Новогодний детектив (сборник)

Дарья Донцова
Новогодний детектив (сборник)

8

Когда Алексей, стоя в темной прихожей, осторожно выглянул из-за угла, он увидел картину, которая не могла его обрадовать. Маша, Викуся, Женька и ее муж Славик сидели за праздничным столом, держа в руках бокалы с шампанским. А на экране включенного телевизора президент страны громко перечислял достижения и высоты, которые «страна достигла за минувший год».

Алексей быстро скрылся и, прижавшись спиной к стене, прошептал:

– Ч-черт.

– Что такое? – донесся из наушника встревоженный голос Кима.

– Я совсем забыл, что сегодня новогодний вечер, – прошептал Алексей в микрофон, пристегнутый к вороту пальто.

Ким фыркнул из наушника:

– Сразу видно, что ты холостяк. Она с кем-то отмечает?

– Да. Здесь ее дочь Вика. И еще какая-то парочка – тощая брюнетка с большой грудью и ее мужик.

– Мужик здоровый?

– Типа тебя.

– Тогда действуй потише, чтобы он не разобрал тебя на запчасти.

– Постараюсь.

Алексей опустил взгляд и увидел Ватрушку. Собачка стояла прямо перед ним, с любопытством глядя на него своими тускло мерцающими глазенками.

Он поднес палец к губам и тихо проговорил:

– Тсс.

Ватрушка слабо тявкнула, затем повернулась и засеменила в гостиную. Алексей облегченно выдохнул, затем отлип от стены, осторожно пробрался к ванной комнате, бесшумно открыл дверь и проскользнул внутрь. Из гостиной донесся волнующий звук курантов, отбивающих полночь. Алексей включил фонарик, затем шагнул к стиральной машинке и сунул руку за ее заднюю панель. Рука ничего не нащупала. Он пошарил еще. Пусто.

– Что за…

И в эту секунду в ванной ярко вспыхнул свет. Алексей быстро оглянулся на дверь и увидел Машу.

– Маша! – сипло воскликнул он.

Она прищурилась и произнесла с холодной иронией:

– А ты кого ожидал увидеть? Деда Мороза?

– Я… – Он осекся.

– Что-то потерял?

Алексей молчал, понимая, что прокололся и что прощения ему за этот прокол не будет.

– Случайно не это? – снова спросила Маша и вынула из-за спины кейс.

Пару секунд они молчали. Первой молчание нарушила Маша.

– Ты скажешь мне, что это? – резко спросила она.

– Это мое… слесарное оборудование, – сказал Алексей.

– Вот оно что! Наверное, ты собирался сделать мне сюрприз и починить ванну? Я угадала?

Алексей хмыкнул.

– Почти.

Маша положила кейс на край ванны. Щелкнула замочками и открыла его. Алексей с изумлением посмотрел на открытый кейс, перевел взгляд на Машу.

– Как ты узнала код?

– Вспомнила кое-что. – Она усмехнулась. – Восемь. Три. Два. Один, один. Восьмое марта две тысячи одиннадцатого года. День, когда ты развелся. Давай-ка посмотрим, что в кейсе.

Она достала из кейса планшетник.

– Это что, компьютер? Зачем слесарю компьютер?

– Он нужен мне для работы.

– А электронный бинокль? – Она вынула бинокль. – Он тоже нужен тебе для работы?

Алексей пожал плечами:

– Ну, да. Ювелир тоже выставляет в глаз лупу, но тебя ведь это не удивляет.

Маша снова переворошила вещи в раскрытом кейсе.

– Электронные носители… Записная книжка…

Алексей помолчал немного, собираясь с мыслями, затем негромко проговорил:

– Маша, я должен тебе кое-что сказать. Это не слесарные инструменты. И я не слесарь.

– Вот как? – Она вскинула голову и прищурилась. – И кто же ты?

– Я вор.

– Что? – растерялась Маша.

– Это элитный дом, здесь живут богатые люди. В квартирах полно всякого ценного барахла. Вот я и решил тут разжиться.

– Но… бинокль, – растерянно вымолвила Маша.

– Он нужен был, чтобы следить за одной из квартир. Я собирался ее «обнести».

Маша с оцепеневшим лицом и с биноклем в руках прошла к окну.

– Где эта квартира? – деревянным голосом спросила она. – Покажи мне.

Алексей встал рядом с ней и показал пальцем на одно из окон.

– Вон оно. С красными шторами. На этаж ниже тебя.

Маша поднесла бинокль к глазам и посмотрела на окно с красными шторами. Отняла бинокль от глаз и перевела взгляд на Алексея. Секунда молчала, а потом тихо проговорила:

– Значит, ты использовал меня?

– Совсем нет, – быстро сказал Алексей. – Если бы я хотел тебя использовать, я бы просто обворовал твою квартиру. И смылся бы, пока ты спишь. Это все никак не связано с нашими с тобой отношениями. Поверь!

Некоторое время Маша о чем-то размышляла, а потом взгляд ее вдруг посветлел, она посмотрела на Алексея и спросила:

– Тебе стало легче от того, что ты мне во всем признался?

– Да, – сказал Алексей и напряженно улыбнулся. – Намного. Просто камень с души упал.

– Ладно, – выдохнула Маша. – Вот как мы поступим. Мы поедем в полицию, и ты во всем сознаешься.

Алексей опешил.

– Что, прямо сейчас?

– А зачем тянуть? Как там у вас говорят? «Раньше сядешь – раньше выйдешь». Разве не так?

– Так, но…

Вдруг он осекся и уставился на освещенное окно с красными шторами.

– Прости! – Алексей с силой вынул из ее пальцев бинокль и поднес его к глазам. Секунду смотрел, а затем вымолвил яростно: – Черт!

Опустил бинокль и быстро шагнул к двери.

– Куда ты?! – окликнула его Маша. – Мы еще не закончили!

– Прости, – снова сказал он и вышел из ванной.

Из холла донесся глухой звук удара, затем тихий стон, а секундой позже – шум упавшего на пол тела. Маша выскочила из ванной и увидела лежащего на полу Алексея. Славик стоял над ним, потирая правый кулак. Рядом, с выпученными от любопытства и страха глазами, стояли Женька и Викуся.

– Что произошло? – испуганно спросила Маша.

Славик усмехнулся и самодовольно проговорил:

– Я его вырубил. Хуком справа.

– Зачем?

– Он ведь преступник. Я его обезвредил.

Женька моргнула длинными ресницами и с сочувствием проговорила:

– Прости, Муся, но мы все слышали.

– Мамочка! – Викуся бросилась к матери и обняла ее. – Прости, что привела его в дом!

– Ничего. – Маша погладила дочку по голове, затем отстранила ее и подошла к распростертому на полу Алексею. Присела рядом и ощупала его шею.

– Да не бойся, это всего лишь нокаут, – пробасил Славик. – Через пару минут он придет в себя. Говорю тебе, как камээс по боксу.

Маша выпрямилась. Обвела напряженные лица взглядом и сказала:

– Ладно. Побудьте с ним, а я пойду предупрежу хозяев квартиры. Вдруг у него есть сообщники?!

– Может, нам вызвать полицию? – неуверенно спросила Викуся.

Маша покачала головой:

– Нет. Я хочу с ним поговорить. Сама.

– Зачем тебе это? – удивленно спросила Женька.

– Затем, что я его люблю.

Женька и Викуся уставились на Машу расширившимися от удивления глазами, а Славик разомкнул губы и сказал:

– Да, но ведь он…

– Знаю, – сказала Маша. – Но сердцу не прикажешь. Приложите ему лед к лицу. И подложите под голову подушку. Я скоро!

Маша сунула ноги в унты, накинула куртку и вышла из квартиры.

9

После первого звонка никто не открыл. Маша позвонила снова. Подождала. Опять тишина. «Странно, – подумала Маша, – ведь в квартире горел свет». Она задумчиво, почти машинально положила пальцы на дверную ручку и слегка надавила. Раздался тихий щелчок – дверь чуть приоткрылась.

Маша, секунду поколебавшись, открыла дверь шире и вошла в холл.

– Эй! – окликнула она. – Есть кто-нибудь дома?

В ответ – ни звука. Маша огляделась. Квартира была похожа на ту, в которой жила она сама. Оформлена иначе (хай-тек, черно-белые стильные фотографии), но так же богато.

– Я ваша соседка из бокового крыла! – громко сказала Маша. – Дверь была открыта!

Никто не отзывался. Маша прошла в комнату. Люстра ярко освещала дорогой диван, стеллажи с сувенирами, отражалась в огромном экране телевизора.

– Кто вы? – негромко проговорил мужской голос у нее за спиной.

Маша вздрогнула, обернулась. Перед ней стоял невысокий полноватый мужчина в мятой льняной рубашке и светлых брюках, с чуть одутловатым удивленным лицом. В руке он держал зубную щетку.

– Здравствуйте! – Маша вежливо улыбнулась. – Я ваша соседка. Меня зовут Мария Светлова.

– Очень приятно. – Он неуверенно улыбнулся. – И что вас сюда привело, соседка Мария?

– Я… – Маша сглотнула слюну от волнения. – Я хотела вас предупредить.

– О чем?

– За вашей квартирой следят. Советую вам сменить замки. И еще… купите собаку – с ней будет надежнее.

Мужчина растерянно моргнул.

– Ничего не понял. Какие замки? Какие собаки? Кто за мной следит?

– Один… вор. Он… – Маша замялась. – Он следил за вашим окном в бинокль. Я видела. Из окна подъезда.

– В бинокль? – удивился мужчина. И посмотрел на окно гостиной.

Он вдруг двинулся с места, подошел к окну и задернул шторы.

– Ладно, – сказала Маша, чувствуя себя так глупо, что ей захотелось уйти отсюда побыстрее. – Я выполнила свой гражданский долг. Теперь мне пора идти.

– Не спешите, – сказал мужчина. И мило, совершенно по-домашнему ей улыбнулся. – Уверен, что все не так страшно, как вы описали, но в любом случае спасибо. Могу я напоить вас чаем? У меня есть превосходный черничный джем.

– Я не…

– Сегодня новогодняя ночь, а я встречаю ее один, – с виноватой улыбкой сказал мужчина. И добавил, состроив брови «домиком»: – Останьтесь хотя бы на десять минут.

Маша колебалась. С одной стороны, ей было жаль этого милого толстячка, в квартиру которого она так бесцеремонно ворвалась. С другой – дома ее ждали дочь, друзья и… Алексей.

– Спасибо, но мне пора, – сказала она. – И не забудьте об осторожности. Да, и с Новым годом вас!

Маша повернулась к двери, но не успела сделать и шага, как стальные пальцы сдавили ей сзади шею. Маша вскрикнула – и вдруг увидела перед собой Алексея. Он стоял у двери гостиной.

– Стой на месте и не дергайся, – холодным, зловещим голосом приказал ему толстяк, продолжая сжимать шею Маши.

 

Маша обомлела от ужаса и боли. Она попробовала сбросить руку толстяка, но у того была железная хватка. Что-то твердое ткнулось ей в висок, она скосила глаза и увидела серебристый ствол пистолета.

– Не трогай девушку, – сухо сказал Алексей толстяку. – Она здесь ни при чем.

– Да ну? – Толстяк ухмыльнулся. – Выверни карманы! – приказал он затем.

Алексей послушно вывернул карманы. Толстяк резко толкнул Машу вперед, Алексей подхватил ее и сжал в объятиях.

– Сколько вас? – спросил толстяк.

– Двое, – сказал Алексей.

– Внизу кто-нибудь ждет?

– Нет.

Толстяк направил дуло пистолета на Машу и коротко приказал:

– На колени! Оба!

– Я не собираюсь вставать на колени, – подрагивающим от ужаса и гнева голосом сказала Маша.

– Придется, – тихо проговорил Алексей. – Иначе он нас убьет.

– Уж будьте уверены, – ухмыльнулся толстяк.

Алексей и Маша опустились на колени.

– Кто он такой? – хриплым голосом спросила Маша.

– Преступник, – ответил ей Алексей. – Профессиональный убийца. Его разыскивают по всему миру.

– А ты?

– Сотрудник Интерпола.

Маша покосилась на Алексея, потом перевела взгляд на толстяка и спросила:

– Он… нас убьет?

– Это вряд ли, – сказал Алексей.

По лицу толстяка пробежала тень.

– Что? – сухо спросил он.

– Ким, пора! – крикнул вдруг Алексей.

И толкнул Машу на пол, бросился сверху, прикрывая ее своим телом. Громко звякнуло разбитое стекло. Лицо киллера оцепенело, он еще секунду стоял неподвижно, а затем ничком рухнул на пол.

Из его толстой шеи, с задней стороны, торчала маленькая стрела-ампула с красным оперением.

Алексей вскочил на ноги, шагнул к киллеру и быстро вынул из его руки пистолет. Сунул пистолет в карман пальто. Затем подошел к пробитому окну, поднял руку и показал кому-то пальцы, сложенные в знак «ОК».

– Что случилось?! – недоуменно и испуганно крикнула Маша. – Что с ним?! Он умер?!

– Нет, – ответил Алексей и с облегчением вытер рукавом пальто вспотевший лоб. – Через полчала придет в себя. Это дротик-шприц со снотворным. – Алексей протянул ей руку. – Тебе больше незачем сидеть на полу, – с улыбкой сказал он.

Они снова расположились за праздничным столом, но теперь их было шестеро: Маша, Викуся, Женька, Славик, Алексей и верзила Ким. Перед каждым из них стоял бокал с шампанским, но никто не пил, все слушали Алексея.

– Мы выслеживали его полтора месяца, – рассказывал тот. – В этой квартире живет его подружка. Мы были уверены, что он когда-нибудь объявится. Маша, в тот день, когда мы с тобой познакомились, я устанавливал в ее квартире прослушку. Случайно встретился с твоей дочкой…

– Случайностей не бывает, – быстро и веско вставила Вика.

– Я тоже так подумал, – улыбнулся Алексей. – Хотя сразу понял, что ты приняла меня за другого. Ну, а потом… Потом все завертелось. Твоя квартира оказалась очень удобной для наблюдения за киллером. Дело в том, что этот парень всюду приходит… то есть приходил ночью. Как ночной хищник.

– Но как ты оказался в квартире? – нетерпеливо спросила Маша. – Я ведь оставила тебя на попечение Славику. А он парень крепкий.

– Камээс по боксу, – вставил Славик негромко, но со значением.

Алексей улыбнулся:

– Да, Славик парень крепкий. Но драться мне с ним не пришлось. Вскоре после того, как ты ушла, я очнулся. Объяснил ребятам ситуацию. Они мне поверили. В машине на улице меня ждал Ким. Он мой напарник. Я вызвал его для подстраховки, попросил прихватить с собой ружье с дротиками, а сам отправился за тобой. Вот и вся история.

– Ура! – весело сказал Ким. – А теперь давайте, наконец, выпьем!

Он поднял свой бокал. Остальные последовали его примеру.

– Ты меня спас, – сказала Маша, глядя на Алексея.

– Не я – Ким. Он спас нас обоих.

– Ты хотя бы Алексей?

– Алексей, Алексей, – весело ответил за него Ким. – Капитан Алексей Щеголев! Мой друг и коллега!

Маша облегченно вздохнула:

– Слава богу. Не придется привыкать к другому имени.

– Привыкать? Значит, ты меня… простила?

– Заткнись, – тихо сказала Маша. – Просто помолчи. – И добавила усталым голосом: – Слишком много информации для одного вечера.

– С Новым годом! – громогласно провозгласил Ким.

– И ура Интерполу! – радостно поддержала его Викуся.

Все стали весело чокаться, а Маша нагнулась к Алексею и негромко произнесла:

– Кстати, я тебе говорила, что квартира, в которой я живу, не моя?

– Что? – не понял Алексей. – Как не твоя?

– И компании у меня никакой нет. Это все выдумала моя дочь. – Маша внимательно посмотрела ему в глаза. – Что ты об этом скажешь?

Алексей улыбнулся и ответил:

– Скажу, что у тебя классная дочь! С новым счастьем!

Маша засмеялась, и он поцеловал ее в смеющиеся губы.

Дарья Донцова
Кекс от сапожника

Пироги должен печь пирожник, у сапожника они не очень хорошо получаются.

Мой чемодан на ленте транспортера оказался одним из последних, я схватила его и рысью понеслась на остановку такси. Купив билет на самолет, который вылетал из Костюково в Москву в восемь утра, я сначала расстроилась. Это во сколько же мне придется вставать? В аэропорт нужно приехать за три часа до посадки, а я не умею быстро собираться и терпеть не могу вскакивать с кровати ни свет ни заря. Но билетов на другие рейсы не было, тридцатого декабря все хотели переместиться в столицу.

– Зачем тебе домой? – спросила Катя, к которой я прилетела на свадьбу несколько дней назад. – Оставайся, вместе встретим Новый год.

– Спасибо, но нет, – отказалась я, – у нас традиция. Мы собираемся за столом всей семьей. Мопс Хуч изображает Деда Мороза, пуделиха Черри – Снегурочку, остальные собаки наряжаются зайчиками. И мне надо испечь рождественские кексы, без них нет новогоднего праздника.

– Бороду вы Хучу приклеиваете или привязываете? – полюбопытствовала Катюша.

– Она на резинке, а тесто для кексов я делаю по особому секретному рецепту, мои маффины самые вкусные, – объяснила я и пошла складывать чемодан.

Через полчаса мне стало понятно: все подарки, которые Екатерина передает Маше, Александру Михайловичу, моему мужу Феликсу, собакам и ворону Гектору, в небольшой саквояж не влезают. В тот момент, когда я пыталась утрамбовать в него трехкилограммовую жестянку с собачьими конфетами, в комнату вошла Катерина со словами:

– Чуть не забыла! Вот еще бутылка коньяка для полковника.

– И без нее ничего не помещается, – расстроилась я, – и в салон с таким количеством спиртного никогда не пустят.

– Ерунда, – отмахнулась Катюша, – возьмешь мой чемодан, в него можно даже слона запихнуть.

– Тогда придется багаж ждать, – заныла я, – лишний час в Шереметьеве стоять, а с кабинным саквояжем…

– А с кабинным мои подарки до Маруськи, Дегтярева и остальных не доберутся, – перебила подруга.

Делать нечего, пришлось согласиться с Катей. Сдавая чемодан, я с запозданием сообразила, что у него на ручке нет бирки с моим номером телефона. Если он потеряется, мне не сообщат. Но никаких неприятностей не случилось, правда, мой багаж появился в зале прилета одним из последних.

Я быстро добралась в Ложкино, решила достать подарки, залезла в чемоданчик и увидела… совершенно незнакомые вещи.

Сверху лежал красивый ярко-фиолетовый кашемировый свитер моего размера, под ним обнаружилась черная юбка-карандаш, несколько блузок, две пары туфель в мешочках, всякие мелочи, а на дне лежали папки с какими-то документами.

Несколько минут я в растерянности пялилась на все это великолепие, потом опомнилась. Хватит таращиться на чужое барахло, даже если я весь день буду гипнотизировать бумаги, они не превратятся в бутылку коньяка для Дегтярева. Понятно, что кто-то перепутал багаж, схватил мой и унесся. Сейчас у многих людей одинаковые чемоданы, поэтому и нужны бирки. Умная женщина снимет багаж с транспортера и посмотрит, кому он принадлежит. Ключевое слово здесь «умная». Увы, и я, и незнакомый мне пассажир оказались из другой стаи.

Дверь в мою спальню приоткрылась, я села прямо в раскрытый чемодан и заулыбалась. Ни за что не расскажу, что приключилось. Но в комнату вместо кого-то из домашних вбежала Афина, в зубах она держала пакет. Увидев меня, собака шлепнулась на живот и быстро заползла под кровать.

Я встала.

– Афина, что и у кого ты сперла?

– М-м-м, – заворчала она в ответ.

Я опустилась на колени.

– Фина, мы не первый год вместе, и все в доме отлично знают, что ты обожаешь утаскивать пакеты. Причем не пустые, а набитые. В пятницу ты сперла из бани пластиковую сумку с купальниками и закопала ее под своим матрасом, не знаю, как ты, дорогая, развлекалась в мое отсутствие, но сейчас я вижу мешок из супермаркета. Ну-ка…

Я вытащила добычу собаки из-под кровати.

– Журналы! Зачем тебе глянцевые издания, которые с упоением читает Ира? Просто безобразие!

Афина обиженно заворчала, но наружу не выползла. Я вышла из спальни, спустилась на первый этаж, вернула пакет в комнату домработницы, вернулась назад и позвонила Кате. У нее сработал автоответчик:

– Всем привет. Если кто забыл, напоминаю: у нас с Гариком медовый месяц. Не звоните нам, вернемся через неделю.

Я присела около открытого чемодана и только сейчас увидела бирку на его ручке. Ура! У меня есть телефон того, кто, вероятно, забрал мой багаж. Я быстро набрала номер, в ухо ворвался чуть хриплый женский голос.

– Вы позвонили Елене Касаткиной. Прошу не беспокоить, у меня мигрень, я легла спать.

Я прекрасно знакома с мигренью. Поэтому знаю, что во время приступа лучше всего заползти под одеяло и постараться заснуть. Незнакомая мне Елена дома, но ее нельзя беспокоить. Но головная боль может длиться несколько дней, в моем чемодане новогодние подарки, да и незнакомой Касаткиной, наверное, хочется получить свой саквояж, в нем какие-то документы, наверное, они ей очень нужны. Надо поехать к ней и обменяться вещами. Но ее адрес мне неизвестен.

Я опять схватилась за трубку. Ну, это не беда, сейчас Гена, мой друг, сотрудник отдела Дегтярева, живо узнает, где живет Елена. Зная мобильный номер, это сделать нетрудно.

Через полчаса я, озираясь по сторонам словно неопытный домушник, поспешила в прихожую.

– Вы куда? – крикнула мне в спину домработница Ира. – Хотели вечером свои кексы печь.

– Скоро вернусь, – пообещала я, – не подходи к кастрюле с тестом, еще испортишь его.

– Это вряд ли, – пробурчала Ирка, – оно у вас и без меня… м-да… очень вкусное.

Я села в машину и поехала в Куркино.

* * *

Нажимать на звонок пришлось долго, дверь никак не хотели открывать, наконец раздался тихий голос:

– Кто там?

– Здравствуйте, Елена, – обрадовалась я, – меня зовут Дарья. Извините, что разбудила.

В ответ не раздалось ни звука.

– Елена, вам плохо? – испугалась я. – Может, «Скорую» вызвать? Вы уверены, что у вас мигрень? Вдруг давление сильно подскочило? Мы перепутали багаж в аэропорту, привезла ваш чемодан, хочу обменять его на свой.

Послышалось тихое пощелкивание, дверь распахнулась, я увидела стройную женщину в темно-синих джинсах, красном свитере и сразу узнала ее. Касаткина сидела через проход от меня, весь полет до Москвы она печатала что-то на айпаде. Я обратила внимание на эту пассажирку из-за ее внешности. Темные волосы Елены были уложены в замысловатую вечернюю прическу, на лице был парадный макияж, явно сделанный ради какого-то праздника. Поскольку косметика слегка «потекла», я подумала, что незнакомка веселилась всю ночь напролет и приехала в аэропорт прямо с тусовки. Переодеться в обычную одежду она успела, а вот смыть красоту нет. Помнится, я позавидовала работоспособности женщины. Рейс был ранний, три четверти пассажиров сладко похрапывали в креслах, меня саму тянуло в сон, а эта дама как ни в чем не бывало что-то писала.

– Вот ваш чемодан, – улыбнулась я, – отдайте мой.

– Спасибо, – прошептала хозяйка и потерла запястья, – мне хочется лечь. Голова болит. Мигрень.

– Очень хорошо вас понимаю, – сказала я, – уже ухожу, но мне надо забрать свой багаж.

Елена съежилась.

– Ваш багаж?

– Да, – подтвердила я, – такой же серый чемодан, который взяли вы или… Вы его не брали? Поняли, что это чужой, и оставили в аэропорту?

– А-а-а-а, – протянула хозяйка квартиры и вновь потерла запястья, – ясно, я вспомнила вас. Вы сидели через проход.

– Верно, – согласилась я.

– Мы хорошо долетели, кормили вкусно.

Я удивилась, на мой взгляд, ничего оригинального нам не предложили, обычный набор, но из вежливости решила согласиться:

– Вы правы. Еда была замечательная.

 

– «Аэрофлот» очень старается, – продолжила Касаткина, постоянно потирая запястья.

Я опешила.

Если память мне не изменяет, нас везла другая компания. У меня накопительная карточка «Аэрофлота», и моя жаба горестно вздыхала, оплачивая билет. Жабенка понимала, что этот полет бонусов госпоже Васильевой не принесет.

– В особенности мне понравились макароны, – продолжала странный разговор Лена, – такие смешные, в виде машинок. Тальятелле.

– Ага, – протянула я, не зная, как реагировать на слова Касаткиной.

Пастой пассажиров на борту не баловали. Нам подали стаканчик кофе, несколько булочек, пару ломтиков сыра, масло и крохотную баночку джема. Все это не очень-то изысканно и, кстати, тальятелле никогда не бывают похожи на автомобили, это лапша, только не короткая, а длинная.

– Дорогая, что случилось? – спросил крепкий мужчина, выходя в прихожую.

На нем был короткий халат, судя по расцветке, явно женский, под ним темнели брюки, из-под которых виднелись черные ботинки на толстой подошве.

– Вот она перепутала наши чемоданы, – неожиданно бойко зачастила Лена, – привезла мой, хочет забрать свой.

– Отлично, – кивнул незнакомец. – Эй, Витя, прикати сюда багаж.

Послышался стук, в холле возник мой саквояж, его толкал тощий высокий белобрысый парень в джинсах.

– Забирайте, – велел первый мужик.

– Спасибо, – пробормотала я, – извините, пожалуйста, что доставила вашей жене неприятности.

– Ничего, до свидания, – отрезал дядька.

– Прекрасные тальятелле «Аэрофлот» подает, – тоскливо произнесла Елена, – мы сегодня утром их в самолете ели.

– Витя, уведи свою сестру, – распорядился крепыш.

Парень в джинсах взял Касаткину под руку.

– Пошли, тебе надо лечь.

Лена покорно двинулась в сторону коридора.

– Моя жена страдает мигренями, – неожиданно приветливо пояснил хозяин, – когда на нее накатывает, она пьет таблетки горстями и делается неадекватной. Несет чушь. Не обращайте внимания. Наверное, она просто проголодалась, Лена обожает макароны. Пойду сварю ей спагетти.

Произнося сей спич, он выпихнул мой чемодан из прихожей на лестницу. Я вышла за порог, дверь в квартиру захлопнулась.

Сев в машину, я набрала телефон Дегтярева и рассказала ему историю с чемоданом.

– Почему-то меня произошедшее не удивляет, – заворчал толстяк, – хорошо, что ты не махнулась с кем-то головой. Хотя… может, заполучив чужой мозг, ты перестанешь вести себя по-идиотски.

– С Леной что-то не так, – перебила я полковника, – очень странно она себя вела.

– Ммм, – простонал Александр Михайлович, – чем ты в самолете занималась?

– Книгу читала, – удивилась я вопросу.

– Очередную Смолякову?

– Да, – подтвердила я, – мне здорово повезло, в аэропорту продавали новый роман Милады «Странная тетя Лошадь».

– Понятно, – протянул Дегтярев, – езжай домой, разложи вещи, выпей чаю, посмотри телик, наряди елку, короче, займись чем-нибудь полезным. Но, очень прошу, не делай двух вещей: не пеки рождественские кексы и не прикасайся к детективам Смоляковой.

– Почему? – не поняла я.

Дегтярев откашлялся.

– Скажу честно. Твои маффины жуткая гадость. Сверху они всегда подгоревшие, а внутри полусырые. Не знаю, коим образом ты ухитряешься достичь столь странного эффекта. А еще они с начинкой из мелких камней.

– Внутри орехи, изюм и специи, – рассердилась я, – у меня лучшие в мире рождественские кексы, и Маша, и все друзья, которым я маффины дарю, да и ты сам их всегда нахваливаете. И при чем тут Смолякова? Я обожаю ее криминальные истории.

– Дашенция, – вздохнул Дегтярев, – конечно, тебе говорят приятные слова. А как поступить, когда в руки суют коробочку с кособоким маффином и щебечут: «С Новым годом! Я испекла для тебя вкуснятин, попробуй. Ну как? Нравится? Чудный кекс? Да? Нравится? Нравится?» Лично я начинаю давиться этой дрянью, царапать язык о находящуюся в ней гальку и рассыпаться в похвалах. Что же касается Смоляковой, то, начитавшись ее мало похожих на правду историй, ты становишься маниакально подозрительной, тебе повсюду мерещатся серийные маньяки. Помнишь, как ты переполошила весь мой отдел, заявив, что дворник в доме, где живет Оля Григорьева, убил восьмерых мужчин? И что на деле оказалось? Дворник тишайшее существо, изо всех сил старается услужить жильцам, чтобы получить чаевые. Просто ты накануне завершила чтение очередного опуса Милады, а там главный злодей подметальщик улиц в розовых ботинках!

Я нажала на красную кнопку. Все понятно. Толстяк только что вернулся с совещания, где ему досталось по первое число, вот он и злится. Мои кексы замечательные, как раз сегодня вечером я собиралась их печь и обязательно выполню задуманное. Но полковник не получит ни крошки! Ему Дед Мороз положит под елку только пену для бритья.

Я поерзала на сиденье и звякнула Гене, правой руке толстяка.

– Ну и что тебя насторожило? – спросил тот, спокойно выслушав мой рассказ.

Я начала перечислять:

– Дверь долго не открывали, распахнули лишь после того, как я крикнула: «Может, вам плохо? Вызвать «Скорую»? Хотя только после этих слов я сообразила сказать про перепутанный багаж. И вот тогда створка сразу открылась. Создалось впечатление, что сначала меня не хотели впускать, хозяйка стояла в прихожей и ждала, когда незваная гостья уйдет, но, услышав про чемодан, изменила свое решение.

Гена издал смешок.

– И что? Тетка только прилетела, собралась отдохнуть, а в квартиру не пойми кто ломится. Вот и не обрадовал ее твой визит. А чемодан бабе нужен. Где здесь криминал? Даша, иногда нож это просто нож, а не орудие убийства, им хлеб-колбасу кромсают. А ты глядишь на него и черт-те что себе представляешь.

– Дослушай до конца, – попросила я, – у Елены на автоответчике было сообщение про мигрень. А когда я вошла в прихожую, то увидела, что она все еще с замысловатой прической, макияжем и в джинсах, то есть в том виде, в каком сидела в самолете.

– И что? – не понял Геннадий.

– Уж поверь мне, если в висок вгрызается зверь по имени «гемикрания»[1], сразу вытащишь из волос любые заколки, смоешь красоту с лица и стянешь узкие штаны, – объяснила я. – Эти нехитрые меры слегка облегчают состояние. И заснуть в полной экипировке не удастся. Не болела у Елены голова. В холле ярко светила люстра, но Касаткина не щурилась, ее сияющие лампы не раздражали. Она завела разговор про макароны. Лично я в момент приступа даже подумать о еде не могу, меня сразу начинает наизнанку выворачивать. Нет у Елены никакой мигрени. Зачем она мне наврала?

– Фиг ее знает, – ответил Гена.

– А разговор про «Аэрофлот» и про вкусный завтрак? – не утихала я. – Мы летели рейсом авиакомпании «Атур», еду нам предложили мерзкую, булочки напоминали картон. Макарон в помине не было. И тальятелле никогда не делают в виде машинок. И дома Лена все время терла запястья, они у нее были красными. Кроме нее в квартире было двое мужчин. Оба светловолосые, голубоглазые, один толстый, лет пятидесяти, он сказал, что жена, приняв таблетки от мигрени, начинает нести чушь. И он же велел второму: «Витя, уведи сестру». Значит, Виктор брат хозяйки.

– Логичное предположение, – согласился Гена.

– Но Касаткина брюнетка, – продолжила я, – с карими глазами, смуглой кожей, полагаю, она еврейка, у нее характерная для иудеек фигура: большая грудь, не очень длинные полные ноги, тонкая талия. Еврейки очень женственны, сексуальны, красивы, но они не похожи на моделей, которые разгуливают по подиуму.

– И хорошо, – хмыкнул Гена, – на мой взгляд, «вешалки» все страшные.

– А вот ее брат ростом под два метра, тощий, светловолосый, с кожей, как у молочного поросенка, сутулый… Еврейской крови в нем, похоже, нет ни капли. Ну прямо «близнец» своей сестры.

– Елена от одного брака отца, Витя от другого, – нашел объяснение Геннадий.

– Ботинки! – воскликнула я. – Супруг Лены вышел в прихожую в коротком халате, он заканчивался где-то на середине бедра, имел розово-сиреневую расцветку. Из-под него виднелись обычные брюки и…

– Подумаешь, – перебил Гена, – парень пил чай на кухне, сидел голым по пояс, услышал из прихожей голос незнакомой женщины, решил выяснить, кто и зачем в дом приперся, постеснялся без майки выходить, схватил первое, что попало под руку, и накинул на плечи. А подвернулся халат жены, висевший на стуле. Все загадочные ситуации имеют простое объяснение.

– …и ботинки, – продолжила я, – на ногах у супруга были уличные, тяжелые, на толстой «тракторной» подошве. Ты, когда приходишь домой, что делаешь?

– Жру, – ответил Гена, – я припираюсь ночью, Светка с Мишкой уже дрыхнут. Слопаю зараз обед-ужин и с полным животом в койку.

– Прямо в ботинках?

– Издеваешься? Обувь сразу скидываю, Светка убьет, если я натопчу, у нее бзик на чистоте, – ответил приятель.

– Почему муж Елены сидел в штиблетах? – гнула я свою линию. – В халате, но в уличных туфлях? Вопросов у меня много, а ответ, похоже, один. Когда Елена вошла в квартиру, ее там ждали незваные гости: Витя и «муж». Они связали ей руки и начали что-то у нее требовать. Парни не похожи на профессиональных преступников. Касаткина, очевидно, не соглашалась делать то, что от нее требовали, но ее не били, на лице кровоподтеков не было. А потом…

1Гемикрания – hemicrnia – неврологическое заболевание, которое в народе называют мигренью.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru