Litres Baner
Звезда Напасть

Брендон Сандерсон
Звезда Напасть

Занудой я вовсе не был, но знал достаточно, чтобы понять – все эти технологии относятся к совершенно разным областям науки. Специалиста по мышам к лошади не вызовешь – но когда дело касалось технологий эпиков, казалось, будто одного и того же опыта достаточно для создания самых разнообразных устройств.

Признаться, именно эти вопросы и являлись настоящей причиной, по которой мы оказались здесь, в «Ночном соколе». Проф хранил немало секретов еще до того, как очутился во власти собственных сверхспособностей. Казалось, будто никто и никогда не был полностью со мной откровенен на эту тему.

Мне хотелось получить ответы, и, вероятно, они были где-то рядом. Возможно, путь к ним мне преграждала группа боевых роботов-дронов, внезапно возникших передо мной.

Ой!..

4

Одновременно вспыхнули прожекторы всех дронов, ослепив меня, а затем роботы открыли огонь. К счастью, я вовремя их заметил и успел снова спрятаться за угол, так что пули пролетели мимо.

Повернувшись, я бросился бежать назад по коридору. Выстрелы гнавшихся за мной дронов заглушали голос Миззи у меня в ухе. Каждый из роботов состоял из квадратного основания с поворачивающимися во все стороны колесами и веретенообразного туловища со штурмовой винтовкой наверху. Они были идеально приспособлены для маневрирования среди набитых мебелью помещений и в коридорах, но, треск, мне казалось унизительным убегать от чего-то, больше похожего на вешалки для одежды, чем на боевые машины.

Добравшись до лаборатории с трупами, я вбежал в нее, а затем, затормозив, прижался спиной к стене рядом с дверью. Нажав кнопку, я вывел картинку с прицела на маленький экран сбоку моего «готшалька», что позволило мне выставить винтовку из-за угла и стрелять, не рискуя угодить под пулю.

Роботы катились в мою сторону, словно искрящиеся швабры на колесах. Мне лично было бы стыдно создавать столь по-дурацки выглядящих дронов. Я стрелял очередями, особо не целясь, так как коридор был достаточно узким. Я уложил нескольких роботов и замедлил продвижение остальных, которым пришлось пробираться через обломки.

Когда я завалил еще нескольких, уцелевшие жестянки отступили за угол, укрывшись в помещении с холодильни ками.

– Дэвид? – Мое внимание наконец привлек встревоженный голос Миззи. – Что происходит?

– Все в порядке, – ответил я. – Но меня заметили.

– Уходи.

Я колебался.

– Дэвид?

– Тут что-то есть, Миззи. Запертая комната под охраной дронов – наверняка они вошли туда сразу же, как только началась наша атака. Или эта комната вообще постоянно под охраной. А это значит…

– Во имя Напасти, ты когда-нибудь поумнеешь?

– Ты же сама мне только что говорила: «прими как данность» и все такое. – Я выпустил еще очередь, заметив движение в конце коридора. – Сообщи Абрахаму и остальным, что меня заметили. Выводите всех и будьте готовы к отступлению.

– А ты?

– Собираюсь выяснить, что находится в той комнате. – Я на секунду замешкался. – Возможно, придется подставиться.

– Что?!

– Я ненадолго отключусь. Извини.

Бросив рацию и наушники, я нажал кнопку сбоку моей винтовки, выдвигавшую снизу небольшую треногу. Я нацелил оружие в туннель под углом, надеясь, что пули срикошетят от металлической стены в роботов, но на самом деле это был лишь отвлекающий маневр. Винтовка могла стрелять дистанционно, с помощью слегка оплавившегося пульта, который я извлек из специального кармашка на оружии.

Я отбежал вглубь комнаты, стреляя короткими очередями лишь для видимости. Прожекторы дронов были достаточно яркими, и их света, отраженного от стекла и металла, было вполне достаточно, чтобы разглядеть все, что находилось в помещении. Я схватил с полки маленького роботауборщика, все еще отчаянно вращавшего колесами, затем взял мешочек с кровью со стола и моток хирургической ленты, которую до этого заметил в одном из ящиков.

Оторвав кусок ленты, я закрепил на роботе мешочек и проткнул его ножом. Подбежав к двери, через которую попал сюда в первый раз, я приоткрыл ее и поставил за ней робота, который быстро покатился по коридору, оставляя за собой широкий кровавый след, столь же заметный, как внезапное соло на трубе посреди выступления рэпера.

Отлично. Теперь оставалось надеяться, что мне удастся изобразить, будто в меня попали. Схватив еще один мешочек с кровью, я также проткнул его ножом и, глубоко вздохнув, бросился к двери, возле которой дроны обстреливали мой «готшальк».

Роботы добились определенных успехов – они убрали с дороги павших и продолжали наступать. Когда дроны начали стрелять в меня, я отскочил назад, затем вскрикнул и брызнул кровью на стену, а после метнулся к одной из ванн, отмечая кровью другой след в сторону выхода.

Под стеклянной крышкой содержимого ванны практически не было видно, но я поднял стекло и, скрежеща зубами, забрался внутрь, ощущая прикосновение каких-то скользких кусков, которые – я почти не сомневался – были чьими-то потрохами. Погружаясь в холодную жидкость, я прекрасно осознавал весь ужас ситуации, в которой оказался, но, к счастью, уже успел привыкнуть к тому, что, приводя в исполнение собственные планы, порой попадаю в достаточно унизительное положение. На этот раз я сел в лужу преднамеренно. Так что в определенном смысле это был прогресс!

Я старался не шевелиться, надеясь, что прохладная вода в ванне скроет меня от любых инфракрасных датчиков, которыми могли пользоваться роботы. Увы, чтобы меня не было видно, пришлось закрыть крышку ванны и затаить дыхание. Я лежал среди плавающих органов, глядя на мерцающие надо мной огни прожекторов вошедших в лабораторию роботов. Сквозь воду и стекло я почти ничего не мог увидеть, но прекрасно представлял, как дроны собираются вокруг ванны, глядя на меня и забавляясь моими тщетными попытками их отвлечь.

Я задерживал дыхание, пока не почувствовал, что у меня разрываются легкие. Мое лицо, не закрытое комбинезоном, начало замерзать. К счастью, свет прожекторов дронов наконец исчез. Я сумел продержаться еще немного, прежде чем открыл крышку и, дрожа, огляделся вокруг. В лаборатории царила кромешная тьма.

Роботы, похоже, клюнули на приманку. Протерев глаза, я выбрался наружу. Треск, можно подумать, тут не было жутко еще до того, как я решил забраться в ванну с по трохами, прячась от смертоносных роботов. Тряхнув головой, я направился туда, где оставил рацию и винтовку. Я подобрал с пола наушники, но на них попала кровь, и, судя по всему, они не работали.

Пришлось воспользоваться рацией старомодным способом.

– Я вернулся, – тихо произнес я, нажав кнопку передачи и говоря в рацию.

– Дэвид, ты сумасшедший, – послышался ответ.

– Привет, Меган, – улыбнулся я, проскальзывая в узкий коридор и пробегая мимо лежащих на полу роботов. – Все вернулись на свои исходные позиции?

– Все, кому хватило ума.

– Я тоже тебя люблю, – ответил я. Остановившись возле угла, где впервые наткнулся на роботов-охранников, я выглянул за него. Помещение впереди оставалось темным, как и прежде. Накинув ремень винтовки на плечо, я взглянул в прицел в поисках оставшихся роботов. – Я почти готов. Дай мне еще несколько минут.

– Принято.

Я переключил рацию только на передачу, чтобы переговоры по ней моих товарищей не встревожили любых находящихся поблизости врагов. К несчастью, на прочие предосторожности у меня не оставалось времени. Мой трюк с ложным следом вскоре могли раскрыть. Словно подтверждая мои опасения, здание содрогнулось от отдаленного взрыва.

Пошарив по стене, я нашел выключатель и зажег свет, затем подошел к одному из больших морозильников. На поверхности из нержавеющей стали отразилось мое лицо с двухнедельной щетиной. Мне показалось, что я выгляжу как оборванец, над чем любила подшучивать Меган.

С отчаянно колотящимся сердцем я распахнул дверцу первого шкафа, выпустив облако ледяного воздуха. Внутри оказались ряды стеклянных пробирок с разноцветными колпачками – не мотиваторы, которые я искал, но, скорее всего, образцы ДНК эпиков.

– Что ж, – прошептал я, – по крайней мере, это не замороженные обеды.

– Нет, – послышалось в ответ. – Я держу их в другом шкафу.

5

Я замер, чувствуя, как по спине бежит холодок. Стараясь не делать резких движений, я медленно обернулся и обнаружил, что, увы, не заметил одинокого робота, прятавшегося в темном закоулке. Вряд ли в его напоминающей жердь фигуре было что-то пугающее, чего, однако, нельзя было сказать об установленной на его верхушке усовершенствованной штурмовой винтовке ФАМАС-Г3.

У меня возникла мысль выстрелить в дрона, но мое оружие было повернуто в другую сторону, и оставалось лишь надеяться, что я успею попасть в робота, прежде чем он пристрелит меня самого. Однако шансы на это были невелики.

– В другом морозильнике действительно находится еда, – продолжал доносившийся из робота мягкий мужской тенор. Вероятно, голос принадлежал одному из загадочных руководителей компании «Ночной сокол». Большинство дронов походили на автономные, но их хозяева наверняка за мной наблюдали – на каждой винтовке имелась камера. – Причем вовсе не замороженные обеды, а стейки. Несколько отборных кусков мяса с ребрышек, оставшихся со старых добрых времен. Мне больше всего их не хватает.

– Кто ты? – спросил я.

– Тот, кого ты пытаешься ограбить. Как ты сумел отвлечь моих дронов?

Прикусив губу, я попробовал оценить время реакции винтовки робота, медленно двигаясь вбок и наблюдая, как она следует за мной. Треск! Аппаратура слежения работала превосходно – винтовка оставалась нацеленной прямо на меня. В динамиках робота послышалось негромкое кудахтанье, похожее на предупреждение, и я замер.

Но способно ли его оружие поворачиваться во все стороны? Может, и нет…

– Как же низко пал всемогущий Джонатан Федрус! – произнес голос. – Теперь он посылает ударную группу, чтобы попытаться меня обокрасть.

 

Федрус? Ну конечно. Сотрудник компании «Ночной сокол» считал, что мы все еще работаем с Профом. Мстители не особо распространялись о том, что он стал жертвой собственных способностей; большинство вообще не знало, что он эпик.

– Мы явились сюда лишь потому, – сказал я, – что вы отказались с нами торговать.

– Да уж, весьма благородно с вашей стороны. «Продайте нам то, что мы хотим, или мы заберем это силой». От спецгруппы Джонатана я ожидал большего. Вы едва… – Он замолчал, а затем продолжил уже тише: – Что значит – там еще один? Что-что они украли? Откуда им вообще стало известно, где оно находилось, черт побери?

Послышался приглушенный ответ. Я попытался выйти из-под прицела робота, но дрон снова издал тот же кудахчущий звук, на этот раз громче.

– Эй, ты! – снова обратился ко мне голос. – Свяжись со своими дружками и скажи им, чтобы вернули то, что украл тот, другой, или я в самом деле тебя убью. У тебя три секунды.

– Э-э…

– Две секунды.

– Эй, ребята!..

Стена справа от меня расплавилась, окатив меня жаром, и за ней возникла темная фигура.

Я бросился на пол и, вопреки инстинкту, покатился в сторону робота-дрона. Он успел выстрелить, но, как я и надеялся, не сумел наклонить винтовку настолько низко, чтобы в меня попасть.

Это означало, что попали в меня только один раз.

Пуля угодила в ногу. Не знаю, как это могло случиться, но, треск, боль была адская.

Робот попытался отступить, но я схватил его, не обращая внимания на жгучую боль в ноге. Когда в меня стреляли в последний раз, я сперва ничего не почувствовал, но сейчас едва соображал от боли. И все же мне удалось не дать роботу снова в меня выстрелить – я отсоединил винтовку, и та упала на пол.

К несчастью, пока я сражался с роботом, от потолка отцепились два десятка дронов, до этого маскировавшихся под панели, и зависли прямо надо мной. Опасность оказалась куда серьезнее, чем я полагал, хотя в данный момент их внимание было сосредоточено на шагнувшей из остатков стены темно-красной, словно расплавленный камень, человеческой фигуре, которая состояла целиком из пламени. Огнемет. Вот только, к сожалению, ненастоящий.

Держась за раненое бедро, я огляделся в поисках Меган. Она пряталась за углом коридора, ведущего в лабораторию. Огнемет не был настоящим, но не был он и иллюзией – скорее, тенью из иной версии нашего мира. И он пришел не затем, чтобы меня спасти, – Меган просто наложила на наш мир расходившиеся из того мира волны, создавая видимость присутствия Огнемета.

Ей удалось одурачить дроны – я действительно ощущал исходящий от расплавленной стены жар и чувствовал запах дыма. Когда дроны открыли лихорадочную стрельбу, я сунул руку в открытый морозильник и схватил горсть пробирок, а затем заковылял к Меган, которая сама направилась ко мне, как только поняла, что я ранен.

– Слонц! – проворчала она, подставляя плечо и таща меня в сторону укрытия, а затем сунула украденные мной пробирки себе в карман. – Стоит оставить тебя на пять минут одного, и ты тут же получаешь пулю.

– По крайней мере, у меня для тебя подарок, – сказал я, прислонившись к стене, пока она быстро перевязывала мою рану.

– Подарок? Те пробирки?

– Новая винтовка, – ответил я, скрежеща зубами от боли, пока она туго затягивала бинт.

– В смысле – тот ФАМАС, что ты оставил там, на полу?

– Угу.

– Как ты, наверное, понимаешь, такая винтовка есть на каждом из сотни дронов, с которыми я сражалась снаружи. В данный момент из них можно построить целый форт.

– Что ж, когда закончишь строить форт, тебе понадобится хотя бы одна для стрельбы. Так что – всегда пожалуйста! К ней даже… – я поморщился от боли, – к ней даже прилагается помещение, полное смертоносных роботов. И еще там, возможно, есть несколько стейков. Не знаю, врал он насчет них или нет.

За ее спиной невозмутимо возвышался Огнемет. Пули плавились, не успевая до него долететь. Жар был не таким сильным, как казалось изначально, – будто огонь пылал где-то вдалеке, а мы ощущали лишь тепло нагретого им воздуха.

Способности Меган по-прежнему оставались для нас загадкой. Дроны, которые расплавил Огнемет, на самом деле вовсе не погибли, и никакой дыры в стене не существовало. Воздействие иного мира на наш было лишь мимолетным. На минуту с небольшим мы оказались в искаженной реальности, где смешались два мира, но несколько мгновений спустя все должно было вернуться в норму.

– Со мной все в порядке, – сказал я. – Надо уходить.

Меган молча подставила мне плечо. Тот факт, что она ничего не ответила, а также в разгар сражения отвлеклась на то, чтобы осмотреть мою рану, говорил о многом. Я был серь езно ранен и истекал кровью.

Мы двинулись по коридору в сторону лаборатории. Я обернулся, проверяя, не следуют ли за нами дроны, – их не было, но меня пробрала дрожь при виде Огнемета, который смотрел в мою сторону. На фоне искаженных языков пламени взгляд его черных глаз встретился с моим. Меган клялась, что наш мир для него невидим, и тем не менее он протянул ко мне руку.

Вскоре мы скрылись с его глаз. Громкие звуки выстрелов преследовали нас, когда мы, шатаясь, вошли в лабораторное помещение с органами. Мимо пронеслась еще од на группа дронов, но роботы не обратили на нас ни малейшего внимания. Их целью был эпик.

Через лабораторию мы вышли в освещенный коридор. За мной на полу тянулся кровавый след, на этот раз настоящий.

– Что это было за помещение? – спросила Меган. – В тех банках – что, сердца?

– Угу, – ответил я. – Ох… до чего же больно…

– Коди, – тревожно позвала Меган, – Абрахам уже вышел?.. Хорошо. Заводи джипы и приготовь аптечку. Дэвид ранен.

Ответа я не расслышал.

– Не знаю, как нам быть, Миззи. Будем надеяться, что удастся отвлечь их внимание, как и планировалось. Будь наготове.

Я сосредоточился на том, чтобы идти, стараясь не думать о боли. Мы свернули в туннель, ведущий к потайному входу, через который я сюда проник. Стрельба позади нас внезапно прекратилась.

Плохой знак. Огнемет исчез.

– Ты не могла сделать так, чтобы он следовал за нами? – спросил я.

– Мне нужна передышка, – ответила Меган сквозь зубы, глядя прямо перед собой. – Даже раньше, когда меня не волновали последствия применения моих сверхспособностей, приходилось несладко.

– Хочешь сказать… – начал я.

– Голова раскалывается, – сказала она. – Как вчера, только хуже. Как будто… в общем, как будто кто-то колотит мне по черепу, пытаясь проникнуть внутрь. Создание столь крупного искажения реальности толкает меня к краю пропасти. Но будем надеяться…

Меган остановилась. В туннеле перед нами собралась группа дронов, преграждая путь к выходу в лес. До люка оставалось еще около сотни метров, но я видел, что он взорван и в дыру просачивается солнечный свет. Вероятно, именно так вошла сюда Меган. Но поскольку теперь дорогу нам перекрывали дроны, выход мог с тем же успехом находиться в Австралии.

А затем внезапно обрушился потолок и сверху на нас полетели огромные куски металла, туннель содрогнулся, словно от взрыва. Однако я знал уже достаточно, чтобы понять – с этим взрывом что-то не так. Возможно, куски стали скрежетали не так громко, как следовало, а может, все дело было в том, как содрогался коридор. Или в том, как эти куски стали падали прямо перед нами, заслоняя нас от дронов, которые начали стрелять, но обломки не коснулись ни меня, ни Меган.

Это была всего лишь очередная межпространственная иллюзия, хотя и достаточно мощная, чтобы сбить меня с ног. Со стоном ударившись о землю, я попытался перекатиться на бок, оберегая раненую ногу. Вокруг все завертелось, и на мгновение я почувствовал себя кузнечиком, пришпиленным к летающей тарелке.

Когда окружающий мир вновь обрел стабильность, я обнаружил, что сижу скорчившись возле одного из упавших кусков металла, показавшегося мне вполне настоящим. Здесь, в созданном Меган слиянии двух миров, иллюзия становилась реальностью.

Моя кровь, просочившаяся сквозь импровизированную повязку, пачкала пол, оставляя на нем следы, как от грязной тряпки. Меган сидела рядом на корточках, склонив голову и тяжело дыша.

– Меган? – спросил я сквозь грохот стрельбы дронов. Треск… скоро они до нас доберутся, несмотря на все завалы.

Глаза девушки были широко открыты, губы раздвинулись, обнажив стиснутые зубы. По ее вискам стекал пот.

То, с чем ей приходилось сражаться, используя свои способности, теперь безжалостно атаковало ее саму.

6

Такого быть не должно.

Мы выяснили, каким образом можно сделать эпиков невосприимчивыми к разрушающему воздействию их сверхспособностей: если оказаться лицом к лицу с собственными глубоко потаенными кошмарами, тьма отступит.

Не так давно Меган вбежала в горящее здание, чтобы меня спасти, и взглянула в глаза собственным страхам. Теперь она должна была быть свободна. И тем не менее ее стиснутые зубы и напряженно нахмуренный лоб не оставляли никаких сомнений. Меган, не моргая, повернулась ко мне.

– Я ее чувствую, Дэвид, – прошептала она. – Она пытается пробиться.

– Кто?

Меган не ответила, но я понял, кого она имела в виду, – Напасть. Напасть, красное пятно в небе, новую звезду, возвестившую о появлении эпиков… которая сама была эпиком. Отчего-то я знал, что Напасть крайне разозлена тем, что мы докопались до правды. Выяснив связь эпиков с их слабостями, мстители поняли, как Меган может противостоять Напасти.

Стрельба со стороны дронов прекратилась.

– Этот обвал – своего рода иллюзия, да? – эхом отдался в коридоре все тот же голос. – Какого эпика вы убили, чтобы овладеть этой технологией? Кто рассказал вам, как изготовить мотиваторы?

По крайней мере, он говорил, а не стрелял.

– Меган… – Я взял девушку за руку. – Меган, посмотри на меня.

Она сосредоточила на мне взгляд, и, похоже, это помогло, хотя в ее глазах все еще плясали безумные искорки. Я подавил искушение отступить назад и позволить этому безумию вырваться наружу. Возможно, мы сумели бы спастись.

Но Меган при этом, скорее всего, погибла бы. Когда Проф поддался тьме, созданной его могуществом, он не моргнув глазом убил собственных друзей.

Я не мог допустить, чтобы подобное произошло и с Меган. Морщась от боли в раненой ноге, я достал из кармана зажигалку и высек огонь.

Меган на мгновение отпрянула, а затем, зашипев, попыталась схватить пламя, обжигая руку. Упавшие куски металла, которые мы использовали в качестве укрытия, замерцали и исчезли. Восстановился и потолок. Огонь все еще оставался слабостью Меган и сводил на нет ее способности. Вероятно, так будет всегда.

К счастью, пока Меган позволяла себе встретиться с собственным страхом лицом к лицу, она, судя по всему, могла отогнать от себя тьму. Лицо ее расслабилось, а тело со вздохом осело на землю.

– Здорово, – пробормотала девушка. – Теперь у меня болит не только голова, но и рука.

Слабо улыбнувшись, я оттолкнул от себя винтовку, затем проделал то же самое с винтовкой Меган и поднял руки, рассматривая окружающих нас дронов. Большинство роботов выглядели как штурмовые винтовки на колесах, однако некоторые продолжали парить в воздухе. Мне повезло – дроны поняли мои поднятые руки верно и палить не стали.

Одна из машин подкатилась ближе, и из ее основания выдвинулся маленький экран, на котором появилась подсвеченная сзади темная фигура.

– Это ведь было изображение Огнемета из Ньюкаго? Оно одурачило мои датчики, – сказал тот же голос. – Обычная иллюзия на такое неспособна. Какую технологию вы используете?

– Я расскажу, – сказала Меган. – Только не стреляй. Пожалуйста.

Она встала, незаметно откинув что-то ногой – свои наушники. Я накрыл их рукой и перекатился сверху, сделав вид, будто хватаюсь за кровоточащую ногу. Вряд ли дроны что-то заподозрят.

– Ну? – произнес голос. – Я жду.

– Межпространственные тени, – объяснила Меган. – Это не иллюзии, а расходящиеся из иной реальности волны.

Она стояла между дронами и мной. Большинство роботов целились именно в девушку – но, если бы они выстрелили, Меган бы просто снова воскресла.

Я оценил ее жест, но, треск, воскрешение могло иметь непредсказуемые последствия, особенно учитывая недавнее проявление ее сверхспособностей. Меган не умирала с тех пор, как мы побывали в Новилоне, и я надеялся, что так оно будет и впредь.

Нужно было что-то предпринять. Я скорчился, продолжая держаться за ногу. Боль была вполне реальной. Надеясь, что дроны не обратят внимание на истекающего кровью человечишку, я положил голову на наушники и украдкой прошептал в микрофон:

– Миззи? Слышишь меня? Коди? Абрахам?

Ответа не последовало.

– Не может быть, – сказал голос, обращаясь к Меган. – Я много раз пытался захватить подобного рода способность в мотиватор и сомневаюсь, что кому-то хватит знаний, чтобы совершить то, чего не удалось мне. Межпространственное перемещение слишком сложно, требует слишком многих сил, чтобы…

 

Я бросил взгляд на Меган, которая стояла с гордо поднятой головой перед развернутой в боевом строю армией, хотя голова ее раскалывалась от боли. Слова прозвучали заискивающе, словно девушка считала себя побежденной, но поза говорила о другом – об отказе преклонить голову перед кем бы то ни было.

– Ты ведь эпик? – спросил голос, тон которого стал жестче. – Никакой технологии, никакого мотиватора? Значит, Джонатан опять набирает команду? После того, как перешел на другую сторону?

Я не удержался от судорожного вздоха. Откуда он знает про Профа? Мне хотелось потребовать ответа, но сейчас я был не в том состоянии. Я опустил голову на пол, почувствовав внезапное головокружение. Треск… сколько крови я потерял?

Едва моя голова коснулась наушников, в них сквозь шум помех прорвался голос Миззи:

– Меган? Треск, не молчи! Ты…

– Это я, Миззи, – прошептал я.

– Дэвид? Наконец-то! Слушай, я заложила заряды, чтобы обрушить туннель. Можешь выбраться тем же путем? Могу устроить взрыв, когда ты выйдешь.

Заряды… Я взглянул на окружавшие нас дроны.

Иллюзии Меган…

– Давай прямо сейчас, Миззи, – прошептал я.

– Точно?

– Да.

Я напрягся.

Над головой раздался взрыв. Звук был громче, чем я ожидал. Куски металла упали в точности туда же, где лежали прежде, ударившись о землю в сантиметрах от того места, где скорчился я, – но я остался невредим, как и Меган.

Роботы, однако, обратились в прах, подобно юношеским мечтам.

Меган тотчас же оказалась рядом со мной. Вытащив из кобуры на бедре пистолет, она начала стрелять по оставшимся дронам. Мне удалось достать свой нож, однако, заметив его, Меган не преминула спросить:

– Ты серьезно?

– По крайней мере, это не дурацкий самурайский меч, – пробормотал я, упираясь спиной в обломки.

Когда рассеялась пыль, Меган уничтожила последний дрон, который, крутясь, покатился по земле.

С трудом поднявшись на ноги – вернее, на одну ногу, – я заковылял по разрушенному туннелю к своей винтовке.

– А это еще откуда? – спросила Меган, показывая на обвалившийся потолок.

Заряды Миззи не полностью обрушили туннель, – насколько я мог понять, упавшие обломки были полностью идентичны иллюзии, которую до этого создала Меган.

– Миззи сказала, что может взорвать туннель, после того как мы уйдем.

– И вместо этого ты велел ей обвалить его прямо нам на голову? – Подобрав винтовку, Меган протянула ее мне, затем подхватила свою.

– Я подумал – твои иллюзии ведь берутся из альтернативной реальности? И чем ближе эта реальность к нашей, тем легче ее вызвать? Ты выглядишь довольно усталой…

– И чувствую себя не лучше.

– …и я решил, что ты воспользовалась реальностью, очень похожей на нашу. Вот я и предположил, что, когда Миззи активирует свои заряды, потолок и стены обрушатся точно так же.

Снова подставив плечо, Меган помогла мне проковылять вокруг завала, пристрелив по ходу дела дрон, который пытался выбраться из-под упавшего камня.

– Могло и не сработать, – тихо проговорила она. – В других реальностях далеко не всегда все происходит одинаково с нашей. Ты мог погубить сам себя, Дэвид.

– Ну не погубил же, – ответил я. – Так что пока мы в безопасности…

Я не договорил, услышав отдавшиеся эхом в коридоре металлические звуки. Они доносились откуда-то издалека, из-за наших с Меган спин, – жужжание пропеллеров, лязг гусениц…

Меган посмотрела на меня, затем на выход в лес, до которого еще оставалось около тридцати метров.

– Нужно поторапливаться, – сказал я, ковыляя вперед.

Меган сняла мою руку с плеча и помогла опереться о стену, чтобы я не упал.

– Тебе потребуется время, чтобы отсюда выбраться, – заметила девушка.

– Значит, мешкать не стоит.

Меган приложила винтовку к плечу и посмотрела вглубь коридора.

– Меган!

– Отсюда, из-за обломков, удобно обороняться, – сказала она. – Постараюсь продержаться как можно дольше. Иди.

– Но…

– Дэвид, прошу тебя! Просто иди.

Я взял ее за плечо, привлек к себе и поцеловал. При этом я неловко вывернул ногу, и боль обожгла мне бок, но мне было все равно – поцелуй Меган того стоил.

Я отпустил ее и ушел, как она и велела.

Да, я чувствовал себя трусом, но, если работаешь в команде, учишься понимать, когда кто-то может справиться с задачей лучше тебя. И мне, как мужчине, следовало позволить своей бессмертной девушке погеройствовать.

В любом случае я собирался вернуться за ней, живой или мертвой. Не могло быть и речи о том, чтобы бросить ее тело, обрекая его на ту же судьбу, что и трупы в ваннах. Я ковылял вверх по склону, стараясь не думать о том, что может случиться с Меган. Если дроны одержат верх, она застрелится, поскольку альтернатива была слишком рискованной.

За моей спиной от стальных стен коридора эхом отдались выстрелы Меган. Дроны с треском разбегались во все стороны. Снова послышались очереди.

Я уже почти добрался до выхода, но увидел в лучах солнца снаружи какой-то силуэт. От роботов меня уже начинало тошнить. Поморщившись, я достал пистолет, но, к счастью, неясный силуэт превратился в крепкого темнокожего мужчину. Одет он был во все черное, очки ночного видения подняты на лоб, а в руках у него была громадная пушка. Увидев меня, Абрахам выругался с едва заметным французским акцентом.

– Как ты? – спросил он, спеша ко мне по короткому склону. – Где Меган?

– Прикрывает наш отход, – ответил я. – Хочет, чтобы мы уходили без нее.

Встретившись со мной взглядом, он кивнул и, повернувшись, прошел последние несколько метров вместе со мной.

– Дроны снаружи отступили обратно в комплекс, как только заметили тебя, – сказал Аб. – Все наши ждут у джипов.

Значит, не все потеряно.

– Она – эпик. – Это было утверждение, а не вопрос.

Я подпрыгнул, озираясь вокруг. Это был все тот же голос из лаборатории. Неужели какой-то дрон сумел нас засечь?

Нет. Панель на стене превратилась в дисплей, и та же темная фигура смотрела с него прямо на нас.

– Дэвид? – спросил Абрахам, стоя в падавшем сквозь проломленную крышу солнечном свете. – Идем.

– Она – эпик, – эхом отозвался я, повернувшись к экрану. Фигура показалась мне знакомой.

Внезапно вспыхнул свет. Тень исчезла, и на ее месте появился коренастый пожилой мужчина с круглой головой, полностью лысой, не считая нескольких прядей седых волос, торчавших подобно короне. Да, я уже видел его раньше. Один раз. На фотографии у Профа, сделанной много лет назад.

– Сегодня я стал свидетелем невероятных событий, – сказал он, – и меня мучает любопытство. Ты ведь тот, кого называют Сталеубийцей? Да… тот самый парень из Ньюкаго. Разве ты не убиваешь эпиков?

– Только тех, кто этого заслуживает, – ответил я.

– А Джонатан Федрус?

– Джонатана Федруса больше нет, – тихо проговорил Абрахам. – Остался лишь эпик Зеленый Луч. И мы сделаем то, что должно.

Я промолчал. Не то чтобы я не был согласен с Абрахамом, но произнести те же слова мне было нелегко.

Незнакомец внимательно разглядывал нас. Внезапно стрельба позади нас смолкла.

– Я отозвал свои машины. Нам нужно поговорить.

Но вместо ответа я грохнулся в обморок.

7

– У нас не возникло бы этих проблем, сотрудничай вы с нами.

Голос Меган. Мм… Я лежал в темноте, наслаждаясь его звуками, и меня крайне раздосадовало, когда дальше заговорила уже не она.

– Что мне оставалось делать? – произнес голос того человека из «Ночного сокола». – Сперва я узнаю, что Федрус перешел на другую сторону, а затем вы связываетесь со мной и требуете оружия? Мне это совершенно ни к чему.

– Могли бы и догадаться, что мы станем ему сопротивляться, – ответил Абрахам. – Мстители не переметнулись бы на сторону тирана лишь по той причине, что когда-то он был их командиром.

– Вы не поняли, – сказал незнакомец. – Я отверг ваши требования не потому, что думал, будто вы на него работаете, но потому, что я не треснутый идиот. Федрус слишком много обо мне знает. Я не намерен ни злить его, ни что-либо ему продавать. Я не желаю иметь с вами ничего общего.

– Тогда зачем вы нас сюда пригласили? – требовательно спросила Меган.

Застонав, я заставил себя открыть глаза. Нога моя ныла, но не так сильно, как я ожидал. Пошевелив ею, я ощутил лишь легкую боль. Но, треск, я и впрямь основательно вымотался.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru