шпильках, сжимала в руках трусики из комплекта «Виктория Сикрет». Отдать их ему… Повторяя в уме его задание как мантру, сгорала от стыда.

Сделав первый шаг в сторону Доминанта, застыла. Пока все в рамках… Он не делает мне больно. Но эта неизвестность пугает даже больше. Если бы они обозначили все, что будет, еще на этапе аукциона, я бы не была столь напугана… Наверное…

Ну не будет же он пытать меня каленым железом? Или будет? Дурацкая фантазия рисует не самые радужные картины…

– Ариана, почему ты стоишь? Я сказал тебе подойти и отдать мне твои трусики. Какие сложности? Что ты чувствуешь в этот момент? Ты хочешь наказания?

Услышав это ужасное слово, вообще перестала дышать. Зашагав быстрой походкой к нему, протянула сжатые в ладошке трусы. На – подавись!

– Девочка моя, по-моему, ты сама очень хочешь наказания. Я же тебе уже несколько раз говорил двигаться медленно, но ты постоянно нарушаешь правила.

Только открыв рот, чтобы высказать ему, что этих правил мне никто толком не объяснял, заткнулась.

Вообще-то еще даже в записке было все четко сказано, это я туплю и делаю все не так. Кроме информации о времени, месте и моем облике была пометка и о том, что я должна делать все, что скажет Доминант. Да и вообще на самом аукционе ведущий сказал фразу для участников торгов: «Девушка, 20 лет. Девственница. Отдается победителю на 48 часов в полное распоряжение. У меня личная просьба к победителю… Вы там сильно не обижайте ее, она хорошая девочка»…

Только сейчас, вспоминая все эти части пазла, сжала губы, понимая, что это я тормоз. Видно эмоции и гормоны зашкаливают, не позволяя действовать строго по плану.

Опустив виновато голову, ждала его вердикта.

– Как скажете, – попыталась поймать глазами его взгляд.

Не вышло, он с такой точностью рассчитал освещение, что я видна во всей красе, а у него лишь темный силуэт.

Я даже понятия не имею, как он выглядит. Довольно крупный широкоплечий мужчина с приятным голосом – все, что мне известно о его внешности. А что если он урод, что страшно взглянуть? Может поэтому скрывает свое лицо в полумраке…

– Ложись на кровать и закрой глаза, – вдруг он нарушил поток моих мыслей.

Дернувшись, пошла к огромной кровати. Дыхание было сбивчивым. То, что я была полностью обнажена, меня не столько пугало, сколько то, что я окажусь на королевской постели во власти незнакомца.

Разместившись лежа на кровати, инстинктивно скрестила ноги, а руки положила на грудь. Плотно зажмурившись, ждала экзекуции…

Казалось, не прошло и секунды. Теплая рука коснулась плеча. Я резко вздрогнула. Он никак не отреагировал на мои вздрагивания. Вдруг на моих глазах оказалась повязка. Я же почувствовала, как начала дрожать. То ли от холода, то ли от жара, исходившего как от меня, так и от него.

Доминант коснулся пальцем моего лица и провел им по губам.

– Приоткрой рот, – его короткая команда.

И мои новые подрагивания от предвкушения неизвестности.

Неловко разомкнув губы, ждала самого страшного…

Указательный палец незнакомца прошелся сначала по поверхности губ, а потом проник внутрь рта. Касаясь языка, щекотал своей кожей. Я перестала дышать, полностью сконцентрировавшись на его движениях в абсолютной темноте, что окружала меня.

Музыка все еще ласкала слух. В моей мире сейчас была только мелодия и его палец в моем рту. Не знаю почему, но я стала возбуждаться… мужчина не делает мне больно, он играет со мной, словно кошка с мышкой. Хотя в таких играх есть один печальный конец для мышки…

Быть может я рано радуюсь, но пока ничего страшного не происходит, хотя сосать чей-то палец довольно странное «удовольствие». Для него это, наверное, один из нюансом доминирования… Не даром он Доминант.

– Ты готова поцеловать другой палец? – его голос прозвучал у моего уха.

Я еще больше насторожилась.

Что он подразумевает под «другим пальцем».

Не зная, что ответить, молчала. Моих губ коснулся большой палец его руки… Я на секунду выдохнула. Неизвестно, что ему еще придет в голову…

Глава 3

– Стартовая цена за «товар» 3 миллиона рублей. Шаг 100 тысяч. Денежные средства перечисляются на счет до получения «товара». Итак, господа, кто готов сделать ставку?

У одного из участников загорелся номерок, что он держал в руках.

– Отлично, номер 27. 3 миллиона 100 тысяч. Кто скажет больше? Давайте, господа! Смелее, активнее. «Товар» самого высшего качества и свежести. Лучше не найти.

Другой участник поднял табличку.

– Номер 9. 3 миллиона 200 тысяч. Есть еще желающие.

То был только разогрев. После первых двух ставок таблички стали поднимать действительно намного активнее, ведущий не успевал называть ставки.

– 4 миллиона 900 тысяч и участник под номером 11. Кто еще?

Последний поднял табличку с горящим светодиодами номером.

– 5 миллионов и участник под номером 1. Есть еще желающие? – задал вопрос ведущий и сразу же продолжил. – Думаю, нет. Никто не посмеет перебить ставку самого уважаемого участника торгов. 5 миллионов раз. 5 миллионов два. 5 миллионов три. Продано участнику под номером 1.

После озвучивания результатов аукциона меня отвели в кабинет, где я заключила договор в единственном экземпляре, суть которого заключалась в следующем. Я получаю деньги, два дня принадлежу Доминанту, а если вдруг после сболтну что, мои фото и видео с «вечеринки» с ним окажутся в общем доступе. Это был скорее не договор, а уведомление о том, что я информирована о последствиях длинного языка.

Любая уважающая себя девушка ни за что не захочет, чтобы доказательства ее фривольного поведения оказались где-то на бесплатном хостинге. А уже тем более те, за которые она еще и получила деньги. Впрочем, неизвестно, что еще более паршиво – быть пойманной просто на блудливом поведении или на продаже себя ради денег.

Всех нас с детства учат, что интерес в деньгах меркантилен. Он осуждается и считается чуть ли не грехом. Но вот вопрос. Одно дело быть просто пошлой девицей. Совсем другое – вести себя так, чтобы заработать много денег для своих близких.

Узнав условия участия и принципы самой сделки, я себя успокоила. Никакая сволочь не плюнет в мою сторону, пеняя, что я продала себя. Я продала себя ради высокой цели. И пусть пойдут к черту все те, кто первые бросят в меня камень. Где они были, когда моей семье нужна была помощь? Или они только мастера осуждать?!

– Готова, наверное, – произнесла, когда он достал палец из моего рта.

Мне ничего больше не остается.

Из его слов я поняла, что это намек на оральный секс. Я его ни разу не пробовала, да и не думала, что попробую, уж слишком у меня высокий рвотный рефлекс. Но раз придется, что поделать…

Лежа, распластавшись на кровати, совершенно не ожидала, что в следующую секунду он не устроит мне экскурс в сфере оральных ласк, а коснется моего соска кусочком льда. Тело сразу дрогнуло, отозвавшись на прохладную ласку. Не зная, куда «отступать», лежала, вжавшись в кровать.

Доминант продолжил… Кусочек льда прошелся по груди, сделав вокруг каждой круг, а потом спустился до пупка. По месту соприкосновения с кожей появилась водная дорожка, а я покрылась пупырышками холода.

Но тело не боялось больше, оно отозвалось на его ласку. Отсутствие зрительного контакта добавляло перчинку. Раз не видно, значит шалостей как будто и нет…

Только вот упоминание, что все будет фиксироваться на пленку, быстро охладило мой пыл. Я сразу зажалась. От его глаз не ускользнули мои неумелые попытки прикрыться.

– Что случилось? Почему ты напряглась?

– Мне страшно, – произнесла и сразу пожалела.

Может он тот, кто питается чужим страхом. Есть же такие люди. Когда страшно, а лучше жутко другим, они получают кайф. Ну не будет нормальный на голову человек покупать себе девушку для полного распоряжение. Уж если хочется полностью безропотное создание, то покупается секс-кукла. Он бы обошелся куда в меньшую сумму, если бы для своих утех приобрел себе такую.

– Тебе не нужно бояться. Я хочу, чтобы ты тоже получила удовольствие, как и я. Правда это уже будет другой вид удовольствия. Ты будешь наслаждаться подчинением. А я властью над тобой.

От его прохладного тона холодок прошел по коже. Хотя нет, не холодок, а настоящий мороз. Он и правда думает, что девушка в его власти может получать удовольствие? Я, впрочем, и не знаю, что это конкретно означает, но не удивлюсь, если там маловато общего с наслаждением… Во всяком случае у девушки.

– Ты не пугайся. Мне нужно тебя обездвижить, – вдруг он произнес, а у меня возникло желание сорвать с глаз повязку и побежать так, чтобы сверкали пятки.

Сердце бешено стучало в груди, словно я пробежала марафон в 35 километров. Безумный коктейль из гормонов в моей крови будоражил все вокруг. Перед глазами в темноте повязки стали метаться искры. Возможно из-за недостатка света. Возможно и из-за страха.

На запястье защелкнулось кольцо наручников, а рука потянулась к изголовью. Еще секунда и то же самое он сделал со второй рукой. Я почувствовала скатившуюся слезу.

Черт побери… Началось…

Легкое касание моего бедра и кольцо какого-то ремня сомкнулось на щиколотке, а нога была плотно закреплена на максимальном расширении…

Вздох вырвался из моей груди. Я просто считала секунды до начала «пытки».

Он явно псих, значит обычным сексом не обойдется. Да и потеря девственности то еще «удовольствие». По рассказам подруг, что уже успели ее лишиться, это было ужасно. Как бы парень ни старался, ни о каком удовольствии не думаешь. Больно и все тут. Может мазохистам и понравится. Но я не такая. Мне удариться мизинчиком о ножку стула целая трагедия, что уж говорить о реальной боли.

– У меня здесь несколько инструментов. Я сейчас их буду пробовать на тебе, – снова заговорил Доминант. – Не волнуйся, тебе понравится, – его голос пугал до чертиков.

Я затаила дыхание, ожидания «нападения». Но спрятаться на этот раз точно негде. Я ведь сама захотела оказаться в полной его власти.

– Открой ротик, – его голос напугал еще больше.

В рот он засунул какой-то резиновый шарик. Дышать можно было, но ощущения инородный предмет вызывал странные. На этом дело не закончилось. Он надел на мою голову какой-то кляп, перекрывающий возможность выплюнуть шар. Вот в этом момент мне стало действительно страшно. Хотя куда уж страшнее…

Не прошло и получаса, как неизвестный мне мужик успел меня раздеть моими же руками, уложил в койку, пристегнул и проводит какие-то извращенские опыты. Дожилась, называется!

Поскорей бы это закончилось, а я вернулась к нормальной жизни, совершенно позабыв о том, что произошло.

Но червь подозрений, что Доминант может и не остановится вовремя, стал грызть. Что если дело обернется сильно мне в минус, тогда что? Кто будет компенсировать мне потерю здоровья?

Фантазия рисовала уже самые жуткие картины. Человек с легкостью перевел деньги на мой счет, а я оплатила родителям кредит. Для него 5 миллионов не деньги. Да, эта сумма для многих мелочь, но для большинства жителей страны это деньги и весьма внушительные.

Холодный металл коснулся сосков. Он надел на них какие-то, сжимающие их, штуки. Что-то вроде металлических прищепок. Что дальше? Чем его фантазия «порадует» меня еще?

Я уже было представила, что он зажмет чем-то и мою промежность, но ситуация резко поменялась. Доминант налил на мой живот какой-то крем и стал его растирать по телу. А потом я вдруг поняла, что это не крем… Это масло.

Хотелось ему задать массу вопросов, что он, мать его, вообще делает. Или хотя бы попросить дать краткое описание всех этих бесконечных двух дней, которые я, кажется, поминутно запомню на всю жизнь. Но я молчала. Да и сказать не было возможности с тем кляпом, что он мне засунул в рот.

К тому же есть правило. Молчать, пока Доминант не разрешил тебе говорить или не спросил что-либо у тебя. Во всем остальном я безголосое создание, целью которого на эти два дня является максимальное удовлетворение мужчины с большим кошельком.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru