Песнь Серебряной Плети

Бранвена Ллирска
Песнь Серебряной Плети

– Что именно? – недоуменно переспросил он.

– Вот все это, – у нее просто не было слов.

Но он, кажется, понял. И неуверенно пожал плечами:

– Наверное, пытаюсь научиться платить по счетам. – Киэнн едва заметно улыбнулся: – Я столько лет бегал от кредиторов, уже просто ноги отваливаются!

Эйтлинн отвернулась, усилием воли загнав сбившийся в горле комок куда-то поглубже в живот и проглотив непрошенные слезы:

– Пойдем, Дэ Данаан. Нужно найти вход в эту проклятую башню фоморов.

Глава 20. По спирали

Входа в магическую башню, конечно же, не оказалось. Ничего хоть самую малость напоминающего замковые ворота, дверь, калитку, потайной лаз или хотя бы плохо замаскированный портал. Исполинский виток спирали тянулся монотонно и безлико, будто в насмешку над чьими бы то ни было потугами, замыкаясь в самом себе. Окружавшая пустота по-прежнему не давала никаких ориентиров, позволявших определить пройденное расстояние. Вполне вероятно, что они давно уже шли по второму или даже третьему кругу, а может быть наоборот – не преодолели и половины пути. Эйтлинн упрямо шагала вдоль бесконечной стены, усердно ощупывая каждый мельчайший выступ, поглаживая каждую завитушку резьбы, приглядываясь к каждому необычному изгибу. Тщетно. Надо полагать, прежние хозяева Стеклянной Башни либо не пользовались материальными, физическими входами вовсе, либо, быть может, старательно скрывали их. Да, в конце концов, возможно что угодно! Может быть, они входили через крышу, переносились внутрь с помощью телепортации, или даже вообще не жили там!

После двух или трех часов молчаливого изматывающего движения по кругу (конечно, скорей по внутренним часам, чем по каким-либо другим приметам течения времени), мрачная тень, до того безмолвно и покорно следовавшая за фоморкой, неуверенно и все еще подавленно окликнула ее голосом короля фейри:

– Этт…

Эйтлинн, не оборачиваясь, напряженно отозвалась:

– Что?

– Ты знаешь, что делаешь? – вполголоса уточнил Киэнн. И почти сразу же предупредительно добавил: – Если да, можешь меня стукнуть.

Она раздраженно остановилась и вынужденно признала:

– Нет.

– Может, ты опять поедешь верхом? – не замедлил предложить Киэнн.

Эйтлинн недовольно поморщилась:

– Слушай, я это ляпнула просто, чтобы зарисоваться. И вас заодно помучить.

– Я знаю, – невозмутимо кивнул Дэ Данаан. – Но вдруг это работает?

– Знаешь? – опять вспылила Эйтлинн. – И про имя, которое мне, якобы, до зарезу надо, ты тоже знал? Хочешь сказать, что все это было дешевым представлением для дурочек?

Киэнн нецензурно выругался.

– Да что ж снова за то же старое дерьмо? Да сколько ж можно-то? Не было, Этт! Потому что утопающий, знаешь ли, хватается и за соломинку. И потому что, если уж тебе интересно, проще всего обмануть того, кто хочет быть обманутым. Так что можешь быть спокойна: у тебя получилось. К тому же это ведь действительно могло сработать! И, полагаю, сработало.

Эйтлинн сердито обвела глазами всех троих магмэллиан и снова отрешенно уткнулась взглядом в стену. Почему-то она чувствовала себя виноватой. Ярость почти схлынула, оставив лишь грязный, противный осадок. Оставалось только зарыться в него, как черепаха в ил, и проспать до весны. Больше она ни на что не годится. С этим пеплом вместо пожара Эйтлинн снова чувствовала себя беспомощной, жалкой и потерянной.

– Может быть, я лучше расскажу вам, что вижу? – наконец решилась она, все еще не поднимая глаз на спутников. – Вдруг вы знаете, что обычно делают в таких случаях?

Киэнн скептически растянул губы в фальшивой улыбке:

– Не я определенно. Разве что Нёлди. Он тоже, конечно, не Великий Мерлин, но что-то смыслит в магии.

Никс снова нервно засопел, но смолчал.

– Хрустальная стена, закрученная в виде двойной перекрещенной спирали, – без особой надежды на успех, начала Эйтлинн. – Такие еще, наверное, иногда на мандалах рисуют, когда обе разбегаются из одного центра, но одна по ходу Солнца, другая – наоборот. В центре башня. Стены… не знаю, верха не видать. Никаких признаков входа. В основном стена гладкая, но кое-где резьба. Узоры какие-то. Странные, я ничего похожего не видела. Не могу даже придумать, как описать. Обрывочные, невнятные, но непременно парные. Две точки в пространстве и вокруг них что-то происходит. Кажется, у нас в неолит что-то отдаленно подобное рисовали. Может быть, это надписи, не знаю. Магия… чертова! – Она с досадой стукнула кулаком по стеклу и подняла требовательный взгляд на Нёлди: – Тебе это о чем-то говорит?

Тот отрицательно покачал головой:

– Не совсем то, в чем я разбираюсь. Я больше по целительству. Ну, превращения тоже, погода там…

– …самки человека, – внезапно непрошено съязвил Дэ Данаан.

Глаза никса зло сузились:

– Отстать, Киэнн! Отвяжись, пока я не сказал что-нибудь, о чем потом пожалею.

Киэнн, как всегда, криво ухмыльнулся:

– Да давай уже, отведи душу! Обо мне много чего можно сказать, я в курсе. Думаешь, я не знаю, что у тебя на языке вертится?

– А ну прекратите это оба! – рявкнула на них Эйтлинн. И, с трудом сдерживая злость, обернулась к Киэнну: – Какого черта ты лезешь, куда не просят? Или тебе так нравится провоцировать окружающих?

– Да, – исподлобья глянул на нее король-подменыш. – Вдруг окажется, что они – такое же дерьмо. Мне полегчает.

Эйтлинн в отчаянии покосилась на никса:

– Поколоти его, Нёлди. Он же так и просится.

В это время забытый всеми Шинви неожиданно что-то пробормотал себе под нос, гнусаво, невнятно, но по-лошадиному слишком зычно. Киэнн резко вскинул голову, изумленно уставившись на агишки:

– Что ты сказал?

Шинви стушевался:

– Чё? Я ничё не говаривал! Так-сяк, выпить бы хоцца, вот.

– Хватит мне мозги пудрить, конь! – сдвинул брови Дэ Данаан. – Повтори, что сказал!

Агишки неуверенно кивнул куда-то в сторону:

– Энти, пустоглазные опять, грю.

Киэнн быстро обернулся в сторону, указанную оборотнем.

– Мать честная! Этт, смотри, что они делают! Кажется, они знают больше нас.

Тени. Эйтлинн снова пробила дрожь. Почему они пугают ее? Ее, владычицу Аннвна! На пути до самого подножия Стеклянной Башни она не видела ни одного безликого призрака и почти успела забыть об их существовании. И вот теперь размытое облако бесплотных силуэтов клубилось в сотне шагов слева, под самой стеной. Точно чего-то ждало…

– Даже на меня не реагируют, – заметил Киэнн. – Э-э-эй! Интересно, они вообще могут слышать?

Эйтлинн стиснула кулаки и мысленно отругала себя. Не будет она робеть перед какой-то там нежитью! Да еще у всех на глазах!

– Идем.

Вблизи бесплотная кутерьма вовсе не казалась такой уж непроницаемой. Тем более, что при виде фоморки призраки расступались, как волны Тростникового моря перед пророком Моисеем. Но не бежали – смыкались у нее за спиной, еще крепче прижимаясь к стене. Эйтлинн подошла вплотную и тщательно ощупала резьбу. Вот оно! Прямо на уровне глаз красовался тонко вычерченный, почти невидимый узор в виде двойной спирали, по ощущению в точности повторявшей контур самой стены. Если это не ключ, то уж наверняка замочная скважина. Знать бы, еще как открыть…

Киэнн прошел прямо сквозь толпу бестелесных теней с видом абсолютного презрения.

– Что там, Этт?

– Думаю, дверь, – задумчиво проговорила фоморка. Ее пальцы блуждали вдоль линий спирали то туда, то сюда. – Наверное, нужно произнести какое-то заклинание, но я их не знаю.

– Скажи «друг» и входи? – как всегда неуместно пошутил Дэ Данаан.

– Сейчас точно стукну, – огрызнулась Эйтлинн.

Двое водяных тоже приблизились, но молчали. Похоже, на их помощь рассчитывать не приходится. Ну и? Ждать подсказки от призраков? Встать на одну ногу и закрыть один глаз? Поплясать с бубном? – Боже, как все глупо! Она ничего не смыслит в этой их проклятой магии, разрази ее Тор, Зевс и прочие боги-громовержцы!

– На уроках истории, которые я, конечно, слушал вполуха, – серьезно и как-то немного нервно начал Киэнн, – мне говорили, что фоморы владели сильнейшей ментальной магией, каким-то гипнотическим влиянием. Не знаю, можно ли загипнотизировать стену, и как это вообще может тебе помочь. Если никак и я снова несу чушь – давай, бей.

Да уж, помощь так себе. Я и людей-то никогда не гипнотизировала, а со стеной оно и того потруднее будет… Стоп, а если все наоборот? Если стена должна загипнотизировать меня?

Эйтлинн прикрыла глаза и попыталась мысленно спроецировать спиральный рисунок на стене на саму спираль стен, соединив их в единый образ. Открыла глаза и снова всмотрелась. Картинка разбегалась. Еще раз. Снова. Виток влево, виток вправо… По ходу Солнца, против него… Один, второй, третий…

Она вышла из транса только когда обнаружила, что обе ее руки по локоть погружены в жидкую плоть стены, а нарисованная спираль стремительно вращается в обе стороны одновременно, вспыхивая лиловым пламенем.

– Ты это видишь? – потрясенно прокричала она Киэнну. – Вы все трое это видите?

– Да, – почти ласково проговорил Дэ Данаан. – Ты умничка, Этти! Ты просто великолепна!

– Тогда иди!

Киэнн на секунду замер, но потом зажмурился и нырнул в лиловый водоворот. Только после этого Эйтлинн внезапно осознала, что это для него значило: в одиночку, первым шагнуть в обитель давнего и заклятого врага! Но если она не будет удерживать портал – кто знает, вероятно, он может снова закрыться.

– Живо! – скомандовала она агишки и никсу. И только потом последовала за ними.

Вязкая стеклянная круговерть на мгновение охватила ее, сдирая кожу и обжигая нервы. И тут же отпустила, бережно поставив на ноги. Теперь уже по другую сторону. Киэнна заметно шатало от выброса адреналина. Эйтлинн склонила голову набок и одобрительно усмехнулась:

– Трус и слабак, говоришь?

Его охватила прямо-таки хмельная веселость:

 

– А, где моя не пропадала! Видишь, все еще живой! И даже псов до сих пор не спустили!

Фоморка хмыкнула и наконец огляделась. Матерь богов! Изнутри все оказалось не совсем таким, как она то видела. Спиральный коридор был узок, не больше четырех футов в ширину, и снизу доверху обе его стены скалились тысячами тысяч полуторафутовых клыков. Такие же шипы-спицы росли из пустоты под ногами – прозрачно-стеклянные, как и весь замок, и, скорей всего, по-прежнему невидимые для ее спутников.

– Та-а-ак, ребята, – предостерегающе протянула Эйтлинн, – если вы всё так же ничего не видите, то лучше стойте на месте и не дергайтесь.

Шинви внезапно взвыл благим матом:

– Не-е-е-ет!!! Змеи-и-и-и-и!!! Гадищи! Я так и знавал! Я не хочу помирать!

– Цыц! – шикнул на него Киэнн. – Этт, там действительно змеи или у него белая горячка?

Эйтлинн нервно дернула плечом:

– Змей пока не вижу. Но, если никто из вас не хочет превратиться в наколотую на булавку стрекозу – не шевелитесь.

– Чудесно. – Киэнн безудержно улыбнулся, с любопытством оглядываясь вокруг. – Какая заманчивая перспектива! Всегда, знаешь ли, хотел узнать, что чувствует стрекоза на булавке.

Его адреналиновое опьянение явно еще не прошло. Эйтлинн лихорадочно соображала, что делать дальше. Безликие призраки, судя по всему, также прошли сквозь портал, и давно умчались вперед, беспрепятственно петляя по коридору. Брешь в стеклянной стене почти закрылась, лишь блекло поблескивая лиловой звездой.

– Значит так. Здесь, кроме нас, никого нет. Ни одной живой души. Мертвой, кажется, тоже. Вы двое, – обратилась к парочке водяных фоморка, – пока останетесь здесь и подождете. Никуда не пытайтесь уйти. Я не уверена, что прикасаться к этому зубастому частоколу вообще безопасно. Что он не пропитан каким-нибудь смертельным ядом и не взрывается от прикосновения. Не хочу найти вас мертвыми, когда вернусь – мертвых мне тут и так хватает.

Агишки снова запаниковал, лошадиные глаза едва не вылезали из орбит, грива на затылке стояла дыбом.

– Вполне может статься, что все это – пустые домыслы и совершенно излишние опасения, – поспешила хоть как-то успокоить его Эйтлинн. – Но я даже не уверена в том, что вам обязательно нужно попасть внутрь башни. И прямо сейчас я просто не знаю, как вас туда провести. Может быть, взглянув на нее вблизи, я разберусь.

Киэнн нахмурился.

– Но ты же не пойдешь туда одна? – Эйтлинн была готова поклясться, что в его тоне ровно столько же беспокойства за нее, сколько и надежды на ее ответ «да, пойду».

– Угадал, – насмешливо ухмыльнулась она, – не пойду. Ты пойдешь со мной. Помнится, у тебя отличная память, Дэ Данаан. Будешь следовать шаг в шаг, повторять все мои движения – и останешься цел.

Он обреченно вздохнул:

– На память не жалуюсь, а вот с координацией движений дело похуже будет. Но как скажешь, детка! – Король-подменыш вздернул златокудрую голову: – Вдруг в нашем эпическом походе к невидимой башне тебе понадобится один из моих «многочисленных» талантов! Я даже не знаю, какой именно!

– Вполне может статься, – с убийственной серьезностью ответила Эйтлинн.

Идти одной ей и впрямь совершенно не хотелось. Кем бы ни был этот получеловек полуфейри, и каким бесполезным и бестолковым он бы ни притворялся – рядом с ним Эйтлинн чувствовала себя куда спокойнее и уверенней. В конце концов, уроды и впрямь должны держаться друг за друга.

– Пойдем медленно. Я буду указывать на острия. Их много, повсюду. Это – стена. – Она развела руками. – Это – вторая. Даже твое раздутое эго должно втиснуться.

– Мое втиснется, – ухмыльнулся Киэнн. – К узким местам мне не привыкать.

– Ты просто невыносим, – вздохнула Эйтлинн и потихоньку двинулась в путь, постоянно оглядываясь. Пока ее спутник справлялся вполне успешно. – Кто тебя вообще воспитывал-то?

Киэнн удивленно поднял брови:

– Здоровый бородатый ётун, который сквернословил на каждом шагу. А что?

– Врешь?

– Да чтоб меня тролли сожрали! Мой царственный родитель счел благоразумным приставить ко мне охрану посерьезней. Конечно, за мной числился еще целый караван наставников, опекунов, нянек и прочих надоед. Но как-то так получалось, что большую часть времени я умудрялся проводить в компании Хюмира. Ну или в компании отцовских наложниц.

Эйтлинн недоверчиво покосилась на него:

– И твоего отца не беспокоило, что…

– Что я начинаю подражать Хюму или что я трахаюсь с королевскими шлюхами? Нет, не беспокоило. Ни то, ни другое. Его, знаешь ли вообще мало что беспокоило. Так что, считай, это у меня наследственное… Ах ты ж срань!

Киэнн сдавленно зашипел. Правое плечо его окрасилось струйкой крови. Эйтлинн испуганно замерла, не отрывая от него глаз. Дэ Данаан автоматически зажал рану.

– Все, понял, буду аккуратнее. – И требовательно добавил: – Ну? Так и будем стоять? Если это яд, то, как видишь, не мгновенного воздействия.

Она покачала головой, силясь успокоить бешено колотившееся сердце:

– Ладно, пойдем, беспечный ездок!

– Это в смысле «дружок проститутки, которому дают на халяву, за красивые глазки»? – Киэнн самодовольно хмыкнул: – Пару раз удостаивался такой чести.

Эйтлинн неожиданно покраснела:

– Хочешь сказать, что «беспечный ездок» обозначает именно это?

Он ухмыльнулся:

– Ты явно мало общалась с черными. Скажи еще, что не знаешь, кто такой хучи кучи мэн!

Эйтлинн смущенно моргнула, пытаясь вспомнить. Черт возьми, в конце концов, это ведь она выросла в округе Ниагара, а не он!

– Герой-любовник? – неуверенно предположила она.

– Ну, почти так, – хохотнул полуэльф. – Хотя я бы выразился по-другому.

Она снова качнула головой, не скрывая недоумения:

– Иногда просто не верится, что ты из Маг Мэлла, а не из какого-нибудь чикагского гетто. Когда ты только успел столько всего нахвататься?

Киэнн уклонился от очередного невидимого острия:

– Кажется, я поймал ритм. Это не так уж и сложно. Гетто, говоришь? Видишь ли, вот как раз к этому у меня просто феноменальные способности: всяческое говно я впитываю получше подгузников от Джонсон энд Джонсон.

Эйтлинн в очередной раз остановилась, пытливо упершись в него взглядом:

– За что ты себя так презираешь?

Вот тут он, похоже, опешил:

– А мало причин?

Она, как можно убедительней, кивнула:

– Да. Потому что если за свое прошлое, то оно в прошлом, его нет!

Киэнн запрокинул голову, закатившись горьким, нисколько не веселым смехом:

– Этти, ты просто прелесть! Еще скажи: «Забудь, выброси из головы!» Нет, детка, извини, но так не получится. На самом деле, наше прошлое – это единственное, что у нас есть по-настоящему. И то, что делает нас теми, кто мы такие. Где оно, твое настоящее? – Фьють! И оно уже тоже прошлое. А будущее… Сейчас я оступлюсь и мое будущее останется в прошлом. Все это выдумки лжецов. Я сам – лжец, и отлично знаю, как это делается. Прошлое же у меня целиком вылеплено из грязи, крови и дерьма. Того, что я сперва щедрой рукой раздавал другим, и что потом рикошетом вернулось ко мне. До сих пор, как видишь, возвращается. Так что, если я прямо сейчас решу поменять собственное отношение к себе самому, стану думать, что заслуживаю чего-то лучшего – я просто удавлюсь. Сдохну от осознания вселенской несправедливости. А я, знаешь ли, жить хочу.

Он снова беспечно улыбнулся:

– Так что? Будешь и дальше созерцать мою «замечательную» персону или Роланд наконец-то дойдет до своей гребаной башни?

Эйтлинн сглотнула, незаметно хлюпнув носом:

– Она почти рядом.

Глава 21. Сокровище фоморов

Эйтлинн так и поняла, каким образом они добрались до своей цели так быстро, но эта магия ей понравилась. По ее прикидкам огибать бесконечно длинную спираль стены с такой скоростью, какую они могли себе позволить, пришлось бы, по меньшей мере, часов шесть. Правда, искажения пространства порой преподносили сюрпризы, и уже на самом подходе к башне Киэнн умудрился порезаться еще дважды, да и она сама едва не налетела на выросшее из ниоткуда острие. Но вот пульсирующая таинственным скрытым светом стена уже высилась прямо перед ними – высокая, массивная и презрительно-величавая. Нижний этаж напоминал колоссальный пустой аквариум, в самой глубине которого виднелась тоненькая пружинка винтовой лестницы. Над головой, где-то на высоте тридцатиэтажного небоскреба, сквозь прозрачный потолок можно было смутно разглядеть верхние этажи. Эйтлинн осторожно коснулась стеклянной плоти ладонью – башня не кусалась, даже наоборот – мягко окутывала приятным сверхъестественным теплом, точно ластилась. Диковинный зверь. Фоморка мысленно потрепала сверкающую шкуру – давай, Стеклянная Башня, впусти нас внутрь. И лучше отдай свои тайны по-хорошему.

Киэнн споткнулся на невидимой ступеньке. Эйтлинн встревоженно оглянулась:

– Ты в порядке?

– Да, – непривычно коротко ответил он.

Однако она была готова поклясться, что нет. Выглядел Дэ Данаан подозрительно бледным, дыхание его стало каким-то сиплым и учащенным, движения – вялыми и отнюдь не грациозными. Вот зачем ты только его сюда потащила, садистка чертова! Не лучшая твоя идея, мисс Флетчер, никак не лучшая! А ты, фоморское чудище, могла бы и знать! Чем ты думала? Коллективным разумом улья? – Но, надо полагать, все, что она может сделать сейчас – это как можно быстрее отыскать способ проникнуть внутрь башни. И надеяться, что найдет там то, что ищет.

Казалось, здесь обойдется без магии, гипноза и телепортации. Ворота Стеклянной Башни выглядели вполне материальными, хотя и, безусловно, запертыми. Вход представлял собой невероятно высокую и при этом непропорционально узкую стрельчатую арку, почти как в готических соборах, только с определенной долей искажения. Конструкция ворот чем-то подозрительно и почти неуловимо напоминала поднятый мост, хотя Эйтлинн никак не могла сообразить, для чего он тут вообще мог понадобиться – опускать-то его все равно было бы некуда по причине слишком тесного расположения крепостных стен. Снаружи ворота-мост прикрывала замысловато витая решетка, поблескивавшая сталью.

Конечно, Эйтлинн могла ошибаться: кто знает, может быть, это совсем другой металл? Даже не обязательно обычный земной, хотя она не была уверена и в том, что отличит по виду сталь от любого другого сплава или металла, особенно в неверном свете призрачного мира. И все же любопытно… Узор решетки явственно изображал переплетенных гончих Аннуна, или, как говорили здесь, Аннвна, вполне знакомых ей по кельтским орнаментам: удлиненные и причудливо изогнутые шеи, хвосты и лапы животных завязывались узлами друг вокруг дружки. Кое-где сверкали заточенные кинжалы неожиданно острых углов.

– А разве фейри не боятся стали? – задумчиво поинтересовалась она, ощупывая решетку.

– Боятся? – заторможено повторил за ней Киэнн и тряхнул головой, словно борясь с дремотой. – Нет, чтобы боялись, то нет. Но не любят. Аллергия у них. Разной степени… тяжести. А что?

Эйтлинн пожала плечами:

– Для чего вообще строить невидимую башню высотой с Эверест, окружать стенами едва не выше ее самой, усаживать узкий коридор гигантскими шипами, да еще и завешивать ворота стальной решеткой? Если это все – исключительно магия, то какая-то странная.

Киэнн неловко опустился на ступеньку, украдкой поморщившись:

– Ты себе вообще представляешь, на что способны ётуны? Башенку поменьше, да без этой вашей фит фьяты и прочих примочек им вот просто тьфу и растереть.

– А при чем здесь?.. – начала было Эйтлинн, но осеклась, начав соображать.

– Я думал, ты поняла, – хмыкнул Киэнн. – Эти засранцы служат королевской охраной уже лет восемьсот, не меньше. С магическими талантами у них почти голяк, конечно, но и по ним магией бить – дело пустое. Включая ваш хваленый ментальный контроль. Так что, если бы отряд ётунов припёрся сюда – по своей собственной придури или приказу Дэ Данаанов – вашим владыкам Аннвна пришлось бы изрядно попотеть, чтобы их вытурить. Вот только, – он скептически усмехнулся, – сдается мне, они нас малость переоценили. Отправлять охрану в буквальном смысле на тот свет только для того, чтобы вырезать фоморский рассадник подчистую, наверное, даже моей шизанутой бабке бы в голову не пришло.

Эйтлинн попробовала улыбнуться:

– У вас как, по женской линии самые дурные гены передаются?

Киэнн лениво кивнул:

– Вероятно.

И все же что-то здесь определенно нечисто. Неужто ничего попроще придумать нельзя было? Или хотя бы подыскать менее унылые и неприглядные земли для обитания? Что они вообще здесь забыли? А если Аннвн был таким надежным и неприступным укрытием – почему они все мертвы?

Или не все? С чего ты вообще взяла, что тебе не солгали еще раз? Что, если хозяева еще там? И наблюдают?

– А те… – рассеянно спросила Эйтлинн, – те фоморы, которые не вымерли после этой вашей чумы… Где их отлавливали? Если, насколько я тебя поняла, в Аннвн вы и ваши боевики не заходили?

 

– Чаще всего… на побережье Ллира, – Киэнн выговаривал фразы все медленней и отрывистей. – Не знаю… Возможно, их… выбрасывало… Или они сами… приходили… за какой-то… надоб… ностью… Ты же тоже…

Он снова упрямо тряхнул головой, похоже, пытаясь сфокусировать мутный осоловелый взгляд, и ободряюще улыбнулся фоморке:

– Это не яд. Просто… снотворное. Или, может, наркотик какой… Не отвлекайся.

Легко сказать. Эйтлинн попробовала следовать его совету, но совладать с собой никак не получалось. Волна холодного озноба подбиралась к пяткам и медленно, но неумолимо накрывала с головой. Да что же ты делаешь в моем мозгу, проклятая заноза? Ты, мой враг и сын врага моего? Почему я не могу позволить тебе умереть?

– Не смей оставлять меня одну, Дэ Данаан! – дрожащим от сдерживаемых слез голосом проговорила она.

Глаза Киэнна на мгновение прояснились, в них явственно отразилось удивление и даже легкое сочувствие, щедро перемешанное с веселым любопытством:

– Ты и вправду за меня переживаешь? Черт возьми, а ведь приятно-то как! Может, и впрямь стоит помереть? Ну, чтоб все не зазря… И вдруг именно это и нужно, чтобы открыть вход в твою башню? Смерть одного Дэ Данаана, маленькое жертвоприношение…

– На кой хрен она мне тогда сдалась! – выпалила Эйтлинн, и тут же, смутившись, отвела глаза. Однако все равно кожей чувствовала, как внимательный и по-волчьи голодный взгляд Киэнна жжет ее, пробираясь внутрь, до самого сердца.

– Здорово над нами подсмеялись, да? – сквозь гул колотившейся в висках крови долетел до нее неожиданно серьезный и лишь самую чуточку ироничный голос короля фейри. – Я-то ладно, но тебе это все за что? Не горюй! Вон Нёлди у нас нынче вдовец. И партия получше меня. Вытащи их отсюда, если сможешь, ладно?..

Эйтлинн в отчаянной ярости лупанула по решетке ладонями. Одна из острых граней узора ковки глубоко распорола пальцы и по стальным прутьям медленно потекла струйка крови. И в то же мгновение решетка внезапно дрогнула, и даже не поднялась или опустилась, а просто растаяла, как наваждение. А ворота-мост, скрывавшиеся за ней, плавно поплыли вниз, точно чудовищный змей, раскаленным языком-жалом нашаривая дорогу. Вот сверкающая текучая дорожка уже простелилась под ногами, потом поползла дальше и дальше, прожигая тоннели и лазы на своем пути, руша и сметая преграды, пронзая туго скрученный жгут спирали упрямой стрелой – пока не добралась до внешнего витка стены, в точности напротив лилового портала.

Ничего ж себе! Это как: магия крови или считывание ДНК? Фоморка с трудом оторвала потрясенный взгляд от невиданного зрелища и перевела его на Киэнна, в искренней надежде, что он это тоже видел. Дэ Данаан не видел ничего. Он лежал на ступенях, согнувшись пополам и уронив голову себе же на колени, и не подавал никаких внешних признаков жизни. Преодолевая душную дурноту, Эйтлинн стремительно скользнула к нему, приподняла за плечи, перевернула на спину, чуть оттащив от ступеней, судорожно нащупала пульс. Сердце бьется. Слабо, конечно, но слышно. Дыхание, кажется, тоже есть, хоть и замедленное. Что делать-то? Сбегать за никсом? Тот, как-никак, владеет врачеванием… Вон и дорожка уж постелена… Или просто отхлестать по щекам, чтобы привести в чувства? Воды бы, хоть чуть-чуть…

Воды… Откуда бы ей здесь взяться? Из порезанных пальцев все еще капала кровь. Кажется, австралийские аборигены пьют собственную кровь, изнемогая от жажды в пустыне. Или дают ее пить своим детям – она уже точно не помнила. Конечно, это совсем не то, что нужно, вода должна быть холодной… И все же это хоть какая-то влага. Эйтлинн провела кровоточащей ладонью по лбу и щекам короля фейри, оставляя широкие алые следы, похожие на боевую раскраску вождя, потом поднесла пальцы к его губам… Веки Киэнна едва заметно дрогнули.

– Ты с ума сошла, Этт, – чуть слышно прошептал он.

Из горла Эйтлинн вырвался глубокий вздох облегчения. Она нежно погладила его по волосам здоровой рукой, срываясь на нервное хихиканье:

– Только не говори мне, что кровь фомора – яд для Дэ Данаана или что-нибудь такое!

– Ладно, не скажу, – слабо улыбнулся Киэнн. – Все равно это будет враньем.

Мимо них проскользнула, словно сформировавшись из пустоты, знакомая безликая тень. Потом еще одна, две, десяток. Фоморка яростно отмахнулась: если вы слетелись, как воронье, на мертвечинку, то рано обрадовались! Но призраков влекло что-то другое. Точно манимая светом ночного фонаря мошкара, они слепо колотились о прозрачную стену, по-видимому, наугад нащупывая вход. А обнаружив его, устремлялись в открытую нишу, как вода в брешь прорванной плотины. Упрямым потоком они катились вперед, а затем вновь нежданно исчезали, то ли привычно растворяясь в пустоте, то ли низвергаясь куда-то в мрачные глубины преисподней.

А в следующее мгновение башня взвыла. Возопила пронзительным, режущим слух криком тысячи раненых драконов, заголосила предсмертной песней побежденных Орфеем сирен, застонала сборищем пьяных баньши. Серебристая дорожка, простеленная до внешнего края крепостной стены, начала спешно сворачиваться, точно в обратной съемке, накрепко запаивая ранее прожженные тоннели. Холодно сверкающая стальная нить принялась плести паучье кружево над узкой аркой дверного проема.

Эйтлинн зло стиснула зубы. Ну уж нет, дражайшие родственнички! Почившие или живые, без разницы. Черта с два вы захлопните ворота у меня перед носом! Это ограбление, славные владыки Аннвна! Мне нужны ваши сокровища, ваше оружие и ваш восьминогий конь! Ну или что угодно, что вытащит меня из этой ловушки!

Она, не задумываясь, подхватила полубесчувственного Киэнна на руки, нисколько не удивляясь внезапному приливу силы, взбежала по ступенькам и юркнула в игольное ушко стрельчатой арки. По ту сторону входа тянулся очередной узкий коридор, похожий на случайную трещину в расколовшейся толще стены – та была не просто массивной, но прямо-таки сюрреалистично-чудовищной. Собственно, почти весь нижний этаж состоял из сплошной стены – не считая щели тоннеля и узкого лаза под винтовую лестницу в центре. Призраки ушли определенно не туда, но под ногами Эйтлинн видела только нескончаемую пустоту под тонким настом стеклянного пола. Или еще одна фит фьята? Уже посильнее первой? – Не верь глазам своим. Кажется, это уже становится правилом.

Киэнн улыбнулся Эйтлинн сдержанной и, казалось, даже чуть смущенной улыбкой:

– Этт, ты просто бесподобна!

– Комплименты будешь потом расточать, – бросила она, продолжая бежать по коридору так, будто за ней гнались все хтонические чудовища Рагнарёка.

– Потом может не быть…

Тяжести фоморка по-прежнему не чувствовала, тело полуэльфа казалось ей невесомой пушинкой.

– Ты видел, где они ушли? Эти, ну… Ты их видел вообще?

Дэ Данаан кивнул:

– Дальше, шагов шестьдесят еще. Я скажу. Если снова не вырублюсь.

– Да уж постарайся!

По правде говоря, Эйтлинн точно не знала, по какой причине считает необходимым последовать за призраками, которых она так старательно избегала. Но ведь один раз они уже подсказали ей правильный путь. Ну и, к тому же, раз уж полез в кроличью нору – так не останавливайся на полпути! Не ровен час, застрянешь!

– Здесь.

– Ты уверен?

– Я помню, детка.

Эйтлинн остановилась и опустила свою ношу на пол. Надеюсь, твоя память и впрямь так хороша, как ты утверждаешь, Дэ Данаан! Она присела на корточки, внимательно всматриваясь. Пол казался идеально гладким и нетронуто-сплошным, ни единой щели, зацепки или лазейки. Опять колдовать? Как на этот раз?

– Это вообще как, нормально для фейри: вдруг брать и, сам не зная каким образом, делать то, о чем не имеешь ни малейшего представления? – проворчала она, скорее, чтобы выплеснуть злость, чем получить ответ.

– Вполне вероятно, – тем ни менее кивнул Киэнн.

Что ж, она так давно собирается это попробовать – почему бы не в этот раз? А если оно глупо и смешно – хрен с ним, пускай смеется! Хотя, подозреваю, сейчас ему совсем не до смеха. Эйтлинн встала на левую ногу, завела правую руку подальше за спину и прикрыла правый глаз левой ладонью.

Матерь богов! Башня перестала быть стеклянной. Теперь с обеих сторон Эйтлинн видела ослепительно-белый мрамор стен, а под ногами сверкала ярчайшая, кропотливо выложенная мозаика из кроваво-алых кораллов, гранатов, яшмы и рубинов. В расплывчатом узоре – алое на алом – прорисовывалось не что иное, как утерянное око Гора. И оно медленно открывалось, а в глубине его зрачка лежал сумрак. Но не такой, как тот, что наполнял пустоту призрачного мира, а подобный трепетным предрассветным сумеркам, с их пылким обещанием грядущего восторга.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru