Litres Baner
Карта гроз

Борис Борисович Петров
Карта гроз

О, неосторожные, беспечные дачники! Прячетесь, ибо грядет буря: по возможности не выходите на улицу; находясь в помещении, держитесь подальше от окон, не пользуйтесь электроприборами. Не укрывайтесь под деревьями; ну а если вы, безумные, в такую погоду рискуете перемещаться на автомобиле – припаркуйтесь на обочине, включите аварийную световую сигнализацию.

Враг хитер – основные силы выдвигает не сразу, бросает вперед конницу – ветер; прогноз – шквалистое усиление до 24 м/с. Ветер – притворщик, он только что ласково шелестел в кронах деревьев, обхаживал их, как женщину, и те ослабли, поддались нежности – как бережно касался он листьев! Но вдруг подкараулил момент и рванул, добрая ладонь мигом стала жесткой дланью, пригибает верхушки, и обманутые деревья трепещут и протягивают с мольбой ветки; поздно! Ветер сорвал покровы листвы, закрутил ее, забивая водостоки, и торжествует, и склоняются перед ним крепкие клены и хрупкие березы. Бешеный и грозный, стучит он в окна, гонит смерчиками перед собой пыль, и уносится дальше, в непокоренные дали, а за ним выступает армия.

Грозовой фронт похож на гигантскую волну, вот она вздымается, на гребне ее белая пена – облака, изгибается и всей неимоверной тяжестью обрушивается на город – это стремительная атака, которой невозможно противостоять. И это удивительное зрелище – новые кварталы в Химках и Солнцево вдруг начинают сиять под лучами солнца, окутываются слепящим ореолом; они – словно воины перед ордой. Стекла мечут диковинные стрелы в ряды врага, разгоняют тьму. Начинается сеча. Светлые мечи рвут врага в клочья – туча замедляет ход, закольцовывается, нерешительно топчется на месте и Николай в тревожном раздумье морщит лоб:

– Может, пронесет? Вроде сносит эту пакость вбок.

Но враг слишком силен. Туча делает резкий скачок – и гаснут окна, нет больше сил света. Стена стремительно надвигается, крушит на своем пути все беспощадно, здесь не берут пленных; мы попали в «котел», нам не выбраться! Эта туча бездонна, ее черная утроба ненасытна, она наваливается на город, как страшное чудовище, урчит, гложет высотки, и в космической глубине грозы одна за другой рождаются молнии, ветвистые, сильные; они не освещают пространство – они фиксируют его, как на фотографии; миг – и чернота раздергивает, четко проступают контуры зданий, и сразу обратно – в ночь. Этой силе невозможно противостоять. Уже пали Кунцево, Строгино, Тушино; нет более на востоке Измайлово, Новогиреево и Люблино; захвачены на севере Дегунино, Отрадное, Свиблово; покорились Бирюлево, Ясенево, Чертаново.

Рейтинг@Mail.ru