Попугаи

Борис Борисович Петров
Попугаи

Барчуков почувствовал, как тяжесть исчезает.

Все трое принялись шарить налитыми кровью глазами по комнате, дабы найти, кто нарушил мрачную гармонию, и наказать виновного.

Попугай больше не пыжился. Кеша больше не раздувался маленьким пестрым шариком – его тельце, остывая, валялось у кормушки, облепленное зернами проса; черные глазенки остановились и уже стекленели, клюв застыл в полуоткрытом состоянии.

– Он, оказывается, умирал, – сказал Потапов тихо.

– Заболел, наверное, – откликнулся Барчуков. – У птиц ведь не поймешь.

– Господи, какой ужас, – прижала руки ко рту Клара. – А мы-то думали…

Они обступили клетку, где коченела маленькая птичка, и боялись взглянуть друг на друга.

Рейтинг@Mail.ru