Litres Baner
Академия магических наук. Попаданкам вход воспрещен

Берта Свон
Академия магических наук. Попаданкам вход воспрещен

Глава 1

– Итак, повторим: мантикора – это опасное магическое чудовище с телом льва, головой человека и хвостом скорпиона. По описаниям некоторых ученых имеет рыжую гриву и три ряда зубов, а также голубые глаза. Записали? Отлично. На дом пятнадцатый параграф. Полностью. Да, Аристан, все двадцать страниц. На следующем занятии будет коллоквиум, так что готовьтесь. До свидания, адепты.

Преподаватель магических существ, дриада Валериана, одетая в облегающий костюм зеленого цвета, покачивая бедрами, направилась к выходу. Выглядела Валериана всегда молодо, когда бы ни вела занятия. Работала она в академии уже лет двадцать и с самого начала не постарела ни на день. Умная, красивая, молодая, с раскосыми голубыми глазами и длинными волосами салатового цвета, она притягивала к себе взгляды и адептов, и преподавателей. Парни хотели остаться с ней наедине хотя бы на ночь, девчонки мечтали стать хоть немного похожими на нее.

Я же, Правова Ольга Максимовна, высокая синеглазая шатенка, человечка двадцати восьми лет, ни о чем не мечтала, а как обычно старательно впитывала в себя всю ту информацию, которую получала на парах. Меня мало волновала чужая внешность. Я не хлопала ресничками перед преподавателями мужского пола. Я училась. Все свое свободное время посвящала занятиям. Личная жизнь меня не интересовала. Этого «добра» мне хватило и на Земле. Здесь же, в академии магических наук, я появилась совсем не ради обустраивания личной жизни.

– Следующая пара у Ортаха, – печально вздохнула Васиэль, или Васена, как я звала подругу, симпатичная худощавая эльфийка с длинными зелеными волосами, обычно заплетенными в косу, уложенную вокруг головы. – Может, прогуляем?

– Всей группой? – насмешливо уточнил Лантар, оборотень, высокий мускулистый брюнет с черными глазами, мечта многих девчат-младшекурсниц.

Всей группой прогуливать было чревато, тем более у Ортаха, зеленокожего крупного тролля размерами с двухэтажный дом.

Ортах вел у нас физкультуру и терпеть не мог опаздывавших. А потому я, не слушая перепалки однокурсников, быстро покидала вещи в сумку и посмотрела на Васиэль.

– Я на физру. Ты со мной?

– Мучительница, – последовал ответ.

Но спорить Васиэль не стала. Четвертый курс. Скоро годовые экзамены. Ну как скоро. Три месяца. Но год да, считай, закончился. А на пятом курсе ожидался мучительный и длительный процесс сдачи по новой зачетов и экзаменов за предыдущие годы, перед допуском к дипломной работе. Так что надо было заранее подготовиться. И злить преподавателей своей неявкой не хотелось.

Поэтому мы всей толпой, пятнадцатью существами разных рас, небольшой группой, отправились к Ортаху.

Ходили слухи, что он являлся дальним родственником нашего ректора, гнома Ранибора. Так или нет это было, никто не мог сказать достоверно. Но расы здесь перемешивались довольно часто, мулатов и квартеронов имелось много, потому я не удивилась бы, если бы слухи оказались правдой.

Физкультура проходила на закрытом полигоне, неподалеку от основного здания академии. Там же мы тренировались, создавая боевые и защитные заклинания.

Полностью защищенный от любого внешнего воздействия, полигон мог стать отличной защитой даже при природной катастрофе.

Внутрь имели доступ только ректор и его помощник. Лишь они двое могли появиться на полигоне в любое время, открыв портал. Все остальные должны были приходить обычным способом – ножками.

Шли мы туда минут десять, если неспешным шагом. Добежать можно было и за пять минут. При желании, конечно. Но мы никуда не торопились.

Академия магических наук была построена в «кармане» Мироздания, если так можно выразиться. Здесь появлялись существа любого мира, расы, пола, возраста, как только у них пробуждалась магия. Она могла пробудиться и в пятнадцать, и в пятьдесят пять, и в девяносто. Здесь уж у кого какая судьба.

Моя магия пробудилась от стресса. Я слишком остро отреагировала на увольнение с работы, которой отдала пять лет своей жизни, и которую не без основания считала идеальной.

Я тогда пришла домой поздно, невменяемая, разрыдалась и повалилась в кровать, не раздеваясь, вместе с рабочей сумкой. Заснула практически сразу. Проснулась уже здесь, в академии.

Тут-то и выяснились многие интересные для меня вещи.

Оказалось, моя магия – лечебная. Я могла лечить наложением рук, способна была с закрытыми глазами найти нужную травку по ее «ауре» и легко варила нужные зелья. Плюс я с удовольствием создавала амулеты. Сказалось земное хобби – рукоделие.

Васиэль была моей полной противоположностью: маг-бытовик с неплохими способностями мага-боевика, она ненавидела зелья, терпеть не могла лечебную магию и способна была отличить дуб от березы, а ромашку – от василька. На этом ее познания в травах заканчивались. Как она, эльфийка, жила с таким образованием, я не знала. Сама Васиэль, когда ей ставили это в вину, обыкновенно огрызалась, что эльфы не обязаны любить природу. Особенно если та не любит их.

Уж не знаю точно, какие отношения были у Васиэль с природой и соплеменниками, но домой она не рвалась и по праздникам, когда академия в основном пустовала, мы с Васиэль отсиживались в выделенной нам комнате, одной на двоих. Увы, только те, кто прибыли из магических миров, могли вернуться домой. Таким невезучим адептам, как я и еще пять-десять других существ, приходилось во время учебы жить в этих стенах.

– Оля, – ткнула меня несильно в бок Васиэль, приводя в чувство, – ты там не уснула?

Я встряхнулась, огляделась. Полигон, родненький. И пара, судя по всему, вот-вот начнется. Ортах на моей памяти ни разу не опаздывал.

Глава 2

Несмотря на свои внушительные размеры, двигался Ортах бесшумно и быстро. Как так у него получалось, я даже представить себе не могла – сама, хотя толстой и неуклюжей себя не считала, не могла тихо пройти ни в парке, ни в лесу – ветки только так под ногами трещали. Ортах же двигался грациозно и без малейшего шума. Складывалось впечатление, что в прошлом он служил в армии, причем или разведчиком, или киллером. Ну или же я обладала чересчур живым воображением, что тоже было правдой.

– Адепты, – Ортах, как и все преподаватели, одетый в наряд зеленого цвета – штаны, майку и жилетку с несколькими карманами, – появился перед нашей группой ровной в срок, – сегодня мы с вами познакомимся с несколькими боевыми техниками, владение которыми поможет вам выиграть почти любую схватку.

Или же уложит противника на землю от смеха. Что тоже было очень даже вероятно. Потому что, например, ни я, ни Васиэль, сколько бы ни старались, не способны были повторить все те жесты и движения, которым обучал адептов Ортах. Впрочем, орк Гортан, наш одногруппник, показывал эти движения еще хуже нас. И потому нашу троицу Ортах традиционно оставлял на потом – посмеяться перед окончанием пары.

– Вас надо запускать в лагерь к врагу и просто наблюдать за его реакцией, – острил он. – Как ляжет от смеха, так и брать его тепленьким.

Гортан и Васиэль традиционно обижались. Я лишь плечами пожимала. Ну да, мой косяк, знаю. Не пластичная, увы.

Вот и теперь я стояла и с интересом наблюдала, как Ортах обучает новым боевым техникам. То, что он показывал, отдаленно напоминало джиу-джитсу1 с его «податливой» техникой движения. Я, ни разу не появившаяся на тренировках на Земле, не смогла бы повторить ничего из этих движений. А вот смотреть, смотреть я любила, и в моем бывшем мире в интернете разные ролики, и здесь, на занятиях.

Народ изгибался в разных позах, пытался делать растяжку, вытягивался по стойке смирно… В общем, развлекались как могли. Повторить за Ортахом получилось у пяти-шести существ. Остальным надо было «больше тренироваться», как заявил преподаватель.

Закончив с основным составом, он повернулся к нашей троице, прошелся внимательным взглядом по нашим фигурам, явно не увидел ничего нового или интересного. И вздохнул. Тяжело так вздохнул. Как будто собирался вагоны в одиночку разгружать.

– Гортан – встать напротив, – приказал он.

«Избиение» младенцев закончилось в буквальном смысле слова за пять минут. Гортан вывихнул ногу, Васиэль поскользнулась и довольно чувствительно приложилась лбом о землю. Я… Я не смогла повторить ничего из показанного. А пока пыталась, чувствовала себя этакой деревяшкой, из которой старательно стругают человека.

– Плохо, адептка, просто отвратительно, – покачал головой Ортах, устав вытаскивать из меня нужные ему движения. – Боюсь, по моему предмету частые пересдачи вам обеспечены.

Я промолчала. Да как бы ясно, что ходить на физру я буду часто, наверное, в компании Васиэль. А, может, и в одиночестве. Но что уж поделать, если на Земле меня мало интересовало укрепление мышц.

После Ортаха у нас была алхимия. Мой любимый предмет, на котором я могла развернуться и приготовить все, от простенького любовного зелья до сложного напитка «вечной красоты».

И на пару мы притащились уставшие, еле живые. Но зато дошли всем составом.

Орчиха Рания, ширококостная серокожая преподавательница, поговаривают, учила еще нынешнего ректора. И боялся он ее как огня. Впрочем, ее все боялись. Худшим наказанием считалось попасть под внимательный, изучающий взгляд Рании. Она как будто сдирала кожу и тщательно рассматривала каждый кусок мяса, каждое сухожилие, каждую кость.

 

Но зато и учила она так, что знания оставались в голове навечно. И даже те, кто имел по ее предмету твердую «тройку», могли спустя не один десяток лет сварить любое зелье.

В общем, то, что мне надо. Как и на парах других преподов, здесь я старательно ловила каждое слово и записывала все, что не могла запомнить.

– Я смотрю, тарр2 Ортах решил вытянуть из вас все оставшиеся силы, – насмешливо произнесла Рания после приветствия. – У меня тоже не советую расслабляться. Сегодня мы готовим зелье вечной молодости.

Народ дружно застонал. Зелье вечной молодости входило в разряд сложных зелий. Просто так, без предварительной подготовки, приготовить его было практически невозможно. А это означало как минимум одну пересдачу у Рании. А может, и не одну, тут уже от уровня мастерства адепта все зависело.

1Общее название, применяемое для японских боевых искусств, включающих в себя техники работы с оружием и без него; искусство рукопашного боя, основным принципом которого является «мягкая», «податливая» техника движений.
2Уважительное обращение к преподавателю-мужчине. К женщине – тарра.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru