Попугаи

Борис Борисович Петров
Попугаи

Клара медленно изогнула спину и откинула гордо голову, глаза ее сверкали. Черная грива прекрасных волос рассыпалась по мраморной коже; на лебединой шее билась тонкая фиолетовая жилка. О, она была прекрасна, теперь-то девушка четко поняла это.

– Руку убери, Барчуков, – жестко сказала она.

Барчуков недоуменно посмотрел на свою руку и смутился.

– Ты что руки тут распустил? – продолжала Клара. – Я тебя насквозь вижу, низкий человек. Я знаю, что ты от меня хочешь. Не выйдет.

Она закинула ногу за ногу, и Барчуков непроизвольно глотнул.

– Клара, помилуй… – промямлил он.

– Ты сопляк, а я… Кто я?

– Королева! – прошептал Барчуков потрясенно.

– Да, я королева, и ты смел дотронуться до меня своими грязными лапами!

– Правильно, ваше величество, – раздался низкий голос с другого конца дивана. Потапов развернул грудь колесом; теперь он не сидел в расслабленной позе. Он упер руки в колени и глядел на Барчукова с презрительным высокомерием. Барчукову показалось, что на поясе у Потапова блестит эфес.

– Что это ты тут раскомандовался? – осведомился Потапов властно. – Кто ты такой, чтобы командовать? Что ты такого имеешь, что дает тебе право так вести себя, а? Может, у тебя корма больше, чем у меня? Или перья ярче? Или ты на особенной жердочке сидишь? Нет? А что ты тогда расщёлкался клювом-то?

Барчуков икнул и съежился.

– Или ты наделен какими-то полномочиями, а может – талантом?

– Какой у него талант, – пренебрежительно повела плечами Клара. – У него даже баб лапать нету таланта.

Потапов закаменел подбородком и скулами – суровый, беспощадный воин.

– Ничего у тебя нету, а туда же – пыжиться вздумал, – подвел итог рыцарь. – Запомни, Барчуков: для таких дел нужны веские основания. Без них ты просто жалок. Мокрое место ты, вот что.

Рейтинг@Mail.ru