Микролюди

Бернар Вербер
Микролюди

© Editions Albin Michel et Bernard Werber – Paris 2013

© Перевод. Цветкова Н. Н., Егорова Н. А., 2014

© Издание на русском языке, перевод на русский язык, оформление.

ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Фредерику Сальдмену


Предупреждение

Эта история происходит в относительном, а не в абсолютном времени.

Она происходит в точности через десять лет с того момента, когда вы откроете этот роман и начнете его читать.

Метаморфоза живого существа подчиняется нескольким последовательным этапам эволюции.

Первая фаза – это осознание себя, которое влечет за собой желание измениться.

На второй фазе гусеница должна отторгнуть свое прошлое.

Ее охватывают жуткие колики, диарея, рвота. Это необходимое, но мучительное очищение.

Наконец, очистившаяся и облегчившаяся, она прикрепляется к ветке головой вниз и ткет себе защитный кокон. За этой плотной, но пропускающей лучи света пеленой, которая скрывает ее от взглядов, она готовится.

Когда приходит время, шелковый кокон разрывается. Гусеница предстает в своей новой форме – форме куколки.

Неподвижная, с замедлившимся дыханием, она похожа на лакированную мумию. Однако куколка бабочки чрезвычайно уязвима. Чтобы не привлекать к себе внимания, она сливается с окружающей средой, принимая не только цвет, но и вид плода, листка или почки на дереве. В этот период она оказывается совершенно слепой и зависимой от внешних событий, на которые она совершенно не может повлиять и перед которыми она беззащитна. Лишь случай может сделать так, что куколка переживет эту необходимую, но весьма деликатную стадию своей эволюции.

Энциклопедия относительного
и абсолютного знания.
Эдмонд Уэллс, том VII.

Акт первый
Эра куколки

Время поглощения

1.

Она хочет добиться успеха любой ценой.

Она извивается, со всей силы опирается на руки и ноги. Она чувствует себя зажатой, и чем больше усилий она прилагает, тем больше она чувствует себя застрявшей. Она пытается найти силы, упорно продвигаясь вперед. Ее кожу царапают выступы. Наконец она продвигается вперед и может выбраться из этого узкого прохода. Она распрямляется, дает отдых уставшему телу, довольная тем, что преодолела этот новый опасный этап своего пути. Не теряя времени, она продолжает продвигаться по мрачному и более широкому туннелю, открывающемуся перед ней. Самое трудное еще впереди, и она движется по наклонному пути, который освещает слабый свет фонарика, прикрепленного к ее каске на лбу. Иногда она достает ледоруб, чтобы энергичными ударами пробить себе дорогу в скалистой породе.

Спуск гораздо длиннее, чем предполагалось, и, поскольку батарейка разрядилась, ее электрический фонарик постепенно гаснет. Когда гаснет последний слабый лучик света, упорная разведчица продолжает свой путь в полной темноте.

Проход, идущий вниз, становится слишком узким, ей приходится продвигаться вперед на четвереньках.

И вдруг почва уходит у нее из-под ног.

Она падает, и ее удерживает над пустотой только стальной трос. Сила притяжения отбрасывает ее к стене.

Треснула какая-то косточка. Острая боль пронизывает плечо.

Здоровой рукой проходчица находит в кармане куртки зажигалку и освещает все вокруг.

Под ногами у нее зияет глубокая бездна.

Мне слишком больно. На этот раз я потерпела неудачу. Я отказываюсь, не могу больше, я возвращаюсь.

Она хочет подняться, чтобы начать обратный путь. Но чувствует, что еще не исчерпала все свои возможности, и это ее удерживает.

Я сделала все, что могла, но это слишком трудно. Это даже объективно невозможно.

Делая сильные рывки ногами, она начинает раскачиваться, как маятник, и ей удается приблизиться вплотную к скале, которая находится напротив нее. Она старается забыть о боли, накладывает тугой жгут на руку, а в мозгу повторяется мысль.

Я все смогу. Главное, не сдаваться. Нужно держаться.

Она сжимает челюсти, проглатывает слюну и вновь начинает спускаться по проходу, идущему вниз. Потолок перед ней постепенно опускается, но она продолжает путь. Проход становится еще более узким, скалистая порода – более твердой, более черной, более пахучей. Хотя иногда ее голова задевает верхнюю стенку, ей удается продвинуться вперед.

Эта темная горная порода – это, наверное, уголь. Это добрый знак. Я приближаюсь к главной жиле.

Ее рука горит, но она сосредоточивает внимание на проходе, который стал таким узким, что ее бедра в нем застревают.

Когда она наконец добирается до конца туннеля, то слышит какое-то хрипение за скалистой стеной.

Она с трудом достает из своего рюкзака взрывчатку, кладет ее под стеной, отдаляется от этого места и приводит в действие детонатор.

В результате взрыва возникает недостаточно глубокая полость. Тогда, по-прежнему в кромешной тьме, она продолжает работу с помощью портативного отбойного молотка, который достала из своего рюкзака. Раненая рука замедляет работу, но шум за стеной становится все более отчетливым и заставляет ее упорно продолжать работу. Наконец стенка рушится.

Я добилась этого!

Она попадает в полость горы, где оказались замурованными чилийские шахтеры. Некоторые лежат без сознания, другие еле двигаются и издают лишь слабые стоны. Запах стоит ужасный.

Она, Эмма 103 683, крошечная женщина ростом 17 сантиметров, только что спасла сотню человек, заточенных в недрах земли после обвала. Удостоверившись, что эти мужчины, которые выше ее в десять раз, еще дышат, она объявляет в микрофон, прикрепленный к ее каске:

– Миссия выполнена. – Преодолевая боль от раны, она уточняет: – У них не слишком свежий вид, но они живы. Вы можете вытаскивать их из-под земли.

2.

Они называют меня Землей.

Они думают, что я просто одна из планет.

Как огромный камень сферической формы.

Они забывают, кто я на самом деле. Они даже не представляют себе, что я живая, что я мыслю, что я все осознаю.

Для меня они просто мелкие паразиты. Я считаю их такими юными, такими хрупкими, их так много, и они так уверены в своей собственной важности.

У меня было много разных жильцов. Динозавры также считали себя очень важными и не представляли себе, что планета, которую они топчут, способна мыслить.

Мне ведь больше 4 миллиардов лет. Это должно заслуживать уважение от существ, которые появились не больше 7 миллионов лет тому назад.

3.

– …Невероятное завершение путешествия к центру Земли. Микрочеловек Эмма 103 683 смогла одна спуститься в глубь лабиринта подземных галерей, часть из которых обвалилась, и добралась до воздушного кармана, в котором после обвала уже на протяжении двух недель были замурованы 133 шахтера с рудника Сан-Хосе на севере Чили. Шахтеры нашли себе убежище в воздушном кармане, где имелись некоторые запасы воды и еды, пока им пытались оказать помощь. Первая группа спасателей спустилась по трубообразному провалу, но новый обвал привел к тому, что блокированными оказались сами спасатели, и им пришлось отказаться от своей миссии. Все уже были уверены, что спасти людей, оказавшихся в ловушке в 3 километрах от входа в шахту, не удастся, когда возникла идея использовать Emachs, Эмчей (МЧ, микрочеловек, эмче), – человечков маленького роста, созданных в лаборатории, – как это было сделано во время драматических событий на атомной станции Фукусима в Японии.

Так, Эмма 103 683 отправилась с миссией, чтобы использовать этот последний шанс. Крошечная героиня смогла продвигаться по узким проходам диаметром всего в несколько сантиметров, там, где никогда бы не смогли пройти люди нормального роста. Приблизившись к краю пещеры, где были блокированы 133 шахтера, Эмче, микроженщина, смогла совершить подрыв стенки, затем расширить проем отбойным молотком и ледорубом, чтобы открыть путь, который позволил осуществить операцию по спасению людей. Таким образом пленников смогли поднять на поверхность земли и отправить в ближайшую больницу в Копиапо. По последним поступившим данным, их жизни вне опасности.

Теперь перейдем к другим заголовкам самых важных последних новостей.

ФУТБОЛ. Назначен новый тренер сборной Франции по футболу – Джо Фальконе. Он уже заявил, что намерен заставить игроков сборной Франции отказаться от своих привычек «избалованных и капризных детей». Для начала он запретил членам сборной общаться с прессой и выставлять напоказ одежду с марками их персональных спонсоров. Кроме того, чтобы положить конец слухам об их роскошном образе жизни и неумеренном потреблении, им запрещено летать в личных самолетах и ездить на машинах класса «люкс». Однако Джо Фальконе высказал пожелание, чтобы капитаном сборной остался Н’Дьяп, поскольку сегодня, по его словам, это лучший французский футболист. Мы немедленно связались с Н’Дьяпом, который сейчас живет в Швейцарии. «Пока нам не везло, – заявил он, – но на этот раз я уверен: мы выиграем».

ПОКОЛЕНИЕ В КОКОНЕ. Социологический анализ НДЦ, Национального демографического центра, показывает, что новое поколение становится «поколением в коконе», которое живет как бы в коконе и не желает из него выходить. Молодые люди все чаще сидят в своей комнате и не хотят, чтобы их кто-либо беспокоил, особенно их родители. Связанные с внешним миром через Интернет, они играют в компьютерные игры, обмениваются сообщениями в социальных сетях, получают информацию о том, что происходит в мире, смотрят фильмы, читают книги, слушают музыку… все это – сидя в своем кресле. Чтобы питаться – они заказывают доставку на дом пиццы, гамбургеров или суши. Так можно существовать, не высовывая носа на улицу. Эта тенденция, как нам сообщают, только усиливается. К тому же все большее число молодых людей довольны такой защищенной жизнью. Однако недостаток физической активности и жизнь в ограниченной среде, как говорят врачи, могут иметь серьезные последствия для их здоровья.

 

БЛИЖНИЙ ВОСТОК. Резню паломников-суннитов в Ираке вблизи города Кербела вновь устроила группировка шиитов. Убийцы переоделись в полицейских и установили бутафорский контрольный пункт. Они остановили четыре автобуса с паломниками, направлявшимися в Мекку, заставили пассажиров выйти и по очереди, одному за другим, перерезали им горло. Не пощадили даже женщин, стариков и детей. Насчитывается около 430 жертв. Сцена была снята на видео, затем эту запись распространили в Интернете. В тексте, сопровождающем кадры, четко дается ссылка на праздник, называемый Ашура, и заявлено, что речь идет о мести за убийство имама Хуссейна в битве при Кербеле в 680 г. людьми халифа Омейядов Язида I. Голос за кадром видеофильма говорит: «Эти жертвы принесены, чтобы погасить пламя гнева шиитских мучеников. Произошедшая трагедия не будет стерта из памяти до тех пор, пока мы не прольем реки крови из вен всех псов-суннитов».

НАУКА. На планете Марс успешно приземлился новый зонд «Скаут», предназначенный для анализа состава почвы Марса и его атмосферы. Это новый успех космической миссии, которая, по некоторым сведениям, стоила более 2 миллиардов долларов налогоплательщикам США, а также стран, участвующих в проекте и поставивших высокотехнологичную аппаратуру: Франции, Англии и Германии. Это еще один шаг по исследованию космоса, сделанный в то время, как проект канадского миллиардера Сильвиана Тимсита переживает серьезные трудности. «Звездная бабочка-2», этот гигантский космический корабль, оснащенный парусами на фотонной тяге, способный выйти за пределы Солнечной системы, столкнулся с техническими сбоями, что заставило его конструкторов вновь отложить возможную дату его запуска…

4.

Палец нажимает на пульт дистанционного управления, и гаснет экран телевизора, где показывают новостную программу. Затем рука ложится на столик с замысловатой инкрустацией, изображающей переплетенные листья.

– А теперь что будем делать?

Президент Станислас Друэн распахивает окно. Он смотрит на сады Елисейского дворца и на своих садовников, которые подстригают лужайки и ухаживают за цветами.

– Вот уже год, как микролюди совершают чудеса по всему миру, и наше предприятие процветает. Может быть, теперь вы разрешите устроить посещение «Пигмей Прод» для журналистов, господин президент? – спрашивает Наталья Овиц.

Глава государства хмурит брови. Со своими волосами с проседью, животиком и квадратными очками, он выглядит старше своего возраста. Сидящая напротив него полковник Овиц, женщина-карлица пятидесяти лет, с черными волосами и решительным выражением лица, готова к выполнению любых миссий на месте событий.

– Журналистов? Но откуда у вас эта нелепая идея?

– Они требуют этого. И думаю, что теперь, после успеха миссии Эммы 103 683 в Чили, мы можем приоткрыть масштабы наших достижений.

Он смотрит на нее с недовольным выражением лица, не проявляя энтузиазма:

– Нет.

– Почему?

– Мы должны приоткрыть наши достижения всему миру, а в чем наша выгода? Чтобы быть счастливыми и успешными, давайте жить в тайне, – говорит он, не оборачиваясь.

Но полковника Овиц не так-то легко привести в замешательство.

– На этой стадии развития мы страдаем от недостаточного повышения стоимости нашего бренда. Описание нашей деятельности в СМИ позволит склонить чашу весов в нашу пользу.

– И не рассчитывайте на это. Журналисты постараются вас очернить. Это их ремесло, они же питаются падалью.

– Поскольку вы президент, а я только… глава предприятия, мне нужны коммуникация и реклама.

Президент Станислас Друэн наблюдает в окно, как его жена Бенедикт, сидя на лавочке с ноутбуком на коленях, разговаривает по смартфону.

– Вы хотите выйти из подполья… на обозрение всему свету?

– Скажем лучше: взять на себя ответственность за свой выбор.

Глава государства отходит от окна и садится за стол. В своем мягком кресле он чувствует себя в позиции силы.

Он открывает ящик стола, вынимает оттуда шкатулочку, инкрустированную слоновой костью, – ее подарил президент Танзании, – затем достает оттуда все необходимые принадлежности: саше с кокаином и серебряную трубочку. Он делает три дорожки кокаина и старательно вдыхает их. Наркотик обжигает ноздри, проникает в кровь, согревает горло и, приятно возбуждая мозг, дает ощущение, что он мыслит быстрее.

– В конце концов «Пигмей Прод» – это отныне частное предприятие, не так ли? Мы, я хочу сказать, государство, имеем только 49 % капитала компании.

Он вытирает ноздри. Как всегда, этот продукт вызывает у него ощущение всемогущества, смешанного с чувством глубокого одиночества. У него возникает желание объявить себя властителем всего мира и одновременно совершить самоубийство. Именно это парадоксальное ощущение, кстати, думает он, и лежит в основе его пристрастия к наркотику.

– Я хотела получить ваше согласие, господин президент, поскольку именно вы являетесь основателем проекта миниатюризации человеческих существ.

– Просто ради любопытства, напомните-ка мне, в чем состоит выгода для нас, если мы покажем сверхсекретные лаборатории широкой публике.

Женщина приподнимается на подушках, которые положены на кресло хозяином для ее удобства:

– Мы существуем уже целый год, наши акции котируются на бирже, мы хотели бы привлечь и инвесторов, и клиентов для оптимизации роста нашей фирмы. В капиталистической системе, законам которой мы подчиняемся, рекламная кампания нашего предприятия «технологий будущего» просто необходима.

Друэн долго вдыхает, а затем бормочет:

– Вы можете делать что хотите, даю вам свое благословение. Но я принимаю вас здесь не для того, чтобы разговаривать о росте компании. Вы это знаете.

Наталья Овиц в смущении опускает глаза.

– Наталья… я всегда любил, когда вы предлагали мне свое видение будущего. А сейчас мне кажется, что вы говорите, как все эти промышленники, которых я принимаю и которые просят денег или поддержки в СМИ и в конце концов заставляют меня соглашаться с увольнениями своих работников…

– Мы скорее находимся в фазе найма новых работников, господин президент.

Он раздумывает, взять ли еще кокаина, потом вновь подходит к окну. Его жена ушла, но его министр сельского хозяйства спорит в саду с министром образования, подсовывая ему под нос какие-то документы.

Он наблюдает за тем, как к этим двум министрам присоединяется третий, министр внутренних дел, и все трое сравнивают графики. Президент делает недовольную мину:

– Мне казалось, что, в то время как все мои коллеги страдают близорукостью и видят проблемы только в краткосрочном плане, я, и только я, благодаря вам, Наталья, мог рассматривать более отдаленные горизонты времени. И просто кружится голова, когда думаешь не о своих избирателях, а о будущих поколениях.

Она не откликается.

– Почему вы больше не говорите мне о семи вариантах развития, Наталья?

Он оборачивается и подходит к ней ближе с взглядом, полным надежды.

– Возможно, у меня есть одна идея, – наконец говорит она. – Слышали ли вы об «Игре Ялта»?

– Ну, конечно, я знаю о Ялтинских соглашениях 1945 года между тремя главами государств-победителей во Второй мировой войне: Рузвельтом, Сталиным, Черчиллем… А какое они имеют отношение к этому?

– Они вдохновили на создание игры в шахматы, но не с участием двух игроков – черные против белых, – а с тремя игроками. Белыми, черными и красными.

Президент медленно усаживается в свое кресло и дает своей собеседнице знак продолжать.

– Шахматная доска в этой игре имеет треугольную форму. С тремя игроками, и это не просто «хорошие» против «плохих», а те, кому удалось договориться друг с другом, против того, кто не сумел ни с кем договориться.

– Таким образом, в начале игры не следует иметь слишком заметного перевеса, иначе двое других будут вас бояться и вступят против вас в сговор?

– Действительно, нужно играть более…

– …изощренным способом?

– Нет, более тонко. Но эта игра в шахматы с тремя игроками заставила меня придумать другую игру, тоже в шахматы, но не с тремя, а с семью игроками…

Глаза Натальи блестят.

– Игра в шахматы, которая включила бы в себя семь путей будущего развития? – спрашивает он.

– Точно! Семь лагерей, которые представляли бы семь путей возможного будущего развития для человечества. И мы могли бы записывать, как при игре в шахматы, ходы каждого из участников, их продвижение к цели, их успехи и неудачи. Для этого потребовалась бы доска с семью сторонами.

Он улыбается:

– Я восхищаюсь вашим стратегическим чутьем и чувством перспективы, дорогая Наталья, но я не слишком хорошо понимаю, каким образом…

Она слезает с кресла, где сидела высоко, как на насесте:

– Ну, зачем же ждать, я могу вам сделать эту игру сейчас же. Попросите своих секретарей принести мне баллончик с краской, достаточно толстую плоскую деревянную доску и фломастеры.

Заинтересовавшись, он выполняет указания, и уже через несколько минут она показывает ему доску, расчерченную на клеточки.

– Это что за рисунок? Можно сказать, семисторонний полигон с черными и белыми клеточками.

– Точнее сказать, это семиугольник, септагон. Фигура с семью сторонами. Поскольку на шахматной доске с двумя игроками 64 клетки, то я делаю вывод, что на каждого игрока приходится 32 клеточки. И думаю, для семи игроков число клеток должно составить 7 × 32 = 224 клетки.

Президент заинтригован:

– А фигуры? Для семи игроков их нужно много.

Наталья раскрашивает фигуры фломастерами, которые ей принесли.

– Черный, белый, красный… синий, зеленый, желтый, фиолетовый.

Она расставляет на семиугольной доске пешки перед другими фигурами, последние защищают короля и королеву, которые находятся в центре.

– Вот представлены семь лагерей, и это символизирует семь путей будущего развития.

– И чему соответствуют эти цвета?

– Это субъективный выбор. Я предлагаю так.

1. БЕЛЫЕ: путь развития капитализма и потребления. Я сказала бы, превосходство американцев или китайцев.

2. ЗЕЛЕНЫЕ: путь исламских фундаменталистов, которые хотят обратить в свою веру весь мир. В настоящее время ведущие фигуры – иранцы и саудовцы.

3. СИНИЕ: путь развития машин, роботов, компьютеров – то, что, например, разрабатывают доктор Фридман и южнокорейские инженеры.

4. ЧЕРНЫЕ: путь бегства в космос на «Звездной бабочке-2», это проект Сильвиана Тимсита, а также продолжение экспедиций на Марс.

5. ЖЕЛТЫЕ: путь увеличения продолжительности жизни благодаря клонированию и пересадке органов, вариант доктора Жерара Сальдмена и передовой медицины.

6. КРАСНЫЕ: путь феминизации, предлагаемый Авророй Каммерер и ее амазонками, а также всеми феминистками планеты.

7. ФИОЛЕТОВЫЕ: путь миниатюризации, вариант Давида Уэллса, его друзей-пигмеев и теперь микролюдей…


Полковник Овиц наклоняется над шахматной доской.

– Если бы мы решили начать партию сегодня, то я сделала бы такой ход.

Она выдвигает вперед фиолетовую пешку, стоящую перед фиолетовым королем.

– Это миссия в Чили, не так ли? Для вас это продвижение дела Фиолетовых? Прекрасно. Что еще?

Он, в свою очередь, наклоняется над шахматной доской.

– А дальше мы будем передвигать фигуры по мере того, как нам будут указывать на это события. – Она рассматривает одинокую фиолетовую пешку. – Этот успех в Чили – первый шаг вперед. Но мы можем предположить, что презентация «Пигмей Прод» в СМИ будет вторым шагом. – Она берет в руки вторую фиолетовую пешку. – То, что вы только что разрешили мне сделать, даст нам принципиальное преимущество.

Президент Друэн берет в руку пешку и рассматривает ее вблизи:

– Подозреваю, что ваш успех будет нервировать остальных участников игры.

– Я вам говорила, что игра действует благодаря формированию альянсов. Нужно продвигаться вперед, но незаметно.

– Тогда зачем вы предлагаете мне пригласить журналистов в центр «Пигмей Прод»? Это совсем не стратегия секретности.

 

– Лучший способ не пугать других игроков – это вообще не играть, но наступает момент, когда нужно идти вперед, чтобы заставить их реагировать. Только надо соблюдать осторожность и помнить, что остальные шесть игроков не желают нам добра.

Президент смотрит на игру, затем на карту мира, разложенную у него на столе:

– Ну-ка, мы можем еще добавить сюда резню в Кербеле. Проиранские шииты, которые убили четыреста тридцать человек, это, мне кажется, тоже ход. Они проводят демонстрацию силы, даже если это сила разрушения.

Она соглашается и продвигает вперед зеленую пешку.

Президент садится, кладет свой кокаин и принадлежности в шкатулку, инкрустированную слоновой костью, которую убирает в ящик стола.

– Чем больше я ее понимаю, тем более увлекательной мне кажется ваша семиугольная шахматная партия. Держите меня в курсе ее продолжения, Наталья.

Полковник Овиц кивает, затем нерешительно отходит от доски и раскрашенных фигурок. Она решает про себя, что должна сделать такую же для себя, чтобы как следует спокойно разобраться в том, что происходит.

Мне следует обрести «объективное» планетарное видение, на которое не оказывали бы влияния статьи на первых полосах газет и предрассудки журналистов и политиков.

5.

– Прошу вас, не отходите от меня. Ничего не трогайте и как следует смотрите, на что вы наступаете. Вы можете начать посещение нашего центра.

Два журналиста стоят перед Давидом Уэллсом, надевшим по этому случаю белый халат, а табличка, прикрепленная к его халату, указывает «ДОКТОР УЭЛЛС».

– Меня зовут Жорж Шара, а это мой оператор Гюс.

Они тепло пожимают друг другу руки. Журналисты рассматривают его. Этот ученый – молодой человек, ростом 170 см. У него круглое кукольное лицо, нос картошкой и выпуклый лоб. У него полные губы, а его живой взгляд быстро устремляется на каждую деталь окружающей его обстановки.

– Очень рад, господа. Добро пожаловать в «Пигмей Прод». Вы должны надеть халаты и маски. Это меры предосторожности из соображений гигиены.

– Это, чтобы защитить микролюдей от наших микробов?

– Скорее наоборот. Их иммунная система гораздо эффективнее вашей, и я не хочу, чтобы они инфицировали вас «своими» микробами.

Двое репортеров повинуются, слегка удивленные.

– Вы все поймете и все увидите. Вы узнаете все о наших исследованиях.

Когда они готовы, Давид начинает:

– Прежде всего вы должны узнать, как все это началось. Вначале не было «Пигмей Прод». Была только неопределенная идея женщины, к тому же очень маленького роста, создать маленьких разведчиков. Эта женщина – Наталья Овиц. Именно она стоит у истоков всего этого дела. Затем она встретила двоих ученых. Аврору Каммерер и… меня. Первая верила, что эволюция человечества будет идти по пути феминизации, а второй, ваш покорный слуга, – в то, что будет происходить уменьшение размеров индивидов. Все вместе, Аврора, Наталья и я, мы создали секретную исследовательскую группу именно здесь, в этом центре, и здесь мы сначала задумали, а затем создали это новое уменьшенное человечество.

Все втроем они подходят к первой двери.

«ПИГМЕЙ ПРОД» гласит вывеска, написанная большими фиолетовыми и белыми буквами на черном фоне, на фронтоне входа, который раньше был входом в центр НИСХИ (Национального института сельскохозяйственных исследований) в Фонтенбло. Прямо под названием – новый логотип предприятия: это уже не пшеничный колос, а репродукция человека Витрувия, знаменитый рисунок Леонардо да Винчи, который, как считается, представляет идеальные пропорции человеческого тела. С той только разницей, что внутри изображения человека с руками и ногами, вытянутыми в круге, находится другой человек, только в десять раз меньше, помещенный на уровне его пупка. Внизу написан девиз «Пигмей Прод»: «НАМ ВСЕГДА НУЖЕН КТО-ТО, КТО МЕНЬШЕ НАС».

Оператор тщательно снимает все это, а журналист делает заметки для своей статьи.

Давид ждет, пока они закончат, а затем проводит их на территорию за забором.

Отныне в центре парка возвышается скульптура, которая представляет собой нагроможденные тела Эмчей, пожертвовавших своей жизнью на Фукусиме. Поверх них стоит бронзовая фигурка микроженщины, которая размахивает рычагом.

– Это тот самый рычаг, с помощью которого было вновь включено охлаждение внутри ядерного реактора, – уточняет Давид. – Скульптор включил его в свою работу. Для ее композиции он черпал вдохновение в картине Жерико «Плот Медузы» – это масса агонизирующих тел, над которыми возвышается фигура самого храброго из них. Чтобы лучше передать эмоции, Эмчи представлены не в защитных скафандрах, но в одежде коммандос, как будто бы их маленькие тела были единственной преградой для радиации. На медной табличке написано название работы «Ad augusta per angusta», то есть «Узкими путями к грандиозным результатам».

Девиз ГУВБ (Главного управления внешней безопасности, французской спецслужбы), который произвел такое впечатление на Аврору, был использован для этой впечатляющей скульптуры.

– После успеха миссии в Фукусиме огромные средства, вложенные частными инвесторами и государством, обеспечили расширение деятельности «Пигмей Прод», – объясняет Давид. – Пойдемте со мной, я вам покажу.

Журналисты следуют за ним. Прямо перед ними сверкает на солнце здание в форме U.

– Все здесь было полностью реконструировано. Не осталось и следов обстрела во время стычек в период эпидемии гриппа, а потом следов красной краски, которой нас обливали противники микролюдей.

Журналист качает головой и записывает.

– Помню, – говорит он. – Я освещал эти события тогда, это было ужасно.

– Устроенный в правом крыле старого здания музей позволит клиентам и посетителям осмотреть не только первые материалы исследований по миниатюризации людей, но и фотографии ставшей знаменитой операции «Властелинши колец» в Иране, и фотографии Эммы 109, которая выдала себя за посланницу инопланетян на трибуне ООН. А также фотографии двадцати четырех микролюдей, женщин, которые пожертвовали собой, чтобы охладить ядерный реактор в Фукусиме. И наконец, многочисленные миссии Эмчей во враждебной среде, которые были совершены за последний год.

Шара показывает недавние снимки:

– И освобождение чилийских шахтеров, зажатых в туннеле после обвала.

– Мы уже в третий раз спасаем шахтеров в Чили. И каждый раз в еще более недоступном месте, чем предыдущее.

Они продолжают осмотр.

– В левом крыле здания в форме U расположены «Ясли». Собственно говоря, это место, где выращиваются микролюди.

Давид приводит их в первую комнату, где в бассейне находится утконос.

– Именно благодаря наблюдениям за утконосами, единственными яйцекладущими млекопитающими, нам пришла в голову идея выращивать микролюдей в яйцах. Этого утконоса зовут Наутилус.

– Это тот самый утконос, благодаря которому был создан первый Эмче?

– Нет, первый умер… хм, от старости.

Давид сглотнул слюну, вспомнив, как они съели животное во время голода, последовавшего за эпидемией гриппа.

– Мы назвали этого нового утконоса Наутилусом в честь романа Жюля Верна. Это животное опускается под воду с балластом и обладает устрашающим оружием, как и подводная лодка писателя-фантаста.

Оператор снимает, а журналист записывает эти забавные сведения.

Давид показывает им стеклянный террариум, в котором полно неподвижных ящериц, которые смотрят на пришедших сначала одним правым глазом, потом одним левым глазом.

– Затем мы с удивлением обнаружили, что в условиях постоянного стресса вид феминизируется, и доля женских особей в нем возрастает до 90 %, как у этих ящериц вида Lepidodactylus lugubris. Здесь все самки произошли от одной матери, без отца, однако у всех у них разные генетические черты.

– Вы говорите о стрессовой среде. Вы подвергаете своих Эмчей агрессии?

– Секция Эмчей-коммандос проходит подготовку, которая заставила бы побледнеть многих из наших солдат. Так сурово их тренирует полковник Наталья Овиц, по принципу эволюции: «То, что нас не убивает, делает нас сильнее».

– Это то, что называют митридизацией?

– Действительно, мы используем этот термин в память о царе Митридате, который каждый день принимал небольшую дозу мышьяка, чтобы приобрести иммунитет на случай возможного отравления.

Ученый указывает на секцию «Яслей», где яйца облучают зелеными лучами.

– Эти яйца подвергают воздействию альфа-, бета– и гамма-лучей, а также рентгеновских лучей, чтобы у зародышей Эмчей, находящихся внутри яиц, развивалась устойчивость к их воздействию. Мы понемногу увеличиваем дозы облучения. Некоторые из зародышей погибают. Мы считаем, что те, кто выжил, приобрели иммунитет.

– Разве это не жестоко – подвергать зародыши смертельной радиации?

– В Тибете новорожденных бросают в потоки ледяной воды, чтобы проверить, устойчивы ли они к холоду… Приучать молодое поколение к трудностям – это козырь для него.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru