Этика

Бенедикт Спиноза
Этика

© ИП Сирота, текст, 2021

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо, 2021

Спиноза полагал, что человек, думающий, что его любят:

1. Смутится.

2. Испытает чувство благодарности.

3. Будет хвалиться этим.

4. Решит проверить, действительно ли его любят.

________________

Правильный ответ вы сможете узнать, прочитав эту книгу…

Бенедикт Спиноза

(1632–1677)

«Незнание – не довод. Невежество – не аргумент»

Бенедикт (Барух) Спиноза (1632–1677) был не просто одним из самых ярких представителей философии Нового времени, превозносившей разум и опыт, стремившейся по-иному взглянуть на научные достижения предшественников. Ему приходилось всю свою жизнь доказывать что-то: еврейской общине родного Амстердама – что «мир мудрости» гораздо шире, нежели рисуют его труды религиозных ортодоксов; современникам-философам – что сын иудейского торговца фруктами достоин занять место в ряду виднейших мыслителей своего времени…

В 2008 году в Амстердаме был открыт памятник Спинозе. Фигура философа закутана в символическую мантию, усеянную фигурками птиц – их воспринимают и как символы полета души, и как олицетворение свободы, которую прославлял Бенедикт Спиноза. У ног его – черный многогранник из полированного камня, который одновременно и напоминает о том, что мыслитель долгие годы был вынужден зарабатывать на жизнь шлифовкой стекол, линз и драгоценных камней, и олицетворяет отточенность человеческого интеллекта, и символически представляет «модель мира» Спинозы – стройную и логически обоснованную.

Основной сферой интереса для философа являлась метафизика (раздел философии, изучающий природу мира и бытия). Счастливым и душевно уравновешенным, по мнению Спинозы, можно стать только в том случае, если человек постигает свою природу и свое место в мире – а значит, настойчиво и последовательно познает реальность.

В трудах Бенедикта Спинозы содержатся рассуждения о первооснове мира и о Боге, о могуществе разума и о законах природы как основе поступков и механизмов мышления.

Что необходимо для успешного познания и для достойного существования? Спиноза в свое время ответил на этот вопрос фразой, выбитой на постаменте его монумента в Амстердаме: «The purpose of the state is freedom!» («Целью государства является свобода!»)

24 ноября 1632 года – Барух Спиноза родился в Амстердаме в семье предпринимателя, торговца фруктами. В ранней юности Спиноза знакомится с трудами Аристотеля и других древних мыслителей в интерпретации еврейского философа и богослова Маймонида.

1656 – Спиноза исключен из еврейской общины за вольнодумство – сближение с протестантами и отход от иудаизма. Примерно в это же время принимает имя Бенедикт – «Благословенный».

1660 – покидает Амстердам и поселяется в Рейнсбурге, неподалеку от Лейдена.

1661 – начало переписки с Генри Ольденбургом, представителем Лондонского королевского научного общества.

1664 – выходит труд «Основы философии Декарта».

1670 – переезд в Гаагу. В этом же году написан «Богословско-политический трактат», закрепивший за философом славу атеиста.

1675 – закончен труд «Этика, доказанная в геометрическом порядке и разделенная на пять частей».

1676 – Бенедикт Спиноза много общается с приехавшим в Гаагу Готфридом Лейбницем.

21 февраля 1677 – Спиноза умирает от туберкулеза, не дожив до 45 лет.

«Воля и разум – одно и то же»

Бенедикт Спиноза завершил свой труд «Этика» в 1675 году. Но из-за «неблагонадежности» философа издать работу при жизни автора не удалось. Отдельные куски «Этики», в довольно сжатом виде представлявшей практически всю философскую систему Спинозы, распространялись в виде рукописных копий вплоть до 1677 года – года смерти мыслителя. После его кончины «Этика» была издана и пользовалась неизменной популярностью.

Почему «Этика»? Ведь этим термином принято определять довольно узкий спектр вопросов – учение о морали и нравственности. И можно ли доказать этику в геометрическом порядке, «поверить алгеброй гармонию»?

Для Спинозы вопросы этики были неотделимы от общефилософских проблем бытия. Значительную часть страниц «Этики» занимают рассуждения о субстанции – первоначале мира, о «том, что существует само по себе». Субстанцию Спиноза отождествляет с Богом, причем считает, что человек мыслящий – в определенном смысле часть Бога.

Этику, как считают многие исследователи, Спиноза «превращает» в натурфилософию, сводя достаточно узкие философские проблемы к целостной системе законов обществознания. Человек, по представлению мыслителя, – существо, прежде всего, рациональное, разумное. Совершенствование человека сопровождается радостью. Утрата желания совершенствоваться – печалью. Добро тождественно пользе, а зло – тому, что этой пользе препятствует… При этом Спиноза считает, что природа сама по себе не может быть ни доброй, ни злой – это уже чисто человеческие проявления.

Мы предлагаем вам познакомиться с избранными частями известнейшей работы Бенедикта Спинозы. Согласитесь ли вы с выводами виднейшего мыслителя Нового времени?

Часть I. О Боге

Определения

1. Под именем самопричины (causa sui), или, иначе, причины в самой себе, я разумею то, сущность чего заключает в себе существование, или то, природа чего не может быть представлена иначе как существующей.

2. Та вещь называется в своем роде конечной, которая может быть ограничена другой вещью такой же природы. Например, тело называется конечным, потому что мы всегда представляем другое, большее тело. Так и мышление ограничивается другим мышлением. Но тело не ограничивается мышлением, а мышление – телом.

3. Под субстанцией я разумею то, что существует в себе и представляется само по себе, т. е. то, представление чего не нуждается в представлении другой вещи, из которого оно должно было бы образоваться.

4. Под атрибутом я разумею то, что разум представляет о субстанции как бы нечто, составляющее сущность ее.

5. Под состоянием (модусом, modus) я разумею видоизменения (affectiones) субстанции или то, что есть в другом, посредством чего оно также представляется.

6. Под Богом я разумею абсолютно бесконечное существо, т. е. субстанцию, состоящую из бесконечных атрибутов, из которых каждый выражает вечную и бесконечную сущность.

Объяснение

Я говорю абсолютно, а не в своем роде бесконечное. Ибо что бесконечно только в своем роде, относительно того мы можем отрицать бесконечные атрибуты; что же абсолютно бесконечно, то содержит в сущности своей все, что выражает сущность, и не заключает в себе никакого отрицания.

7. Та вещь называется свободной, которая существует по одной только необходимости своей природы и определяется к деятельности только сама собой; необходимая же или, лучше, принужденная вещь та, которая определяется к существованию и деятельности другим по известному и определенному способу.

8. Под вечностью я разумею само существование, насколько оно представляется необходимо вытекающим уже из одного определения вечной вещи.

Объяснение

Ибо такое существование, как вечная истина, представляется как сущность вещи и потому не может быть объяснено длительностью или временем, хотя бы мы представляли себе длительность, не имеющей ни начала, ни конца.

Аксиомы

1. Все существующее существует или в себе, или в другом.

2. То, что не может быть представлено посредством другого, должно быть представляемо само по себе.

3. Из данной определенной причины необходимо вытекает действие, и наоборот – если нет определенной причины, то невозможно, чтобы последовало действие.

4. Познание действия зависит от познания причины и заключает ее в себе.

5. Вещи, которые не имеют ничего общего между собой, не могут быть и поняты одна посредством другой, или понятие одной вещи не заключает в себе понятия другой.

6. Истинная идея должна быть согласна со своим содержанием (cum suo ideato).

7. Что может быть представлено не существующим, сущность того не содержит в себе существования.

Положение 1

Субстанция по природе предшествует своим состояниям (модусам).

Доказательство

Это явствует из определений 3 и 5.

Положение 2

Две субстанции, имеющие различные атрибуты, не имеют ничего общего между собой.

Доказательство

Это явствует также из определения 3. Ибо каждая субстанция должна существовать в себе и представляться сама по себе, или, иначе, представление одной не заключает к себе представления другой.

Положение 3

Из тех вещей, которые не имеют ничего общего между собой, одна не может быть причиной другой.

Доказательство

Если они не имеют ничего общего, то, следовательно (по акс. 5), не могут быть поняты взаимно, а потому (по акс. 4) одна не может быть причиной другой, – что и требовалось доказать.

Положение 4

Две или многие различные вещи различаются между содой или разностью атрибутов субстанций, или разностью их состояний (модусов).

Доказательство

Все существующее существует или в себе, или в другом (по акс. 1), т. е. (по опр. 3 и 5) вне разума не существует ничего, кроме субстанций и их состояний. Итак, вне разума нет ничего другого, чем бы многие вещи могли различаться между собой, кроме субстанций, или, что то же (по опр. 4), их атрибутов и их состояний, – что и требовалось доказать.

 

Положение 5

В природе вещей не может быть двух или нескольких субстанций той же самой природы или того же самого атрибута.

Доказательство

Если бы было несколько различных субстанций, то они должны были бы различаться или разностью атрибутов, или разностью состояний (по пред. пол.). Если только разностью атрибутов, тогда, значит, допускается, что может быть одна только субстанция с одним и тем же атрибутом. Если же разностью состояний, то, так как субстанция по природе предшествует своим состояниям (по пол. 1), рассматриваемая без состояний, а сама по себе, т. е. (по опр. 3 и акс. 6) рассматриваемая правильно, она не может быть представлена отличной от другой, т. е. (по пред. пол.) не может быть нескольких субстанций, но только одна, – что и требовалось доказать.

Положение 6

Одна субстанция не может быть произведена другой субстанцией.

Доказательство

В природе вещей не может быть двух субстанций с одинаковым атрибутом (по пред. пол.), т. е. (по пол. 2) таких, которые бы имели что-нибудь общее между собой; поэтому (по пол. 3) одна не может быть причиной другой, или одна не может происходить от другой, – что и требовалось доказать.

Королларий

Из этого следует, что субстанция не может быть произведена чем-нибудь другим. Ибо в природе вещей нет ничего, кроме субстанций и их состояний, как явствует из аксиомы 1 и определений 3 и 5. Но она не может быть произведена и другой субстанцией (по пред. пол.). Итак, субстанция абсолютно не может быть произведена чем-нибудь другим, – что и требовалось доказать.

Иначе.

Это еще легче доказывается нелепостью противного. Ибо если бы субстанция могла быть произведена чем-нибудь другим, то познание ее должно было бы зависеть от познания ее причины (по акс. 4); а поэтому (по опр. 3) она не была бы субстанцией.

Положение 7

К природе субстанции принадлежит существование.

Доказательство

Субстанция не может быть произведена чем-нибудь другим (по кор. пред. пол.); она, следовательно, должна быть причиной самой себя, т. е. (по опр. 1) сущность ее необходимо заключает в себе существование, или к природе ее принадлежит существование, – что и требовалось доказать.

Положение 8

Всякая субстанция необходимо бесконечна.

Доказательство

Существует только одна субстанция с одним и тем же атрибутом (по пол. 5), и к ее природе принадлежит существование (по пол. 7). Итак, по своей природе она будет существовать конечной или бесконечной. Но она не может быть конечной. Ибо (по опр. 2) она должна была бы ограничиваться другой субстанцией такой же природы, которая также необходимо должна была бы существовать (по пол. 7); поэтому существовали бы две субстанции с одинаковым атрибутом, что нелепо (по пол. 5). Следовательно, существует бесконечная субстанция, – что и требовалось доказать.

Схолия 1

Так как быть конечным на самом деле составляет отчасти отрицание, а быть бесконечным – абсолютное утверждение существования какой-либо природы, то уже из одного положения 7 следует, что всякая субстанция должна быть бесконечной.

Схолия 2

Я не сомневаюсь, что многим, кто спутанно рассуждает о вещах и не привык познавать вещи посредством их первых причин, будет трудно понять доказательство положения 7; потому особенно, что они не делают различия между видоизменениями субстанций и самими субстанциями и не знают, каким образом происходят вещи. Отсюда случается, что они субстанциям приписывают начало, которое, как они видят, имеют вещи в природе. Кто не знает истинных причин вещей, тот все смешивает и без всякого противодействия со стороны ума представляет себе деревья говорящими так же, как люди, и воображает, что люди могут произойти так же из камней, как из семян, и что всякие формы могут изменяться в какие угодно формы. Так же точно и те, которые смешивают Божественную природу с человеческой, легко приписывают Богу человеческие страсти, особенно когда они не знают, каким образом страсти производятся в душе. Но если бы люди вникали в природу субстанции, то нисколько не сомневались бы в истине положения 7; оно даже было бы для всех аксиомой и принадлежало бы к общепринятым понятиям. Ибо под субстанцией они разумели бы то, что существует в себе и представляется само по себе, т. е. то, познание чего не нуждается в познании какой-нибудь другой вещи; а под видоизменениями – то, что есть в другом, так что представление их образуется от представления той вещи, в которой они существуют. Поэтому-то мы можем иметь истинные идеи о видоизменениях несуществующих, так как, хотя они на деле и не существуют вне разума, все-таки сущность их так содержится в другом, что они могут быть представлены посредством его же. Истина же субстанций вне разума находится только в них самих, поскольку они представляются посредством самих себя. Итак, если кто-нибудь скажет, что он имеет ясное и отчетливое, т. е. истинное, понятие о субстанции и тем не менее сомневается, существует ли такая субстанция, то это будет все равно, как если бы он сказал, что он имеет истинное понятие и тем не менее сомневается, не ложно ли оно (как это очевидно для всякого достаточно внимательного); или же, если кто утверждает, что субстанция может быть сотворена, то он этим утверждает также, что ложная идея сделалась истинною, а нелепее этого нельзя ничего себе и представить. Поэтому необходимо признать, что существование субстанции, как ее сущность, есть вечная истина. А отсюда мы можем заключить другим способом, что существует только одна субстанция одной и той же природы, и я счел стоящим труда доказать это здесь. Но чтобы сделать это в порядке, необходимо заметить: 1) истинное определение каждой вещи не содержит и не выражает ничего, кроме природы определяемой вещи. Из чего следует: 2) никакое определение не содержит и не выражает какого-нибудь известного числа индивидуумов, так как оно ничего другого не выражает, кроме природы определяемой вещи. Например, определение треугольника не выражает ничего другого, кроме простой природы треугольника, но оно не выражает какого-нибудь известного числа треугольников. 3) Нужно заметить, что для каждой существующей вещи необходимо должна быть какая-нибудь определенная причина, по которой она существует. 4) Наконец, нужно заметить, что эта причина, по которой какая-нибудь вещь существует, или должна содержаться в самой природе и определении существующей вещи (именно потому, что к природе ее принадлежит существование), или должна быть вне ее. Из этих положений следует, что если в природе существует какое-нибудь известное число индивидуумов, то необходимо должна быть причина, почему существует именно столько индивидуумов и почему не больше и не меньше. Если бы, например, в мире существовало двадцать человек (для большей ясности я предполагаю, что они существуют одновременно и что прежде них не существовало других), то для того, чтобы объяснить, почему их существует двадцать, не достаточно было бы показать причину человеческой природы вообще, кроме того, необходимо было бы показать причину, почему существует именно двадцать, а не более и не менее, так как (по замечанию 3) относительно каждого из них должна существовать причина, почему он существует. Но эта причина (по замеч. 2 и 3) не может содержаться в самой человеческой природе, так как истинное определение человека не заключает в себе двадцатеричного числа. Поэтому (по замеч. 4) причина, почему существуют эти двадцать человек и, следовательно, почему существует каждый из них, необходимо должна существовать вне каждого из них; а отсюда следует вывести абсолютное заключение, что все то, природа чего может содержать несколько индивидуумов, должно необходимо иметь внешнюю причину, почему они существуют. Коль скоро существование принадлежит к природе субстанции (как уже показано в этой схолии), то определение ее необходимо должно содержать в себе существование и, следовательно, уже из одного ее определения должно быть выведено заключение о ее существовании. Но из определения ее (как мы уже показали в замечаниях 2 и 3) не может вытекать существование нескольких субстанций. Итак, из него необходимо следует, что существует только одна субстанция одной и той же природы, – что и было предложено доказать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru