Два мажора для Золушки

Айрин Лакс
Два мажора для Золушки

Глава 1. Юля

– Юля, детка, повтори мне, зачем тебе это надо?

– Эльвира, выпрямляй эти чёртовы волосы и молчи! – попросила я подругу.

– Не могу поверить, что ты на это решилась! – хмыкнула Эльмира.

Но к моему счастью, она перестала меня осуждать и не стала смущать ещё больше. Она принялась напевать себе под нос. Эльвира фальшивила и не попадала в ноты. Но лучше было слушать её гнусавое пение, чем нравоучения.

– Готово!

Я посмотрела на себя в зеркало. Кажется, получилось. Теперь у меня на голове была не копна тёмных кудрей, а прилизанные выпрямленные волосы. Я натянула сверху волос сеточку.

– Теперь самое главное!

Подруга надела мне на голову рыжий парик и тщательно расчесала волосы.

– Я тебе в сотый раз скажу, что ты заморачиваешься! – фыркнула Эльвира. – Тебя же там всё равно никто не знает! А ещё подумай, вдруг парик слетит в ответственный момент?

– Не слетит! Прикрепляй его сильнее! – скомандовала я.

Потом я немного поколдовала над макияжем. Теперь мои серо-зелёные глаза смотрелись просто потрясающе! Я ещё раз приложила к груди серебристое платье и чёрную кружевную маску.

– Ну как?

– Роскошно. Сумасбродно. Сексуально, – отчиталась подруга.

– То, что надо! – взвизгнула я.

Эльвира закатила глаза и принялась складывать косметику.

– И не смотри на меня так! – пригрозила я ей.

– Нет-нет, что ты! Я и не думала. Но я, не глядя на тебя, скажу, что ты прилагаешь слишком много усилий. И всё ради чего? Чтобы проститься с девственностью?

– Молчи, шлюшка!

Я шутливо хлопнула подругу по заднице, а она замахнулась на меня подушкой, но потом передумала.

Эльвира пожалела мою причёску. Над её созданием она трудилась очень много времени. Прилагаю слишком много усилий?

Конечно, подруге легко говорить. Эльвира рассталась с девственностью ещё в старших классах школы. А я была нудилкой и зубрилой. К тому же бледнокожей, как вампир, и с копной угольно-чёрных кудрявых волос. Откровенно говоря, я была страшненькой.

Только после восемнадцати лет я превратилась из гадкого утёнка в более-менее симпатичную уточку, мечтающую стать лебедем. Но проклятие «отсутствия парня» преследовало меня до сих пор. Или просто надо было меньше зубрить. Но, увы, мне приходилось рассчитывать только на крошечную стипендию и подработку, так что свободного времени у меня было не так много. О парнях речи не было. Почти не было. Никто не торопился со мной встречаться. А один парень, узнав, что я до сих пор девственница, громко рассмеялся и ушёл.

– Детка, избавишься от этой проблемы и научишься чему-нибудь, позвони! – сказал он напоследок.

Но совсем недавно, о чудо! Я повстречала его.

Руслана Баринцева.

Я влюбилась в него практически мгновенно! Невозможно было не влюбиться в этого роскошного, внимательного и просто сексапильного мужчину. Он был старше меня и так обходителен. Я чувствовала, что совсем-совсем скоро ему захочется залезть в мои трусики не только рукой.

На предыдущем свидании, втором по счёту, именно это и произошло. Руслан довёл меня до оргазма, подразнив мою киску. Он просто поцеловал меня на прощание и запустил руку под юбку. И это было бесстыдно, но так сладко.

– Мне ещё никогда не было так хорошо, – простонала я, кончив.

Я сказала правду: таких ярких ощущений я ещё не испытывала. Руслан, смеясь, спросил:

– Малышка, как давно у тебя был секс? Ты кончила меньше, чем за минуту!

Мне было стыдно признаться, что у меня ещё ни разу не было секса! К тому же я вспомнила того придурка, которому не нужны были девственницы. Я испугалась, что и взрослый Руслан предпочитает не иметь дела с девственницами.

– Был большой перерыв, Руся, – соврала я, не желая терять его.

Мой Руслан совсем скоро вернётся в город после небольшой командировки. Разумеется, я рассчитываю на кое-что, помимо страстных поцелуев и петтинга. Поэтому мне срочно, очень-очень срочно нужно избавиться от девственности.

Напоследок я оглядела себя в зеркало.

– Кажется, ты кое-что забыла!

Эльвира вертела в руках картонный прямоугольник золотистого цвета.

– Приглашение! Как я могла?! Спасибо, Элечка! Хороша бы я была, если бы забыла его здесь!

– Держи своё ворованное приглашение, – подмигнула мне подруга.

Я положила приглашение в клатч, к кружевной маске и закрыла сумочку, поцеловав подругу.

– Не ворованное! Я его просто выудила из кучи мусора. Нонна всё равно…

– Знаю-знаю, собиралась это выкинуть! – отмахнулась подруга.

Я пошла на выход, но Эльвира не смогла смолчать. Она высунула голову за дверь и показала мне язык, сказав напоследок:

– Ворованное платье, ворованное приглашение! Хорошо, что туфли у тебя свои.

– Сучка!

– Mommy bitches, детка! – Эльвира послала мне воздушный поцелуй.

Так, пора валить. Такси уже ждёт меня внизу.

Ворованное приглашение, ворованное платье!

Эльвира не права, называя меня воровкой. Я не своровала. Я одолжила и платье, и приглашение на время у своей работодательницы. Я подрабатывала, убирая по выходным в магазине у Нонны Беловой.

Нонне было чуть больше сорока. Она владела несколькими модными бутиками с дизайнерской одеждой. Иногда Нонна собиралась устраивать распродажу и милостиво разрешала накануне распродажи покопаться в барахле. Я выуживала классные шмотки за сущие копейки. Кофточка за несколько сотен баксов иногда доставалась мне почти даром. Так что я, студентка, живущая в общежитии и едва сводящая концы с концами, одевалась с иголочки.

Идея пойти в клуб на вечеринку возникла сама собой.

Приглашение в закрытый клуб я увидела совершенно случайно. Нонна вытряхнула содержимое своей сумочки и царственным жестом указала на мусорную урну.

– Выкинь гору этого дерьма, милочка! – попросила она.

Золотистый прямоугольник сам упал мне прямо в руки. Я увидела, что это приглашение на вечеринку в один из модных клубов города. Сама бы я ни за что туда не смогла попасть. Там тусили богатенькие мажоры и звёзды. В моей голове сразу вспыхнула логическая цепочка: «клуб-разврат-секс».

Чем не решение моей проблемы? Я просто перепихнусь с кем-нибудь – и дело с концом. Эльвира закатила глаза, когда услышала мой план.

– Почему бы тебе не пойти в клуб, где мы обычно зависаем?

– Потому что там куча знакомых лиц. Потом я могу наткнуться на одного из них в реальной жизни, – терпеливо ответила я. – В клуб для мажоров я больше не смогу попасть. Ни разу! Шансы, что я встречу одного из этих мажоров в обычной жизни, практически нулевые!

Платье я не воровала. Я одолжила его. Просто Нонна нечаянно пролила кофейный напиток на платье из новой коллекции. Нонна попросила меня отвезти платье в химчистку.

Я отвезла платье и забрала его через день. Но бутик к тому времени был уже закрыт. Я забрала платье к себе в общагу и не удержалась от соблазна померить его. Платье мне понравилось и чудесно на мне сидело. У меня впереди было два выходных.

Я собиралась использовать это платье, но планировала его обязательно вернуть. Этикетку я срезать не стала, просто аккуратненько её спрятала. Всё пройдёт, как по маслу!

Я всячески подбадривала себя, пока ехала по адресу на приглашении, искренне надеясь, что всё пройдёт, как надо.

Клуб был закрытого типа. Охранник на входе не только попросил моё приглашение, но и просканировал меня взглядом. Но одежда на мне были дорогая, поэтому я прошла фейс-контроль без проблем. На этом проверка не закончилась. В просторном холле девушка-администратор взяла моё приглашение и сверила номер пригласительного билета со своим списком.

Номер был выгравирован на плотной бумаге пригласительного билета.

– Соня Мармеладова!

Что? К кому она обращается? Девушка-администратор доброжелательно улыбнулась мне. В ответ я едва не покраснела до кончиков волос. У Нонны Беловой отличное чувство юмора. Надо же было додуматься назваться героиней романа Достоевского!

– Добро пожаловать в наш клуб! Наверняка вы знаете, что на ваше имя зарезервирован один из номеров Luxe. «215 В». Срок действия резерва номера, как и срок действия приглашения – до полуночи.

– Приглашение можно продлить автоматически? – улыбнулась я, холодея.

Да что же это за правила такие?

– К сожалению, нет. У вас гостевое приглашение, которое может продлить только один из наших постоянных клиентов. За несколько часов до его окончания. Мне подождать?

За несколько часов?! Мама дорогая!

Я лихорадочно прикинула в уме, что сейчас почти девять часов. До двенадцати осталось всего три часа. Да кто мне продлит билет? Никто, разумеется!

Придётся действовать не просто быстро, а молниеносно!

– Нет, спасибо. Я не планировала задерживаться здесь надолго! – мило улыбнулась я.

Три часа. Три часа, чтобы расстаться с девственностью. Вот это задача для настоящего спринтера!

Я прошла по коридору, распахнула дверь и очутилась в царстве разврата и порока. Зал был погружён в темноту. По периметру были размещены клетки, в которых танцовщицы эротично извивались под музыку. Возле некоторых столиков были усыновлены шесты. Возле них стриптизёрши выделывали такие фигуры, что даже мне стало жарко. Танцпол был занят. Парочки танцевали, обнимались. Кто-то откровенно сосался, обжимаясь. Я прошла прямиком к бару.

– Вижу тебя впервые, – подмигнул бармен. – Первый за счёт заведения. Что будешь пить?

– Пока не хочу пить.

– Наверное, стоит немного разогреться на танцполе? – предлагает улыбчивый бармен. – Потом вернёшься! Я останусь здесь и буду ждать тебя. Кстати, тебе, действительно, не стоит упускать шанс потанцевать. Знаешь, почему?

– Даже не представлю! – ответила я.

– Dj. MuzOne бывает в России не так часто, чтобы уныло топтаться возле бара! – подмигивает парень, напутствуя меня. – Взорви танцпол!

 

Музыка на самом деле звучит убойно, но соблазняюще. Сначала мне было немного неловко. Я не привыкла находиться в одиночном плавании в клубах. Но, похоже, до меня никому не было никакого дела.

Толпа беснуется и пляшет, я присоединяюсь к морю тел, двигаясь под музыку. Через некоторое время моё настроение взлетело резко вверх. Музыка и танцы сделали своё дело. Я вернулась к бару.

– Вернулась, – кивнул мне бармен. – Что будешь пить, девушка с самыми рыжими волосами?

– Что-нибудь убойное. Хочу оторваться, но потом забыть всё. Чтобы не сгорать от стыда завтра утром, – честно ответила я.

– Будет сделано.

Бармен лихо хлопнул передо мной бокалом и нацедил виски.

– Да, красавица. Безо льда. Кажется, ты пьёшь не часто. Одной порции двойного виски тебе будет достаточно. Если захочешь добавки, ты знаешь, где меня искать, – подмигнул крепыш-бармен.

Я покосилась на бокал.

– Залпом! – подсказал бармен.

Я так и сделала.

А-а-а-а-а! Как сильно печёт! Я хватала ртом воздух и пыталась отдышаться. У меня даже слёзы с глаз брызнули.

– Кажется, мне нужно поправить макияж.

Бармен указал мне, куда пройти. В туалете я встала у зеркала и стёрла следы туши, а потом вспомнила, что взяла с собой маску. Я надела маску, решив, что на этом мои приготовления закончились, но вдруг поняла, что по моим ногам что-то скользит.

К стыду своему я поняла, что это мои крошечные трусики. Невесомое кружево предательски скользнуло на пол. Боже, неужели лопнула резинка? Судя по всему, так и было. Мне пришлось выбросить их и вернуться на танцпол без трусиков.

Глава 2. Матвей

– Я уже в клубе, Тим. Ты собираешься тащить сюда свою задницу? – спросил я, делая знак бармену, чтобы тот налил мне выпить.

– Иди на хрен, Матвей.

Я рассмеялся. Мой сводный брат – редкий говнюк, когда у него нет настроения. И сейчас у него был период «чёрной меланхолии».

– Прекрати, Тим. Сколько можно переживать из-за той стервы? Плюнь, брат. Оттянись. Сними себе шлюху. А ещё лучше, приезжай в клуб.

– Пошёл. На. Хрен! – едва ли не по слогам произнёс Тимофей.

– Сегодня есть чем поживиться, правда, Дэн? – спросил я у бармена.

Тот утвердительно кивнул.

– Короче, Тим…

Я оглянулся и улыбнулся девушке, сидящей рядом.

– Тим, слева от меня сидит роскошная крошка, которая не прочь оттянуться в приятной компании двух парней, не так ли?

Я придвинулся к брюнетке слева от меня. Брюнетка кокетливо захлопала ресницами и сделала вид, что оскорблена.

– У тебя отвратительный вкус! – буркнул Тимофей и вдруг попросил. – Опиши мне её?

– Что? Приезжай и сам всё увидишь!

– Опиши.

– Бля, ну ты даёшь. Ладно! У малышки шикарная фигурка и роскошные тёмные волосы… – начал я.

– Стоп. Вот реально стоп. У суки-Наты были чёрные волосы.

– Да ты охренел! – возмутился я. – У твоей суки-Наты волосы были всех цветов радуги.

– Не-а, она в рыжий цвет не красилась. Вот если найдёшь мне рыжую красотку, позвонишь. И можешь считать, что я уже у тебя.

– Тут полно рыжих! – прокричал я в трубку.

– Натуральную рыжулю! – выдал мне братец.

– Ты охренел! Как я пойму, натуральная она или нет?

– Ха. Подумай сам. Посмотришь на взлётную полосу или лужок у её киски! – издевался Тимофей.

– Бля, да ты сумасшедший!

– А что? Залезешь к ней в трусики, можешь трахнуть её первым. Я даже не побрезгую пристроиться в её киску после тебя. Главное, гондон натяни перед этим, идёт? А теперь отвали, у меня есть дела поважнее.

Тимофей отключился. Я выругался. Отношения со сводным братом напоминали американские горки с кучей внезапных поворотов.

Мы с братом то ладили, то ругались, то подставляли друг друга перед папашей, то оттягивались вместе и делились всем, что есть.

Тимофей недавно расстался со своей пассией, с которой встречался довольно долго.

После расставания говённый характер брата стал ещё более невыносимым. Тим вот уже две недели брюзжал по пустякам, был зол на весь мир, а на баб – в особенности.

Мне было бы по хрен на душевное состояние сводного брата, если бы Тим исправно появлялся на работе в офисе. Но Тим забил на всё. Мне приходилось впахивать, разрываясь на несколько задач.

Я, конечно, хочу показать папаше, что именно я достоин унаследовать все его миллионы. Но если дело и дальше пойдёт так, то я просто подохну раньше срока. Поэтому надо было вытянуть Тима и встряхнуть его. Но Тимофей сегодня был настроен мрачнее предыдущих дней.

Я со своей стороны сделал всё, что мог.

Я его пригласил? Пригласил.

Он отказался? Отказался!

Значит, я могу позволить себе оттянуться со спокойной совестью, а Тим пусть продолжает возмущённо булькать на дне колодца депрессии. Неделька у меня выдалась адовой. Поэтому я быстро закинулся двумя бокалами отменного вискаря и огляделся по сторонам, ища достойную цель.

Вокруг извивались десятки девичьих тел.

Клуб – звёздный и откровенно пафосный. Поэтому у каждой из этих малышек куча бабок. Папочки или папики обеспечивают все их капризы. Каждый из этих девиц имеет кучу свободного времени, которое они тратят только на себя и свою внешность.

Ущипни любую за задницу – нащупаешь прокачанный орех, а любые изъяны внешности тщательно подправлены умелой рукой хирурга или скрыты профессиональным макияжем.

Вжжжж… Вжжжж… Вжжжж…

Я, словно робот нового поколения, сканировал помещение, а в голове мелькали циферки и складывался примерный образ каждой из девиц.

Самое интересное, что мне было банально скучно! Бля, похоже, надо меньше общаться с Тимофеем. Он заразил меня своей меланхолией. Я и не представлял, что это зараза настолько липучая и готова перекинуться на тебя в любой момент.

Стоп…

На краю сознания что-то щёлкнуло. Казалось, я выхватил из толпы что-то новое, выбивающееся из привычного круга. Выхватил и упустил.

Да что же это такое?

Но внутри уже всё звенело и требовало найти то самое! Древние охотничьи инстинкты и интуиции дали о себе знать. И не так-то просто было заставить их заткнуться. Я хлопнул ещё один вискарь и медленно отправился в сторону, тщательно ища и высматривая. Я пытался понять, что заставило меня вздрогнуть и почувствовать приятное покалывание на кончиках пальцев.

Я осматривал помещение, разглядывая танцующих. Всё не то! Почти плюнул на глупую затею, посчитав, что от переработки меня начинает глючить.

Но потом я увидел её…

Глава 3. Тимофей

Я отделался от надоедливого братца и отшвырнул телефон подальше. Вернулся к прерванному занятию. Я играл в «дартс», но необычным способом.

Поверх доски я прикрепил фото бывшей.

Наточка моя ненаглядная, а понравится ли тебе вот это?

Я метнул один дротик. Попал. Прямиком в прокаченный идеальный животик. За попадание я вознаградил себя шотом текилы и продолжил. Каждый бросок давался сложнее предыдущего. Попасть в главную цель – в грязный, брехливый рот бывшей мне так и не удавалось, несмотря на все мои старания.

Дзынь… Попал в дверь.

Вот это уже плохо, мне нужна дозаправка для меткости. Дозаправлятсья было нечем. Бутылка текилы опустела. Я пошёл искать что-нибудь ещё и поскользнулся на своём же телефоне.

Пустая бутылка текилы выскользнула у меня из рук, подлетела в воздух и вдарила бы мне по черепушке, если бы не моя прирождённая ловкость. Я увернулся от бутылки, но услышал раздражённый голос отца в отдалении. Он жужжал, как назойливый майский жук.

Хотелось проигнорировать звонок папаши. Но я уже чудом принял вызов, когда наступил на телефон ногой. Придётся поговорить.

– Алло? – спросил я.

Михаил Петрович Самсонов, шестидесяти четырёх лет от роду, раздражённо рявкнул в ответ:

– Наконец-то! Что за звуки? Ты чем на звонок ответил? Жопой, что ли?

– Пяткой, – честно ответил я и не соврал.

– Болван! – сокрушённо вздохнул отец.

Я прикинул в уме, успею сосчитать до трёх, прежде чем он скажет свою коронную фразу?

Один…

Два…

– Мой единственный родной сын – и тот кретин! – ласково выдал папаша.

Всё-таки я не успел сосчитать до трёх. На этот раз я – кретин. Не осёл, не идиот, не тупица, не болван, не дурак, но – кретин. Сын – кретин, даже звучит в рифму.

Отец часто сокрушался по поводу моей бесполезности. Ещё чаще он сокрушался по поводу того, что сводный братец Матвей – куда более подходящий сынок, но, увы, не родной.

Я – старшенький Самсонов. Матвей – младшенький Самсонов. Мамы у нас с Матвеем разные. Вот только я – сын своего отца. А Матвей – ни хрена.

Папаша был женат трижды. Первый раз на моей маме, Катерине. Но папа, пардон, блядовать любил, поэтому семья распалась очень и очень быстро. Я некоторое время жил то с мамой, то с папой. Меня отфутболивали из стороны в сторону. Всё моё детство – это череда бесконечных тёрок между родителями.

Мама:

– А новый велосипед тебе пусть папочка подарит! У него же хватает денег на всяких шалав!

Папа:

– Новый велосипед? Мамашка без моих денег не может тебе ничего купить, да?

Я получал новый велосипед, самый дорогой. Потом мою мамашу перекашивало от злости, она эпично вышвыривала велосипед, говоря, что без денег папаши мы и сами справимся!

Но пыла у мамочки хватало ненадолго. Сытая жизнь разбаловала её. Трудиться она не привыкла, поэтому постоянно была в поисках «денежного мешка».

Мамашка находила «денежные мешки», ведь внешностью её природа не обделила. Но не все «мешки» были приятной наружности или хорошего поведения. Один из её новых дружков, нанюхавшийся чего-то, избил меня за то, что я вернулся раньше, чем они с мамашей успели переместиться в спальню.

Я попал в больницу с закрытой черепно-мозговой травмой, двумя переломанными рёбрами и огромным чёрным синяком на пол-лица. После этого случая отец окончательно забрал меня к себе, стараясь компенсировать деньгами своё отсутствие.

Но я к тому времени был уже пятнадцатилетним лбом, ростом метр восемьдесят. Налаживать тёплые отношения с папашей было невероятно сложно. Так они и не наладились по сей день.

Матвей считался сыном Михаила Самсонова от второго брака. Михаил и Анна. Отец во втором сыне души не чаял. Но однажды Матвей попал в аварию вместе с мамой. Матвею нужно было сделать переливание крови.

Разумеется, папаша, любящий сына, предложил свою кровь. Но элементарная проверка группы крови показала, что Матвей никак не мог быть сыном Михаила и Анны. У Анны была первая группа крови, у отца – тоже первая группа крови. При таком раскладе у Матвея должна была быть только первая группа крови, и никак иначе.

А у Матвеюшки оказалась третья группа крови.

По словам отца, Анна втирала ему про то, что группа крови может изменяться! Тогда папаша, разозлившись и не желая слушать наглое враньё, заказал анализ ДНК. Разумеется, результаты ДНК показали, что Матвей – не его сын. Матвея прооперировали и поставили на ноги, но сразу же после этого мой отец развёлся с Анной, выставив её прочь вместе с сыном.

Анна умерла в раннем возрасте от рака шейки матки. Она слишком поздно кинулась лечить тяжёлое заболевание. У Анны не хватало средств, чтобы позволить себе дорогостоящее лечение. Перед смертью хитрющая баба сделала ход конём. Она попросила Михаила приехать к ней. Анна уже была при смерти, находясь в больнице. Она раскаялась в своей измене, стоя одной ногой едва ли не в могиле и попросила позаботиться о Матвее.

Наверное, в тот день была сильная магнитная буря. Потому что папаша внезапно подобрел и пообещал пристроить Матвея. Мой отец пообещал не бросать Матвея на произвол судьбы.

Вот так Матвей Самсонов несколько лет назад вновь появился в нашей жизни.

Только теперь Матвей из кожи лез, чтобы показать – он достоин внимания и доверия. К тому же он называл папашу «папой». По старой памяти. Хотя не имел, конечно, на это никакого права. Родственниками они не были.

– Ты меня, вообще, слушаешь? – возмутился отец.

Я, разумеется, слышал всё, но не слушал.

Я собирал дротики и считал прямые попадания в цель. Это приятнее, чем слушать заунывное «бу-бу-бу» папаши.

– Слушаю. Просто перебои со связью. Ты квакаешь! – соврал я.

– Квакаю? – переспросил папаня. – Я тебе сейчас таких пиздюлей по телефону наквакаю! Ты какого хрена угробил чужую тачку?

Я сразу понял, о чём говорит отец. Но предпочёл сделать вид, что не понял.

– Какую тачку?

– Какую? Такую! Красный порше Натальи Кутуковой! Фамилия тебе ничего не говорит? – разъярился отец не на шутку.

Я фыркнул. Ну да, я испохабил красный порше Наты. Но, на минуточку, я сам подарил ей этот порше!

– Я тебя породил, я тебя и убью! – вполголоса сказал я, надеясь, что папа меня не услышит.

 

– Я тебя, сынка, сейчас прибью! – пригрозил мне папаша. – В общем так, засранец тридцатилетний…

– Двадцатидевятилетний, – поправил я отца.

– Да пофигу! – рявкнул папа. – Один год погоды не сделает! А у меня в твои годы…

Господь всемогущий, только не это! Но на счастье, мне на выручку пришла новая жена папы, Полина. Видимо, она сидела рядом с папашей.

Полина заворковала нежно и трепетно:

– Мишенька, тебе нельзя так волноваться! У тебя больное сердечко.

– Хорошо, Поля, не буду!

– Тем более, я с Тимофеем уже говорила. Тимофей обещал всё-всё-всё исправить. Правда, Тимофей? – с нажимом произнесла Полина.

Блядский потрох!

Я с мачехой, которая старше меня всего на несколько лет, не так часто общался.

Но сейчас Полина намекает, что разрулит за меня ситуацию, если я соглашусь, что хотел всё исправить.

Да не хочу я ничего исправлять! Сделанное уже не исправить!

Когда я узнал, что моя невеста Ната мне изменяет, я разозлился. Месть не заставила себя долго ждать.

Ната в это время жарила булки в солярии или кто-то жарил её…Не важно!

Я сделал всего один звонок. Через полчаса к стоянке автомобилей подогнали бетономешалку. Выбив окно в дорогом автомобиле, мы установили в него жёлоб. По этому жёлобу весь салон красного порше залило отменным жидким бетоном! И, как вишенку на торт, я воткнул в застывающий бетон обручальное кольцо. Я не жадный. Нужна дорогая цацка? Пусть Ната выколупывает его из бетона!

Ната нажаловалась своему папаше, Кутукову Василию. У Василия были тесные деловые связи с моим отцом. Так что новость всё же добралась до моего отца. Если бы папаша сейчас был не на райских островах, не миновать бы мне слюней, брызгающих в лицо.

– Полина Геннадьевна, мы с вами всё обсудили. Я подумал и едва голову не сломал! – осторожно ответил я. – Боюсь, исправить сделанное невозможно. Порше не восстановить.

– Купишь Наталье Кутуковой новый порше! – рявкнул отец, ехидно добавив. – За свои деньги. Я тебе ни копейки не дам. И это ещё не всё!

Я замер, ожидая, какое дополнительное безумное требование выкатит мой папаня.

– Но это я оставлю на потом. Прилечу, узнаешь! – ровным голосом закончил отец. – Всё, отбой!

Что ещё придумал мой сумасбродный папаша? Я потоптался по комнате. На фотографию Наты даже смотреть не хотелось. Купить ей новый красный порше? Ага, уже бегу смотреть модельный ряд автомобилей, выпущенных в этом году! Порше, блять! Не купить ли Нате пробки для рта, вагины и ануса? Причём такие, чтобы всунуть – всунул, а обратно уже не высунуть?

Злиться можно было долго. С каждой минутой пребывания в доме, злость душила меня всё сильнее и сильнее.

А ещё телефон подозрительно молчал. Странно!

Матвей, судя по всему, был решительно настроен вытащить меня за шиворот, чтобы я немного развеялся. Матвей очень настойчивый. Если он решил что-то сделать, он будет это делать, как бы ты ни отпинывал его.

Прилипала!

Но потом я задумался. Уверен, что Матвей продолжал бы мне названивать, подсовывая то одну бабу, то другую. Звонил бы непременно! Как это бывало раньше:

– Вот тебе блонди! Вот тебе брюнетка! Вот тебе лысая красавица с огромными сиськами!

Но сейчас Матвей подозрительно отстал. Матвей отстал всего после одного сказанного мной «отвали!» Это было очень странно. Кажется, я сказал что-то о натуральной рыжей девице? Наобум, конечно!

Большинство природных рыжих – те ещё дурнушки, с россыпью конопушек и веснушек по всему лицу и плечам! У некоторых даже спина в веснушках. Брр-р-р…

Но мой братец молчал и не звонил. Это могло означать только одно: Матвей нашёл рыжулю. Видимо, она оказалась настолько хороша, что он решил заграбастать её в свои руки!

Настроение у меня было паршивое. Но ничто так не поднимает настроение, как мысль о том, что можешь испортить настроение кому-то другому. Если Матвей нашёл рыжулю, я обязательно отобью её у него и трахну!

Меньше чем через час я уже был в клубе.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru