Попугаи

Борис Борисович Петров
Попугаи

– Надо потренироваться, – предложил завороженный идеей Потапов.

– Да. С наскоку тут не получается… Ну-те-с, значит, система «вдох-выдох». На счет три. Раз… Два… Три!

– У меня не выходит! – пискнула испуганно Клара. – То есть вдыхать-выдыхать получается, а пыжиться – нет.

– Ничего. С твоими объемами, да не научиться… Давай индивидуально: раз… два… три! – Барчуков уставился на Кларину обширную грудь глазами токующего глухаря. Клара часто и глубоко задышала.

– Да нет, не так, не так! Господи, эти женщины! – Барчуков воздел руки кверху. – Ты не пыжишься, а суетишься! Не части! Что ты дышишь, как паровоз! Надо медленно, аккуратно – вдох-выдох…. Давай еще попробуем.

Клара дышала, как загнанная лошадь.

– Степенности не хватает, – заметил Потапов, тоже с интересом наблюдавший за учением. – Величия нет.

Барчуков обернулся к нему, радостно блестя глазами.

– Потапов, ты – голова! – закричал он. – А я все думаю, что нам не хватает… Вот именно: величия! Посмотрите на Кешу. Он проникнут величием! Он чувствует себя великим! Он осознает себя уникальным, неповторимым попугаем. И поэтому эта, в общем-то, клоунская птица сидит сейчас на жердочке и смотрит на нас, как цапля на лягушку, а мы присели перед клеткой на задних лапках и ловим каждый звук, который их величество соизволит издать. Все дело в этом. Ты умница, Потапов. Друзья, давайте сейчас максимально соберемся и почувствуем себя великими, уникальными, неповторимыми. Кларочка, ты – королева, ты же знаешь – другой такой нет.

Клара перестала пыхтеть:

– Наверное, знаю, – задумалась она. Посеянное Барчуковым зерно упало на благодатную почву и быстро пошло в рост.

– Так вперед! – воскликнул Барчуков. – Пыжься! Давай! Думай о своем величии. О своей уникальности. Ты – лучшая! Ты круче всех! Вот так – молодец, молодец, девочка, вот умница!

Рейтинг@Mail.ru