Аукцион для олигарха

Дарья Кова
Аукцион для олигарха

Глава 1

Сердечко трепыхалось в груди. Ира почти не могла дышать…

– Делаем ставки, господа! – ведущий аукциона начал торги, озвучив характеристики «лота». – Милая девушка, двадцать три года. Русые волосы, голубые глаза, стройная фигура… Девственница. Продается на один месяц.

По залу прошлась волна одобрительного восторга. Разновозрастные мужчины сидели в креслах, внимательно всматриваясь в сцену, где дрожащая от страха девушка стояла в одном лишь бикини. Ее распущенные волосы спадали до пояса, частично скрывая нежные округлости.

– Минимальная цена полтора миллиона рублей. Один шаг полмиллиона рублей.

Ирина покосилась на ведущего. Она была возмущена, но не проявила эмоций. Когда она на это подписывалась, минимальной ценой было семь миллионов. Именно столько ей требуется на лечение сестренки. Что если эти толстосумы не поднимут ценник до этой цифры? Где она тогда возьмет остальные деньги?

Но страх сразу же отступил, ведь сильные мира сего стали делать ставки…

– Мистер с номером 23 дает за красавицу два миллиона… Господин с номером 17 дает на девушку два с половиной миллиона…

Ставки перебивались почти без остановки, дойдя до вожделенной отметки в семь миллионов, пока вдруг сидящий в самом конце зала мужчина, лица которого не было видно, не встал. Он поднял руку вверх, отчего ведущий аукциона как-то заерзал.

– Торги останавливаются. Извините, покупатель уже есть. Лот продан за семь миллионов рублей.

– Кто покупатель? – не выдержал один из тех, кто активно участвовал в торгах.

– Мистер Тень…

Волна перешептываний прокатилась по залу.

– Господа, не расстраивайтесь. У нас есть еще много лотов. Готовьте ваши денежки!

Махнув рукой своему помощнику, велел отвести Ирину за кулисы.

Почти не дышащая девушка тряслась как осиновый лист, вздрагивая, когда кто-то ей что-то говорил или случайно касался.

– Ты чего такая нервная? – спросил ее помощник распорядителя аукциона.

– Страшно.

Он высокомерно вскинул бровью и дал указку скорее одеваться.

– Деньги тебе выплатят наличкой прямо сейчас. У тебя есть два часа на то, чтобы отвезти их в банк и положить на счет или в камеру хранения. Машина с водителем тебя доставит туда, а потом ты сразу едешь к покупателю. Тебе все ясно?

– Ясно, – закивала она, радуясь, что деньги почти у нее в кармане.

Ира уже знала эту схему, еще до участия в аукционе ей все объяснили. Именно поэтому она заранее открыла счет в банке, недалеко от подпольного аукционного дома, что располагался в центре города у всех на виду. Только его истинное предназначение знали единицы. Верно говорят, чтобы что-то спрятать, положи это на виду.

Сейчас она немного успокоилась, ведь половина сделана. Осталось только выполнить свои обязательства по сделке…

После банка ее повезли куда-то на большом внедорожнике в сопровождении еще двух. И если во время аукциона она еще задавалась вопросом, кто же ее все-таки купил, то после того как увидела одного из сопровождающих, поняла… Тот странный человек на аукционе не был покупателем. Он был лишь его представителем. Ей еще предстоит познакомиться с человеком, с барского плеча оплатившим лечение ее сестренки.

Но что ее по приезду к покупателю ждало, она понятия не имела. Страх от неведения метался в ее мозгу, заставляя девушку покрываться холодными потом. Неизвестность может же быть пострашнее ультиматума…

Ехали они долго. Часа два или чуть больше. За время пути Ирина успела заснуть, видно, комфортабельные условия и монотонное укачивание ее убаюкали.

Проснувшись словно от толчка, смотрела на мужчину, который ее разбудил.

– Ты приехала сюда на месяц. Ты обязана выполнять все условия, прописанные вот здесь, – он чуть ли не швырнул листок ей в лицо. – Будешь их нарушать, тебя выкинут отсюда, и ты должна будешь выплатить покупателю за ненадлежащий товар двойной размер того, что он оплатил. Ты все поняла? – его тон выражал какую-то брезгливость.

Нет, она не поняла. Да и кто мог такое понять?

То есть она и так идет на риски, а ей еще в случае его своенравного характера ему платить? Он совсем что ли?

Но спорить ей как-то не хотелось. Да и будет ли смысл? Ей предстоит месяц быть в роли… А в роли кого, собственно? Она и сама не знает. Что вообще значит этот аукцион? Покупатель может теперь с ней спать? Она, конечно, этого не очень бы хотела, но если вопрос встанет ребром, ей деваться некуда.

К Ире подошла домработница, взяла в руки ее небольшую дорожную сумку и повела в дом. Озираясь, молодая девушка, еле успевала закрывать рот. Роскошный особняк, словно из глянцевого журнала об интерьере поражал ее взор. Такого в жизни она никогда не видела. В ее городке самое красивое здание – местный кинотеатр, и тот выполнен скорее в современном квадратном стиле. Здесь же все напоминало Эрмитаж.

Поднявшись по лестнице с золотыми балясинами и перилами, тучная женщина открыла вторую дверь на втором этаже.

– Меня зовут Ольга. Я в вашем полном распоряжении. Если проголодаетесь, достаточно нажать эту кнопку, – показала она на небольшое устройство у изголовья кровати. – Хозяин просил, чтобы вы подождали его именно здесь. Вам что-то принести?

– Да. Я очень хочу пить… И есть хочу, – нервно ответила Ира, бросая по углам комнаты взгляд.

Небольшая комнатушка квадратов в пятнадцать и еще одна дверь, вероятно, в уборную. Посереди кровать, на стене телевизор. В углу шкаф. Все по минимуму, но для жизни вполне хватит.

Домработница вышла, оставив Ирину в гордом одиночестве. И Ира решила ознакомиться с так называемыми «правилами». Их было немного. Все написаны списком.

1. Выполнять любое задание Хозяина.

2. Не задавать вопросов.

Хмыкнув, девушка сразу стала заглядывать в каждый угол. Сначала удостоверилась, что за второй дверью ванная комната, затем заглянула в шкаф – в нем висело несколько платьев с бирками и снизу была полочка с туфлями. На прикроватной тумбе бумажный пакет. Заглянув в него, Ира увидела косметику.

Да… В комнате все для того, чтобы приводить ее внешний вид в должный. Сглотнув ком в горле, постаралась отвлечься. Она сделала важное дело! Получила деньги, положила их на счет и сразу же оплатила лечение сестренки в клинике. Теперь ее Настенька будет в безопасности. Ради нее она готова на все. А это… это мелочи! Подумаешь, месяц в доме у какого-то олигарха. Ну что он ей сделает? Пытать что ли будет? Это вряд ли! Все будет хорошо, она очень хочет в это верить… Правда интуиция как-то недобро встрепенулась.

Через несколько минут в комнату без стука зашла домработница Ольга, она поставила на прикроватную тумбу поднос с бутылкой воды, соком и парой сочных бутербродов с копченой колбасой и расплавленным сыром. От аромата еды у Иры потекли слюнки. Она очень проголодалась. С тех пор, как она утром быстро закинула себе в рот несколько виноградин, прошло уже много часов.

Как только Ольга вышла, Ира приступила к трапезе. Вонзив зубы в первый бутерброд, вдруг заметила на потолке… камеру. Она сразу же перестала есть и подошла к ней ближе. Да… Это точно видеокамера. Не детектор дыма, не огнетушитель. Они тоже, кстати, в комнате были.

Теперь Ире стало по-настоящему страшно…

Но, отогнав от себя грустные мысли, девушка снова принялась за обед. Не успев доесть, чуть не поперхнулась, когда в комнату опять без стука забежала Ольга.

– Хозяин приехал! – ее напуганный вид совсем не вызывал радостных эмоций. – Быстро! Быстро надевайте это платье! – она подбежала к шкафу, достала из него нежно-голубой атласный наряд и бросила его на кровать. – Ага. И вот эти туфли, – домработница достала бежевые лодочки на среднем каблуке.

Нервно почесав затылок, тучная тетка подскочила к косметике. Достав оттуда розовую помаду, велела ей накрасить губы.

– У вас пять минут!

– Да я даже не успела доесть, не успела душ принять.

– Не спорьте. Делайте, что велено! Пять минут! – с этими словами она выбежала из комнаты.

Ира вскочила с кровати, пулей пошла в ванную и почистила зубы. Остатки еды не самое приятное зрелище, поэтому чистка зубов первое, что следует сделать. Причесав волосы, пошла надевать платье. Окинув себя взглядом в зеркале, что было на дверце шкафа, кивнула. Да… красиво. И дорого… Бирка с ценником за сотню тысяч об этом так красноречиво говорила. Подкрасившись, обулась и отправилась на выход. Пять минут точно уже клонятся к концу. Пора знакомиться с мистером Покупателем…

За дверью Ира никого не нашла, поэтому с чистой душой пошла по ступенькам вниз. Где-то вдали слышался мужской голос. Последовав к нему, остановилась перед открытой дверью, видимо, в кабинет.

Набрав полную грудь воздуха, постучала о косяк и заглянула внутрь. К ней спиной стоял широкоплечий мужчина в костюме и говорил с кем-то по телефону. Среагировав на ее стук, он повернулся.

Глава 2

– Егорушка, а правда, что сегодня проводились торги? – проворковала Марина ласково-придыхательно, что заставило Егора внутренне передернуться.

Так она обычно с ним говорила, когда хотела попросить денег. Крупную сумму. Ну и просила бы, к чему весь этот спектакль? Кроме того, она снова лезет не в свое дело.

– Марин, ты зачем звонишь? – расслабил Егор галстук, а потом и вовсе стянул тот. Удавка чертова – терпеть их не может!

Звонок жены вообще не в тему. Чертовски сложный выдался день. Даже не столько сложный, сколько нервный. Он мечтал о душе и еще хотелось посмотреть на ту, что для него сегодня купили. О дорогих игрушках он привык складывать мнение по первому впечатлению. Да, он за ними подглядывал, чтобы составить собственное объективное мнение и выбрать линию поведения. А Марина ему мешала!

– Ты не ответил на мой вопрос, Егорушка, – снова пропела Марина.

 

– И не отвечу. А еще раз назовешь меня так, перестану отвечать на твои звонки. Тебе нужны деньги? Сколько?

Она назвала сумму, вдвое большую, чем просила у него не так давно. Снова мелькнула мысль – зачем ей нужны такие деньги? Маринует она их что ли? Регулярно ей на счет капает и так вполне себе приличная сумма. На ее вечные поездки за границу и походы по салонам должно хватать с лихвой. Так почему же не хватает? Надо поручить Глебу разобраться с этим. И дело не в жадности – больше всего Егор не любил, когда им пользовались. А жена именно это и делала.

– Марин, я переведу, но это будет в последний раз. Учись жить по средствам…

В этот момент в дверь его кабинета даже не постучались, а поскреблись. А потом и эта самая дверь отворилась.

– Пока, – бросил Егор в трубку и отключился, не обращая внимания на безостановочный поток речи.

Так-так… А вот это уже интересно. Кажется, пташка, за которую он отвалил неприлично огромные деньги, решила добровольно залететь в клетку. Не сидит в комнате, дрожа от страха и дожидаясь его, а кидается грудью на амбразуру. Кстати, великолепной грудью. Ну и… все остальное тоже на уровне – рост, фигура, формы… А волосы какие шикарные – светло-русые, вьющиеся и длинные. Прямо, как ему нравится. В такие приятно зарываться, когда она будет работать язычком и губками. И с губками все в порядке – маленькие пухленькие… И глаза цвета неба. Да она конфетка, а не пустышка в дорогой обертке. Можно даже не злиться, что первый раз увидел ее не традиционно.

– Заходи смелее, раз уж пришла, – присел Егор на край стола, не переставая рассматривать девушку.

Слишком робкая, хоть и красивая. На аукционах он никогда не присутствует, но всегда изучает кандидаток, как и назначает максимальную цену. С этой девчонкой все пошло не так, и цену за себя она назначила сама. Довольно высокую цену, чем только разожгла его интерес. Ну и на фото она ему приглянулась больше всех остальных кандидаток. И теперь вот он заполучил эту крошку на целый месяц. Девственную крошку, что тоже в новинку. Помнится, последний раз он лишал девушку девственности еще в юношестве. С тех пор предпочитал более опытных и искушенных. Но разнообразия никто не отменял.

– Подойди ближе, – велел он. А когда она сделала несколько шагов к нему, схватил ее за руку и притянул к себе вплотную. Через тонкий шелк платья почувствовал тепло ее кожи. – Как тебя зовут? – проговорил ей в губы.

Приятно было осознавать собственную власть над ней. И даже то, что она трусливо подрагивала в его объятьях, не раздражало.

– Ира.

Голос ее поразил Егора низким тембром. Вот уж не ожидал, что эта малышка говорит так по-взрослому.

– А лет тебе сколько, Ира?

– Двадцать три.

Ей явно было страшно, но она смотрела прямо ему в глаза. Упрямая, значит. И гордая. Ну что ж, от последней через месяц вряд ли много останется. И заплаченные за нее деньги ей придется отработать.

– Выглядишь моложе. Я бы тебе не дал больше двадцати, – улыбнулся он и провел указательным пальцем по ее щеке. Вторую руку спустил на девичьи ягодицы и сжал их, подмечая, как стремительно расширяются ее зрачки, превращая голубые глаза в черные.

– А вам сколько лет? – вскинула она подбородок.

Дерзкая, значит?

– Тридцать пять, – невольно растянул Егор губы в улыбке.

– Выглядите старше. Я бы дала не меньше сорока.

Вот тут он рассмеялся и даже выпустил ее из объятий. Этой крошке удалось насмешить его, давненько он так не смеялся. Особенно учитывая, что она врала – старше своего возраста Егор не выглядел и знал об этом точно. И, кажется, она его ненавидит. Последняя мысль быстро оборвала смех и всколыхнула злость.

– Зачем ты пришла сюда, если должна была ждать меня в своей комнате? – сухо поинтересовался он.

– Мне Ольга сказала, что вы приехали, и велела поторопиться…

– Ольга? Домработница? Она велела тебе идти в мой кабинет? – вскинул он брови.

– Ну нет… Она сказала…

– Если она тебе так сказала, то будет наказана. Распоряжения были другие. Так что скажешь, Ира? – прищурился он.

Приятно было наблюдать за ее растерянностью, хотелось продлить ту. Егор невольно залюбовался румянцем, что выступил на нежных щечках. Вот и глаза ее увлажнились, словно собралась плакать. А вот этого не надо – терпеть не мог женских слез. В свое время Марина частенько устраивала сырость с подвыванием. С тех пор он считал, что женщины рыдают исключительно для того, чтобы манипулировать мужиками. Собой манипулировать он уже давно и никому не позволял.

– Нет, она мне так не говорила!

Да вы только посмотрите – кулачки сжала, уж не ударить ли его собирается. Снова улыбка запросилась на губы, стоило только представить, как перехватывает этот кулачок, а потом и хозяйку подминает под себя… Фантазии моментально возбудили, и жестче, чем надо, Егор велел:

– Иди к себе и жди, когда Ольга придет за тобой.

Мужлан! Вот он кто. Возомнивший себя пупом земли. Эдаким все повидавшим пупом, которого уже ничто не в состоянии удивить. И к женщинам относится, как к существам второго сорта, специально созданным для ублажения таких вот, как он – сильных мира сего. Но она не существо и точно не второсортная! Да, она продалась ему, но на то была веская причина. В других обстоятельствах… В нормальной жизни она не переваривала таких мужчин.

Ира чувствовала, как всячески подпитывает в себе ту злость, что родилась от кратковременного общения-знакомства… А с кем, собственно? Она даже имени его не знала. Зато успела как следует рассмотреть.

Довольно красив – какой-то особой мужской красотой. Внутренняя сила сочится из каждой поры. И сам о своей силе он знает, что и рождает эту неприкрытую самоуверенность. Считает себя неотразимым. Но она так точно не считает. Выполнит свои обязательства и забудет о нем, как о страшном сне.

Последняя мысль заставила Иру замереть. Месяц! В этом доме ей предстоит провести именно столько, как и в компании этого мужчины. Каждую ли ночь ей придется согревать его постель? И что именно он потребует от нее. Ведь ее опыт плотских отношений нулевой. Конечно, она знает, что делают мужчина и женщина, когда занимаются сексом. Но сама этого никогда не делала. И сейчас ей не просто страшно, а безумно страшно. Этот страх даже превысил на какое-то время боязнь за сестру. Десятилетняя девочка борется за свою жизнь, и ради этого Ира продала свою честь. Продала дорого. Не потребуют ли от нее за эти деньги невозможного?

Отчасти чтобы отвлечься от панических мыслей Ира позвонила в больницу. Врач оказался на месте и бодрым голосом сообщил, что Лизу начинают готовить к новому лечению. Если показатели будут в норме, то начнут его на следующей неделе в четверг. О другом варианте развития событий Ира решила не думать. Все будет хорошо, и Лиза обязательно поправится. И нужно обязательно найти возможность навещать ее. Об этом ей придется просить своего временного хозяина.

Ира так и просидела на кровати, размышляя обо всем сразу, пока не распахнулась дверь в комнату и Ольга не сообщила, что хозяин приглашает ее составить ему компанию за ужином.

– А имя у вашего хозяина есть? – поинтересовалась она у домработницы по пути в столовую.

– Имя есть, но сообщит он его вам сам, если посчитает нужным, – вежливо ответила Ольга, но посмотрела на нее с недовольством. – Вы не должны были покидать свою комнату. Если хотите, чтобы и дальше все было хорошо, во всем слушайтесь хозяина, – перешла женщина на более доверительный тон.

Скольких таких, как она, Ольга тут повидала? Как часто проводятся такие аукционы, где девушек выставляют как ходовой товар? Сама она узнала о нем случайно от подруги. Катя долго мялась, прежде чем предложила ей принять участие в аукционе. Перед этим они обсудили все возможные и невозможные варианты. Такую сумму достать было просто нереально. Даже если продать квартиру и дачу, наберут чуть больше половины. И времени это займет уйму. А операция Лизе требуется срочно. И конечно же, долго Ира не думала, согласилась. Ну а дальше Катя свела ее с нужным человеком, который обо всем и договорился.

Ира так и не поняла, откуда Катя знает про этот аукцион? Подруга сказала, что услышала о нем случайно. Но случайно не узнают все до мельчайших подробностей, вплоть до описания внешности ведущего торгов. Неужели именно так подруга зарабатывает на жизнь? Впрочем, не Ире осуждать ее точно.

– Приятного аппетита! – проговорила Ольга, распахивая перед Ирой дверь в столовую.

Рейтинг@Mail.ru