Новогодний детектив (сборник)

Дарья Донцова
Новогодний детектив (сборник)

4

Два дня спустя

Маша лежала в кровати, чуть прикрыв грудь покрывалом, и смотрела в окно. За окном горели фонари, весело мигали новогодними огоньками витрины магазинов.

– Ты была замужем? – спросил Алексей.

Маша отвела взгляд от окна и посмотрела на Алексея. Он лежал на боку, подперев руку ладонью и с нежностью глядя на Машу. В полумраке комнаты лицо его казалось худощавым и совсем молодым, и Маше это нравилось.

– Да, была, – сказала она. – А ты? Ты был женат?

– Угу. – Он улыбнулся. – Но это было давно. Так давно, что я почти забыл. – Он наклонился, поцеловал Машу в волосы и спросил: – Как ты с ним познакомилась?

Маша откинула со лба прядку волос и сказала с ироничной улыбкой:

– Увидела на дискотеке двух парней. Один показался мне слишком красивым – а с красивыми всегда много проблем, и я взяла второго.

Алексей засмеялся.

– В здравомыслии тебе точно не откажешь.

– Это точно, – улыбнулась Маша.

Он нежно коснулся губами ее виска. Маша поежилась от удовольствия.

– Ну, а ты? – спросила она. – Где ты познакомился со своей бывшей?

– На горнолыжном курорте. Она выпила слишком много чая с утра, и на вершине горы ей приспичило. Она отошла в кустики – как была, на лыжах. Спустила штаны и присела. И тут – лыжи поехали.

Маша округлила глаза.

– Что, правда?

Алексей кивнул:

– Угу. Моя милая бывшая женушка неслась по склону горы с голой попой, – продолжил он, улыбаясь. – Скорость была приличная, и тут на пути попался я. Она сбила меня с ног, и мы кубарем покатились с горы. Первое, что я увидел, когда пришел в себя и открыл глаза – ее голую попу, слегка припорошенную снегом. Попа показалась мне очень красивой, и через две недели я женился.

– Очень романтичная история! – смеясь, сказала Маша. – Твоей бывшей повезло, что у нее красивая попа.

– Не то слово. Она до сих пор ловит на нее мужиков – как на живца. – Алексей усмехнулся, и глаза его матово блеснули в полумраке. – У нас на кухне недопитое вино. Принести тебе бокал?

– Принеси, – с улыбкой сказала Маша.

Алексей быстро поднялся с кровати, быстро надел джинсы и вышел из спальни. Маша проводила его взглядом, затем откинулась на спину и сладко потянулась. Уже несколько лет ей не было так хорошо!

На кухне Алексей достал из холодильника бутылку «Шардоне», наполнил бокал Маши, а потом глянул на дверь и секунду прислушивался, после чего извлек из кармана джинсов крошечную капсулу, разломил ее над бокалом и высыпал содержимое капсулы в вино.

Когда он принес вино в спальню, Маша ждала его, сидя на кровати с дымящейся сигаретой в тонких пальцах.

– Ого! – удивился Алексей. – Ты куришь?

– Нашла пачку сигарет в тумбочке, – виновато сказала она. – Решила, почему бы не выкурить одну? По студенческой привычке. Хочешь?

– Нет. Я бросил восемь лет назад и не хочу начинать заново. Держи вино!

– Ты прав. – Маша быстро затушила окурок в хрустальной пепельнице, стоящей на тумбочке. Взяла бокал, поднесла к лицу, втянула аромат. Выдохнула: – Обалденно!

Алексей нагнулся и поцеловал ее в щеку.

– Ты пей, а я пока сбегаю в душ.

– Не задерживайся.

– Ладно.

Он быстро вышел из комнаты.

Покинув спальню, Алексей и правда прошел в ванную комнату. Запер за собой дверь, включил душ, но раздеваться не стал. Вместо этого он сунул руку за стиральную машинку и достал небольшой плоский кейс. Посмотрел на дверь, потом взгромоздил кейс на машинку, открыл кодовые замочки и откинул крышку кейса.

…Дожидаясь Алексея и попивая вино, Маша думала о том, как круто и прекрасно изменилась ее жизнь три часа тому назад, когда она позволила Алексею себя поцеловать, и о том, как будет грустно, если ее отношения с Алексеем окажутся недолговечными.

Викуся еще днем уехала к бабушке в Подольск, и Ватрушку с собой забрала. По официальной версии, Вика отправилась «помогать бабушке клеить обои». Но, конечно же, дело тут было не в обоях. Дочка сознательно свела их с Алексеем, и Машу это немного тревожило и расстраивало. Слишком уж рано Вика стала вмешиваться в ее личную жизнь. И слишком активно это делала.

На третьем глотке веки Маши отяжелели и стали закрываться, на четвертом она зевнула, а пятый отпить так и не смогла – едва донесла бокал до губ, как пальцы ее вдруг разжались, бокал упал на простынь, а сама Маша уронила голову на подушку и закрыла глаза.

…Непонятно, что ее разбудило – то ли луч солнца, скользнувший по ее лицу, то ли нежное прикосновение пальцев Алексея к ее щеке. Маша открыла глаза и тут же прищурилась от света. Алексей был уже одет и причесан.

– Что? – сипло спросила она. – Я что, уснула?

– Да, милая. – Он улыбнулся. – Я так и не успел раскрыть перед тобой все свои таланты.

Маша шмыгнула носом.

– Прости.

– Не извиняйся. – Он нагнулся и поцеловал ее в губы. – Мы продолжим сегодня вечером. Если, конечно, ты не против.

– Я? Против? – Она протянула руки и обняла его за шею. – Да я не знаю, как доживу до сегодняшнего вечера!

Маша притянула его к себе и так крепко поцеловала, что почувствовала, как теплая волна возбуждения пробежала по ее телу от губ до низа живота.

– Возвращайся поскорее, ладно?

– Ладно. – Он выпрямился. – Не провожай меня. И передавай привет Вике, когда позвонит! До вечера!

5

– Ну? – спросил рыжеволосый верзила, с интересом глядя на Алексея. – Как все прошло?

– Лучше некуда, – ответил тот, помешивая ложечкой сахар в чашке с кофе.

Мимо них прошла официантка. Верзила замолчал, затем, когда она отошла подальше, продолжил:

– Девчонка ни о чем не догадывается?

– Нет, – сказал Алексей.

– Уверен?

– Уверен.

– А ее дочка?

– Тоже нет. Говорю тебе – нет никаких поводов для беспокойства.

Алексей отпил глоток кофе. Затем отодвинул от себя чашку, вынул из кармана черную флешку и протянул верзиле. Тот взял флешку и без слов положил ее в карман своего пиджака.

– Мне пора, – сказал Алексей. – Свяжусь с тобой завтра. Или сегодня – если будет что-то экстренное.

– О’кей. Кофе допивать будешь? – спросил верзила.

– Нет.

Алексей поднялся из-за стола и, не прощаясь, зашагал к выходу из кафе. Верзила проводил его взглядом, криво чему-то усмехнулся, затем взял чашку Алексея, отпил глоток, почмокал, затем пожал могучими плечами и залпом допил остатки.

…В тот же вечер все повторилось. После любовных игр Алексей отлучился в ванную, предварительно налив Маше вина, Маша выпила вино и потеряла сознание. Алексей около получаса возился в ванной со своим кейсом (а вернее – с тем, что было в кейсе), после чего вернулся в спальню и лег рядом с Машей.

Но на этот раз он долго не мог уснуть. Смотрел на спящую Машу и о чем-то напряженно размышлял. Маша тихо дышала во сне, запрокинув голову на подушку и обнажив нежную шею. Такую нежную и такую беззащитную…

Утром Алексей снова встретился в кафе с рыжеволосым верзилой и передал ему флешку. Посмотрел, как гигант поедает уже четвертый по счету круассан, и с мрачным удивлением проговорил:

– Ким, и куда в тебя столько влезает? Ты ведь скоро в дверь не будешь проходить.

– Не переживай за меня, – успокоил его рыжеволосый Ким. – Я свою меру знаю. – Потом проницательно взглянул на Алексея и добавил: – Что-то ты сегодня не в духе. В чем проблема?

– В том, что она считает меня слесарем-сантехником, – сказал Алексей.

– И что?

– А ты не понимаешь?

– Нет. Постой-постой… – Верзила прищурился. – Ну-ка, посмотри мне в глаза! Слушай, уж не влюбился ли ты?

Алексей дернул щекой и небрежно сказал:

– Чепуха.

– В глаза смотри!

– Отстань. Тут нет ничего личного. Просто не люблю водить людей за нос.

– Да ну? – Ким усмехнулся.

– Хватит скалиться, – сказал Алексей.

– Я не скалюсь, я морщусь, – возразил Ким. – От твоего вранья.

– Я не вру. Мне правда противно.

– В Праге ты так не говорил. И в Вене. А в Берлине полтора года назад – помнишь?

– Это было другое.

– Может, другое, а может, и нет. Слушай, может, махнем по стаканчику анестезии? Сразу увидишь мир под нужным углом. Способ-то проверенный.

– Нет. Это без меня. Да, чуть не забыл. – Он вынул из кармана маленький шестизарядный пистолет «вальтер» и положил его на стол.

– С ума сошел?! – воскликнул Ким, быстро сгреб со стола пистолет, сунул его под полу куртки и быстро огляделся. – Какого черта ты делаешь?

– Не хочу таскать его с собой. В квартире все-таки ребенок.

Верзила посмотрел на него подозрительно:

– Ты же говорил, что девчонку отправили к бабушке.

– Да, но она в любой момент может вернуться. А тут я – с пистолетом. В общем, справлюсь без «ствола».

– Уверен?

– Да.

– Ну смотри. Ты сам себе враг.

Алексей посмотрел на Кима виноватым взглядом и вдруг сказал:

– Знаешь, кажется, я и впрямь на нее запал.

– Отлично! – сказал на это Ким. – А ты женись! Она для тебя выгодная партия. Присвоишь себе все ее денежки, а потом дашь деру. Кстати, ты уже выяснил, сколько у нее миллионов?

– Ха-ха, – мрачно сказал Алексей. – Очень смешно.

Ким примирительно улыбнулся:

– Ладно, братское сердце, не обижайся. Хочешь совет? Серьезно.

– Нет, – сказал Алексей и отпил кофе.

– Я все-таки дам – по дружбе. Ты просто заигрался. И не можешь выйти из роли. У артистов такое бывает.

Алексей посмотрел на него поверх чашки с кофе и сказал:

– Я не артист.

– Нет, ты артист, – возразил Ким. – И знаешь почему? Потому что у тебя очень артистичная натура. Не спорь, я это знаю. А знаешь, что в подобных случаях делают артисты?

Алексей не ответил, и Ким продолжил:

– Чтобы выбросить из головы одну роль, они берутся за следующую. Так что заканчивай это дельце поскорее, и мы подкинем тебе следующее.

 

Верзила протянул руку и положил ее на плечо Алексею. Тот дернул плечом и сбросил конопатую лапу Кима. Ким посмотрел на него удивленно.

– Никогда не видел тебя таким нервным. Ты правда в порядке?

– Не знаю, – честно сказал Алексей. – Не сплю толком уже несколько ночей. Вымотался.

– Высыпайся днем, – посоветовал Ким.

– Не получается.

Ким сочувственно улыбнулся:

– Стареешь, брат. Раньше ты мог не спать по несколько суток. Помнишь, как мы зажигали на Пхукете? Ты тогда еще учил меня кататься на серфе.

– Учил. Но недоучил. Ладно. – Алексей вздохнул и провел ладонями по лицу. – Мне действительно надо выспаться. А через несколько дней все разрешится само собой.

6

Через несколько дней

– Так в чем там дело? – спросила Маша. – Почему «стакан» протекает?

– Откуда мне знать? – с досадой проговорил Алексей, споласкивая под краном руки.

– Что значит «откуда»? Ты же слесарь.

– Да, но… – Он стушевался. – У тебя трубы… другой системы. Слушай, Муся, давай не будем ссориться из-за такого пустяка. Я все починю, но потом. А пока можно просто подставить тарелку. Протечка-то небольшая.

Маша сделала над собой усилие и улыбнулась.

– Ты прав. Не будем ссориться из-за ерунды.

Алексей вытер руки и повернулся к Маше. Посмотрел ей в глаза и проговорил с нежностью:

– Ты моя прелесть. Иди ко мне!

Повторять дважды не пришлось.

…Через полчаса они лежали в постели, отдыхая. Маша смотрела на маленькую ямочку на подбородке у Алексея и улыбалась.

– Было бы здорово съездить куда-нибудь вместе на новогодние праздники, – сказала она и легонько погладила пальцами его мускулистую грудь.

Алексей улыбнулся:

– Желательно к теплому морю.

– Да. – Маша мечтательно прикрыла глаза. – К морю… Знаешь, я бы так хотела съездить куда-нибудь в теплые края. В Тунис, Египет… Или весной в Испанию и во Францию… Песчаный берег, голубая вода… Хоть раз в жизни… – Маша вздохнула и открыла глаза.

Алексей смотрел на нее удивленно.

– Ты что, правда никогда не была в Испании и во Франции? – недоверчиво проговорил он. – При твоих доходах могла бы просто слетать на уик-энд.

Маша стушевалась.

– Я… не так выразилась. Я хотела сказать, что бываю там только по делам. А так, чтобы отдохнуть, поваляться на солнышке…

– Да, бизнес – дело тяжелое, – согласился Алексей. – Особенно такой крупный, как у тебя. Кстати, ты мне до сих пор не рассказала про свою компанию.

Маша отвела взгляд и пожала плечами:

– А чего про нее говорить? Это скучно.

– Вика говорила, что ты настоящая бизнес-леди. Что ты одержима своим бизнесом, и вообще – трудоголик.

– Ну, я… – Маша запнулась, но тут же нашлась: – Я была такой, пока не встретила тебя. Ты научил меня ценить жизнь! Спасибо тебе за это!

Алексей нежно провел ладонью по Машиной щеке.

– Муся, не стесняйся того, что любишь свою работу. Женщина имеет право вкалывать в свое удовольствие. Я вот тоже люблю свою работу.

Маша недоверчиво приподняла брови:

– Ты любишь возиться с унитазами и бачками?

– Э-э… А что тут такого? Бачки – они… Они очень красивые. У каждого бачка есть своя… своя…

Алексей сбился, но, поскольку Маша продолжала ждать окончания фразы, неуклюже закончил:

– Своя душа.

На лице Маши отобразилось недоумение.

– Душа? У сливного бачка? Мы с тобой точно говорим об одном и том же?

Алексей нахмурился:

– А по-твоему, слесарь не может любить свою работу?

– Не знаю. – Маша неуверенно улыбнулась. – Я бы точно не смогла влюбиться в бачок.

По лицу Алексея пробежала тень досады.

– Да что ты привязалась к этим бачкам?

– Прости, – сказала Маша. И не выдержала, добавила иронично: – Просто говорить про бачки лучше, чем про унитазы.

Алексей вскочил с кровати, повернулся к ней и произнес раздраженно:

– В тебе говорит твой снобизм. И твой кошелек.

– А в тебе – твои классовые комплексы, – парировала Маша. – Кстати, насчет труб и кранов… Ты бы прикрылся.

Алексей опустил взгляд, смутился, схватил с кровати покрывало и быстро намотал его на бедра, прикрывая пах.

– Ладно, закрыли тему, – сказал он. – В спальне стало жарковато. Пойду принесу тебе холодного вина.

Он повернулся, чтобы идти, но Маша сказала:

– Я не хочу вина.

Алексей обернулся.

– Да ладно, – недоверчиво проговорил он. – Это ведь твое любимое.

– Сказала – не хочу.

– Почему?

– Какая разница почему? Настроения нет.

– Даже пару глотков?

Маша сдвинула брови.

– Слушай, чего ты ко мне пристал с этим вином? У меня уже от него изжога.

– От стодолларового «Шардоне»? – удивился Алексей.

Маша фыркнула и сказала:

– Оказывается, ты бываешь невыносим. Спокойной ночи!

Она повернулась на другой бок и затихла. Некоторое время Алексей стоял возле кровати с растерянным видом. Потом что-то с досадой пробормотал и вышел из спальни.

Проснулся он от грохота. Кто-то барабанил по двери ванной. За окном светило солнце, и первое, что почувствовал Алексей, когда пришел в себя, – это свинцовую тяжесть онемевшей руки, на которую он, засыпая, положил голову. Уснул он на полу, у стиральной машины, и от такой «нежной» постели затекла не только рука, но и шея с плечом.

«Я заснул! Аппаратура!» – молнией пронеслось в голове у Алексея. Он молниеносно вскочил на ноги, и в этот миг дверь ванной комнаты распахнулась, и на пороге возникла Маша.

Алексей быстро шагнул в сторону, заслоняя подоконник и все, что на нем было.

– Алеша! – воскликнула Маша, глядя на бледное лицо Алексея и на его взъерошенные волосы. – Что случилось? Почему ты не отзывался?

– Я…

– У тебя все в порядке?

Она шагнула к нему.

– Да, – пробормотал Алексей.

В глазах Маши стояла тревога.

– Ты какой-то бледный. У тебя проблемы?

– С чего ты взяла?

– Я проснулась минут двадцать назад. Ждала тебя, ждала… Потом прошла к ванной. Вода не лилась, но я услышала, как ты стонешь и хрипишь.

Алексей молчал, мучительно соображая, как выпроводить Машу из ванной. Мозг еще не проснулся окончательно, мысли ворочались тяжело.

– Муся, ты…

Она посмотрела на него снизу вверх и вдруг проговорила тихим, дрогнувшим от жалости голосом:

– Прошу тебя, не скрывай от меня ничего. У многих мужчин бывают с этим проблемы. Тут нечего стыдиться.

– «С этим»? – не понял Алексей.

– Да. – Она ободряюще улыбнулась. – У моего бывшего тоже такое было. Но потом все прошло. Главное – не запускать проблему и вовремя ею заняться.

– Какую проблему? – опешил Алексей. – О чем ты говоришь?

– О простатите, – мягко сказала Маша. – Мой бывший тоже не мог спокойно пописать. – Она протянула руку и погладила Алексея по небритой щеке. – Бедненький ты мой. Представляю, как тебе было больно.

Алексей не нашелся, что на это ответить, лишь озадаченно промычал:

– Э-э… Ну… Да.

– Ничего. – Она обняла Алексей за плечи и прижалась к нему. – Мы тебя вылечим. Моя подруга Женька – отличный уролог. Мы покажем ей твоего «дружка», и она быстро приведет его в порядок.

Алексей нахмурился.

– Я не хочу показывать своего «дружка» твоей подруге, – сказал он.

– В этом нет ничего зазорного, – сказала Маша, нежно поглаживая ладонью его плечо. – Она ведь врач.

– Ладно. Раз ты этого так хочешь. – Алексей хмыкнул. – Она хоть симпатичная?

– Кто? – не поняла Маша.

– Ну, эта твоя Женька.

Маша слегка отстранилась, удивленно и подозрительно посмотрела ему в глаза:

– А какая разница?

– Я эстет, – сказал он с кривой улыбкой. – Хочу, чтобы мой «дружок» оказался не только в надежных, но и в красивых руках. Так она симпатичная?

Пару секунд Маша мрачно смотрела ему в глаза, а потом проговорила:

– Дурак.

– Прости, но ты сама начала…

– Тебе лучше уйти, – перебила Маша холодным голосом. – Я провожу тебя до двери.

– Я знаю дорогу.

– Ничего. Квартира большая, вдруг где-нибудь затеряешься. Пошли!

7

В кафе было шумно. Народ уже начал отмечать новогодние праздники. Почти все столики были заняты, в зале галдели, шумели, смеялись, и Алексею приходилось наклоняться близко к Киму, чтобы его слова были услышаны. Да так, что он дважды чуть не смахнул со столика свою чашку с кофе.

– Ким, кажется, мне больше нет хода в эту квартиру, – едва ли не в самое ухо верзиле сказал он.

– Почему? – удивился Ким.

– Мы разругались с Машей.

Ким неопределенно хмыкнул. Подумал и заметил невесело:

– Жаль. Удобная была хаза.

– Есть еще кое-что. Я оставил в квартире кейс с оборудованием.

Массивное лицо Кима чуть вытянулось, он недоверчиво уставился на Алексея.

– Что? Ты в своем уме?

– Так получилось. – Алексей старался не смотреть верзиле в глаза. – У меня не было возможности его забрать.

Ким нахмурился и побарабанил толстыми пальцами по столу.

– Если она увидит кейс…

– Не увидит, – сказал Алексей. – Он спрятан. И сегодня я за ним вернусь.

– Когда?

– Как только стемнеет.

Взгляд Кима потеплел.

– Ты решил с ней помириться? Правильное решение. А если не получится?

– Нет, мириться я не буду. У меня есть ключ от квартиры. Я просто тихонько войду, заберу кейс и слиняю. Она ничего не узнает.

– Надеюсь, так и будет. Ты ведь понимаешь, что если она обо всем узнает, нам придется ее…

– Не узнает, – перебил Алексей. – Ладно. Пойду домой и вздремну пару часов.

– Кофе допивать будешь?

Алексей посмотрел на Кима, потом на чашку и сухо сказал:

– Буду.

…Пока Алексей допивал кофе, на другом конце города Маша сидела в кресле и жаловалась по телефону своей подруге на жизнь.

– Вот так, – сказала она, закончив.

– Значит, поссорились. – Женька, лежа в своей постели с телефонной трубкой возле уха, отпихнула от себя настойчиво пристающего мужа. – Ну, ничего, – сказала она в трубку. – Мусенька, все пары время от времени ссорятся. Иногда даже дерутся. Кстати, он тебя не ударил?

– Нет.

– Слава богу, – сказала Женя, но в голосе ее проскользнул оттенок разочарования.

Муж спустил одеяло с груди Женьки и полез с поцелуями, но Женька его оттолкнула.

– Подожди ты! – шепотом прикрикнула она на мужа. – Сейчас не до тебя. У Муськи проблемы.

– Жень, ты еще здесь?

– Да-да, – быстро отозвалась Женька. – Ты что-то сказала?

– Я сказала, что он явно от меня что-то скрывает. Мне даже кажется, что он… совсем не тот, за кого себя выдает.

– Не слесарь?

– Нет.

– А тогда кто?

– Не знаю. Но в трубах он разбирается не больше меня.

– Ну, дела… – Женя снова оттолкнула от себя страждущего ласки мужа. – Так. А в квартире ничего не пропало? Ты проверяла?

– Да вроде не пропало. По крайней мере, я ничего не заметила.

– И что думаешь делать дальше?

– Наверное, позвоню ему. И попрошу прощения. Ведь это я полезла в его частную жизнь. Проявила бестактность, можно сказать.

Муж снова полез целоваться, и сдерживать его сексуальный напор Женьке становилось все труднее и труднее.

– Ни в коем случае! – крикнула она в трубку, отбиваясь от мужа. – Жди, пока он сам приползет к тебе на коленях. Один раз дашь этим кобелям поблажку, и пиши пропало.

Муж все-таки стянул с Женьки одеяло и теперь покрывал ее тело нежными поцелуями, спускаясь все ниже и ниже. У Женьки перехватило дыхание.

– Слушай, Мусь, – хрипло проговорила она, – у меня тут срочное дело. Я тебе перезвоню через полчаса, хорошо?

– Хорошо.

– Ну, пока!

И, не дожидаясь ответа, Женька швырнула мобильник на тумбочку. Муж поднял от ее живота свою растрепанную голову.

– Ну, что? – весело проговорила Женька. – Не мог подождать пять минут?

Муж встал на четвереньки и зарычал.

– Ну, хорошо! – Она протянула руки. – Иди ко мне, мой тигр!

Муж бросился на нее, изображая дикого зверя, и закопался лицом у нее в груди. Женька счастливо захохотала, схватила мужа за уши, отняла его голову от своей груди, затем притянула к себе и впилась поцелуем ему в губы.

Маша, по-прежнему сидя в кресле с трубкой возле уха, негромко окликнула подругу:

– Женька? Женька, ты еще здесь?

Женька не отозвалась, но зато до слуха Маши донеслись такие звуки, что она поспешно отняла от уха трубку и хотела отключить связь. Но помедлила и, не в силах бороться с искушением, снова поднесла мобильник к уху.

– Да не там же! – услышала она томный и хрипловатый Женькин голос. – Ниже!.. Чуть выше!.. Да-а! О-о-о…

Маша хмыкнула и убрала трубку от уха.

 

– Везет же некоторым, – с досадой произнесла она.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru